НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение Верховного Суда РФ от 26.06.2019 № 310-ЭС19-1705

ВЕРХОВНЫЙ СУД  РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

 № 310-ЭС19-1705

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 02 июля 2019 г. 

Дело № А62-5153/2017

 Резолютивная часть определения объявлена 26 июня 2019 года.

 Полный текст определения изготовлен 02 июля 2019 года. 

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда  Российской Федерации в составе: 

председательствующего судьи Антоновой М.К.,  судей Павловой Н.В., Тютина Д.В. 

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную

жалобу общества с ограниченной ответственностью Совместное предприятие  «Бетула» на решение Арбитражного суда Смоленской области от 05.07.2018,  постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2018 и  постановление Арбитражного суда Центрального округа от 06.12.2018 по делу   № А62-5153/2017 

по заявлению общества с ограниченной ответственностью Совместное  предприятие «Бетула» (далее – общество, налогоплательщик, заявитель) к  Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 2 по Смоленской 


области (далее – инспекция, налоговый орган) о признании частично  недействительным решения от 05.05.2017 № 09-06/10. 

В заседании приняли участие представители:
от общества – Закариев О.З., Пилипчук М.П.;
от налогового органа –Матвиенко А.А., Фролова Т.Я., Шпекторова О.К.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации  Антоновой М.К., выслушав объяснения представителей участвующих в деле  лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда  Российской Федерации 

установила:

общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании  частично недействительным решения инспекции от 05.05.2017 № 09-06/10. 

Решением Арбитражного суда Смоленской области от 05.07.2018,  оставленным без изменения постановлением Двадцатого арбитражного  апелляционного суда от 03.09.2018 и постановлением Арбитражного суда  Центрального округа от 06.12.2018, в удовлетворении заявленного требования  отказано. 

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, общество  обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой,  в которой ставит вопрос об их отмене, ссылаясь на существенное нарушение  судами норм материального и процессуального права. 

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации  Антоновой М.К. от 29.05.2019 кассационная жалоба общества вместе с делом  передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по  экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации. 

Согласно части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации основаниями для отмены или изменения Судебной  коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных актов в порядке  кассационного производства являются существенные нарушения норм  материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на  исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита 


нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и  иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом  публичных интересов. 

Как установлено судами и следует из материалов дела, инспекцией  проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности  исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и  сборов за период с 01.01.2013 по 31.12.2015. 

По результатам проверки составлен акт от 29.03.2017 № 09-06/06дсп и  принято решение от 05.05.2017 № 09-06/10, которым общество привлечено к  налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового  кодекса Российской Федерации (далее – Налоговый кодекс), за неуплату  (неполную уплату) налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в виде  штрафа в размере 149 381 рубля, за неуплату (неполную уплату) налога на  прибыль организаций (далее – налог на прибыль) в виде штрафа в размере 

Также указанным решением налогоплательщику доначислено 3 964 908  рублей НДС, 1 416 530 рублей налога на прибыль и 5 378 рублей налога на  доходы физических лиц, начислены соответствующие суммы пени за  несвоевременную уплату данных налогов. 

Основанием для доначисления налогов послужили выводы инспекции об  утрате обществом с 01.10.2007 права на применение упрощенной системы  налогообложения (далее – УСН) и применении в проверяемом периоде 

(с 01.01.2013 по 31.12.2015) данной системы налогообложения с нарушением  пункта 5 статьи 346.13 Налогового кодекса без уведомления налогового органа. 

Считая ненормативный акт инспекции частично незаконным, общество  обратилось с заявлением в арбитражный суд. 


Оценив представленные в материалы дела доказательства, суды  установили, что общество с 01.01.2006 применяло УСН на основании  уведомления о возможности применения УСН от 05.12.2005 № 436, выданного  налоговым органом. 

Вместе с тем согласно данным Единого государственного реестра  юридических лиц единственным участником общества с 25.12.2007 по  24.06.2012 являлось ООО «Гжать-Инвест» с долей участия в уставном капитале  в размере ста процентов. 

При таких обстоятельствах суды заключили, что в период с 25.12.2007 по  24.06.2012 общество не соответствовало требованиям, установленным пунктом  3 статьи 346.12 Налогового кодекса, вследствие чего утратило право на  применение УСН, и должно было применять общий режим налогообложения. 

В силу пункта 7 статьи 346.13 Налогового кодекса общество вправе было  вновь перейти на УСН не ранее 24.06.2013, уведомив о переходе на данный  режим в порядке и сроки, установленные пунктами 1 и 2 указанной нормы  права. 

Заявление о переходе на УСН общество в налоговый орган не подавало. 

В силу подпункта 19 пункта 3 статьи 346.12 Налогового кодекса  организации и индивидуальные предприниматели, не уведомившие о переходе  на упрощенную систему налогообложения в сроки, установленные пунктом 2  статьи 346.13 Кодекса, не вправе применять данную систему налогообложения. 

Учитывая установленные обстоятельства, суды трех инстанций,  руководствуясь положениями подпункта 19 пункта 3 статьи 346.12 Налогового  кодекса, пришли к выводу о том, что общество не вправе было применять УСН  в 2013-2015 годах, а обязано было исчислять налоговые обязательства по общей  системе налогообложения и исполнять обязанность по представлению  налоговых деклараций, в том числе по НДС, налогам на прибыль и на  имущество, в связи с чем у инспекции имелись правовые основания для  принятия оспоренного решения. 

Между тем судами не учтено следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 7 Федерального закона от 24.07.2007   № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской 


Федерации» (далее – Закон о развитии малого и среднего  предпринимательства) данный специальный налоговый режим установлен  в целях реализации государственной политики в области развития малого  и среднего предпринимательства. 

Применение субъектами малого и среднего предпринимательства  упрощенной системы налогообложения носит уведомительный,  а не разрешительный характер: правовое значение уведомления, направляемого  согласно пунктам 1 и 2 статьи 346.13 Налогового кодекса организациями  и индивидуальными предпринимателями, изъявившими желание перейти  на УСН, состоит не в получении согласия налогового органа на применение  данного специального налогового режима, а в выражении волеизъявления  субъектов предпринимательства на добровольное применение УСН  и в обеспечении надлежащего администрирования налога, полноты  и своевременности его уплаты. 

Как неоднократно отмечалось Конституционным Судом Российской  Федерации (постановления от 16.07.2004 № 14-П, определение от 12.07.2006   № 266-О), в силу конституционного требования о необходимости уплаты  только законно установленных налогов и сборов во взаимосвязи  с предписаниями статей 15 и 18 Конституции Российской Федерации, механизм  налогообложения должен обеспечивать полноту и своевременность взимания  налогов и сборов с обязанных лиц и одновременно - надлежащий правовой  характер деятельности уполномоченных органов и должностных лиц,  связанной с изъятием средств налогообложения. 

Если, осуществляя налоговый контроль, налоговые органы  руководствуются целями и мотивами, противоречащими действующему  правопорядку, налоговый контроль в таких случаях может превратиться  из необходимого инструмента налоговой политики в инструмент подавления  экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения  свободы предпринимательства и права собственности, что в силу статей 34  (часть 1), 35 (части 1 - 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации  недопустимо. 


В решениях Конституционного Суда Российской Федерации также  неоднократно отмечалось, что в силу требований статей 1 (часть 1), 2, 17 (часть  1), 18, 19 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации применение  условий реализации прав и свобод должно осуществляться на основе принципа  поддержания доверия граждан к закону и действиям государства (в том числе  определения от 03.03.2015 № 417-О, от 02.04.2015 № 583-О). 

Принимая во внимание изложенное, принудительный перевод субъекта  предпринимательства с УСН на общую систему налогообложения  по результатам налоговой проверки не может выступать самостоятельной  целью налогового контроля, а при возникновении спора, связанного  с соблюдением хозяйствующим субъектом процедуры начала применения  данного специального налогового режима, во внимание должны приниматься  не только действия налогоплательщика, но и поведение налогового органа,  связанное с обеспечением реализации прав и законных интересов  налогоплательщика, соразмерность и своевременность принимаемых  налоговым органом мер. 

Налоговые органы, обладающие сведениями о нарушении  налогоплательщиком процедуры начала применения УСН хозяйствующим  субъектом, обязаны своевременно осуществлять налоговый контроль  и принимать меры в отношении состоящих на учете налогоплательщиков, в том  числе требовать представления налоговой отчетности, приостанавливать  операции налогоплательщиков по счетам в банках в случае ее непредставления  по установленной форме в отношении тех налогов, которые налогоплательщик  обязан уплачивать (пункт 2 статьи 22, подпункты 1 и 5 пункта 1 статьи 31,  пункт 2 статьи 32 Налогового кодекса). 

Общество в проверяемом периоде соответствовало критериям для лиц,  имеющих право на применение УСН, установленным в статье 346.12  Налогового кодекса, за исключением требования об уведомлении налогового  органа. 

Таким образом, в случае, когда хозяйствующий субъект выразил свое  волеизъявление использовать УСН, фактически применяя этот специальный  налоговый режим (сдавал налоговую отчетность, уплачивал авансовые 


и налоговые платежи), налоговый орган утрачивает право ссылаться  на неполучение уведомления (получение уведомления с нарушением срока)  и применять положения подпункта 19 пункта 3 статьи 346.12 Налогового  кодекса в качестве основания изменения статуса налогоплательщика,  если ранее налоговым органом действия налогоплательщика, по сути, были  одобрены. 

Аналогичная правовая позиция выражена в Обзоре практики  рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5  Налогового кодекса Российской Федерации в отношении субъектов малого  и среднего предпринимательства, утвержденного Президиумом Верховного  Суда Российской Федерации 04.07.2018 (пункт 1), постановлении Президиума  Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.06.2010 № 563/10. 

При рассмотрении дела суды установили, что общество применяло УСН  с 2006 года, в течение всего периода времени, в том числе в охваченный  налоговой проверкой период (2013-2015 гг.), сдавало налоговую отчетность по  УСН, исчисляло и уплачивало налоговые платежи по данному специальному  налоговому режиму без каких-либо возражений со стороны налогового органа. 

Об изменениях в составе участников общества и утрате в связи с этим  возможности применения УСН налоговому органу было известно с момента  внесения изменений в учредительные документы и единый государственный  реестр юридических лиц (в период 2007-2012 гг.). 

Инспекция, обладая сведениями о применении хозяйствующим  субъектом УСН с нарушением процедуры, длительное время не требовала от  общества представления отчетности по общей системе налогообложения и в  течение всего охваченного налоговой проверкой периода не направляла  обществу сообщение о несоответствии требованиям применения упрощенной  системы налогообложения, предусмотренное приказом Федеральной налоговой  службы от 02.11.2012 № ММВ-7-3/829@. Такое сообщение направлено  обществу только в 2016 году в преддверии начала выездной налоговой  проверки. 

Следовательно, осуществляя хозяйственный учет в качестве  налогоплательщика, применяющего УСН, исчисляя и уплачивая данный налог, 


представляя по нему налоговую отчетность после устранения нарушения,  предусмотренного подпунктом 14 пункта 3 статьи 346.12 Налогового кодекса,  общество своими действиями подтвердило волеизъявление продолжать  использовать специальный налоговый режим. 

В то же время инспекция как орган, осуществляющий регистрацию  юридических лиц, будучи осведомленной об изменении состава участников  общества в прошлом и несоблюдении обществом порядка начала применения  УСН, продолжила без каких-либо возражений принимать налоговые  декларации за 2013-2015 годы, констатировала отсутствие нарушений  законодательства о налогах и сборах по их завершении, то есть осуществляла  налоговое администрирование общества как плательщика налогов по УСН. 

При таких обстоятельствах, сама по себе неподача обществом повторного  уведомления о намерении продолжать уплачивать налог по УСН с 2013 года  в данном случае не могла служить основанием для принятия инспекцией  решения об отсутствии у налогоплательщика права на применение данного  налогового режима. 

Действия инспекции, выразившиеся в переводе общества на общую  систему налогообложения по результатам налоговой проверки за 2013-2015  годы по основанию неподачи нового уведомления о применении УСН, по  существу, привели к принудительному изменению условий налогообложения  субъекта предпринимательства в худшую для налогоплательщика сторону  вопреки его волеизъявлению в ситуации, когда допущенное обществом  нарушение (отсутствие поданного уведомления) являлось формальным, не  вызвало реакции со стороны инспекции в разумные сроки и не привело к  неполноте уплаты налогов, либо затруднениям в налоговом  администрировании, что не отвечает требованиям пункта 1 статьи 7 Закона о  развитии малого и среднего предпринимательства и пункта 2 статьи 22  Налогового кодекса

В сложившейся ситуации инспекция утратила право ссылаться  на подпункт 19 пункта 3 статьи 346.12 Налогового кодекса в обоснование  изменения статуса налогоплательщика и положения данной нормы не могли 


служить основанием для доначисления налогов по общей системе  налогообложения. 

Учитывая изложенное, Судебная коллегия приходит к выводу о том,

что суды трех инстанций допустили существенные нарушения норм  материального права, в связи с чем на основании части 1 статьи 291.11  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обжалуемые  судебные акты подлежат отмене, а заявленное обществом требование  удовлетворению. 

Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 Арбитражного процессуального  кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам  Верховного Суда Российской Федерации 

определила:

 решение Арбитражного суда Смоленской области от 05.07.2018,  постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2018 и  постановление Арбитражного суда Центрального округа от 06.12.2018 по делу   № А62-5153/2017 отменить. 

Требование общества с ограниченной ответственностью Совместное  предприятие «Бетула» удовлетворить. 

Признать решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой  службы № 2 по Смоленской области от 05.05.2017 № 09-06/10  недействительным, за исключением эпизода, связанного с доначислением  налога на доходы физических лиц и пени. 

Председательствующий судья М.К. Антонова 

Судьи Н.В. Павлова

 Д.В. Тютин