НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Верховного Суда РФ от 17.06.2019 № 87-АД19-10

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 № 87-АД 19-10

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Москва 17 июня 2019 года 

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П.,  рассмотрев жалобу защитника акционерного общества «Тандер»  (далее - АО «Тандер», Общество) Матвеевой А.В. на вступившие в законную  силу постановление начальника центра автоматизированной фиксации  административных правонарушений в области дорожного движения ГИБДД  УМВД России по Костромской области от 26 октября 2017 года   № 18810144171026421031, решение судьи Димитровского районного суда  г. Костромы от 12 декабря 2017 года, решение судьи Костромского областного  суда от 06 февраля 2018 года, постановление исполняющего обязанности  председателя Костромского областного суда от 25 июля 2018 года,  вынесенные в отношении АО «Тандер» по делу об административном  правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.21.1 Кодекса  Российской Федерации об административных правонарушениях, 

установил:

постановлением начальника центра автоматизированной фиксации  административных правонарушений в области дорожного движения ГИБДД  УМВД России по Костромской области от 26 октября 2017 года   № 18810144171026421031, оставленным без изменения решением судьи  Димитровского районного суда г. Костромы от 12 декабря 2017 года,  решением судьи Костромского областного суда от 06 февраля 2018 года,  постановлением исполняющего обязанности председателя Костромского  областного суда от 25 июля 2018 года, АО «Тандер» признано виновным в  совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1  статьи 12.21.1 Кодекса Российской Федерации об административных  правонарушениях, и подвергнуто административному наказанию в виде  административного штрафа в размере 150 000 рублей.  


В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, защитник  АО «Тандер» Матвеева А.В. ставит вопрос об отмене постановлений,  состоявшихся в отношении Общества по настоящему делу об  административном правонарушении, ссылаясь на их незаконность. 

Изучение материалов дела об административном правонарушении и  доводов жалобы позволяет прийти к следующим выводам. 

В соответствии с частью 1 статьи 12.21.1 Кодекса Российской Федерации  об административных правонарушениях (все нормы, цитируемые в настоящем  постановлении, приведены в редакции, действующей на момент  возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения  Общества к административной ответственности) движение тяжеловесного и  (или) крупногабаритного транспортного средства с превышением допустимых  габаритов транспортного средства на величину не более 10 сантиметров без  специального разрешения, либо с превышением габаритов, указанных в  специальном разрешении, на величину не более 10 сантиметров, либо с  превышением допустимой массы транспортного средства или допустимой  нагрузки на ось транспортного средства на величину более 2, но не более 10  процентов без специального разрешения, либо с превышением массы  транспортного средства или нагрузки на ось транспортного средства,  указанных в специальном разрешении, на величину более 2, но не более 10  процентов - влечет наложение административного штрафа на водителя в  размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных  лиц, ответственных за перевозку, - от десяти тысяч до пятнадцати тысяч  рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до ста пятидесяти тысяч рублей, а  в случае фиксации административного правонарушения работающими в  автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими  функции фото- и киносъемки, видеозаписи, - на собственника (владельца)  транспортного средства в размере ста пятидесяти тысяч рублей. 

В соответствии с пунктом 23.5 Правил дорожного движения,  утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства  Российской Федерации от 23 октября 1993 года № 1090 (далее - Правила  дорожного движения) перевозка тяжеловесных и опасных грузов, движение  транспортного средства, габаритные параметры которого с грузом или без  него превышают по ширине 2,55 м (2,6 м - для рефрижераторов и  изотермических кузовов), по высоте 4 м от поверхности проезжей части, по  длине (включая один прицеп) 20 м, либо движение транспортного средства с  грузом, выступающим за заднюю точку габарита транспортного средства  более чем на 2 м, а также движение автопоездов с двумя и более прицепами  осуществляются в соответствии со специальными правилами. 

Согласно части 2 статьи 31 Федерального закона от 08 ноября 2007 года   № 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в  Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные  акты Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 08 ноября 2007 


года № 257-ФЗ) движение по автомобильным дорогам тяжеловесного  транспортного средства, масса которого с грузом или без груза и (или)  нагрузка на ось которого более чем на два процента превышают допустимую  массу транспортного средства и (или) допустимую нагрузку на ось, за  исключением движения самоходных транспортных средств с вооружением,  военной техники, транспортных средств Вооруженных Сил Российской  Федерации, осуществляющих перевозки вооружения, военной техники и  военного имущества, допускается при наличии специального разрешения,  выдаваемого в соответствии с положениями данной статьи. 

Положениями части 1 статьи 2.6.1 Кодекса Российской Федерации об  административных правонарушениях установлено, что к административной  ответственности за административные правонарушения в области дорожного  движения и административные правонарушения в области благоустройства  территории, предусмотренные законами субъектов Российской Федерации,  совершенные с использованием транспортных средств, в случае фиксации  этих административных правонарушений работающими в автоматическом  режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи  привлекаются собственники (владельцы) транспортных средств. 

Из материалов дела усматривается, что 21 октября 2017 года в 04:01:07  по адресу: Костромская область, г. Кострома, ул. Магистральная, д. 67 из  центра, транспортное средство (автопоезд) «МАН Т08 26.350»,  государственный регистрационный знак <...> собственником (владельцем) которого является АО «Тандер», в нарушение пункта 23.5  Правил дорожного движения, части 2 статьи 31 Федерального закона от 08  ноября 2007 года № 257-ФЗ, двигалось без специального разрешения с  превышением нагрузки на ось № 2 на 4,26 % (10,426 т при предельно  допустимой 10,00 т), установленной для данного участка дороги. 

Указанное нарушение зафиксировано специальным техническим  средством, работающим в автоматическом режиме, «ЦМСАМ\\ТМ»,  свидетельство о поверке СП 1596162, поверка действительна до 01 февраля  2018 года. 

Данные обстоятельства послужили основанием для привлечения  Общества к административной ответственности, предусмотренной частью 1  статьи 12.21.1 Кодекса Российской Федерации об административных  правонарушениях. 

Не согласившись с постановлением начальника центра  автоматизированной фиксации административных правонарушений в области  дорожного движения ГИБДД УМВД России по Костромской области  от 26 октября 2017 года № 18810144171026421031, защитник АО «Тандер»  обжаловал его, заявляя о том, что 21 октября 2017 года в момент фиксации  административного правонарушения в автоматическом режиме, транспортное 


средство «МАЛ Т08 26.350», государственный регистрационный знак  <...>, находилось во владении и пользовании иного лица. 

Оставляя указанную жалобу без удовлетворения, судья Димитровского  районного суда г. Костромы и вышестоящие судебные инстанции  мотивировали свои выводы тем, что представленные в подтверждение  приведенного довода документы не являются доказательствами, достоверно  свидетельствующими о том, что в момент фиксации административного  правонарушения названное транспортное средство, собственником которого  является АО «Тандер», находилось в пользовании иного лица. 

С состоявшимися по делу актами согласиться нельзя.

Частью 2 статьи 2.6.1 Кодекса Российской Федерации об  административных правонарушениях предусмотрено, что собственник  (владелец) транспортного средства освобождается от административной  ответственности, если в ходе рассмотрения жалобы на постановление по делу  об административном правонарушении, вынесенное в соответствии с частью 3  статьи 28.6 названного Кодекса, будут подтверждены содержащиеся в ней  данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения  транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого  лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате  противоправных действий других лиц. 

В силу частей 1 и 3 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об  административных правонарушениях лицо подлежит административной  ответственности только за те административные правонарушения, в  отношении которых установлена его вина. Лицо, привлекаемое к  административной ответственности, не обязано доказывать свою  невиновность, за исключением случаев, предусмотренных примечанием к  данной статье. 

При этом примечанием к статье 1.5 Кодекса Российской Федерации об  административных правонарушениях предусмотрено, что положение части 3  этой статьи не распространяется на административные правонарушения,  предусмотренные главой 12 названного Кодекса, и административные  правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные  законами субъектов Российской Федерации, совершенные с использованием  транспортных средств либо собственником, владельцем земельного участка  либо другого объекта недвижимости, в случае фиксации этих  административных правонарушений работающими в автоматическом режиме  специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и  киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи. 

Доказательствами, подтверждающими факт нахождения транспортного  средства во владении (пользовании) другого лица, могут, в частности,  являться доверенность на право управления транспортным средством другим  лицом, полис обязательного страхования гражданской ответственности  владельцев транспортных средств, в котором имеется запись о допуске к 


управлению данным транспортным средством такого лица, договор аренды  или лизинга транспортного средства, показания свидетелей и (или) лица,  непосредственно управлявшего транспортным средством в момент фиксации  административного правонарушения. Указанные, а также иные доказательства  не имеют заранее установленной силы и при осуществлении производства по  делу должны быть исследованы и оценены по правилам, установленным  статьей 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных  правонарушениях, в совокупности (пункт 1.3 постановления Пленума  Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года № 18 «О  некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части  Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»). 

При этом Кодекс Российской Федерации об административных  правонарушениях не содержит запрета на представление доказательств на  любой стадии производства по делу об административном правонарушении. 

В подтверждение доводов о нахождении транспортного средства  «МАН Т08 26.350», государственный регистрационный знак <...>, в  момент фиксации административного правонарушения в пользовании иного  лица в материалах дела содержатся: копия свидетельства о регистрации  транспортного средства (л.д. 12-13); копия договора аренды транспортных  средств без экипажа от 01 января 2015 года № ГК/6325/15, заключенного  между АО «Тандер» (арендодатель) и ООО «Сельта» (арендатор) на срок до  31 декабря 2018 года (л.д. 14-16); копия акта приема-передачи транспортных  средств, на основании которых указанное транспортное средство передано во  временное владение и пользование ООО «Сельта» (л.д. 17-19); копия путевого  листа, согласно которому названным транспортным средством с 20 октября  2017 года по 25 октября 2017 года управлял П. являющийся работником ООО «Сельта» (л.д. 24-25); копия транспортной накладной  от 19 октября 2017 года № СМТ - 02289758 (л.д. 26-27); копии трудовой  книжки и трудового договора П. (л.д. 28-44); копии платежных поручений и счетов-фактур (л.д. 48-75); письмо директора филиала ООО  «Сельта» в г. Ярославле от 13 ноября 2017 года, которым подтверждается, что  вышеуказанное транспортное средство 21 октября 2017 года находилось во  владении и пользовании ООО «Сельта» (л.д. 76); письменные объяснения  водителя П. подтвердившего факт управления 21 октября 2017 года указанным транспортным средством (л.д. 80). 

Не признавая указанные документы доказательствами, достоверно  свидетельствующими о том, что в момент фиксации административного  правонарушения транспортное средство, собственником которого является  АО «Тандер», находилось в пользовании иного лица, а заявленные доводы  полагая несостоятельными, судья районного суда исходил из того, что  представленные заявителем документы не исключают нахождение  транспортного средства во владении АО «Тандер» на момент совершения  административного правонарушения. 


Вышестоящие судебные инстанции с выводами судьи районного суда  согласились. 

Вместе с тем такие выводы правильными признать нельзя.

Приведенное в обоснование несостоятельности доводов заявителя  суждение судьи районного суда о том, что условиями договора аренды не  установлен запрет на пользование автомобилем в течение срока аренды его  владельцем, не основано на нормах гражданского законодательства  Российской Федерации, регулирующих правоотношения сторон, возникающие  в связи с заключением договора аренды. В рамках такого договора, который  является возмездным, арендодатель передает принадлежащее ему имущество - предмет договора, во временное владение и пользование. Соответствующее  право владения и пользования имуществом переходит арендатору,  приобретающего его за плату и на срок, определенный договором. 

Представленными доказательствами подтвержден фактический переход  транспортного средства во владение арендатора, что следует, в том числе, из  факта управления автомобилем водителем, который состоит в трудовых  отношениях с арендатором и на момент фотофиксации правонарушения  21 октября 2017 года находился в рейсе на указанном транспортном средстве  с 20 октября 2017 года, и проходил предрейсовый и послерейсовые осмотры,  что отражено в путевом листе и следует из объяснений водителя о перевозке  груза по поручению ООО «Сельта». 

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской  Федерации, распределение бремени доказывания между государством в лице  органов, уполномоченных на вынесение постановлений по делам об  административных правонарушениях в области дорожного движения в случае  их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными  техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки,  видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи, и  соответствующими собственниками (владельцами) транспортных средств,  будучи исключением из общего правила о том, что лицо, привлекаемое к  административной ответственности, не обязано доказывать свою  невиновность, не отменяет действие в названной сфере иных положений,  раскрывающих принцип презумпции невиновности (части 1, 2 и 4 статьи 1.5  Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях). 

Такое распределение бремени доказывания не освобождает  уполномоченные органы, включая суды, при рассмотрении и разрешении дел  об административных правонарушениях в области дорожного движения в  случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными  техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки,  видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи от соблюдения  требований статей 24.1, 26.11 Кодекса Российской Федерации об  административных правонарушениях и других статей данного Кодекса,  направленных на обеспечение всестороннего, полного, объективного и 


своевременного выяснения всех обстоятельств и справедливого разрешения  дел об административных правонарушениях (определения от 07 декабря 2010  года № 1621-0-0, от 22 марта 2011 года № 391-0-0, от 21 июня 2011 года   № 774-0-0, от 25 января 2012 года № 177-0-0). 

Однако требования статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об  административных правонарушениях о всесторонности и полноте  рассмотрения дела об административном правонарушении судьей районного  суда и вышестоящими судебными инстанциями не выполнены, доводы  заявителя должным образом не проверены, обстоятельства, имеющие  значение для правильного разрешения дела, не исследованы. 

При этом доказательства, представленные АО «Тандер» в подтверждение  довода о том, что в момент фиксации административного правонарушения в  автоматическом режиме транспортное средство «МАЛ Т08 26.350»,  государственный регистрационный знак <...>, находилось в пользовании иного лица, не позволяют сделать однозначный вывод об  обоснованности привлечения АО «Тандер» к административной  ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 12.21.1 Кодекса  Российской Федерации об административных правонарушениях. 

Также необходимо учитывать положения части 4 статьи 1.5 Кодекса  Российской Федерации об административных правонарушениях о том, что  неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к  административной ответственности, толкуются в пользу этого лица, и  позицию, выраженную в перечисленных выше определениях  Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой  распределение бремени доказывания, вытекающее из примечания к указанной  выше норме, не отменяет действие в названной сфере иных положений,  раскрывающих принцип презумпции невиновности. 

При таких обстоятельствах постановление начальника центра  автоматизированной фиксации административных правонарушений в области  дорожного движения ГИБДД УМВД России по Костромской области  от 26 октября 2017 года № 18810144171026421031, решение судьи  Димитровского районного суда г. Костромы от 12 декабря 2017 года, решение  судьи Костромского областного суда от 06 февраля 2018 года, постановление  исполняющего обязанности председателя Костромского областного суда  от 25 июля 2018 года, вынесенные в отношении АО «Тандер» по делу об  административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи  12.21.1 Кодекса Российской Федерации об административных  правонарушениях, подлежат отмене. 

Производство по данному делу об административном правонарушении  подлежит прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса  Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с  отсутствием в действиях АО «Тандер» состава административного  правонарушения. 


На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17  Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,  судья Верховного Суда Российской Федерации 

постановил:

жалобу защитника АО «Тандер» Матвеевой А.В. удовлетворить.

Постановление начальника центра автоматизированной фиксации  административных правонарушений в области дорожного движения ГИБДД  УМВД России по Костромской области от 26 октября 2017 года   № 18810144171026421031, решение судьи Димитровского районного суда  г. Костромы от 12 декабря 2017 года, решение судьи Костромского областного  суда от 06 февраля 2018 года, постановление исполняющего обязанности  председателя Костромского областного суда от 25 июля 2018 года,  вынесенные в отношении АО «Тандер» по делу об административном  правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.21.1 Кодекса  Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить. 

Производство по делу об административном правонарушении прекратить  на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об  административных правонарушениях. 

Судья Верховного Суда
Российской Федерации В.П.Меркулов