НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Популярные материалы

Определение Конституционного Суда РФ от 27.10.2015 N 2438-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Трушиной Нины Валентиновны на нарушение ее конституционных прав частью 8 статьи 17 Федерального закона "О полиции"

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Трушиной Нины Валентиновны на нарушение ее конституционных прав частью 8 статьи 17 Федерального закона "О полиции"
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 27 октября 2015 г. N 2438-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНКИ ТРУШИНОЙ НИНЫ ВАЛЕНТИНОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ
ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ 8 СТАТЬИ 17
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ПОЛИЦИИ"
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия к рассмотрению жалобы гражданки Н.В. Трушиной в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.В. Трушина оспаривает конституционность части 8 статьи 17 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции", согласно которой персональные данные, содержащиеся в банках данных, подлежат уничтожению по достижении целей обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей.
Как следует из представленных материалов, заявительница обратилась в Информационный центр УМВД России по Магаданской области с заявлением о предоставлении сведений, связанных с осуждением в 1939 году ее родственника, 1895 года рождения, с целью обжаловать вынесенный в отношении него приговор по вновь открывшимся обстоятельствам. В ответ на данное обращение заявительнице была направлена архивная справка с указанием статьи осуждения, органа, вынесшего приговор, и срока отбывания наказания, а также сообщено, что архивное дело уничтожено по акту в 1955 году по истечении срока хранения. В последующем Н.В. Трушина обращалась с заявлением о выдаче ей подлинника учетной алфавитной карточки на осужденного. В выдаче данной карточки заявительнице было отказано в связи с ее уничтожением по правилам Наставления по ведению и использованию централизованных оперативно-справочных криминалистических и розыскных учетов, формируемых на базе органов внутренних дел Российской Федерации, которое имеет гриф "Для служебного пользования". Положения указанного Наставления были оспорены заявительницей в судебном порядке, однако решением Верховного Суда Российской Федерации от 10 сентября 2014 года, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении ее требований было отказано. При этом суд указал, что данное Наставление, определяя правила формирования, ведения и использования учета лиц, подвергшихся уголовному преследованию, предусматривает хранение учетных алфавитных карточек на осужденных независимо от срока и вида наказания до достижения ими 80-летнего возраста при условии погашения либо снятия судимости.
По мнению заявительницы, часть 8 статьи 17 Федерального закона "О полиции" не соответствует статьям 2, 18, 19 (часть 1), 45 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет правоприменительным органам произвольно уничтожать сведения об осужденных.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Конституция Российской Федерации, гарантируя право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (статья 29, часть 4), устанавливает право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (статья 23, часть 1) и не допускает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (статья 24, часть 1).
При этом Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что реализация права каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (статья 29, часть 4, Конституции Российской Федерации) возможна только в порядке, установленном законом, и что федеральный законодатель правомочен определить законные способы получения информации; право на свободу информации может быть ограничено федеральным законом в соответствии с критериями, которые предопределяются требованиями статей 17 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, на основе принципа юридического равенства (статья 19, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации) и вытекающего из него принципа соразмерности, т.е. в той мере, в какой это необходимо в Российской Федерации как демократическом и правовом государстве в целях защиты прав, гарантированных статьями 23 и 24 (часть 1) Конституции Российской Федерации (Постановление от 31 марта 2011 года N 3-П).
В соответствии с требованиями, установленными законодательством Российской Федерации в области персональных данных, полиция для выполнения возложенных на нее обязанностей вправе обрабатывать данные о гражданах, в том числе о лицах, осужденных за совершение преступления, с последующим внесением информации в банки данных о гражданах (часть 1 и пункт 2 части 3 статьи 17 Федерального закона "О полиции"). Формирование и ведение таких банков данных осуществляется в соответствии с федеральными законами от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ "О персональных данных", а также главой III Федерального закона от 25 июля 1998 года N 128-ФЗ "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации" и другими нормативными актами, регулирующими отношения, связанные с обработкой персональных данных. По достижении целей обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей собранные данные подлежат уничтожению (часть 8 статьи 17 Федерального закона "О полиции").
Следовательно, оспариваемое заявительницей законоположение, применяемое в системной связи с положениями иных нормативных правовых актов, предусматривает условия прекращения обработки персональных данных лица без его согласия на основе закона и не допускает их произвольного уничтожения, а потому не может рассматриваться как нарушающее ее конституционные права в указанном в жалобе аспекте.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Трушиной Нины Валентиновны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
Судебная практика
Верховный суд
Все документы
Арбитражный суды
Все документы
Суды общей юрисдикции (СОЮ)
Все документы
Налоговый кодекс
Минфин РФ
ФНС РФ
Кодексы РФ
Популярные материалы