НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Заводского районного суда г. Кемерова (Кемеровская область) от 20.03.2019 № 2-469-19

Дело № 2-469-19

УИД: 42RS0005-01-2018-006646-24

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

город Кемерово 20 марта 2019 года

Заводский районный суд города Кемерово

в составе председательствующего Матвеевой Л.Н.

при секретаре Уймановой Н.В.,

с участием помощника прокурора Заводского района г.Кемерово Жумаевой Е.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гинжул Анны Николаевны к ГУ МВД России по Кемеровской области, УМВД России по г.Кемерово о признании незаконными результатов служебной проверки, приказа о расторжении контракта и увольнения, о восстановлении на работе, возмещении морального вреда, взыскании процентов за несвоевременную выплату денежного содержания и компенсации за форменное обмундирование,

УСТАНОВИЛ:

Гинжул А.Н. обратилась в суд с иском к ГУ МВД России по Кемеровской области о признании незаконными результаты служебной проверки, приказа о расторжении контракта и увольнения, о восстановлении на работе, возмещении морального вреда, взыскании процентов за несвоевременную выплату денежного содержания и компенсации за форменное обмундирование.

Свои требования мотивировала тем, что на основании приказа от ДД.ММ.ГГГГ ГУВД по Кемеровской области она была принята на службу в органы внутренних дел. Согласно приказу ГСУ ГУ МВД России по Кемеровской области от ДД.ММ.ГГГГ, она несла службу в должности <данные изъяты>, обслуживаемой <данные изъяты> следственного управления УМВД России по г. Кемерово, в звании подполковника юстиции.

02.09.2018 г. у истца произошел конфликт на бытовой почве с супругом ФИО6, после которого ФИО6 уехал на работу. После произошедшего конфликта она, в качестве успокаивающего средства, приняла спиртовую настойку пиона уклоняющегося. Около 14.30 - 15.00 истцу позвонила ее дочь ФИО7 и сказала, что находится в <данные изъяты> и сообщила ей, что какие-то незнакомые ребята забрали у нее деньги, которые истец давала ей на развлечения и проезд. Дочь была напугана случившимся и просила срочно забрать ее из <данные изъяты> После сообщения дочери она разнервничалась, так как испугалась за дочь, <данные изъяты>, и для успокоения вновь приняла успокоительные средства - спиртовую настойку пиона уклоняющегося и спиртовую настойку боярышника. Данные спиртовые настойки она употребила в незначительном количестве (примерно по 1 столовой ложке одного и другого лекарственного препарата). Затем, на автомобиле <данные изъяты> она поехала за дочерью. В полис <данные изъяты> данного автомобиля она включена не была. Поскольку истец была расстроена произошедшими событиями, а кроме того, автомобиль <данные изъяты> имеет более крупные габариты, чем ее автомобиль <данные изъяты> то в районе <адрес> она не рассчитала расстояние и совершила <данные изъяты> с резко затормозившим автомобилем <данные изъяты> которым управляла женщина. На место ДТП вызвали сотрудников ГИБДД. Сотрудники ГИБДД высказали предположение о нахождении ее в состоянии алкогольного опьянения, после чего потребовали пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения с использованием специального технического средства <данные изъяты>. Зная по опыту работы, что данные специальные технические средства не всегда показывают правильный результат, отказалась от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с использованием специального технического средства. После чего, в присутствии двух понятых инспектором ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по <адрес>ФИО18 были составлены: протокол об отстранении ее от управления транспортным средством и протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. В указанных протоколах она поставила свою подпись, после чего согласилась пройти медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, так как была уверена, что медицинским освидетельствованием будет установлено, что она не находится в состоянии алкогольного опьянения. Однако, когда истец находилась в <данные изъяты> ей вновь позвонила ее дочь ФИО7, которая плакала и не понимала, почему она, в течение достаточно длительного времени, не может забрать ее <данные изъяты>. Понимая, что медицинское освидетельствование и последующее заполнение необходимых документов займет достаточное количество времени, она отказалась от прохождения медицинского освидетельствования, о чем был составлен акт. Постановлением мирового судьи судебного участка Заводского судебного района <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ по делу об административном правонарушении, истец признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного <данные изъяты> КоАП РФ, ей назначено наказание в виде штрафа в размере <данные изъяты> руб. с лишением права управления транспортными средствами на срок <данные изъяты>. По данному факту была проведена служебная проверка, с результатами которой она не согласна. При проведении служебной проверки начальником <данные изъяты> по <адрес> подполковником внутренней службы ФИО8 был нарушен порядок проведения служебной проверки. Полагает, что увольнение является не законным, поскольку обстоятельства, установленные служебной проверкой о совершении ею проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, не соответствуют действительности. Истец отказалась от прохождения медицинского освидетельствования в силу состояния крайней необходимости, так как спешила забрать дочь из <данные изъяты> полагая, что она может находиться в реальной опасности, поскольку в отношении дочери фактически могло быть совершено противоправное деяние. Также, она опасалась, что данная ситуация может отразиться на состоянии дочери негативным образом. Истец не находилась в состоянии алкогольного опьянения. Достоверных доказательств тому, что истец находилась в состоянии алкогольного опьянения сотрудником <данные изъяты> по <адрес>ФИО8 не добыто и не представлено, тем не менее, в заключение служебной проверки постоянно утверждается, что при совершении административных правонарушений у нее присутствовали признаки алкогольного опьянения. При проведении служебной проверки допущена неполнота – не разъяснены права о возможности прохождения проверки показаний с помощью психофизиологического исследования, тогда её пояснения были бы подтверждены; не учтены её поощрения за время службы, наличие <данные изъяты> как смягчающие обстоятельства; не опрошены свидетели, которые бы могли подтвердить доводы истца; не установили собственника <данные изъяты> автомобиля участвовавшего в ДТП; допущены описки в должности и имени опрошенных сотрудников; с заключением служебной проверки ознакомили 23.11.2018 г. в не подшитом и не пронумерованном виде.

С учетом уточнений иска, истец указывает, что в день увольнения ей не было выплачено единовременное пособие, компенсация за отпуск, компенсация за форменное обмундирование.

Так, лишь 17.12.2018 г. истцу была выплачена заработная плата (денежное довольствие) в размере 21 447,19 руб. за декабрь 2018 г., 20.12.2018 г. ей была выплачена компенсация за неиспользованный основной и дополнительный отпуск в размере 48 270,82 руб. Таким образом, период просрочки выплаты заработной платы (денежного довольствия) с 15.12.2018 г. по 16.12.2018 г. (включительно) составил 2 дня, период просрочки выплаты компенсации за неиспользованный основной и дополнительный отпуск с 15.12.2018 г. по 19.12.2018 г. (включительно) составил 5 дней. Общая сумма процентов за задержку выплаты заработной платы (денежного довольствия) и компенсации за неиспользованный основной и дополнительный отпуск составляет 144,54 руб. Согласно справке от ДД.ММ.ГГГГ, представленной ответчиком, размер компенсации за форменное обмундирование составляет 74 787,88 руб. Уволена она была 14.12.2018г., однако компенсацию за форменное обмундирование выплатили 22.01.2019г. Таким образом, период просрочки выплаты компенсации с 15.12.2018 г. по 21.01.2019 г. составил 38 дней. Общая сумма процентов за задержку выплаты компенсации за форменное обмундирование составляет 1 465,84 руб.

Считает, что в результате незаконного увольнения, несвоевременной выплаты денежного довольствия, компенсации за отпуск, форменное обмундирование ей был причинен моральный вред, выразившийся в причинении ей нравственных страданий, связанных с ограничением ее конституционных прав на достойную жизнь, оплату труда. Потеря работы и отсутствие у нее других источников к существованию создало психотравмирующую ситуацию, которая негативно сказывается на жизни и благополучии ее семьи. Причиненный ей моральный вред истец оцениваю в 50 000,00 руб.

С учетом уточнения просит:

- признать незаконными результаты служебной проверки от 22.11.2018 г., проведенной в отношении истца начальником <данные изъяты> по <адрес> подполковником внутренней службы ФИО8

- признать незаконным Приказ от ДД.ММ.ГГГГ л/с о расторжении контракта и увольнения ее со службы в органах внутренних дел.

- восстановить истца на службе ГУ МВД России по <адрес>, в должности <данные изъяты>, обслуживаемой отделом полиции «Центральный» УМВД России по <адрес> с ДД.ММ.ГГГГ

- взыскать с ответчиков сумму неполученного истцом дохода за время вынужденного прогула, начиная с 15.12.2018 г. и по день вынесения решения судом.

- взыскать с ответчиков единовременное пособие, в соответствии с Федеральным Законом от 19.07.2011 г. № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», а также проценты за задержку выплаты компенсации за форменное обмундирование с 15.12.2018 г. по 21.01.2019 г. в размере 1465,84 руб., проценты за задержку выплаты заработной платы (денежного довольствия) и компенсации за неиспользованный основной и дополнительный отпуск в размере 144,54 руб.

- взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда в размере 50000,00 руб.

Истец Гинжул А.Н. в судебном заседании обстоятельства и доводы, изложенные в исковом заявлении, подтвердила, на иске настаивала с учетом его уточнения, просила требования удовлетворить. Пояснила, что в момент ДТП не находилась в состоянии алкогольного опьянения, т.к. алкогольные напитки не употребляла. Отрицает, что у неё присутствовали признаки опьянения - запах алкоголя изо рта. Изменение окраски кожных покровов лица было вызвано стрессовой ситуацией, волнением из-за ДТП. Также в тот день по причине бытового конфликта с супругом, выпила 1 ч.ложку спиртовой настойки пиона, после звонка дочери, перед отъездом, приняла для успокоения 1 ч.л. спиртовой настойки боярышника. Отказалась от медосвидетельствования, т.к. торопилась забрать дочь из <данные изъяты>, у дочери отобрали деньги и она просила срочно её забрать, плакала. Дочери 12 лет, она ребенок –<данные изъяты> очень ранимая, у неё от рождения <данные изъяты> Заболевание дочери не требует какой-либо экстренной помощи и приема лекарств. Должна была забрать дочь сама, т.к. больше было некому, до супруга не дозвонилась. На место ДТП приезжала её начальник ФИО9, не помнит, говорила ли ей говорила о том, что надо забрать дочь. В полицию по факту отобрания денег у дочери не сообщала. Считает, что действовала в условиях крайней необходимости. Полагает, что в данной ситуации она не совершила порочащего проступка, т.к. в состоянии опьянения автомобилем не управляла, отказалась от медосвидетельствования в состоянии крайней необходимости. Моральный вред причинен как незаконным увольнением, так и задержкой в выплате денежного довольствия, компенсации отпуска и за форменное обмундирование, поскольку беспокоилась, переживала, находилась в состоянии напряжения и ожидания, ей необходимы были деньги на проживание, юруслуги.

Представитель ответчика ГУМВД РФ по Кемеровской области Бутовецкий Д.С., действующий на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ. /л.д. 153/, судебном заседании исковые требования не признал, просил суд отказать в их удовлетворении в полном объеме. Пояснил, что после ДТП у Гинжул установлены признаки опьянения – запах алкоголя изо рта и покраснение лица. ГИБДД вызвал второй участник ДТП, т.к. обнаружил у водителя Гинжул признаки опьянения. При составлении протоколов, при отказе от медосвидетельствования Гинжул не говорила о том, что есть срочная необходимость забрать дочь из Парка, т.к. в отношение неё совершили противоправное действие. В полицию по данному поводу Гинжул не заявляла. Гинжул могла защитить интересы дочери иным способом – сообщить в полицию о преступлении, если имелись такие сведения. Считает надуманным данный довод. Постановление о привлечении по ч.1 ст.12.26 КоАП РФ вступило в законную силу, проверялся довод о крайней необходимости, был опровергнут. Гинжул поясняла, что до управления автомобиля употребляла спиртосодержащие настойки для успокоения, однако данный довод не влияет на оценку проступка как порочащего, поскольку Гинжул управляла автомобилем имея признаки опьянения и отказалась от законного требования сотрудника полиции о прохождении медосвидетельствоания. При этом не важно, каким именно спиртосодержащим веществом вызваны данные признаки опьянения. Сотрудник полиции должен неукоснительно соблюдать требования закона, в т.ч. выполнять законные требования сотрудников полиции и во внеслужебное время, что, однако, Гинжул умышленно нарушила. Т.е. истец, сама являясь сотрудником полиции, умышленно не исполнила законное требование сотрудника полиции о прохождении медосвидетельствования, чем совершила не только правонарушение, но и нарушила Присягу, Кодекс профессиональной этики, тем самым нанесла ущерб авторитету ОВД, пренебрегла долгом сотрудника ОВД о безусловном выполнении требований Закона. Кроме того, Гинжул, имея признаки опьянения и отказавшись от медосвидетельствования после совершенного ДТП по вине Гинжул, также поставила под сомнение и то, что управляла автомобилем в трезвом состоянии, что также является порочащим для сотрудника ОВД и наносит ущерб авторитету ОВД в целом.

Оспаривал расчет процентов за несвоевременную выплату денежного довольствия и компенсации за неиспользованный отпуск, поскольку работодатель УМВД по г.Кемерово совершил перечисление в банк денежного довольствия 14.12.2018 г., т.е. в день увольнения, тем самым исполнив обязанность. Сумма компенсации отпуска в банк перечислена 18.12.2018 г., тем самым работодатель исполнил обязанность 18.12.2018 г., просрочка 15,16,17 декабря. Компенсация за форменное обмундирование не относится к тем выплатам, которые работодатель обязан произвести в день увольнения, данные выплаты носят компенсационный характер и урегулированы специальным законом. Компенсационные выплаты совершаются по мере финансирования, не регламентированы по времени их выплаты, проценты по ст.256 ТК РФ на данную сумму не могут быть начислены. Моральный вред истцу не причинен, т.к. увольнение законно. Моральные страдания от задержки выплаты компенсации за отпуск не доказаны, чрезмерно завышены и не оправданы. Поддержал письменный отзыв на исковое заявление (л.д. 158-168), согласно которому ссылка Истца, что при издании приказа о его увольнении не учтено ее предыдущее поведение и тяжесть, примененного вида ответственности, не соответствует тяжести проступка, не основана на нормах действующего законодательства. Для сотрудников органов внутренних дел установлены повышенные требования к их поведению как в служебное, так и во внеслужебное время, вследствие чего на них возложены особые обязанности - заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не совершать проступков, вызывающих сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящих ущерб его репутации, авторитету органа внутренних дел и государственной власти. Несоблюдение сотрудником органов внутренних дел таких добровольно принятых на себя обязательств, предусмотренных законодательством, является проступком, порочащим честь сотрудника органов внутренних дел. В случае совершения сотрудником органов внутренних дел проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, он подлежит безусловному увольнению, а контракт с ним - расторжению. Применение других мер ответственности в данном случае невозможно, поскольку закон не предоставляет руководителю органа внутренних дел права избрания для такого сотрудника иной более мягкой меры ответственности, чем увольнение из органов внутренних дел. Увольнение сотрудника органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, обусловлено особым правовым статусом указанных лиц. В ходе служебной проверки было достоверно установлено, что заместитель начальника отдела по расследованию преступлений на территории, обслуживаемой отделом полиции «Центральный» следственного управления Управления МВД России по г. Кемерово подполковник юстиции А.Н. Гинжул совершила проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел. В исковом заявлении Истец указывает, что ей не были разъяснены права предусмотренные ч. 6 ст. 52 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ, в связи с чем, она не воспользовалась правом на проверку своих объяснений с помощью психофизиологических исследований (обследований). Данное утверждение не основано на фактических обстоятельствах. Так, в объяснении от 09.11.2018 имеется подпись Гинжул А.Н. о разъяснении ей прав и обязанностей, предусмотренных ч. 6 ст. 52 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ. В ходе проведения служебной проверки Гинжул А.Н. никакие действия, направленные на реализацию своих прав не совершила, ходатайства не подавала. Также не основано на законе утверждение Истца о необходимости при проведении служебной проверки устанавливать обстоятельства совершения ею административного правонарушения. Решениями судов установлено достаточность и объективность, установленных сотрудниками ГИБДД при осуществлении административного производства, обстоятельств. Указание Истца о наличии в заключении служебной проверки опечаток (технических ошибок) не является доказательством ее необъективности и незаконности. Искажений фактических обстоятельств данными техническими ошибками не допущено. Истец указывает на отсутствие оснований, свидетельствующих о ее неискренности при проведении служебной проверки. Данное утверждение не основано на доказательствах, полученных в ходе проверки. Так, согласно видеозаписи с видеорегистратора патрульного автомобиля ДПС № 858 Гинжул А.Н. лично сообщает сотруднику ГИБДД о том, что она ехала в ОП «Центральный» на работу. Иных объективных данных, свидетельствующих о цели поездки лицом, проводящим проверку, не получено, Гинжул А.Н. не предоставлено. В исковом заявлении истец указывает как одно из нарушений, что ее не ознакомили с материалами служебной проверки. Данное утверждение не основано на нормах действующего законодательства, поскольку сотрудник в отношении которого проводится служебная проверка знакомиться только с заключением по результатам служебной проверки, если это не противоречит требованиям неразглашения сведений, составляющих государственную и иную охраняемую законом тайну. Таким образом, работодателем был достоверно установлен факт совершения Истцом проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел. Следовательно, имелись все основания для расторжения контракта и увольнения Истца из органов внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудников органов внутренних дел (по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от ЗОЛ 1.2011г №342-Ф3). В связи с отсутствием оснований для удовлетворения требования о признании незаконными заключения проверки и приказа об увольнении, не подлежат удовлетворению требования о взыскании недополученного денежного довольствия, а также компенсации морального вреда.

Представитель ответчика УМВД по г.Кемерово Дроботова Н.С., действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ /л.д.181/ судебном заседании исковые требования не признала, просила суд отказать в их удовлетворении в полном объеме. Поддержала письменный отзыв на исковое заявление (л.д. 182-185), согласно которому компенсация за форменное обмундирование при увольнении, причитающаяся Гинжул А.Н. в размере 74 787,88 рублей своевременно выплачена не была, в связи с отсутствием лимитов бюджетных обязательств. Ответчиком были предприняты все меры для надлежащего исполнения обязательств, вина Управления МВД России по г. Кемерово в ненадлежащем исполнении обязательств отсутствует. Заявленные требования истца о взыскании неустойки за просрочку оплаты, о компенсации морального вреда не подлежат удовлетворению. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий. Каких-либо доказательств в обоснование заявленных исковых требований Гинжул А.Н. не представлено.

В соответствии со ст.167 ГПК РФ суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, допросив свидетелей, выслушав заключение помощника прокурора Жумаевой Е.Ю., которая считала необходимым отказать в удовлетворении исковых требований о признании незаконным служебной проверки, приказа об увольнении, о восстановлении на работе в полном объеме, взыскании компенсации; частично взыскать проценты за нарушение срока выплаты компенсации за отпуск с УМВД г.Кемерово, размер морального вреда за просрочку выплат на усмотрение суда, исследовав письменные материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

Правоотношения между сторонами, возникшие в результате прохождения службы, регулируются специальными нормативными актами: Федеральным законом №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Федеральным законом №3-ФЗ «О полиции». В той части, в какой они не урегулированы вышеперечисленными специальными нормативными актами, применяются нормы ТК РФ.

В соответствии с ч.1 ст.50 ФЗ №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» видами дисциплинарных взысканий, которые могут быть наложены на сотрудника органов внутренних дел в случае нарушения им служебной дисциплины, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, являются замечание, выговор, строгий выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии, перевод на нижеоплачиваемую должность в органах внутренних дел, увольнение со службы в органах внутренних дел.

В соответствии с п.9 ч.3 ст.82 ФЗ №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел: 9) в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Согласно ст.34 Федерального закона от 07.02.2011г. №3-ФЗ «О полиции» служба в полиции осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации, регламентирующим вопросы прохождения службы в органах внутренних дел, с учетом положений настоящего Федерального закона. Действие трудового законодательства Российской Федерации распространяется на сотрудников полиции в части, не урегулированной законодательством Российской Федерации, регламентирующим вопросы прохождения службы в органах внутренних дел, и настоящим Федеральным законом.

Согласно ч.1 ст.49 Закона о службе нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав.

В соответствии со ст.51 Закона о службе дисциплинарные взыскания на сотрудника органов внутренних дел налагаются прямыми руководителями (начальниками) в пределах прав, предоставленных им руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Согласно ст.51 Закона о службе дисциплинарное взыскание должно быть наложено не позднее чем через две недели со дня, когда прямому руководителю (начальнику) или непосредственному руководителю (начальнику) стало известно о совершении сотрудником органов внутренних дел дисциплинарного проступка, а в случае проведения служебной проверки или возбуждения уголовного дела - не позднее чем через один месяц со дня утверждения заключения по результатам служебной проверки или вынесения окончательного решения по уголовному делу. В указанные сроки не включаются периоды временной нетрудоспособности сотрудника, нахождения его в отпуске или в командировке. Дисциплинарное взыскание не может быть наложено на сотрудника органов внутренних дел по истечении шести месяцев со дня совершения дисциплинарного проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности - по истечении двух лет со дня совершения дисциплинарного проступка. В указанные сроки не включаются периоды временной нетрудоспособности сотрудника, нахождения его в отпуске или в командировке, а также время производства по уголовному делу. До наложения дисциплинарного взыскания от сотрудника органов внутренних дел, привлекаемого к ответственности, должно быть затребовано объяснение в письменной форме. В случае отказа сотрудника дать такое объяснение составляется соответствующий акт. Перед наложением дисциплинарного взыскания по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в соответствии со ст.52 настоящего Федерального закона может быть проведена служебная проверка. О наложении на сотрудника органов внутренних дел дисциплинарного взыскания издается приказ уполномоченного руководителя. В случае временной нетрудоспособности сотрудника, нахождения его в отпуске или в командировке приказ о наложении на него дисциплинарного взыскания издается после его выздоровления, выхода из отпуска или возвращения из командировки. Сотрудник считается привлеченным к дисциплинарной ответственности со дня издания приказа о наложении на него дисциплинарного взыскания либо со дня публичного объявления ему замечания или выговора в устной форме.

В соответствии со ст.52 Закона о службе по решению уполномоченного руководителя при необходимости выявления причин, характера и обстоятельств совершенного сотрудником органов внутренних дел дисциплинарного проступка проводится служебная проверка.

Судом установлено, что Гинжул А.Н. проходила службу в органах внутренних дел с декабря 2002 года, в должности <данные изъяты> обслуживаемой отделом полиции «Центральный» СУ Управления МВД России по г. Кемерово, что подтверждается трудовой книжкой (л.д.19-21).

В соответствии с рапортом врио заместителя начальника ГУ МВД России по Кемеровской области - начальника ГСУ полковника юстиции ФИО12 от 03.09.2018г. в отношении Гинжул А.Н. назначена служебная проверка по факту совершения проступка, порочащего честь сотрудника внутренних дел. /л.д. 66/

Постановлением мирового судьи судебного участка № 4 Заводского судебного района г. Кемерово от 12.11.2018 г. Гинжул А.Н. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, а именно, 02.09.2018 г. являясь водителем, имея признаки опьянения (запах алкоголя изо рта, резкое изменение кожных покровов лица) отказалась выполнить законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования при наличии признаков опьянения в 17-20 02.09.2018 г. С учетом апелляционного обжалования постановление вступило в законную силу 27.12.2018 г.

Согласно выводов служебной проверки, утвержденной 22.11.2018 г. установлено, что заместитель начальника отдела по расследованию преступлений на территории, обслуживаемой отделом полиции «Центральный» СУ Управления МВД России по г. Кемерово подполковник юстиции Гинжул А.Н. совершила проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел, выразившийся в нарушении п. 1 ч. 1 ст. 12, п. 2 ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», а именно совершила действия, наносящие ущерб авторитету органов внутренних дел, пренебрегла долгом сотрудника, состоящем в безусловном выполнении закрепленных законом обязательств, осознавая противоправность своих действий, лично совершила деяния, содержащие признаки административных правонарушений, а именно 02.09.2018, в свободное от службы время, управляла личным автомобилем <данные изъяты>, с признаками алкогольного опьянения, от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения отказалась, не была вписана в страховой полис <данные изъяты><данные изъяты> /л.д. 132-146/

С результатами служебной проверки Гинжул А.Н. была ознакомлена 23.11.2018г., что подтверждается его подписью в заключении служебной проверки.

На основании вышеуказанной проверки, 14.12.2018г. был издан приказ л/с (л.д.62), согласно которого в соответствии с Федеральным законом от 30.11.2011г. №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» уволить со службы в органах внутренних дел подполковника юстиции Гинжул А.Н., <данные изъяты>, обслуживаемой <данные изъяты> по <адрес> по п.9 ч.3 ст.82 в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел 14.12.2018г..

С приказом л/с от ДД.ММ.ГГГГ. Гинжул А.Н. была ознакомлена 14.12.2018г., что подтверждается её подписью.

В суд иск подан 21.12.2018 г., т.е. в установленный месячный срок.

Истец увольнение считает незаконным, указывает, что проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, не совершала. Заключение служебной проверки от 22.11.2018г.; приказ от ДД.ММ.ГГГГ. считает незаконными, необоснованными и подлежащими отмене, также считает необходимым восстановить ее на рабочем месте.

В обосновании своих требований истец поясняет, что отказалась от медосвидетельствования по причине крайней необходимости – необходимо было забрать дочь из <данные изъяты> в которой забрали деньги. Кроме того, при управлении автомобилем не находилась в состоянии опьянения, отрицает наличие признака опьянения – запах алкоголя изо рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица вызвано стрессом от ДТП. Также при проведении служебной проверки начальником <данные изъяты> подполковником внутренней службы ФИО8 был нарушен порядок проведения служебной проверки. Согласно п. 30, 30.1, 30.7 Порядка проведения служебной проверки в органах, организациях, и подразделениях Министерства внутренних дел РФ, утвержденного Приказом МВД РФ от 26.03.2013 г. № 161 «Об утверждении порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации», сотрудник (председатель и члены комиссии), проводящий служебную проверку, обязан: соблюдать права и свободы сотрудника, в отношении которого проводится служебная проверка, и иных лиц, принимающих участие в проведении служебной проверки; осуществить сбор документов и материалов, характеризующих личные и деловые качества сотрудника, совершившего дисциплинарный проступок; ознакомить сотрудника, в отношении которого проведена служебная проверка, в случае его обращения, оформленного в письменном виде, с заключением по ее результатам.

Служебная проверка была проведена необъективно, небрежно. О необъективности, небрежности допущенных при проведении служебной проверки, свидетельствуют следующие факты: при проведении служебной проверки истцу не были разъяснены ее права, в частности право, предусмотренное п/п. «г» п. 2 ч. 6 ст. 52 3 Федерального Закона от 19.07.2011 г. № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», согласно которого, сотрудник органов внутренних дел, в отношении которого проводится служебная проверка имеет право потребовать провести проверку своих объяснений с помощью психофизиологических исследований (обследований). Хотя, в случае проведения проверки объяснений с помощью психофизиологических исследований (обследований) ее правдивость и искренность являлись бы установленными фактами; не были выяснены надлежащим образом все обстоятельства совершенных истцом административных правонарушений, в частности не установлено лицо, являвшееся собственником автомобиля <данные изъяты> регистрационный знак и вызывавшее сотрудников ГИБДД; не были надлежащим образом проверены сообщенные истцом факты о причинах совершения ею правонарушений, в частности не были установлены и опрошены свидетели, которые могли подтвердить указанные ею факты; не были истребованы документы, характеризующие личные и деловые качества истца, в том числе свидетельство о рождении дочери, справка МСЭ, протокол опроса дочери, представленный ею в материалах административного дела ; в заключение служебной проверки неоднократно искажается фамилия инспектора ОБ ДПС ФИО17, звание заместителя начальника УМВД России по г. Кемерово - начальника СУ ФИО13; не устранены неточности, изложенные в рапорте инспектора ДПС ДЧ ОГИБДД УМВД России по г. Кемерово ФИО14, в котором указано, что ФИО2 пояснял, что не вызывал сотрудников ГИБДД по факту совершенного ДТП; с заключением служебной проверки по ее результатам истец была ознакомлена 23.11.2018 г., причем заключение служебной проверки ей было представлено отдельно от материалов, в не подшитом, в не пронумерованном виде, с материалами служебной проверки истец ознакомлена не была.

Однако суд не может признать обоснованными указанные истцом обстоятельства, которые в данном случае не являются основанием для удовлетворения исковых требований Гинжул А.С. в связи со следующим.

Из материалов гражданского дела следует, что основанием увольнения Гинжул А.С. послужило заключение служебной проверки от 22.11.2018г. (л.д.132-146) по факту совершения Гинжул А.С. проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Установлено, что основанием для проведения служебной проверки послужил рапорт врио заместителя начальника ГУ МВД России по Кемеровской области - начальника ГСУ полковника юстиции ФИО12 от 03.09.2018г. о том, что ДД.ММ.ГГГГ в 15 час. 13 мин. напротив <адрес>, личным автомобилем <данные изъяты> г/н в свободное от службы время, с признаками алкогольного опьянения, от прохождения медицинского опьянения на состояние опьянения отказалась, по которому ДД.ММ.ГГГГ начальником ГУ МВД России по <адрес> генерал-майором полиции ФИО24 назначено проведение служебной проверки.

Служебной проверкой установлено, что 02.09 2018 инспекторы ОБ ДПС ГИБДД Управления МВД России по г. Кемерово капитан полиции ФИО17 и лейтенант полиции ФИО18, согласно постовой ведомости расстановки нарядов на ДД.ММ.ГГГГ, утвержденной командиром ОБ ДПС ГИБДД Управления МВД России по <адрес> подполковником полиции ФИО19ДД.ММ.ГГГГ, в составе экипажа ДПС осуществляли контроль за безопасностью дорожного движения в <адрес>. В 15 час. 20 мин. ДД.ММ.ГГГГ из дежурной части ОГИБДД Управления МВД России по <адрес> по средствам радиосвязи экипажу ДПС поступил сигнал о том, что на пересечении <адрес> и <адрес> в <адрес>, произошло дорожно-транспортное происшествие с участием двух автомобилей. ДД.ММ.ГГГГ в 15 час. 30 мин. прибыв на место ДТП капитаном полиции ФИО17 и лейтенантом полиции ФИО18 было установлено, что столкновение произошло между автомобилем <данные изъяты> г/н , под управлением ФИО2 и автомобилем <данные изъяты> под управлением Гинжул Анны Николаевны. Во время осмотра капитаном полиции ФИО17 и лейтенантом полиции ФИО18 места ДТП и общения с водителем ФИО2, ФИО1 находилась за рулем автомобиля <данные изъяты>, и разговаривала по сотовому телефону. Капитан полиции ФИО17 и лейтенант полиции ФИО18 подошли к автомобилю <данные изъяты> представились водителю А.Н. Гинжул и попросили её предъявить документы на право управления автомобилем. Из документов А.Н. Гинжул предъявила полис <данные изъяты> в который она не была вписана, а также служебное удостоверение сотрудника органов внутренних дел. При общении с А.Н. Гинжул капитаном полиции ФИО17 и лейтенантом полиции ФИО18 у нее были установлены признаки опьянения, а именно запах алкоголя изо рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица. После чего водитель А.Н. Гинжул была приглашена в патрульный автомобиль ДПС для дальнейшего разбирательства. В патрульном автомобиле ДПС она предъявила водительское удостоверение . Лейтенантом полиции ФИО18 в присутствии двух понятых: ФИО20 и ФИО21, она была отстранена от управления транспортным средством (протокол ). Перед подписанием протокола об отстранении от управления транспортным средством лейтенантом полиции ФИО18 в присутствии понятых А.Н. Гинжул были доведены положения ст. 51 Конституции РФ и ст. 25.1 КРФ об АП. В 16 час. 25 мин. лейтенант полиции ФИО18 предложил ФИО1 пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения на месте, с использованием специального технического средства <данные изъяты> на что водитель А.Н. Гинжул отказалась.

В связи с отказом А.Н. Гинжул от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте, в 16 час. 30 мин. лейтенантом полиции ФИО18 в присутствии двух понятых, ей было предложено пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения, о чем в 16 час. 30 мин. был составлен протокол о направлении водителя А.Н. Гинжул на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, в котором в графе: «пройти медицинское освидетельствование» водитель А.Н. Гинжул собственноручно написала: «согласна», о чем свидетельствует её подпись и запись видеорегистратора, установленного в патрульном автомобиле . На патрульном автомобиле ДПС водитель А.Н. Гинжул была доставлена в <данные изъяты> на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, где ДД.ММ.ГГГГ в 17 час. 20 мин. врачом-наркологом был зафиксирован отказ от прохождения водителем А.Н. Гинжул медицинского освидетельствования на состояние опьянения (акт медицинского освидетельствования от ДД.ММ.ГГГГ).

В медучреждении Гинжул А.Н от прохождения медосвидетельствования отказалась, что подтверждается актом от 02.09.2018г. /л.д. 73/.

За нарушение п. 2.3.2 ПДД РФ (Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения), лейтенантом полиции ФИО18ДД.ММ.ГГГГ в 17 час. 25 мин. в соответствии с ч. 1 ст. 12.26 КРФ об АП, в отношении А.Н. Гинжул был составлен протокол об административном правонарушении, в котором водитель А.Н. Гинжул поставила свои подписи. От дачи письменных объяснений в протоколе А.Н. Гинжул отказалась.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.37 КРФ об АП капитаном полиции ФИО17 в отношении водителя А.Н. Гинжул было вынесено постановление об административном правонарушении (управление транспортным средством в период его использования, не предусмотренный страховым полисом <данные изъяты> а равно управление транспортным средством с нарушением предусмотренного данным страховым полисом условия управления этим транспортным средством только указанными в данном страховом полисе водителями) с назначением административного наказания в виде административного штрафа в размере 500 рублей.

В судебном заседании допрошены свидетели стороны истца.

Свидетель ФИО9 в судебном заседании пояснила, что работает <данные изъяты> Гинжул А.Н. была ее заместителем, конфликтов не было. ДД.ММ.ГГГГ свидетель находилась в очередном отпуске, Гинжул А.Н. исполняла ее обязанности, это был выходной день, она ехала с супругом с дачи, ей позвонила Абульханова, попросила приехать на место ДТП Рукавишникова. В машине ГИБДД находились сотрудник ГИБДД и Гинжул А.Н., она рассказала, что совершила ДТП, она была во взволнованном, возбужденном состоянии. Гинжул просила сотрудника ГИБДД отпустить ее в туалет, он ее не отпускал, под ответственность свидетеля сотрудник ГИБДД отпустил Гинжул. Запах алкоголя от Гинжул не ощущала. Гинжул 1 раз уходила в туалет, в автомобиле находился 1 сотрудник с Гинжул А.Н., он предложил ей дуть в трубку, было 2 понятых. Она отказалась. Сотрудник ГИБДД предложил Гинжул пройти медицинское освидетельствование, она согласилась. Проехали в наркологический диспансер для прохождения медицинского освидетельствования, Гинжул сидела в коридоре, отказалась пройти медицинское освидетельствование, она сказала, что ей необходимо быстрее покинуть учреждение, почему, не говорила. По приезду на место ДТП Гинжул не говорила о необходимости забрать дочь из Парка, о том, что у дочери отобрали деньги, просьб забрать дочь из Парка не заявляла, ребенка Гинжул А.Н. свидетель знает, могла бы забрать дочь из Парка. Состояние Гинжул было беспокойным, было похоже, что она в стрессовом состоянии и не вполне понимает происходящее. Лицо было красным, но такое у Гинжул бывает часто при волнении. Не может пояснить, почему Гинжул так себя вела. Позже Гинжул рассказала, что дочь просила приехать ее в Парк чудес, ее там обокрали. В служебной проверке свидетель давала пояснения.

Свидетель ФИО6 в судебном заседании пояснил, что работает <данные изъяты> является супругом истца. Очевидцем ДТП не был. Об обстоятельствах известно со слов Гинжул А.Н. Видел ФИО1 02.09.2018 г. в 10-11 часов, до вечера не встречались, его телефон был отключен до вечера. Вечером она находилась в возбужденном состоянии, при нем не употребляла спиртосодержащие напитки. Дочь ему ничего не сообщала, что с ней произошло. Свидетелю стало известно от жены 02.09.2018 г. о случившемся. Гинжул А.Н. в состоянии алкогольного опьянения не была, находилась в очень нервном, возбужденном состоянии. Дочь - <данные изъяты> с детства, пытаются ее не волновать. О противоправных действиях в отношении его дочери ему стало известно 02.09.2018 г. вечером. Не беседовал по данному факту в этот день, побеседовал позже поверхностно, чтобы она не переживала, пропущенных вызовов от дочери не было.

В судебном заседании был допрошен свидетель стороны ответчика.

Свидетель ФИО18 в судебном заседании пояснил, что работает <данные изъяты> Поступило сообщение о ДТП в дежурную часть, точную дату сказать не может. На месте ДТП водитель находилась в автомобиле <данные изъяты> он попросил предъявить документы, Гинжул нашла только служебное удостоверение. Была отстранена от управления транспортного средства, поскольку был запах алкоголя, красное лицо. Со слов Гинжул, автомобиль принадлежит супругу, поясняла, что торопится на работу. Гинжул А.Н. отказалась от освидетельствования на месте, согласилась проехать в наркологический диспансер, но и там отказалась от медицинского освидетельствования. Причину отказа не сообщала. О том, что ей надо срочно забрать дочь из Парка не говорила. В туалет не отпускал, поскольку оформлял процессуальные действия. После того, как были проведены процессуальные действия, его напарник проводил Гинжул А.Н. в туалет. Она пыталась кому-то позвонить, телефонных разговоров не было.

В судебном заседании полно исследовались материалы дела об административном правонарушении, материалы служебной проверки.

При сопоставлении пояснений свидетеля ФИО18 с объяснениями этого же лица в ходе служебной проверки, суд приходит к выводу, что показания согласуются, не противоречат между собой.

Согласно объяснений ФИО2 /л.д.92/ в его автомобиль въехал сзади автомобиль <данные изъяты> госномер под управлением женщины, когда она вышла из машины её поведение показалось ему не адекватным, показалось, что пахнет алкоголем, он вызвал ГИБДД.

В судебном заседании исследовалась видеозапись с места происшествия, выполненная с видеорегистратора патрульного автомобиля, качество записи плохое, однако стороны подтвердили, что это запись на месте ДТП при направлении Гинжул на освидетельствование. Диалог прослушивается не четко. Вместе с тем, из записи возможно установить, что Гинжул управляла автомобилем, совершила ДТП, отрицает употребление алкоголя. На записи отсутствуют доводы Гинжул о необходимости скорейшего отъезда за дочерью.

Согласно ч. 4 ст. 7 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» сотрудник полиции как в служебное, так и во внеслужебное время должен воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции. В силу п. 2 ч. 1 ст. 13 ФЗ «О службе в органах внутренних дел» при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, не совершать при выполнении служебных обязанностей поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти. В силу п. 9. ч. 3 ст. 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел» контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

В соответствии с ч. 1 ст. 49 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты», нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав. Согласно п. 3 ч. 2 ст. 49 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты» нахождение сотрудника на службе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения либо отказ сотрудника от медицинского освидетельствования на состояние опьянения являются грубым нарушением служебной дисциплины.

В соответствии с п. 13 Порядка проведения служебной проверки основанием для проведения служебной проверки является необходимость выявления причин, характера и обстоятельств совершенного сотрудником дисциплинарного проступка, подтверждения наличия или отсутствия обстоятельств, предусмотренных статьей 29 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции», а также заявление сотрудника.

Давая оценку совокупности указанных доказательств и разрешая настоящий спор, суд пришел к выводу, что при выявлении факта нарушения служебной дисциплины в установленный двухнедельный срок принято решение о проведении служебной проверки. В ходе служебной проверки у истца было отобрано объяснение по событию, произошедшему 02.09.2018 года, которое послужило поводом для проведения служебной проверки, в котором она пояснила, что употребила спиртовые настойки пиона уклоняющегося и боярышника, алкоголь не употребляла, автомобилем действительно управляла, попала в ДТП. Свои объяснения Гинжул А.Н. в судебном заседании подтвердила, не отрицает факт управления автомобилем, факт отказа от освидетельствования на состояние опьянения алкотестером, однако настаивает на том, что 02.09.2018 алкоголь не употребляла, отказалась от медосвидетельствования в состоянии крайней необходимости.

Давая оценку доводом Гинжул о состоянии крайней необходимости суд учитывает, что согласно ст. 2.7 КоАП РФ не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

Однако суд полагает, что в действиях Гинжул отсутствуют условия для признания совершенного ею проступка в условиях крайней необходимости, поскольку необходимость забрать дочь из Парка, у которой отобрали деньги, не указывало на то, что в момент отказа от медосвидетельствования дочь Гинжул находилась в непосредственной опасности и при этом данная опасность не могла быть устранена иным способом. Так, в случае совершения противоправных действий в отношение дочери, Гинжул могла обратиться в полицию с сообщением о преступлении, чего Гинжул не сделала. Кроме того, свидетель ФИО9 пояснила, что на месте ДТП и в медучреждении была с Гинжул, она не говорила о необходимости забрать дочь из Парка и о том, что у дочери отобрали деньги, ребенка Гинжул А.Н. свидетель знает и могла бы забрать дочь Гинжул из Парка. Таким образом, не установлена действительная и реальная угроза безопасности дочери Гинжул на момент совершения проступка, а также установлено, что имелись иные, очевидно реальные способы обеспечить защиту интересов дочери Гинжул, которыми истец не воспользовалась.

В таком случае, в судебном заседании собраны достаточные доказательства того, что Гинжул А.Н. 02.09.2018 совершила проступок, порочащий честь сотрудника ОВД.

При этом, доводы иска о нарушении процедуры проведения служебной проверки и привлечения к дисциплинарной ответственности не нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Доводы истца о несоразмерности примененного дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка, применении ответчиком увольнения без учета отношения истца к службе, положительной характеристики, не могут служить безусловным основанием для смягчения взыскания, поскольку дисциплинарное взыскание должно соответствовать тяжести совершенного проступка и степени вины.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц, что само по себе не противоречит ч. 1 ст. 19, ч. 1 и ч. 3 ст. 37 и ч. 2 и ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации (Постановление от 06.06.1995 № 7-П, определения от 21.12.2004 №460-О и от 16.04.2009 N566-О-О, от 25.11.2010 № 1547-О-О и от 21.11.2013 № 1865-О). Повышенные требования к дисциплине, профессиональной пригодности, интеллектуальным, физическим, волевым и моральным качествам сотрудника полиции обусловлены специальными условиями прохождения службы, что в целом определяет надежность всей системы защиты безопасности государства и граждан.

Факт совершения административного правонарушения сотрудником ОВД безусловно наносит ущерб репутации сотрудника полиции и наносит вред авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, правам общества на безопасность. Таким образом, при рассмотрении дела ответчик представил суду доказательства обоснованности наложенного дисциплинарного взыскания с учетом тяжести проступка и личности истца.

Доводы истца о том, что ей не были разъяснены права при проведении служебной проверки, суд считает несостоятельными. Кроме того, согласно п. 1 ч. 1 ст. 12 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел» сотрудник органов внутренних дел обязан знать и соблюдать Конституцию Российской Федерации, законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации в сфере внутренних дел, обеспечивать их исполнение; проходить в порядке, устанавливаемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, регулярные проверки знания Конституции Российской Федерации, законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации в указанной сфере. Кроме того, указание Истца о наличии в заключении служебной проверки опечаток (технических ошибок) не является доказательством ее необъективности и незаконности. Искажений фактических обстоятельств данными техническими ошибками не допущено.

Истец указывает как одно из нарушений, что ее не ознакомили с материалами служебной проверки. Данное утверждение не основано на нормах действующего законодательства. Так, согласно требованиям п.п. «в» п. 2 ч.б ст. 52 Федерального закона от 30.11.2011 № 342- ФЗ, п.30.15. Порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного приказом МВД России от 26.03.2013 № 161, сотрудник в отношении которого проводится служебная проверка знакомиться только с заключением по результатам служебной проверки, если это не противоречит требованиям неразглашения сведений, составляющих государственную и иную охраняемую законом тайну.

Сроки увольнения соблюдены. Проступок совершен 02.09.2018 г., служебная проверка назначена 03.09.2018 г. В период с 03.09.2018 г. по 12.09.2018 г., а также с 13.09.2018 г. по 21.09.2018 г., с 24.09.2018 г. по 26.10.2018 г. Гинжул являлась нетрудоспособной, о чем представлены листки нетрудоспособности /л.д.95,96,131/. Служебная проверка окончена 22.11.2018 г. /л.д.132/, за вычетом периода нетрудоспособности, проверка проведена в месячный срок. Работнику предоставлено право дать объяснения /л.д.89/. С заключением служебной проверки Гинжул ознакомлена 23.11.2018 г. Уволена 14.12.2018 г. До увольнения, 13.12.2018 г. с Гинжул проведена беседа /л.д.60/ и ознакомлена с представлением об увольнении /л.д.55/, с приказом об увольнении ознакомлена 14.12.2018 г. /л.д.62/.

С учетом изложенного, суд полагает, что Гинжул А.Н. уволена при наличии законного основания к увольнению, оснований для признания незаконным заключения служебной проверки не установлено, в связи с чем иск не обоснован и не подлежит удовлетворению. В связи с отсутствием оснований для удовлетворения требования о признании незаконными заключения проверки и приказа об увольнении, не подлежат удовлетворению требования о восстановлении в прежней должности, о взыскании недополученного денежного довольствия.

Истец указывает, что на основании Приказа ГУ МВД РФ по Кемеровской области от ДД.ММ.ГГГГ л/с ей не было выплачено единовременное пособие.

В соответствии с п/п. 9 ч. 8 ст. 3 Федерального Закона от 19.07.2011 г. № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», единовременное пособие не выплачивается гражданам, уволенным со службы в органах внутренних дел: в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Данное требование истца не основано на законе, поскольку единовременное пособие не выплачивается гражданам, уволенным со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел (п.9 ч.8. ст. 2 Федерального закона от 19.07.2011 № 247-ФЗ).

Кроме того, истец просит взыскать с ответчиков проценты за задержку выплаты компенсации за форменное обмундирование с 15.12.2018 г. по 21.01.2019 г. в размере 1465,84 руб.

Согласно ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Нормы Трудового кодекса Российской Федерации могут применяться к правоотношениям, возникающим при прохождении службы в органах внутренних дел, лишь в случаях, если они не урегулированы специальными законами и нормативными актами (ст. 11 ТК РФ).

Право на оплату труда и другие выплаты в соответствии с законодательством Российской Федерации предусмотрено и пунктом 4 части 1 статьи 28 Федерального закона от 07.02.2011 г. N 3-ФЗ "О полиции".

Предусмотренная ч. 3 ст. 69 Федерального закона от 30.11.2011 г. N 342-ФЗ денежная компенсация за форменное обмундирование не является формой оплаты за труд и не входит в состав денежного довольствия сотрудников органов внутренних дел.

Согласно Порядку выплаты денежной компенсации вместо положенных по нормам снабжения предметов вещевого имущества личного пользования отдельным категориям сотрудников органов внутренних дел РФи возмещения увольняемыми сотрудниками стоимости выданных им предметов вещевого имущества личного пользования

1. Выплата денежной компенсации вместо положенных по нормам снабжения предметов вещевого имущества личного пользования <1> сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации <2>, которые в связи с характером служебной деятельности не пользуются форменной одеждой, производится ежегодно по месту прикрепления личного состава на вещевое обеспечение на основании оформляемой подразделением вещевого обеспечения органа внутренних дел Российской Федерации справки на выплату денежной компенсации вместо положенных предметов вещевого имущества личного пользования.

2. Денежная компенсация выплачивается: 2.1. Сотрудникам, замещающим в подразделениях, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, должности, исполнение обязанностей по которым исключает ношение формы одежды. 2.2. Сотрудникам, прикомандированным к федеральным органам государственной власти, иным государственным органам и организациям с оставлением в кадрах МВД России, по окончании срока их прикомандирования.

5. Сотрудникам, не указанным в пункте 2 настоящего Порядка, с учетом выполняемых ими функций, выплата денежной компенсации производится в конце года по рапортам сотрудников, согласованным руководством МВД России, главных управлений, департаментов и управлений МВД России, территориальных органов МВД России на окружном, межрегиональном, региональном и районном (за исключением подчиненных территориальным органам МВД России) уровнях, образовательных, научных, медицинских (в том числе санаторно-курортных) организаций системы МВД России, окружных управлений материально-технического снабжения системы МВД России, иных организаций и подразделений, созданных для выполнения задач и осуществления полномочий, возложенных на органы внутренних дел Российской Федерации.

6.2. Сотрудникам, увольняемым без права ношения форменной одежды, выплачивается денежная компенсация.

Учитывая, что Гинжул не относится к сотрудникам, указанным в п.2 Положения, то для выплаты денежной компенсации за форменное обмундирование в порядке п.5 должна подавать рапорт для получения такой компенсации. Факт увольнения не исключает данной обязанности, поскольку п. 6.2 Положения указывает лишь то, что сотрудникам, увольняемым без права ношения форменной одежды, выплачивается денежная компенсация. Таким образом, из Положения не следует, что данная денежная компенсация должна выплачиваться лишь по факту увольнения, без поданного рапорта о выплате такой компенсации. Таким образом, суд полагает, что Положение не связывает выплату денежной компенсации лишь с фактом увольнения, а связывает с обращением сотрудника с соответствующим рапортом, следовательно, данная компенсация не относится к выплатам, подлежащим обязательной выплате в день увольнения. Следовательно, к данным выплатам не могут применяться положения ст.236 ТК РФ.

Суд полагает, что у истца отсутствует правовое основание для требований о взыскании процентов по ст.236 ТК РФ. Во взыскании процентов на основании ст.236 ТК РФ за задержку выплаты компенсации за форменное обмундирование с 15.12.2018 г. по 21.01.2019 г. в размере 1465,84 руб. следует отказать.

Также Истец просит взыскать с ответчиков проценты за задержку выплаты денежного довольствия и компенсации за неиспользованный основной и дополнительный отпуск в размере 144,54 руб.

Согласно части 8 статьи 89 Федерального закона № 342-ФЗ в последний день службы сотрудника органов внутренних дел уполномоченный руководитель или по его поручению иное должностное лицо обязаны выдать этому сотруднику трудовую книжку и осуществить с ним окончательный расчет.

В случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами Российской Федерации, указанными в части 1 данной статьи, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства.

Согласно ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность по выплате указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Согласно выписке по счету истца /л.д. 195/ денежное довольствие поступило истцу на счет 17.12.2018 г., компенсация за неиспользованный отпуск поступила 20.12.2018 г.

Согласно справки УМВД России по г.Кемерово /л.д. 156/ денежное довольствие перечислено по реестру 14.12.2018 г., компенсация за неиспользованный отпуск перечислена по реестру 18.12.2018 г.

Стороны не оспаривали, что денежные выплаты работник получала на счет банковской карты. Суд полагает, что работодатель исполнил обязательства, совершив действия по перечислению выплат в Банк. Дата фактического зачисления денежных сумм банком не указывает на просрочку работодателя.

Таким образом, в ходе судебного разбирательства нашел свое подтверждение факт несвоевременной выплаты истцу при увольнении компенсации за неиспользованный отпуск, стороной ответчика указанный факт не оспорен, соответственно с ответчика подлежат взысканию в пользу истца компенсации в порядке, установленном ст. 236 ТК РФ.

Суд проверил расчет процентов за задержку выплаты компенсации за неиспользованный отпуск /л.д. 192-194/, считает его неверным в части сроков.

В соответствии с п. 48 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 (ред. от 07.02.2017) "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" … Проценты за пользование чужими денежными средствами по требованию истца взимаются по день уплаты этих средств кредитору. При этом день фактического исполнения обязательства, в частности уплаты задолженности кредитору, включается в период расчета процентов.

В связи с чем, проценты за задержку выплаты компенсации за неиспользованный отпуск следующий должны быть рассчитаны за период со дня, следующего за увольнением – с 15.12.2018г. по 18.12.2018г. (дата перечисления выплаты в Банк).

Таким образом, расчет следующий:

За период с 15.12.2018г. по 16.12.2018г. ключевая ставка рефинансирования составляет 7,5%. Таким образом, 48270,82 руб. х 7,5% х 2 дня /150 = 48,27 руб.

С 17.12.2018г. по 18.12.2018г. ключевая ставка рефинансирования составляет 7,75%. Таким образом, 48270,82 руб. х 7,75% х 2 день /150 = 49,88 руб.

Таким образом, размер процентов за задержку выплаты компенсации за неиспользованный отпуск с 15.12.2018г. по 17.12.2018г. составляет 98,15 руб. (48,27 руб. + 49,88 руб.).

Суд полагает, что данную сумму необходимо взыскать в пользу истца с УМВД России по г. Кемерово как с работодателя истца, на котором лежит ответственность за исполнение обязанностей работодателя.

Также истец указывает, что в связи с незаконным увольнением и задержкой выплат ей причинен моральный вред, который она оценивает в 50000 рублей.

В соответствии с ч.1 ст.237 ТК моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, изложенных в п.63 Постановления от 17.03.2004г. №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания работника, причиненные неправомерными действиями или бездействием работодателя, нарушающими его трудовые права, закрепленные законодательством.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с требованиями ст.1101 ГК РФ, размер компенсации морального вреда определяется судом с учетом характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, индивидуальных особенностей потерпевшего, а также с учетом требований разумности и справедливости.

Учитывая, что в судебном заседании факт нарушения ответчиком трудовых прав истца установлен, а именно, то, что истцу несвоевременно выплатили компенсацию при увольнении за неиспользованный отпуск, что привело к нарушению прав истца, переживаниям, ощущениям тревоги, финансовой неопределенности.

Судом приняты во внимание характер причиненных истцу физических и нравственных страданий, связанных с несвоевременной выплатой компенсации, семейное и материальное положение истца, принимая во внимание требования разумности и справедливости, учел степень вины ответчика, не исполнившего должным образом обязательства, установленные ТК РФ, непродолжительность данных страданий.

Таким образом, учитывая, что компенсация морального вреда не должна являться источником обогащения истца, в связи с чем, суд находит требование Гинжул А.Н. о взыскании морального вреда подлежащим частичному удовлетворению в размере 100,00 руб.

В остальной части иска следует отказать.

Требования истца к ответчику ГУ МВД России по Кемеровской области суд полагает необходимым оставить без удовлетворения в полном объеме.

В соответствии с ч.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй ст.96 настоящего Кодекса. В соответствии с ч.1 ст.88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно ст.333.36. НК РФ 1. От уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым Верховным Судом Российской Федерации в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации и законодательством об административном судопроизводстве, судами общей юрисдикции, мировыми судьями, освобождаются: 19) государственные органы, органы местного самоуправления, выступающие по делам, рассматриваемым Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции, мировыми судьями, в качестве истцов (административных истцов) или ответчиков (административных ответчиков);

Таким образом, государственная пошлина с ответчика УМВД Росии по г.Кемерово взысканию не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Гинжул Анны Николаевны удовлетворить частично.

Взыскать с Управления МВД России по г. Кемерово (ИНН ОГРН дата регистрации ДД.ММ.ГГГГ, место нахождения: <адрес>) в пользу Гинжул Анны Николаевны (ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженки <адрес>, адрес регистрации: <адрес> проценты за задержку выплаты компенсации за неиспользованный основной и дополнительный отпуск в период с 15.12.2018г. по 18.12.2018г. в размере 98,15 рублей, компенсацию морального вреда в размере 100 рублей, а всего 198,15 рублей.

В остальной части исковых требований отказать.

В удовлетворении исковых требований к ГУ МВД России по Кемеровской области отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в Кемеровский областной суд в течение одного месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Решение суда в окончательной форме принято 25.03.2019 года.

Председательствующий Л.Н. Матвеева