НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Популярные материалы

Апелляционное определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 27.10.2015 N АПЛ15-429 "Об оставлении без изменения Решения Верховного Суда РФ от 02.07.2015 N АКПИ15-592, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании недействующим пункта 1.1 Ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов, утв. Минсельхозпродом РФ 04.12.1995 N 13-7-2/469"

"Об оставлении без изменения Решения Верховного Суда РФ от 02.07.2015 N АКПИ15-592, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании недействующим пункта 1.1 Ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов, утв. Минсельхозпродом РФ 04.12.1995 N 13-7-2/469"
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 27 октября 2015 г. N АПЛ15-429
Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Манохиной Г.В.,
членов коллегии Ксенофонтовой Н.А., Попова В.В.,
при секретаре Г.,
с участием прокурора Масаловой Л.Ф.
рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по заявлению Саяногорской городской общественной организации охотников и рыболовов о признании недействующим пункта 1.1 Ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов, утвержденных Министерством сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации 4 декабря 1995 г., N 13-7-2/469,
по апелляционной жалобе заявителя (административного истца) Саяногорской городской общественной организации охотников и рыболовов на решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2015 г., которым в удовлетворении заявленного требования было отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителей Саяногорской городской общественной организации охотников и рыболовов С. и А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения против доводов апелляционной жалобы представителя Министерства сельского хозяйства Российской Федерации К., выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной,
Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
установила:
согласно пункту 1.1 Ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов, утвержденных Министерством сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации 4 декабря 1995 г., N 13-7-2/469 (далее - Правила), они являются обязательными для исполнения владельцами животных независимо от способа ведения хозяйства, а также организациями, предприятиями всех форм собственности, занимающимися производством, транспортировкой, заготовкой и переработкой продуктов и сырья животного происхождения.
Саяногорская городская общественная организация охотников и рыболовов обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим названного пункта, ссылаясь на его противоречие статьям 3, 4, 40 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ "О животном мире" (далее - Федеральный закон N 52-ФЗ), пункту 11 статьи 1, статье 9, части 4 статьи 27 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 209-ФЗ), статье 221 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку распространяет свое действие не только на организации в сфере животноводства, но и в сфере охоты. В связи с этим заявитель просил признать недействующей оспоренную норму в той части, в которой она распространяет действие Правил на организации - охотпользователей. Нарушение своих прав и законных интересов связывает с тем, что правоприменительная деятельность органов Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (далее - Россельхознадзор) применяет Правила в отношении данной организации, которая неоднократно привлекалась к административной ответственности по части 8 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за невыполнение предписаний по соблюдению их отдельных требований. Также указывает, что Правила утверждены неуполномоченным лицом с превышением предоставленной компетенции, поэтому подлежат признанию недействующими.
Решением Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2015 г. в удовлетворении заявленных Саяногорской городской общественной организацией охотников и рыболовов требований о признании недействующим пункта 1.1 Правил было отказано.
В апелляционной жалобе заявитель (административный истец) просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новое решение, которым удовлетворить заявленное требование.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения по следующим основаниям.
Вступившими в законную силу судебными постановлениями Верховного Суда Российской Федерации, а именно его решением от 11 апреля 2006 г. по делу N ГКПИ06-139 (N КАС06-193) и решением от 10 декабря 2012 г. по делу N АКПИ12-1495 проверена и подтверждена компетенция Главного государственного ветеринарного инспектора Российской Федерации (руководителя Департамента ветеринарии Министерства сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации) на издание данного акта, а также соблюдение порядка его издания и опубликования.
По смыслу статей 251 - 253 во взаимосвязи с частью второй статьи 13 и частью второй статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обстоятельства, связанные с порядком издания нормативного правового акта в конкретной редакции и установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в порядке производства по делам об оспаривании нормативных правовых актов, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела.
Статья 64 (часть 2) Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, введенного в действие с 15 сентября 2015 г. и подлежащего применению при рассмотрении административных дел об оспаривании нормативных правовых актов, также определяет, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда по ранее рассмотренному им гражданскому или административному делу, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении судом другого административного дела, в котором участвуют лица, в отношении которых установлены эти обстоятельства, или лица, относящиеся к категории лиц, в отношении которой установлены эти обстоятельства.
Поскольку законность принятия Министерством сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации оспоренного в части нормативного правового акта уже проверялась Верховным Судом Российской Федерации в порядке абстрактного нормоконтроля и подтверждена вступившими в законную силу судебными решениями, то оснований для повторного рассмотрения того же самого требования в суде при рассмотрении данного дела не имеется. При этом довод апелляционной жалобы о том, что Саяногорская городская общественная организация охотников и рыболовов в обозначенных выше судебных разбирательствах участия не принимала, правового значения по данному делу не имеет, поскольку в порядке абстрактного нормоконтроля заявители выступали от имени всех организаций, чьи права и законные интересы могли быть затронуты оспоренным актом.
Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что определяя круг субъектов, для которых Правила являются обязательными, их пункт 1.1 не содержит непосредственного предписания о том, что действие Правил распространяется на отношения, возникающие в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов. Вместе с тем, по смыслу пункта 1.1 Правил действие изложенных предписаний распространяется на неограниченный круг лиц из числа владельцев животных независимо от способа ведения хозяйства, а также организаций, предприятий всех форм собственности, занимающихся производством, транспортировкой, заготовкой и переработкой продуктов и сырья животного происхождения. В связи с этим действие Правил в отношении организаций - охотпользователей не исключается, если конкретным подобным субъектом будет осуществляться деятельность, соответствующая описанию в пункте 1.1.
Проанализировав содержание положений статьей 33, 34, 36, 40, 41 Федерального закона N 52-ФЗ, статьей 1, 3 Федерального закона N 209-ФЗ суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что охота, определяемая законодателем как деятельность, связанная с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой, является одним из видов пользования животным миром, объекты которого предоставляются в пользование физическим лицам и юридическим лицам по основаниям, установленным законом. Правовое регулирование в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов осуществляется как специальным Федеральным законом N 209-ФЗ, так и другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также принимаемыми в соответствии с ними законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.
В части 1 статьи 43 Федерального закона N 209-ФЗ указано, что защита охотничьих ресурсов от болезней осуществляется в соответствии с этим федеральным законом и законодательством Российской Федерации о ветеринарии.
В силу статьи 2 Закона Российской Федерации от 14 мая 1993 г. N 4979-1 "О ветеринарии" (далее - Закон N 4979-1) ветеринарное законодательство Российской Федерации состоит из названного закона и принимаемых в соответствии с ним иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, регулирует отношения в области ветеринарии в целях защиты животных от болезней, выпуска безопасных в ветеринарном отношении продуктов животноводства и защиты населения от болезней, общих для человека и животных.
Проведение мероприятий по защите охотничьих ресурсов от болезней в закрепленных охотничьих угодьях обеспечивается юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, заключившими охотхозяйственные соглашения (часть 3 статьи 43 Федерального закона N 209-ФЗ).
Перечень условий, включаемых в охотхозяйственные соглашения, приведен в части 4 статьи 27 Федерального закона N 209-ФЗ. В частности, одним из его условий являются обязательства юридического лица или индивидуального предпринимателя, заключивших охотхозяйственное соглашение, проводить мероприятия по сохранению охотничьих ресурсов и среды их обитания, создавать охотничью инфраструктуру, обеспечивать внутрихозяйственное охотустройство.
Абзац шестой части второй статьи 18 Закона N 4979-1 предусматривает, что владельцы животных и производители продуктов животноводства обязаны соблюдать установленные ветеринарно-санитарные правила перевозки и убоя животных, переработки, хранения и реализации продуктов животноводства.
Таким образом, как правильно указано в решении суда, вне зависимости от доводов заявителя содержание проверяемого пункта с учетом назначения Правил соответствует требованиям Закона N 4979-1, в том числе его статье 18, устанавливающей обязанности предприятий, учреждений, организаций и граждан - владельцев животных и производителей продуктов животноводства.
Вопреки доводам апелляционной жалобы оспоренная норма акта законодательства Российской Федерации, относящегося к ветеринарии, не содержит положений, противоречащих указанным в заявлении статьям 3, 4, 40 Федерального закона N 52-ФЗ, статье 9, части 4 статьи 27 Федерального закона N 209-ФЗ, статье 221 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, имеющим иной, отличный от Правил, предмет правового регулирования.
Также правомерен вывод суда об отсутствии противоречия между пунктом 1.1 Правил и пунктом 11 статьи 1 Федерального закона N 209-ФЗ, раскрывающим понятие любительской и спортивной охоты, к которой отнесена охота, осуществляемая физическими лицами в целях личного потребления продукции охоты и в рекреационных целях.
По аналогичным мотивам не влияет на выводы суда о законности оспоренного положения ссылка в апелляционной жалобе заявителя (административного истца) на состоявшиеся в 2013 и 2014 годах правоприменительные решения Управления Россельхознадзора по республикам Хакасия и Тыва, в соответствии с которыми Саяногорская городская общественная организация охотников и рыболовов была привлечена к административной ответственности на основании части 8 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Несогласие заявителя (административного истца) с конкретными правоприменительными решениями не может быть основанием для вывода о несоответствии пункта 1.1 Правил нормативным правовым актам большей юридической силы.
При рассмотрении дела в порядке абстрактного нормоконтроля Верховный Суд Российской Федерации не вправе давать оценку законности судебных постановлений, вынесенных арбитражными судами по конкретным делам. Установив при рассмотрении таких дел, что деятельность организации подпадает под действие пункта 1.1 Правил, суды приняли соответствующие решения с учетом фактических обстоятельств дела.
Ссылка в апелляционной жалобе на несоответствие правоприменительной практики арбитражных судов и выводов, содержащихся в обжалуемом решении, несостоятельна.
Оснований, предусмотренных законом для отмены решения суда в апелляционном порядке, не имеется.
Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Саяногорской городской общественной организации охотников и рыболовов - без удовлетворения.
Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА
Члены коллегии
Н.А.КСЕНОФОНТОВА
В.В.ПОПОВ
Судебная практика
Верховный суд
Все документы
Арбитражный суды
Все документы
Суды общей юрисдикции (СОЮ)
Все документы
Налоговый кодекс
Минфин РФ
ФНС РФ
Кодексы РФ
Популярные материалы