НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Популярные материалы

Определение Верховного Суда РФ от 05.08.2019 № 46-КГПР19-10

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 № 46-КГПР19-10

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 5 августа 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда  Российской Федерации в составе 

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,
судей Фролкиной СВ., Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 5 августа 2019 г.  гражданское дело по искам Коробковой Виктории Викторовны, Филипповой  Анастасии Владимировны, Филипповой Екатерины Владимировны, Нуреева  Рината Абузаровича, Маховиковой Натальи Николаевны и Хисматова  Ильнара Гусмановича к Главному управлению Министерства внутренних дел  Российской Федерации по Самарской области о признании незаконными  заключения по результатам служебной проверки от 16 апреля 2018 г., пункта  27 приказа начальника Главного управления Министерства внутренних дел  Российской Федерации по Самарской области от 19 апреля 2018 г. о  расторжении контракта и об увольнении со службы в органах внутренних дел,  восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время  вынужденного прогула 

по кассационному представлению заместителя Генерального прокурора  Российской Федерации Коржинека Леонида Геннадьевича, кассационной  жалобе Коробковой Виктории Викторовны, Филипповой Анастасии  Владимировны, Филипповой Екатерины Владимировны, Нуреева Рината  Абузаровича, Маховиковой Натальи Николаевны и Хисматова Ильнара  Гусмановича на апелляционное определение судебной коллегии по  гражданским делам Самарского областного суда от 11 сентября 2018 г.,  которым отменено решение суда первой инстанции об удовлетворении  исковых требований и по делу принято новое решение об отказе в  удовлетворении исковых требований. 


 

 Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации  Фролкиной СВ., объяснения представителя истцов по доверенностям и по  ордеру адвоката Карташова П.А., истца Хисматова И.Г., поддержавших  доводы кассационной жалобы, представителя Генеральной прокуратуры  Российской Федерации Переел егиной Е.П., поддержавшей доводы  кассационного представления, мнение представителя Главного управления  Министерства внутренних дел Российской Федерации по Самарской области  по доверенности Торгушиной Н.В. о незаконности апелляционного  определения, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской  Федерации Власовой Е.В., полагавшей доводы кассационной жалобы  обоснованными, апелляционное определение подлежащим отмене, 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда  Российской Федерации 

установила:

Коробкова Виктория Викторовна, Филиппова Анастасия Владимировна,  Филиппова Екатерина Владимировна, Нуреев Ринат Абузарович, Маховикова  Наталья Николаевна и Хисматов Ильнар Гусманович обратились в суд с  исками к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской  Федерации по Самарской области (далее - ГУ МВД России по Самарской  области) о признании незаконными заключения по результатам служебной  проверки от 16 апреля 2018 г., пункта 27 приказа начальника Главного  управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по  Самарской области от 19 апреля 2018 г. о расторжении контракта и об  увольнении со службы в органах внутренних дел по пункту 9 части 3  статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в  органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в  отдельные законодательные акты Российской Федерации» в связи с  совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних  дел, о восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время  вынужденного прогула. 

В обоснование заявленных требований истцы указали, что они проходили  службу в органах внутренних дел в Отделении Министерства внутренних дел  Российской Федерации по Челно-В ершинскому району (далее - Отделение  МВД России по Челно-Вершинскому району) на различных должностях:  Коробкова ВВ. - с 25 марта 2015 г. в должности инспектора-руководителя  группы делопроизводства и режима, Филиппова А.В. - с 25 марта 2015 г. в  должности главного бухгалтера, Филиппова Е.В. - с 1 июня 2015 г. в  должности инспектора по исполнению административного законодательства  отделения государственной инспекции безопасности дорожного движения  (далее - ОГИБДД), Нуреев Р.А. - с 11 июля 2016 г. в должности начальника  миграционного пункта, Маховикова Н.Н. - с 12 февраля 2015 г. в должности  старшего инспектора по исполнению административного законодательства  ОГИБДД и Хисматов И.Г. - с 15 января 2015 г. в должности начальника 


 

 отделения участковых уполномоченных полиции и по делам  несовершеннолетних. 

Приказом начальника ГУ МВД России по Самарской области  от 19 апреля 2018 г. № 205 л/с они уволены со службы в органах внутренних  дел 10 мая 2017 г. по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона  от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел  Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные  акты Российской Федерации» в связи с совершением проступка, порочащего  честь сотрудника органов внутренних дел (пункт 27 приказа). 

Основанием для издания приказа об увольнении явилось заключение по  результатам служебной проверки, утверждённое начальником ГУ МВД  России по Самарской области 16 апреля 2018 г., согласно которому действия  Коробковой ВВ., Филипповой А.В., Филипповой Е.В., Нуреева Р.А.,  Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г., выразившиеся в исполнении ими  заведомо незаконного приказа начальника Отделения МВД России по Челно- Вершинскому району Расулова Р.Б., а также в несоблюдении требований,  предъявляемых к служебному поведению сотрудника органов внутренних дел,  были расценены как совершение каждым из них проступка, порочащего честь  сотрудника органов внутренних дел. Впоследствии в отношении Расулова Р.Б.  было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления,  предусмотренного частью 1 статьи 286 Уголовного кодекса Российской  Федерации (совершение должностным лицом действий, явно выходящих за  пределы его полномочий и повлёкших существенное нарушение прав и  законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом  интересов общества или государства). 

По мнению Коробковой ВВ., Филипповой А.В., Филипповой Е.В.,  Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г., заключение по  результатам служебной проверки и пункт 27 приказа об увольнении их со  службы в органах внутренних дел являются незаконными, поскольку  проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел, они не  совершали, при исполнении приказа (требования) начальника Отделения МВД  России по Челно-Вершинскому району Расулова Р.Б. им не было известно о  том, что он являлся заведомо противоречащим законодательству Российской  Федерации. 

Филиппова ЕВ. также считает, что её увольнение по пункту 9 части 3  статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в  органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в  отдельные законодательные акты Российской Федерации» произведено  ГУ МВД России по Самарской области с нарушением положений части 1  статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающей  запрет на увольнение беременной женщины по инициативе работодателя, так  как на момент увольнения со службы в органах внутренних дел (19 апреля  2018 г.) она была беременной. 


 

 Определением Исаклинского районного суда Самарской области  от 24 мая 2018 г. гражданские дела по искам Коробковой В.В.,  Филипповой А.В., Филипповой Е.В., Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. и  Хисматова И.Г. к ГУ МВД России по Самарской области объединены в одно  производство для совместного рассмотрения. 

В суде первой инстанции истцы Коробкова В.В., Филиппова А.В.,  Филиппова Е.В., Нуреев Р.А., Маховикова Н.Н. и Хисматов И.Г. исковые  требования поддержали, просили удовлетворить их в полном объёме. 

Представители ответчика ГУ МВД России по Самарской области исковые  требования не признали, полагая, что увольнение истцов со службы в органах  внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника  органов внутренних дел, произведено на законных основаниях и с  соблюдением установленного порядка. 

Решением Исаклинского районного суда Самарской области от 30 мая  2018 г. исковые требования Коробковой ВВ., Филипповой А.В.,  Филипповой Е.В., Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г.  удовлетворены. Суд признал незаконными и отменил заключение по  результатам служебной проверки, утверждённое начальником ГУ МВД  России по Самарской области 16 апреля 2018 г., в отношении  Коробковой ВВ., Филипповой А.В., Филипповой Е.В., Нуреева Р.А.,  Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г., а также пункт 27 приказа начальника  ГУ МВД России по Самарской области от 19 апреля 2018 г. № 205 л/с о  расторжении (прекращении) с ними контракта и об увольнении со службы в  органах внутренних дел. 

Суд обязал ГУ МВД России по Самарской области восстановить истцов  на службе в органах внутренних дел в ранее занимаемых ими должностях и  взыскал с ГУ МВД России по Самарской области денежное довольствие за  время вынужденного прогула: в пользу Коробковой ВВ. - в размере  54 019 руб. 52 коп., в пользу Филипповой А.В. - в размере 60 889 руб. 07 коп.,  в пользу Филипповой Е.В. - в размере 58 564 руб. 53 коп., в пользу  Нуреева Р.А. - 65 017 руб. 72 коп., в пользу Маховиковой Н.Н. - в размере  54 401 руб. 17 коп. и в пользу Хисматова И.Г. - в размере 65 642 руб. 21 коп.  Решение суда в части восстановления истцов на службе в органах внутренних  дел и взыскания денежного довольствия за время вынужденного прогула  обращено к немедленному исполнению. 

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам  Самарского областного суда от 11 сентября 2018 г. решение суда первой  инстанции отменено, по делу принято новое решение об отказе в  удовлетворении исковых требований Коробковой ВВ., Филипповой А.В.,  Филипповой Е.В., Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г. 

В кассационном представлении заместителем Генерального прокурора  Российской Федерации Коржинеком Л.Г. ставится вопрос о передаче  представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по  гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены 


 

 апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам  Самарского областного суда от 11 сентября 2018 г. в части отмены решения  суда первой инстанции об удовлетворении исковых требований  Филипповой Е.В., как незаконного. 

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной  жалобе Коробковой ВВ., Филипповой А.В., Филипповой Е.В., Нуреевым Р.А.,  Маховиковой Н.Н. и Хисматовым И.Г. ставится вопрос о передаче жалобы с  делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по  гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены  апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам  Самарского областного суда от 11 сентября 2018 г., как незаконного, и  оставления в силе решения суда первой инстанции. 

По запросам судьи Верховного Суда Российской Федерации  Фролкиной СВ. от 7 феврапя (для изучения доводов кассационной жалобы) и  15 марта 2019 г. (для изучения доводов кассационного представления) дело  истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в  кассационном порядке, и её же определением от 25 июня 2019 г. кассационное  представление и кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в  судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного  Суда Российской Федерации. 

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и  месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда  кассационной инстанции не явились истцы Коробкова ВВ., Филиппова А.В.,  Филиппова Е.В., Нуреев Р.А., Маховиков Н.Н., сведений о причинах неявки не  представили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда  Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского  процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), считает  возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в  деле. 

В судебном заседании суда кассационной инстанции представителем  истцов по доверенностям и по ордеру адвокатом Карташовым П.А.  представлены письменные заявления истцов Коробковой ВВ.,  Филипповой А.В., Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. о возвращении их  кассационной жалобы без рассмотрения по существу в связи с  урегулированием спора с ответчиком - прохождением в настоящее время  службы в органах внутренних дел Самарской области. Документы о  восстановлении их на службе в органах внутренних дел в ранее занимаемых  должностях суду кассационной инстанции не представлены. 

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 39 ГПК РФ истец вправе отказаться  от иска. Суд не принимает отказ от иска, если это противоречит закону или  нарушает права и законные интересы других лиц. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации, обсудив в судебном заседании заявления Коробковой ВВ.,  Филипповой А.В., Нуреева Р. А., Маховиковой Н.Н. о возвращении 


 

 кассационной жалобы без рассмотрения по существу, выслушав объяснения  представителя истцов адвоката Карташова П.А. о том, что названные истцы не  восстановлены на службе в органах внутренних дел в ранее занимаемых  должностях, а вновь приняты на службу на должности младшего  начальствующего состава, мнение представителя ГУ МВД России по  Самарской области Торгушиной Н.В., а также прокурора Генеральной  прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей заявления  истцов Коробковой ВВ., Филипповой А.В., Нуреева Р. А., Маховиковой Н.Н. о  возвращении кассационной жалобы без рассмотрения по существу  нарушающими их права и законные интересы, пришла к выводу о том, что  факт урегулирования спора между сторонами, как указывают в своих  заявлениях Коробкова ВВ., Филиппова А.В., Нуреев Р.А.,  Маховикова Н.Н., не подтвердился. 

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам  Верховного Суда Российской Федерации применительно к части 2 статьи 39  Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации полагает, что  заявления Коробковой ВВ., Филипповой А.В., Нуреева Р.А.,  Маховиковой Н.Н. о возврате кассационной жалобы без рассмотрения по  существу не подлежат удовлетворению, поскольку возврат жалобы при  неурегулировании спора между сторонами противоречит нормам  Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах  внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные  законодательные акты Российской Федерации» и Трудового кодекса  Российской Федерации. 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления  заместителя Генерального прокурора Российской Федерации  Коржинека Л.Г. и кассационной жалобы, письменные возражения на  кассационную жалобу представителя ГУ МВД России по Самарской области  Зубовой Т.С., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда  Российской Федерации находит кассационное представление и кассационную  жалобу подлежащими удовлетворению. 

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в  кассационном порядке являются существенные нарушения  норм материального права или норм процессуального права, которые  повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны  восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а  также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387  ГПК РФ). 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера  существенные нарушения норм материального и процессуального права  были допущены судом апелляционной инстанции, и они выразились в  следующем. 


 

 Судом установлено и из материалов дела следует, что Коробкова ВВ.,  Филиппова А.В., Филиппова Е.В., Нуреев Р.А., Маховикова Н.Н. и  Хисматов И.Г. проходили службу в органах внутренних дел, занимали  различные должности в Отделении МВД России по Челно-Вершинскому  району: Коробкова ВВ. - с 25 марта 2015 г. должность инспектора- руководителя группы делопроизводства и режима в специальном звании  старшего лейтенанта внутренней службы, Филиппова А.В. - с 25 марта  2015 г. - главного бухгалтера в специальном звании старшего лейтенанта  внутренней службы, Филиппова Е.В. - с 1 июня 2015 г. - инспектора по  исполнению административного законодательства ОГИБДД в специальном  звании капитана полиции, Нуреев Р.А. - с 11 июля 2016 г. - начальника  миграционного пункта в специальном звании майора полиции,  Маховикова Н.Н. -с 12 февраля 2015 г. - старшего инспектора по исполнению  административного законодательства ОГИБДД в специальном звании  капитана полиции и Хисматов И.Г. - с 15 января 2015 г. должность  начальника отделения участковых уполномоченных полиции и по делам  несовершеннолетних в специальном звании майора полиции. 

7 ноября 2017 г. начальником Отделения МВД России по Челно- Вершинскому району Расуловым Р.Б. издан приказ № 173 л/с, согласно  которому сотрудники названного отделения, в том числе Коробкова ВВ.,  Филиппова А.В., Филиппова Е.В., Нуреев Р.А., Маховикова Н.Н. и  Хисматов И.Г., за успешное выполнение особо сложных и важных заданий по  итогам работы в 2017 году были поощрены денежными премиями в сумме по  50 000 руб. каждый. 

26 февраля 2018 г. следователем по особо важным делам второго отдела  по расследованию особо важных дел следственного управления  Следственного комитета Российской Федерации по Самарской области в  отношении Расулова Р.Б. возбуждено уголовное дело по признакам состава  преступления, предусмотренного частью 1 статьи 286 Уголовного кодекса  Российской Федерации (совершение должностным лицом действий, явно  выходящих за пределы его полномочий и повлёкших существенное  нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо  охраняемых законом интересов общества или государства). 

Постановлениями следователя по особо важным делам второго отдела по  расследованию особо важных дел следственного управления Следственного  комитета Российской Федерации по Самарской области от 27 февраля 2018 г.  Коробкова В.В., Хисматов И.Г., Маховикова Н.Н. и Филиппова Е.В. были  признаны потерпевшими по уголовному делу, возбуждённому в отношении  начальника Отделения МВД России по Челно-Вершинскому району  Расулова Р.Б. Аналогичные постановления были вынесены 5 и 12 марта  2018 г. в отношении Нуреева Р.А. и Филипповой А.В. соответственно. 

9 апреля 2018 г. начальник Управления по работе с личным составом  ГУ МВД России по Самарской области обратился на имя начальника ГУ МВД  России по Самарской области с рапортом, содержащим сведения о 


 

 выполнении сотрудниками Отделения МВД России по Челно-Вершинскому  району Коробковой ВВ., Филипповой А.В., Филипповой Е.В.,  Нуреевым Р.А., Маховиковой Н.Н. и Хисматовым И.Г. незаконного  требования начальника Отделения МВД России по Челно-Вершинскому  району Расулова Р.Б. о передаче ему части денежных средств от полученной  ими премии по итогам работы за 2017 год. 

На основании указанного рапорта 10 апреля 2018 г. начальником  ГУ МВД России по Самарской области назначено проведение служебной  проверки в отношении Коробковой В.В., Филипповой А.В., Филипповой ЕВ.,  Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г. 

Согласно заключению по результатам служебной проверки  Коробкова ВВ., Филиппова А.В., Филиппова Е.В., Нуреев Р.А.,  Маховикова Н.Н. и Хисматов И.Г. исполнили незаконный приказ (требование)  начальника Отделения МВД России по Челно-Вершинскому району  Расулова Р.Б. о передаче ему части выплаченной каждому из них на  основании приказа начальника Отделения МВД России по Челно- Вершинскому району от 7 ноября 2017 г. № 173 л/с денежной премии  (Коробкова ВВ., Филиппова А.В., Нуреев Р.А., Маховикова Н.Н. и  Хисматов И.Г. передали Расулову Р.Б. по 20 000 руб. каждый, а  Филиппова Е.В. - 10 000 руб.), при этом они не доложили вышестоящему  руководителю - начальнику ГУ МВД России по Самарской области - о  получении ими незаконного приказа от Расулова Р.Б. Впоследствии приказ  (требование) начальника Отделения МВД России по Челно-Вершинскому  району Расулова Р.Б. о передаче ему сотрудниками отделения части  выплаченной им премии явился основанием для возбуждения 26 февраля  2018 г. следователем по особо важным делам второго отдела по  расследованию особо важных дел следственного управления Следственного  комитета Российской Федерации по Самарской области в отношении  Расулова Р.Б. уголовного дела по признакам состава преступления,  предусмотренного частью 1 статьи 286 Уголовного кодекса Российской  Федерации (совершение должностным лицом действий, явно выходящих за  пределы его полномочий и повлёкших существенное нарушение прав и  законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом  интересов общества или государства). 

В ходе проведения служебной проверки Коробковой В.В.,  Филипповой А.В., Филипповой ЕВ., Нуреевым Р.А., Маховиковой Н.Н. и  Хисматовым И.Г. были даны объяснения о том, что они не сознавали  незаконность требования начальника Отделения МВД России по Челно- Вершинскому району Расулова Р.Б. о передаче ему части денежных средств от  полагающейся им премии. О том, на какие цели ими были переданы  денежные суммы начальнику Отделения МВД России по Челно-Вершинскому  району, они не знали. 

По результатам служебной проверки в заключении сделан вывод о том,  что действия Коробковой ВВ., Филипповой А.В., Филипповой Е.В., 


 

 Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г., выразившиеся в  исполнении заведомо незаконного приказа (требования) начальника  Отделения МВД России по Челно-Вершинскому району Расулова Р.Б.,  несоблюдении требований, предъявляемых к служебному поведению  сотрудника органов внутренних дел, являются проступком, порочащим честь  сотрудника органов внутренних дел. 

По приведённым обстоятельствам в заключении по результатам  служебной проверки предложено уволить Коробкову ВВ., Филиппову А.В.,  Филиппову Е.В., Нуреева Р.А., Маховикову Н.Н. и Хисматова И.Г. со службы  в органах внутренних дел по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона  от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ, то есть за совершение проступка, порочащего  честь сотрудника органов внутренних дел. 

16 апреля 2018 г. начальником ГУ МВД России по Самарской области  утверждено заключение по результатам служебной проверки. 

Приказом начальника ГУ МВД России по Самарской области  от 19 апреля 2018 г. № 205 л/с Коробкова ВВ., Филиппова А.В.,  Филиппова Е.В., Нуреев Р.А., Маховикова Н.Н. и Хисматов И.Г. уволены со  службы в органах внутренних дел по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального  закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел  Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные  акты Российской Федерации» в связи с совершением проступка, порочащего  честь сотрудника органов внутренних дел (пункт 27 приказа). 

Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении исковых  требований Коробковой В.В., Филипповой А.В., Филипповой Е.В.,  Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г. о признании незаконными  заключения по результатам служебной проверки, утверждённого начальником  ГУ МВД России по Самарской области 16 апреля 2018 г., пункта 27 приказа  начальника ГУ МВД России по Самарской области от 19 апреля 2018 г.   № 205 л/с о расторжении контракта и об увольнении со службы в органах  внутренних дел, восстановлении на службе в органах внутренних дел в  ранее занимаемых должностях, взыскании денежного довольствия за время  вынужденного прогула, суд первой инстанции руководствовался  нормативными правовыми актами, регулирующими прохождение службы в  органах внутренних дел и порядок проведения служебной проверки в органах,  организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской  Федерации, и пришёл к выводу о том, что исполнение истцами незаконного  приказа своего руководителя без последующего доклада об этом  вышестоящему руководству при установленных по делу обстоятельствах с  учётом принципа единоначалия и субординации на службе в органах  внутренних дел нельзя считать проступком, порочащим честь сотрудника  органов внутренних дел, поскольку они (каждый в отдельности) не совершили  действий, подорвавших деловую репутацию и авторитет органов внутренних  дел, нарушивших нравственные правила поведения. 


 

 Суд первой инстанции признал незаконным и подлежащим отмене  заключение по результатам служебной проверки, поскольку в ходе служебной  проверки не установлен факт совершения истцами проступка, порочащего  честь сотрудника органов внутренних дел, в материалах служебной проверки  отсутствуют данные, свидетельствующие, что истцы при прохождении  службы в органах внутренних дел по каким-либо параметрам не отвечали  особым требованиям, в том числе к их личным, деловым, квалификационным,  морально-нравственным качествам, предъявляемым к сотрудникам органов  внутренних дел, обусловленным задачами, принципами организации и  функционирования, а также специфическим характером деятельности  указанных органов. Как следствие, суд признал незаконным пункт 27 приказа  начальника ГУ МВД России по Самарской области от 19 апреля  2018 г. № 205 л/с об увольнении Коробковой ВВ., Филипповой А.В.,  Филипповой Е.В., Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г. со  службы в органах внутренних дел по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального  закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел  Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные  акты Российской Федерации», восстановил истцов на службе в органах  внутренних дел в ранее занимаемых ими должностях и взыскал с ГУ МВД  России по Самарской области в их пользу денежное довольствие за время  вынужденного прогула. 

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев дело по апелляционной  жалобе представителя ГУ МВД России по Самарской области, отменил  решение суда первой инстанции и принял по делу новое решение об отказе в  удовлетворении иска, указав на то, что при разрешении настоящего спора суд  первой инстанции оставил без внимания то обстоятельство, что основанием  для издания начальником ГУ МВД России по Самарской области приказа от  19 апреля 2018 г. № 205 л/с об увольнении истцов было заключение по  результатам служебной проверки от 16 апреля 2018 г., которое является  доказательством, подтверждающим факт совершения сотрудниками органов  внутренних дел дисциплинарного проступка. По мнению суда апелляционной  инстанции, служебная проверка проведена ГУ МВД России по Самарской  области в соответствии с требованиями приказа МВД России от 26 марта  2013 г. № 161, утверждена полномочным лицом в сроки, установленные  статьёй 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в  органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в  отдельные законодательные акты Российской Федерации», нарушений закона  в ходе её проведения не допущено. 

Суд апелляционной инстанции также счёл, что факт исполнения истцами  заведомо незаконного приказа начальника Отделения МВД России по Челно- Вершинскому району - передачи ими Расулову Р.Б. денежных средств - ничем не опровергнут, подтверждён материалами служебной проверки,  пояснениями самих истцов, в связи с чем вывод суда первой инстанции  об отсутствии в действиях Коробковой ВВ., Филипповой А.В., 


 

 Филипповой Е.В, Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г.  проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, сделан с  нарушением норм процессуального закона. 

Суд апелляционной инстанции отклонил доводы представителя  Филипповой Е.В. адвоката Карташова П.А. и прокурора, участвующего в деле,  приведённые ими в том числе в судебном заседании 11 сентября 2018 г., о том,  что в нарушение положений части 1 статьи 261 Трудового кодекса Российской  Федерации Филиппова Е.В. была уволена со службы в органах внутренних дел  во время её беременности. 

Суд апелляционной инстанции полагал, что прекращение контракта по  пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г.   № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и  внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской  Федерации» согласно части 6 статьи 82 этого федерального закона не  относится к расторжению контракта по инициативе руководителя  федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или  уполномоченного руководителя, данное основание для расторжения  служебного контракта является безусловным, его применение не может  ставиться в зависимость от каких-либо событий и обстоятельств, вследствие  чего увольнение Филипповой Е.В. в период нахождения её в состоянии  беременности было допустимым. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации не может согласиться с указанными выводами суда апелляционной  инстанции, поскольку они основаны на неправильном применении норм  материального права, регулирующих спорные отношения, и сделаны с  существенным нарушением норм процессуального права. 

Правоотношения, связанные с поступлением на службу в органы  внутренних дел, её прохождением и прекращением, а также с определением  правового положения (статуса) сотрудника органов внутренних дел,  регулируются Федеральным законом от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ  «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении  изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»  (часть 1 статьи 2 названного федерального закона; далее также - Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ). 

В соответствии с пунктами 1-6 части 1 статьи 3 Федерального закона  от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ регулирование правоотношений, связанных со  службой в органах внутренних дел, осуществляется в соответствии с  Конституцией Российской Федерации, названным федеральным законом,  Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции»,  Федеральным законом от 19 июля 2011 г. № 247-ФЗ «О социальных гарантиях  сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении  изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и  другими федеральными законами, регламентирующими правоотношения,  связанные со службой в органах внутренних дел, нормативными правовыми 


 

 актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами  Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами  федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел. 

В силу части 1 статьи 4 Федерального закона от 30 ноября 2011 г.   № 342-ФЗ служба в органах внутренних дел осуществляется в соответствии с  основными принципами построения и функционирования системы  государственной службы Российской Федерации, установленными  Федеральным законом от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной  службы Российской Федерации». 

Одним из принципов службы в органах внутренних дел является  принцип единоначалия и субординации (подчинённости) на службе в органах  внутренних дел (пункт 1 части 2 статьи 4 Федерального закона от 30 ноября  2011 г. № 342-ФЗ). 

Принципы службы в органах внутренних дел реализуются при  соблюдении в том числе следующего положения: обязательным для  сотрудника органов внутренних дел является выполнение приказов и  распоряжений руководителей (начальников), отданных в установленном  порядке и не противоречащих федеральному закону (пункт 3 части 3 статьи 4  Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ). 

Аналогичная норма предусмотрена в подпункте «б» пункта 5  Дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации,  утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 14 октября  2012 г. № 1377. 

Сотрудник органов внутренних дел обязан знать и соблюдать  Конституцию Российской Федерации, законодательные и иные нормативные  правовые акты Российской Федерации в сфере внутренних дел, обеспечивать  их исполнение; проходить в порядке, устанавливаемом федеральным органом  исполнительной власти в сфере внутренних дел, регулярные проверки знания  Конституции Российской Федерации, законодательных и иных нормативных  правовых актов Российской Федерации в указанной сфере; знать и исполнять  должностной регламент (должностную инструкцию) и положения иных  документов, определяющие его права и служебные обязанности, исполнять  приказы и распоряжения прямых руководителей (начальников), а также  руководствоваться законодательством Российской Федерации при получении  приказа либо распоряжения прямого или непосредственного руководителя  (начальника), заведомо противоречащих законодательству Российской  Федерации (пункты 1, 2 части 1 статьи 12 Федерального закона от 30 ноября  2011 г. № 342-ФЗ). 

Согласно пункту 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября  2011 г. № 342-ФЗ, предусматривающей требования к служебному поведению  сотрудника органов внутренних дел, при осуществлении служебной  деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних  дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать  принятия решений из соображений личной заинтересованности, не совершать 


 

 при выполнении служебных обязанностей поступки, вызывающие сомнение в  объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие  ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти  в сфере внутренних дел, а также государственной власти. 

В Типовом кодексе этики и служебного поведения государственных  служащих Российской Федерации и муниципальных служащих, одобренном  решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по  противодействию коррупции от 23 декабря 2010 г. (протокол № 21),  подлежащем применению к спорным отношениям в соответствии с пунктом 2  приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации от 31 октября  2013 г. № 883, установлено, что государственные (муниципальные) служащие,  сознавая ответственность перед государством, обществом и гражданами,  призваны среди прочего воздерживаться от поведения, которое могло бы  вызвать сомнение в добросовестном исполнении государственным  (муниципальным) служащим должностных обязанностей, а также избегать  конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его репутации или  авторитету государственного органа либо органа местного самоуправления  (подпункт «м» пункта 11 Типового кодекса). 

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской  Федерации, служба в органах внутренних дел является особым видом  государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов,  что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих  органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением  конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и  общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус  сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе  устанавливать для этой категории граждан особые требования, в том числе к  их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные  задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних  дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц  (постановление от 6 июня 1995 г. № 7-П, определения от 21 декабря  2004 г. № 460-О, от 16 апреля 2009 г. № 566-0-0, от 25 ноября 2010 г.   № 1547-0-0 и от 3 июля 2014 г. № 1405-О). 

Контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел  увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с совершением  проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел (пункт 9  части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ). 

Причиной увольнения сотрудника органов внутренних дел по основанию,  предусмотренному пунктом 9 части 3 статьи 82 Федерального закона  от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ, является совершение сотрудником при  выполнении служебных обязанностей поступка, вызывающего сомнение в его  объективности, справедливости и беспристрастности, наносящего ущерб его  репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере  внутренних дел и противоречащего требованиям, предъявляемым к 


 

 сотрудникам полиции, независимо от того, предусмотрена ли за данное  деяние административная либо уголовная ответственность (определение  Конституционного Суда Российской Федерации от 29 марта 2016 г. № 496-0). 

Возможность увольнения со службы сотрудника органов внутренних дел,  более не отвечающего указанными выше требованиям, предопределена  необходимостью комплектования правоохранительных органов лицами,  имеющими высокие морально-нравственные качества и способными  надлежащим образом выполнять принятые ими на себя обязательства по  защите прав и свобод человека и гражданина, соблюдению положений  Конституции Российской Федерации, обеспечению безопасности, законности  и правопорядка. При этом пункт 9 части 3 статьи 82 Федерального закона  от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ не предполагает возможности его  произвольного применения, поскольку презюмирует, что принятию решения  об увольнении сотрудника органов внутренних дел со службы за совершение  проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, то есть за  несоблюдение им добровольно принятых на себя обязательств,  предусмотренных законодательством, предшествует объективная оценка  совершённого им деяния, а обоснованность увольнения со службы может быть  предметом судебной проверки (определение Конституционного Суда  Российской Федерации от 17 февраля 2015 г. № 278-0). 

Из содержания приведённых нормативных положений с учётом правовой  позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует, что для  сотрудников органов внутренних дел установлены повышенные требования к  их поведению как в служебное, так и во внеслужебное время. В том числе на  них возложены особые обязанности заботиться о сохранении своих чести  и достоинства, не совершать поступков, вызывающих сомнение в  объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящих  ущерб его репутации, авторитету органа внутренних дел и государственной  власти. Несоблюдение сотрудником органов внутренних дел таких  добровольно принятых на себя обязательств, предусмотренных  законодательством, расценивается как проступок, порочащий честь  сотрудника органов внутренних дел. Применение к сотрудникам органов  внутренних дел меры ответственности в виде увольнения за совершение  проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел,  обусловлено их особым правовым статусом. 

Исходя из изложенного для решения вопроса о законности увольнения  сотрудника органов внутренних дел со службы в органах внутренних дел в  связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов  внутренних дел, юридически значимым обстоятельством является  установление совершения сотрудником органов внутренних дел  деяний (действия или бездействия), подрывающих деловую репутацию и  авторитет органов внутренних дел, нарушающих требования к поведению  сотрудника при осуществлении служебной деятельности и во внеслужебное  время, а также требований по соблюдению профессионально-этических 


 

 принципов, нравственных правил поведения, закреплённых указанными выше  положениями нормативных правовых актов. 

Следовательно, при разрешении исковых требований Коробковой ВВ.,  Филипповой А.В., Филипповой ЕВ., Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. и  Хисматова И.Г. об оспаривании законности их увольнения со службы по  пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г.   № 342-ФЗ ответчик должен был представить суду доказательства,  подтверждающие совершение истцами проступка, порочащего честь  сотрудника органов внутренних дел. Обязанность же суда, сохраняя  независимость, объективность и беспристрастность, на основании  исследования и оценки представленных сторонами спора доказательств по  правилам статей 67, 71 ГПК РФ выяснить все обстоятельства законности  привлечения истцов к дисциплинарной ответственности путём проверки  наличия указанного ответчиком основания увольнения, в том числе решить  вопрос о квалификации конкретных действий истцов как проступка,  порочащего честь сотрудника органов внутренних дел. 

Однако судом апелляционной инстанции изложенные нормы  материального права, регулирующие спорные отношения, не были применены  в их системной взаимосвязи и единстве, названные выше обстоятельства не  были определены в качестве юридически значимых и не являлись предметом  исследования и оценки, в связи с чем вывод суда апелляционной инстанции о  том, что истцами был совершён проступок, порочащий честь сотрудника  органов внутренних дел, нельзя признать правомерным. 

При рассмотрении дела по существу суд первой инстанции исследовал  юридически значимые обстоятельства, дал оценку представленным  доказательствам в их совокупности, в том числе заключению по результатам  служебной проверки от 16 апреля 2018 г., и на основании подлежащих  применению к спорным отношениям норм материального права сделал вывод  о том, что исполнение истцами незаконного приказа своего руководителя без  последующего доклада об этом вышестоящему руководству при  установленных по делу обстоятельствах с учётом принципа единоначалия и  субординации в органах внутренних дел нельзя считать проступком,  порочащим честь сотрудника органов внутренних дел. 

Суд апелляционной инстанции, не согласившись с выводами суда первой  инстанции, не привёл в судебном постановлении доводов, их опровергающих,  не установил новых обстоятельств, имеющих значение для дела, указав лишь  на то, что доказательством, подтверждающим факт совершения истцами  проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, является  заключение по результатам служебной проверки от 16 апреля 2018 г. 

Признавая действия истцов Коробковой ВВ., Филипповой А.В.,  Филипповой Е.В., Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г. по  исполнению незаконного приказа начальника Отделения МВД России по  Челно-Вершинскому району Расулова Р.Б. о возврате ему части выплаченной  на основании приказа начальника Отделения МВД России по Челно-


 

 Вершинскому району от 7 ноября 2017 г. № 173 л/с денежной премии  проступком, порочащим честь сотрудника органов внутренних дел, суд  апелляционной инстанции в нарушение положений части 4 статьи 198,  пункта 5 части 2 статьи 329 ГПК РФ не привёл в обоснование своего вывода  доказательств, на которых он основан, не указал в определении, каким  образом такие действия истцов нарушили профессионально-этические  принципы, нравственные правила поведения при исполнении служебных  обязанностей либо во внеслужебной деятельности, причинили ущерб ГУ МВД  России по Самарской области, а также подорвали деловую репутацию и  авторитет органов внутренних дел. 

Не получило оценки суда апелляционной инстанции и то обстоятельство,  что истцы находились в служебной зависимости от начальника Отделения  МВД России по Челно-Вершинскому району Расулова Р.Б., его требования к  истцам являлись противоправными, впоследствии они были признаны  потерпевшими в рамках возбуждённого в отношении Расулова Р.Б.  уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного  частью 1 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации. 

Нельзя признать правомерным также вывод суда апелляционной  инстанции о соблюдении ответчиком порядка проведения служебной  проверки в отношении сотрудников Отделения МВД России по Челно- Вершинскому району Коробковой ВВ., Филипповой А.В., Филипповой Е.В.,  Нуреева Р.А., Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г. 

Частью 8 статьи 51 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ  предусмотрено, что перед наложением дисциплинарного взыскания по  решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере  внутренних дел или уполномоченного руководителя в соответствии со  статьёй 52 данного закона может быть проведена служебная проверка. 

Статьёй 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ  определены основания и регламентирован порядок проведения служебной  проверки. 

Служебная проверка проводится по решению руководителя федерального  органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного  руководителя при необходимости выявления причин, характера и  обстоятельств совершённого сотрудником органов внутренних дел  дисциплинарного проступка, подтверждения наличия или отсутствия  обстоятельств, предусмотренных статьёй 14 названного закона, а также по  заявлению сотрудника (часть 1 статьи 52 Федерального закона от 30 ноября  2011 г. № 342-ФЗ). 

Согласно части 3 статьи 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г.   № 342-ФЗ при проведении служебной проверки в отношении сотрудника  органов внутренних дел должны быть приняты меры по объективному и  всестороннему установлению: 1) фактов и обстоятельств совершения  сотрудником дисциплинарного проступка; 2) вины сотрудника; 3) причин и  условий, способствовавших совершению сотрудником дисциплинарного 


 

 проступка; 4) характера и размера вреда, причинённого сотрудником в  результате совершения дисциплинарного проступка; 5) наличия или  отсутствия обстоятельств, препятствующих прохождению сотрудником  службы в органах внутренних дел. 

В заключении по результатам служебной проверки указываются  установленные факты и обстоятельства, предложения, касающиеся наложения  на сотрудника органов внутренних дел дисциплинарного взыскания (часть 7  статьи 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ). 

Порядок проведения служебной проверки устанавливается федеральным  органом исполнительной власти в сфере внутренних дел (часть 9 статьи 52  Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ). 

Организация работы по проведению служебных проверок в органах,  организациях и подразделениях МВД России урегулирована Порядком  проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях  Министерства внутренних дел Российской Федерации, утверждённым  приказом МВД России от 26 марта 2013 г. № 161 (далее также - Порядок). 

Сотрудник (председатель и члены комиссии), проводящий служебную  проверку, обязан документально подтвердить дату и время совершения  дисциплинарного проступка, обстоятельства, влияющие на степень и характер  ответственности сотрудника, в отношении которого проводится служебная  проверка, как отягчающие, так и смягчающие его вину; осуществить сбор  документов и материалов, характеризующих личные и деловые качества  сотрудника, совершившего дисциплинарный проступок. Изучить материалы  проводившихся ранее служебных проверок в отношении сотрудника,  информацию о фактах совершения им дисциплинарных проступков  (подпункты 30.6-30.8 пункта 30 Порядка). 

Сотрудник (председатель и члены комиссии), проводящий служебную  проверку, обязан опросить сотрудников, государственных гражданских  служащих и работников системы МВД России, которым могут быть известны  какие-либо сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе  служебной проверки (подпункт 30.11 пункта 30 Порядка). 

Заключение по результатам служебной проверки составляется на  основании имеющихся в материалах служебной проверки данных и должно  состоять из трёх частей: вводной, описательной и резолютивной (пункт 34  Порядка). 

Во вводной части указываются должность, звание, фамилия, имя,  отчество, год рождения сотрудника, в отношении которого проведена  служебная проверка, а также сведения об образовании, о времени его службы  в органах внутренних дел и в замещаемой должности, количестве поощрений,  взысканий, наличии (отсутствии) у него неснятых дисциплинарных взысканий  (подпункт 35.2 пункта 35 Порядка). 

Описательная часть должна содержать, в частности, факт совершения  сотрудником дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия  совершения сотрудником дисциплинарного проступка; материалы, 


 

 подтверждающие (исключающие) вину сотрудника; обстоятельства,  смягчающие или отягчающие ответственность сотрудника (подпункты 36.3,  36.4, 36.7, 36.8 пункта 36 Порядка). 

С учётом изложенной в описательной части информации в резолютивной  части, в частности, указываются предложения о применении (неприменении) к  сотруднику, в отношении которого проведена служебная проверка, мер  дисциплинарной ответственности, иных мер воздействия (подпункт 37.2  пункта 37 Порядка). 

Таким образом, названными выше нормативными правовыми актами,  регулирующими прохождение службы в органах внутренних дел и порядок  проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях  Министерства внутренних дел Российской Федерации, определены основания  и регламентирован порядок проведения служебной проверки, по результатам  которой составляется соответствующее заключение, установлены чёткие и  последовательные нормы, касающиеся порядка проведения служебной  проверки, несоблюдение которых может служить основанием для признания  недействительным (незаконным) заключения по результатам служебной  проверки. К таким нормам, в том числе, отнесены нормы, содержащие  требования к заключению по результатам служебной проверки, нормы о целях  и порядке проведения служебной проверки, о сборе документов и материалов,  характеризующих личные и деловые качества сотрудника, об опросе  сотрудников органов внутренних дел, которым могут быть известны какие- либо сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе  служебной проверки. 

Суд апелляционной инстанции счёл, что заключение по результатам  служебной проверки от 16 апреля 2018 г. является доказательством,  подтверждающим факт совершения истцами проступка, порочащего честь  сотрудника органов внутренних дел. 

Между тем в указанном заключении по результатам служебной проверки  изложены лишь обстоятельства, установленные в рамках расследования  уголовного дела, возбуждённого в отношении начальника Отделения МВД  России по Челно-Вершинскому району Расулова Р.Б. по признакам состава  преступления, предусмотренного частью 1 статьи 286 Уголовного  кодекса Российской Федерации, процитированы нормативные положения  Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах  внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные  законодательные акты Российской Федерации», Федерального закона  от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», Федерального закона от 27 июля  2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской  Федерации» и сделан вывод о совершении сотрудниками Отделения МВД  России по Челно-Вершинскому району Коробковой В.В., Филипповой А.В.,  Филипповой Е.В., Нуреевым Р.А., Маховиковой Н.Н. и Хисматовым И.Г.  проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, то есть в  нарушение части 3 статьи 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. 


 

  № 342-ФЗ ответчиком при проведении служебной проверки не были приняты  надлежащие меры по объективному и всестороннему установлению фактов и  обстоятельств совершения истцами проступка, их вины, причин и условий,  способствовавших совершению действий, вменяемых им в качестве  проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел,  последствий совершения этих действий. 

В нарушение требований подпунктов 30.6 - 30.8, 30.11 пункта 30 Порядка  при проведении служебной проверки не были документально подтверждены  дата и время совершения указанными сотрудниками проступка,  обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности, как  отягчающие, так и смягчающие их вину. Сотрудником, проводившим  служебную проверку, не изучались материалы служебных проверок,  проводившихся ранее в отношении истцов, не опрашивался начальник  Отделения МВД России по Челно-Вершинскому району Расулов Р.Б.,  которому были известны сведения об обстоятельствах вменяемого истцам  проступка. 

Допущенные ГУ МВД России по Самарской области нарушения  установленного порядка при проведении служебной проверки судом  апелляционной инстанции были оставлены без внимания и надлежащей  правовой оценки с учётом подлежащих применению к спорным отношениям  нормативных положений, вследствие чего вывод суда апелляционной  инстанции о соблюдении ответчиком порядка проведения служебной  проверки в отношении истцов неправомерен. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации не может признать правильным и вывод суда апелляционной  инстанции о допустимости увольнения Филипповой Е.В., находившейся на  момент увольнения в состоянии беременности, по пункту 9 части 3 статьи 82  Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ за совершение проступка,  порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, со ссылкой на то, что  данное основание для расторжения служебного контракта является  безусловным, его применение не может ставиться в зависимость от каких- либо событий и обстоятельств. 

В случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами  Российской Федерации, указанными в части 1 статьи 3 Федерального закона  от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ, к правоотношениям, связанным со службой в  органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства  (часть 2 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ). 

Согласно части 6 статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации  особенности правового регулирования труда отдельных категорий работников  (руководителей организаций, лиц, работающих по совместительству, женщин,  лиц с семейными обязанностями, молодежи и других) устанавливаются в  соответствии с этим кодексом. 

Поскольку особенности труда беременных женщин при прохождении  службы в органах внутренних дел специальным законодательством не 


 

 определены, то к данным отношениям применяются нормы трудового  законодательства, в частности статья 261 Трудового кодекса Российской  Федерации о гарантиях беременной женщине и лицам с семейными  обязанностями при расторжении трудового договора. 

В силу части 1 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации  расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной  женщиной не допускается, за исключением случаев ликвидации организации  либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем. 

Конвенцией Международной организации труда № 183 «О пересмотре  Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства» (заключена в  г. Женеве 15 июня 2000 г.) определено, что защита беременности, в том числе  путём установления гарантий для беременных женщин в сфере труда, является  общей обязанностью правительств и общества (преамбула). 

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской  Федерации, выраженной в пункте 3 постановления от 6 декабря 2012 г.   № 31-П, часть 1 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации  относится к числу специальных норм, закрепляющих для беременных женщин  повышенные гарантии по сравнению с другими нормами Трудового кодекса  Российской Федерации, регламентирующими вопросы расторжения трудового  договора, - как общими, так и предусматривающими особенности  регулирования труда женщин и лиц с семейными обязанностями, и является  по своей сути трудовой льготой, обеспечивающей стабильность положения  беременных женщин как работников и их защиту от резкого снижения уровня  материального благосостояния, обусловленного тем обстоятельством, что  поиск новой работы для них в период беременности затруднителен. Названная  норма, предоставляющая женщинам, которые стремятся сочетать трудовую  деятельность с выполнением материнских функций, действительно равные с  другими гражданами возможности для реализации прав и свобод в сфере  труда, направлена на обеспечение поддержки материнства и детства в  соответствии со статьями 7 (часть 2) и 38 (часть 1) Конституции Российской  Федерации. 

В пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской  Федерации от 28 января 2014 г. № 1 «О применении законодательства,  регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и  несовершеннолетних» разъяснено, что, поскольку увольнение беременной  женщины по инициативе работодателя запрещается, отсутствие у  работодателя сведений о её беременности не является основанием для отказа в  удовлетворении иска о восстановлении на работе. Беременная женщина,  трудовой договор с которой расторгнут по инициативе работодателя,  подлежит восстановлению на работе и в том случае, если к моменту  рассмотрения в суде её иска о восстановлении на работе беременность не  сохранилась. 

Необходимо учитывать, что гарантия, закреплённая частью 1 статьи 261  Трудового кодекса Российской Федерации, распространяется также и на лиц, в 


 

 отношении которых предусмотрено специальное регулирование. К таким  лицам относятся: женщины - руководители организации (глава 43 Трудового  кодекса Российской Федерации), спортсмены и тренеры (глава 541 Трудового  кодекса Российской Федерации), женщины, проходящие государственную  гражданскую и муниципальную службу, и др. (пункт 26 постановления  Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 января 2014 г. № 1). 

Из буквального толкования части 1 статьи 261 Трудового кодекса  Российской Федерации следует, что законом установлен запрет на увольнение  по инициативе работодателя беременных женщин, единственное  исключение - ликвидация организации либо прекращение деятельности  индивидуальным предпринимателем. 

Поскольку на момент расторжения контракта и увольнения со службы в  органах внутренних дел по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона  от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ Филиппова Е.В. была беременной, вывод суда  апелляционной инстанции о допустимости увольнения Филипповой Е.В. в  период нахождения в состоянии беременности за совершение проступка,  порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, является ошибочным,  так как сделан без учёта приведённых положений Трудового кодекса  Российской Федерации, устанавливающих гарантии беременным женщинам,  правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации и  разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 

Не основан на законе и приведённый в обоснование вывода о  допустимости увольнения Филипповой Е.В. в период нахождения в состоянии  беременности довод суда апелляционной инстанции о том, что увольнение со  службы в органах внутренних дел по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального  закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ не относится к увольнению со службы в  органах внутренних дел по инициативе руководителя федерального органа  исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного  руководителя. 

Под служебной дисциплиной согласно части 1 статьи 47 Федерального  закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ понимается соблюдение сотрудником  органов внутренних дел установленных законодательством Российской  Федерации, Присягой сотрудника органов внутренних дел Российской  Федерации, дисциплинарным уставом органов внутренних дел Российской  Федерации, контрактом, приказами и распоряжениями руководителя  федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел,  приказами и распоряжениями прямых и непосредственных руководителей  (начальников) порядка и правил выполнения служебных обязанностей и  реализации предоставленных прав. 

Нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком)  признаётся виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении  сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской  Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской  Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил 


 

 внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной  власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или  подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со  службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению,  либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств,  предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и  распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного  руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и  реализации предоставленных прав (часть 1 статьи 49 Федерального закона  от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ). 

В случае нарушения сотрудником органов внутренних дел служебной  дисциплины на него могут налагаться дисциплинарные взыскания, в том  числе увольнение со службы в органах внутренних дел (пункт 6 части 1  статьи 50 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ). 

Исходя из правового регулирования отношений, связанных со службой в  органах внутренних дел и служебной дисциплиной в органах внутренних дел,  увольнение со службы в органах внутренних дел является одним из видов  дисциплинарных взысканий, налагаемых на сотрудника органов внутренних  дел в случае нарушения им служебной дисциплины. К нарушению служебной  дисциплины относится и совершение сотрудником проступка, порочащего  честь сотрудника органов внутренних дел, то есть деяния, вызывающего  сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника  органов внутренних дел, наносящего ущерб его репутации, авторитету  федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел и  противоречащего требованиям, предъявляемым к сотрудникам органов  внутренних дел. 

С учётом того, что увольнение со службы в органах внутренних дел за  совершение проступка, порочащего честь сотрудников органов внутренних  дел, представляет собой дисциплинарное взыскание и производится,  соответственно, по инициативе руководителя федерального органа  исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного  руководителя, то в случае увольнения беременной женщины со службы в  органах внутренних дел по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона  от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ на неё распространяется предусмотренная  частью 1 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации гарантия в  виде запрета на увольнение беременной женщины по инициативе  работодателя. 

Ввиду изложенного у суда апелляционной инстанции не имелось  установленных статьёй 330 ГПК РФ оснований для отмены решения суда  первой инстанции и отказа в удовлетворении исковых требований  Коробковой В.В., Филипповой А.В., Филипповой Е.В., Нуреева Р.А.,  Маховиковой Н.Н. и Хисматова И.Г. о признании незаконными заключения по  результатам служебной проверки от 16 апреля 2018 г. и пункта 27 приказа  начальника ГУ МВД России по Самарской области от 19 апреля 2018 г. об 


 

 увольнении их со службы в органах внутренних дел по пункту 9 части 3  статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ в связи с  совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних  дел. 

При таких обстоятельствах апелляционное определение судебной  коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 11 сентября  2018 г. нельзя признать законным, оно принято с существенными  нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на  исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и  законных интересов заявителей, что согласно статье 387 ГПК РФ является  основанием для отмены обжалуемого апелляционного определения и  оставления в силе решения суда первой инстанции, разрешившего спор в  соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами  материального права и с соблюдением требований процессуального закона. 

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по  гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации 

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам  Самарского областного суда от 11 сентября 2018 г. отменить, оставить в силе  решение Исаклинского районного суда Самарской области от 30 мая 2018 г. 


2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

Налоговый кодекс
Минфин РФ
ФНС РФ
Кодексы РФ
Популярные материалы