НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Воронежского областного суда (Воронежская область) от 01.02.2018 № 33-135/2017

Дело № 3а-1/2018

(3а-418/2017)

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

«1» февраля 2018 года Воронежский областной суд в составе:

председательствующего судьи Селиверстовой И.В.

при секретаре Аристовой Л.С.

с участием прокурора Кривцова В.А.,

а также представителя административного истца Хрящевой С.Ю.

представителя административного ответчика Успенской А.С., -

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Воронеже административное дело по административному исковому заявлению публичного акционерного общества «ТНС энерго Воронеж» к Управлению по государственному регулированию тарифов Воронежской области о признании недействующим нормативного правового акта,

у с т а н о в и л:

публичное акционерное общество «ТНС энерго Воронеж» (далее – ПАО «ТНС энерго Воронеж», Общество, регулируемая организация) обратилось в Воронежский областной суд с административным иском, в котором, с учетом уточнений, просит признать недействующим с 1 января 2017 года приказ Управления по государственному регулированию тарифов Воронежской области (далее – УГРТ, регулирующий орган) № 61/7 от 27 декабря 2016 года «Об установлении сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков электрической энергии, поставляющих электрическую энергию (мощность) на розничном рынке Воронежской области, на 2017 год» (далее – Приказ № 61/7) в части невключения в необходимую валовую выручку (далее – НВВ) ПАО «ТНС энерго Воронеж» экономически обоснованных расходов ПАО «ТНС энерго Воронеж» по следующим статьям затрат и в следующем размере: 189 065 тыс. руб. - расходы по статье «Расходы на обслуживание кредитов»; 84 354 тыс. руб. - расходы на оплату труда, включая страховые взносы; 82 600 тыс. руб. - расходы по статье «Налог на прибыль»; 58 693 тыс. руб. - расходы для оплаты услуг по снятию показаний приборов учета; 60 000 тыс. руб. - расходы на осуществление полномочий единоличного исполнительного органа; 11 040 тыс. руб. - расходы по арендной плате; 4 029 тыс. руб. – материальные расходы; 1 706 тыс. руб. - расходы на ремонт основных средств; 2 439 тыс. руб. – «прочие расходы в части расходов на информационно обеспечение»; 7 624 тыс. руб. - расходы на услуги связи; 17 258 тыс. руб. - расходы на прием платежей; 4 604 тыс. руб. - расходы на печать и конвертование квитанций; 106 411 тыс. руб. – затраты «недотрансляция за 2015 год», при расчете сбытовой надбавки гарантирующего поставщика в отношении тарифной группы потребителей «население и приравненные к нему категории потребителей», сбытовой надбавки для тарифной группы «сетевые организации, покупающие электрическую энергию для компенсации потерь электрической энергии, сбытовой надбавки для тарифной группы «прочие потребители», коэффициента параметров деятельности гарантирующего поставщика «прочие потребители» на 2017 год; возложить на УРТ обязанность принять новый нормативный правовой акт об установлении сбытовых надбавок ПАО «ТНС энерго Воронеж», заменяющий Приказ № 61/7, обратив решение в данной части к немедленному исполнению; расходы по оплате государственной пошлины возложить на административного ответчика.

В обоснование требований указано, что оспариваемый в части нормативный правовой акт не соответствует пунктам 2, 7, 17, 18, 20, 21, 24, 25, 26, 28, 29, 65 Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации № 1178 от 29 декабря 2011 года (далее – Основы ценообразования), пунктам 11, 22, 23 Методических указаний, утвержденных приказом ФСТ России от 30.10.2012 № 703-э (далее – Методические указания), пунктам 23, 28 Правил государственного регулирования цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации № 1178 от 29 декабря 2011 года (далее – Правила государственного регулирования тарифов).

Кроме того, по мнению административного истца, УГРТ нарушена процедура принятия оспариваемого акта, выразившаяся в несоблюдении пунктов 23, 28 Правил государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2011 года № 1178, поскольку регулирующим органом в протоколе от 27 декабря 2016 года не указаны основания, по которым отказано во включении в тарифы отдельных расходов, предложенных организацией, осуществляющей регулируемую деятельность.

ПАО «ТНС энерго Воронеж» ссылается на нарушение оспариваемой нормой его прав и законных интересов как гарантирующего поставщика, поставляющего электрическую энергию на территории Воронежской области, в сфере электроснабжения на включение в недополученную валовую выручку названных выше расходов, (т. 1, л.д. 5-36; т. 15, л.д. 119-155; т. 27, л.д. 1-40; т. 32, л.д. 1-36).

22 июня 2017 года к участию в деле в качестве заинтересованного лица на стороне административного ответчика привлечена Федеральная антимонопольная служба России (далее – ФАС России) (т. 30, л.д. 6-9).

Определением суда от 1 февраля 2018 года принят отказ административного истца от иска в части требований о признании Приказа № 61/7 недействующим в части невключения в необходимую валовую выручку ПАО «ТНС энерго Воронеж» экономически обоснованных расходов ПАО «ТНС энерго Воронеж» по статьям затрат «расходы на ведение базы данных» и «расходы на добровольное страхование» при расчете сбытовой надбавки гарантирующего поставщика в отношении тарифной группы потребителей «население и приравненные к нему категории потребителей», сбытовой надбавки для тарифной группы «сетевые организации, покупающие электрическую энергию для компенсации потерь электрической энергии, сбытовой надбавки для тарифной группы «прочие потребители», коэффициента параметров деятельности гарантирующего поставщика «прочие потребители» на 2017 год, производство по делу в названной части прекращено.

В судебное заседание не явился представитель заинтересованного лица – ФАС России, извещенный о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом (т. 32, л.д. 244), о причинах неявки не сообщил, ранее просил о рассмотрении дела в его отсутствие (т. 30, л.д. 75).

Учитывая изложенное и в силу положений части 2 статьи 150, части 5 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд посчитал возможным рассматривать дело в отсутствие представителя заинтересованного лица.

В ранее поступивших возражениях представитель ФАС России выразил свою позицию по статьям расходов «Расходы на обслуживание кредитов», «Расходы на оплату труда, включая страховые взносы», «расходы на услуги по снятию показаний приборов учета», «Прочие расходы» (в части расходов на услуги по осуществлению полномочий единоличного исполнительного органа), «Прочие расходы» (в части расходов на арендную плату), «Недотрансляция за 2015 год» (т. 30, л.д. 69-75, 169-175).

В судебном заседании представитель административного истца по доверенности Хрящева С.Ю. поддержала заявленные требования по основаниям, изложенным в уточненном административном иске и письменных пояснениях (т. 3, л.д.; т. 29, л.д. 232-244; т. 32, л.д. 39-53, 60-76, 161-163, 237-241).

Представитель административного ответчика Успенская А.С. возражала против удовлетворения заявленных требований, полагая оспариваемый приказ принятым в пределах компетенции исполнительного органа Воронежской области и в соответствии с законодательством, имеющим большую юридическую силу, поддержав письменные возражения (т. 15, л.д. 1-27т. 17, л.д. 26-50, 53-77; т. 29, л.д. 176-201; т. 30, л.д. 20-61, 113-123; т. 32, л.д. 120-138, 228-234).

Выслушав участвующих в деле лиц, исследовав материалы дела и заслушав заключение прокурора Кривцова В.А., полагавшего административный иск подлежащим удовлетворению в части признания нормативного правового акта недействующим, суд приходит к следующему.

В соответствии с пунктом 5 статьи 27 Федерального закона от
6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 184-ФЗ) законы субъекта Российской Федерации, правовые акты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, правовые акты органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации и правовые акты их должностных лиц, нарушающие права и свободы человека и гражданина, права общественных объединений и органов местного самоуправления, могут быть обжалованы в судебном порядке.

Основанием для признания нормативного правового акта недействующим является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Согласно части 1 статьи 208 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее - КАС РФ) с административным исковым заявлением о признании нормативного правового акта не действующим полностью или в части вправе обратиться лица, в отношении которых применен этот акт, а также лица, которые являются субъектами отношений, регулируемых оспариваемым нормативным правовым актом, если они полагают, что этим актом нарушены или нарушаются их права, свободы и законные интересы.

Применительно к требованиям частей 8, 9 статьи 213 КАС РФ обязанность доказывания обстоятельств по соблюдению требований нормативных правовых актов, устанавливающих полномочия органа, организации, должностного лица на принятие нормативных правовых актов, форму и вид, в которых орган, организация, должностное лицо вправе принимать нормативные правовые акты, процедуру принятия оспариваемого нормативного правового акта, правила введения нормативных правовых актов в действие, в том числе порядок опубликования, государственной регистрации (если государственная регистрация данных нормативных правовых актов предусмотрена законодательством Российской Федерации) и вступления их в силу, соответствия оспариваемого нормативного правового акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, возлагается на орган, организацию, должностное лицо, принявшие оспариваемый нормативный правовой акт.

Как усматривается из материалов административного дела, Приказом № 61/7 установлены и введены в действие на период регулирования с 1 января по 31 декабря 2017 года сбытовая надбавка и коэффициент параметров деятельности гарантирующего поставщика электрической энергии на розничном рынке Воронежской области на 2017 год, в том числе и для ПАО «ТНС Воронеж».

В соответствии с приложением к Приказу № 61/7 сбытовая надбавка (без учета НДС) гарантирующего поставщика электрической энергии ПАО «ТНС энерго Воронеж» на период регулирования с 1 января по 31 декабря 2017 года составляет на 1 и 2 полугодия 2017 года: для тарифной группы потребителей «население и приравненные к нему категории потребителей» - 0,13624 руб./кВт.ч и 0,27495 руб./кВт.ч соответственно; для тарифной группы потребителей «сетевые организации, покупающие электрическую энергию для компенсаций потерь электрической энергии» - 0,04364 руб./кВт.ч и 0,29652 руб./кВт.ч соответственно; для тарифной группы «прочие потребители» - в виде приведенных формул на розничном рынке на территориях, объединенных в ценовые зоны оптового рынка (с определением значений доходности продаж и коэффициента параметров деятельности гарантирующего поставщика) (т. 1, л.д. 44-47; т. 15, л.д. 65-68).

Исходя из положений подпункта 55 части 2 статьи 26.3 Федерального закона № 184-ФЗ, статьи 23, части 3 статьи 24 Федерального закона от 26 марта 2003 года № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (далее - Закон об электроэнергетике), пункта 4 Основ ценообразования, подпункта 3.1.39 раздела 3 Положения об УГРТ, утвержденного постановлением правительства Воронежской области от 18 мая 2009 года № 397, в их системной взаимосвязи следует, что на территории Воронежской области соответствующими полномочиями в сфере тарифного регулирования, в том числе сбытовых надбавок регулирующих поставщиков, наделено УГРТ.

Оспариваемый нормативный правовой акт принят на заседании правления УГРТ Воронежской области 27 декабря 2017 г. (протокол заседания № 61) при наличии необходимого кворума в установленной форме (пункты 1.1, 1.6, 3.1.39, 3.3.18, 4.4 и 6.2.14 Положения об управлении по государственному регулированию тарифов Воронежской области, утвержденного постановлением правительства Воронежской области от 18 мая 2009 г. № 397; статьи 4, 9, 12 Закона Воронежской области от 1 февраля 1995 года № 11-з «О нормативных правовых актах Воронежской области», пункт 3.17 Положения о Правлении (коллегии) УГРТ, утвержденного приказом УГРТ от 14 октября 2015 года № 34-Р).

Таким образом, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации устанавливают цены (тарифы) на электрическую энергию (мощность), поставляемую покупателям на розничных рынках, а исполнительным органом государственной власти Воронежской области в области государственного регулирования тарифов, в том числе сбытовых надбавок, является УГРТ, решения которого по вопросам, входящим его в компетенцию, принимаются в форме приказов.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что оспариваемый в части нормативный правовой акт принят в пределах полномочий УГРТ, являющегося уполномоченным органом в сфере регулирования тарифов на электроэнергию, соответствует форме и виду его принятия.

Оспариваемый документ был опубликован в соответствии со статьями 5, 6 Закона Воронежской области от 29 июня 2006 года № 86-ОЗ «О порядке обнародования, опубликования и вступления в силу нормативных правовых актов органов государственной власти Воронежской области и о порядке опубликования иной официальной информации» путем первого размещения (опубликования) в информационной системе «Портал Воронежской области в сети Интернет» (www.govvrn.ru) 29 декабря 2016 года, вступил в силу с 1 января 2017 года и действует по 31 декабря 2017 года включительно.

Приказ № 61/7 действовал и применялся в правоотношениях с участием административного истца в период с 1 января по 31 декабря 2017 года, утратил силу с 1 января 2018 года в связи с истечением срока действия, установленного пунктом 2 данного документа.

Вместе с тем с учетом положений части 11 статьи 213 КАС РФ суд находит настоящий административной иск подлежащим рассмотрению по существу.

Проверяя соответствие оспариваемого акта нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, суд принимает во внимание следующие обстоятельства.

Правовые основы экономических отношений в сфере электроэнергетики, основные права и обязанности субъектов электроэнергетики при осуществлении деятельности в сфере электроэнергетики и потребителей электрической энергии установлены Законом об электроэнергетике.

Во исполнение пункта 1 статьи 23 Закона об электроэнергетике Правительством Российской Федерации приняты Основы ценообразования и Правила государственного регулирования тарифов.

Согласно пункту 1 статьи 23 Закона об электроэнергетике государственное регулирование цен (тарифов), надбавок осуществляется в порядке, установленном Основами ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике и правилами государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденными Правительством Российской Федерации.

При государственном регулировании цен (тарифов) должны соблюдаться следующие основные принципы: определение экономической обоснованности планируемых (расчетных) себестоимости и прибыли при расчете и утверждении цен (тарифов); обеспечение экономической обоснованности затрат коммерческих организаций на производство, передачу и сбыт электрической энергии; учет результатов деятельности организаций, осуществляющих регулируемые виды деятельности, по итогам работы за период действия ранее утвержденных цен (тарифов); учет соблюдения требований законодательства об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности, в том числе требований о разработке и реализации программ в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности, требований к организации учета и контроля используемых энергетических ресурсов, сокращению потерь энергетических ресурсов; обеспечение открытости и доступности для потребителей, в том числе населения, процесса тарифного регулирования; обязательный раздельный учет организациями, осуществляющими регулируемые виды деятельности, объема продукции (услуг), доходов и расходов на производство, передачу и сбыт электрической энергии (пункт 2 названной нормы).

При государственном регулировании цен (тарифов) в электроэнергетике достигается баланс экономических интересов поставщиков и потребителей электрической энергии, обеспечивающий доступность электрической энергии при возврате капитала, инвестированного и используемого в сферах деятельности субъектов электроэнергетики, в которых применяется государственное регулирование цен (тарифов), в полном объеме с учетом экономически обоснованного уровня доходности инвестированного капитала при условии ведения для целей такого регулирования раздельного учета применяемых в указанных сферах деятельности активов и инвестированного и использованного для их создания капитала энергии (пункт 3 названной нормы).

Согласно статье 23.1 Закона об электроэнергетике на розничных рынках государственному регулированию подлежат сбытовые надбавки гарантирующих поставщиков.

Пунктом 4 Основ ценообразования предусмотрено, что установление регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике осуществляется регулирующими органами в соответствии с целями и принципами государственного регулирования, предусмотренными Законом об электроэнергетике и нормативными правовыми актами, в том числе устанавливающими правила функционирования оптового и розничных рынков.

В соответствии с пунктом 7 Основ ценообразования при установлении регулируемых цен (тарифов) регулирующие органы принимают меры, направленные на исключение из расчетов экономически необоснованных расходов организаций, осуществляющих регулируемую деятельность.

Регулирующие органы принимают меры по исключению из расчетов при установлении регулируемых цен (тарифов) экономически необоснованных доходов организаций, осуществляющих регулируемую деятельность, полученных в предыдущем периоде регулирования.

В случае, если на основании данных статистической и бухгалтерской отчетности за год и иных материалов выявлены экономически обоснованные расходы организаций, осуществляющих регулируемую деятельность, не учтенные при установлении регулируемых цен (тарифов) на тот период регулирования, в котором они понесены, или доход, недополученный при осуществлении регулируемой деятельности в этот период регулирования по независящим от организации, осуществляющей регулируемую деятельность, причинам, указанные расходы (доход) учитываются регулирующими органами при установлении регулируемых цен (тарифов) на следующий период регулирования. К экономически обоснованным расходам в том числе относятся расходы, связанные с обслуживанием заемных средств, привлекаемых для покрытия недостатка средств (за исключением случая применения в отношении организации, осуществляющей регулируемую деятельность, метода доходности инвестированного капитала).

Согласно пунктам 15, 16, 17 Основ ценообразования при использовании метода экономически обоснованных расходов (затрат) регулируемые цены (тарифы) рассчитываются на основе размера НВВ организации, осуществляющей регулируемую деятельность, полученной от реализации каждого вида продукции (услуг), и расчетного объема производства соответствующего вида продукции (услуг) за расчетный период регулирования. Определение состава расходов, включаемых в необходимую валовую выручку, и оценка их экономической обоснованности производятся в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормативными правовыми актами, регулирующими отношения в сфере бухгалтерского учета. В НВВ включаются планируемые на расчетный период регулирования расходы, уменьшающие налоговую базу налога на прибыль (расходы, связанные с производством и реализацией продукции (услуг), внереализационные расходы), и расходы, не учитываемые при определении налоговой базы налога на прибыль.

Величина сбытовой надбавки гарантирующего поставщика устанавливается в соответствии с Методическими указаниями, утверждаемыми Федеральной службой по тарифам (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 4 сентября 2015 года № 944 - Федеральной антимонопольной службой) (пункт 65 Основ ценообразования).

Как следует из пункта 65.1 Основ ценообразования, сбытовые надбавки в отношении населения и приравненных к нему категорий потребителей устанавливаются регулирующими органами исходя из экономически обоснованных расходов соответствующего гарантирующего поставщика, связанных с обслуживанием указанной группы потребителей, в том числе финансируемых за счет прибыли, в порядке, предусмотренном Методическими указаниями.

В порядке, установленном названными Методическими указаниями, также устанавливаются сбытовые надбавки гарантирующих поставщиков в отношении:

– прочих потребителей как процент от цен (тарифов) на электрическую энергию и (или) мощность, которые рассчитываются исходя из размера доходности продаж по каждой из групп (подгрупп) потребителей;

– сетевых организаций в рублях за единицу электрической энергии и (или) мощности исходя из средневзвешенной доходности продаж и прогнозируемой стоимости 1 киловатт-часа электрической энергии и мощности, которые приобретаются на оптовом и розничном рынках в целях компенсации потерь электрической энергии.

Основные положения расчета сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков электрической энергии определены Методическими указаниями.

Согласно пункту 11 Методических указаний НВВ гарантирующего поставщика для целей расчета сбытовой надбавки для населения на расчетный период регулирования включает расходы, относимые на регулируемую деятельность на обеспечение реализации (сбыта) в объемах потребления электрической энергии населением, и определяется исходя из предложений гарантирующего поставщика о величине экономически обоснованных расходов на расчетный период регулирования, относимых на население в соответствии с пунктом 65.1 Основ ценообразования на основании данных раздельного учета расходов гарантирующего поставщика на обслуживание населения и прочих групп потребителей, по составу прямых расходов, определяемых согласно учетной политике, принятой гарантирующим поставщиком, с их подтверждением бухгалтерской отчетностью.

НВВ для целей расчета коэффициента параметров деятельности гарантирующего поставщика, используемого в формуле расчета сбытовых надбавок для потребителей, относящихся к группам «прочие потребители», «сетевые организации, покупающие электрическую энергию для компенсации потерь электрической энергии», определяется исходя из предложений гарантирующего поставщика на расчетный период регулирования о величине экономически обоснованных расходов, относимых на все группы потребителей, по составу прямых и косвенных расходов, определяемых согласно учетной политике, принятой гарантирующим поставщиком (пункты 8, 22 и 26 Методических указаний).

ПАО «ТНС энерго Воронеж» (ранее – ООО «Воронежские электрические сети») с 23 октября 2006 года является гарантирующим поставщиком электрической энергии, поставляющим электрическую энергию (мощность) на розничном рынке Воронежской области, за исключением границ зоны деятельности гарантирующего поставщика МУП «Борисоглебская энергосбытовая организация» Борисоглебского городского округа Воронежской области (решение правления Главного управления по государственному регулированию тарифов Воронежской области от 23 октября 2006 года № 26/1 «О согласовании ПАО «ТНС энерго Воронеж» границ зоны деятельности»), которая относится к первой ценовой зоне (приложение № 1 к Правилам оптового рынка электрической энергии и мощности и о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам организации функционирования оптового рынка электрической энергии и мощности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2010 года № 1172).

Приказом ФСТ России от 9 февраля 2007 года № 16-э Общество включено в Федеральный информационный реестр гарантирующих поставщиков электрической энергии с зоной деятельности – Воронежская область.

Как следует из материалов административного дела, 29 апреля 2016 года Общество обратилось в УГРТ с заявлением об открытии дела по установлению сбытовых надбавок по группам потребителей с календарной разбивкой (т. 1, л.д. 65-72, 198-201). Приказом УГРТ от 12 мая 2016 года № 329-Д открыто дело об установлении сбытовых надбавок гарантирующего поставщика на 2017 год. 29 ноября 2016 года от Общества поступили уточненные предложения по величине НВВ для расчета сбытовых надбавок.

По итогам изучения и проверки представленной бухгалтерской документации, предложений, проведенного анализа, Обществу были установлены сбытовые надбавки на 2017 год, дифференцированные по группам потребителей с разбивкой по полугодиям 2017 года, и коэффициент параметров деятельности гарантирующего поставщика.

Согласно экспертному заключению по установлению сбытовых надбавок УГРТ Воронежской области от 27 декабря 2016 года (далее – экспертное заключение) и выписке из протокола заседания правления регулирующего органа от 27 декабря 2016 года № 61 размер НВВ, заявленной Обществом на 2017 год в размере 2 482 641,79 тыс. руб., снижен до 1 263 751,03 тыс. руб. в связи с полным либо частичным исключением регулирующим органом заявленных регулируемой организацией затрат по ряду статей расходов (т. 15, л.д. 69-87, 88-111).

При этом экспертами для определения НВВ использовались данные, предоставленные Обществом, проведен анализ экономической обоснованности расходов и прибыли в составе необходимой валовой выручки для целей расчета сбытовых надбавок, учитывалась необходимая валовая выручка, обеспечивающая компенсацию экономически обоснованных расходов, относимых на все группы потребителей (в том числе экономически необоснованные расходы в сумме 173 381,45 тыс. руб. по итогам работы за 2014 год).

При расчете НВВ регулирующий орган в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормативными правовыми актами, регулирующими отношения в сфере бухгалтерского учета, оценивает состав и экономическую обоснованность затрат по статьям расходов, содержащихся в предложениях гарантирующих поставщиков, и принимает меры, направленные на исключение из расчетов экономически необоснованных расходов (пункты 7, 16, 17 Основ ценообразования и пункт 10 Методических указаний).

Определением суда от 23 августа 2017 г. по настоящему делу по ходатайству представителя административного истца была назначена судебная экспертиза, проведение которой поручено экспертам Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» (т. 30, л.д. 161-162, 163-167).

Оценивая собранные по административному делу доказательства в их совокупности, в том числе материалы судебной экспертизы от 18 октября 2017 года и иные обосновывающие документы по делу об установлении сбытовых надбавок, судом установлено следующее.

1. Расходы ПАО «ТНС энерго Воронеж» на обслуживание кредитов, заявленные обществом в размере 321 458 тыс. руб., включены регулирующим органом в НВВ на 2017 год в размере 131 089,13 тыс. руб. Согласно судебной экспертизе, экономически обоснованной является величина 320 154,4 тыс. руб., с которой в ходе рассмотрения дела согласился административный истец и которую просит включить в НВВ.

При этом, соглашаясь с величиной, определенной в заключении судебной экспертизы, административный истец возражает против примененного судебными экспертами метода экономического обоснования размера настоящего расхода, подлежащего включению в НВВ.

Согласно пункту 65 Основ ценообразования расходы на обслуживание кредитов, необходимых для поддержания достаточного размера оборотного капитала при просрочке платежей со стороны покупателей электрической энергии (мощности), учитываются исходя из процентной ставки, не превышающей среднюю ставку рефинансирования, рассчитанную на основании установленных Центральным банком Российской Федерации на год, предшествующий расчетному периоду регулирования, увеличенную на 4 процентных пункта.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2015 года № 1340 к отношениям, регулируемым актами Правительства Российской Федерации, в которых используется ставка рефинансирования Банка России, с 1 января 2016 года вместо ставки рефинансирования применяется ключевая ставка Банка России.

При этом согласно пунктам 11, 22 Методических указаний указанные расходы принимаются в целях обслуживания кредитов, необходимых для поддержания достаточного размера оборотного капитала при просрочке платежей со стороны потребителей. В качестве достаточного размера оборотного капитала используется величина не более одной двенадцатой части валовой выручки от продажи электрической энергии (мощности) по всем группам потребителей на базовый период регулирования.

Принимая во внимание различные сроки оплаты гарантирующими поставщиками приобретаемой на оптовом рынке электроэнергии и мощности, оказания услуг по передаче электрической энергии, а также внесения платы гарантирующим поставщикам за электроэнергию потребителями (пункты 19 и 20 Правил оптового рынка электрической энергии и мощности, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2010 года № 1172, пункт 15(3) Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 года № 861, пункты 81, 82 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 2012 года № 442), оценка экономической обоснованности затрат по данной статье расходов производится с учетом документального подтверждения возникающих в связи с названным выше несовпадением сроков внесения платы кассовых разрывов, для покрытия которых необходимо привлечение заемных денежных средств.

В материалах дела имеются расчеты кассовых разрывов, расчет расходов на обслуживание кредитов на 2017 год, оборотно-сальдовая ведомость по фактическим расходам за 2015 год, кредитные договоры и соглашения, заключенные обществом с кредитными организациями (т. 2, л.д. 312-347; т. 3, л.д. 60, 313-347; т. 7, л.д. 193-196, 200-204). В экспертном заключении указывается, что УГРТ Воронежской области дало оценку названным документам, однако выводов по результатам указанной оценки в заключении не содержится, размер кассового разрыва в заключении судебного эксперта не приведен. В нарушение пункта 28 Правил государственного регулирования тарифов в протоколе заседания правления УГРТ отсутствуют основания, по которым отказано во включении в тарифы части расходов, предложенных организацией, осуществляющей регулируемую деятельность.

Выводы регулирующего органа о принятии затрат на обслуживание кредитов на уровне фактически понесенных затрат по данной статье расходов в 2014 году (т. 15, л.д. 94) не подтверждены анализом указанных документов.

В то же время величина достаточного размера оборотного капитала 873 927,53 тыс. руб. рассчитана регулирующим органом в размере 1/12 части валовой выручки от продажи электрической энергии (мощности) всем группам потребителей в базовом периоде регулирования 2016 года (т. 15, л.д. 102) без приведения в экономическом заключении размера валовой выручки за 2016 год, из которой экспертами УГРТ производился расчет.

Пояснения представителя административного ответчика в судебном заседании о наличии в рабочей таблице экспертов УГРТ, не приобщенной к материалам тарифного дела, посчитанной суммы валовой выручки за 2016 год в размере 26 413 902 тыс. руб., а также о том, что у ПАО «ТНС энерго Воронеж» отсутствует необходимость привлечения кредитных средств больше фактически сложившихся затрат по данной статье расходов по итогам 2016 года, в данном случае не могут быть положены в основу решения суда, поскольку названное по смыслу пункта 23 Правил государственного регулирования тарифов не может считаться анализом экономической обоснованности расходов, который регулирующий орган проводит по результатам изучения представленных обществом обосновывающих документов. Следовательно, снижение размера затрат ПАО «ТНС энерго Воронеж» на обслуживание кредитов произведено регулирующим органом в отсутствие мотивированного обоснования.

Кроме того, вызывают сомнения доводы УГРТ о проведении расчетов при составлении заключения и наличии обоснований при определении размера расходов по обслуживанию кредитов, учитывая сведения, содержащиеся в Приложениях № 1 и 2 к экономическому заключению, согласно которым аналогичная сумма (131 089,13 тыс. руб.) являлась фактически понесенными Обществом расходами за 2014 год и была установлена регулирующим органом заявителю также и на 2016 год (т. 15, л.д. 108-111).

При этом суд не может согласиться с доводами административного истца о невозможности снижения заявляемых расходов, поскольку в соответствии с пунктами 11, 22 Методических указаний по расчету сбытовых надбавок и размера доходности продаж гарантирующих поставщиков установленное ограничение в размере 1/12 валовой выручки является максимальным значением, а не величиной, подлежащей включению.

Вместе с тем, по мнению суда, уменьшение размера заявленных расходов, во всяком случае, не может быть произвольным и должно быть обосновано применительно к положениям пункта 65 Основ ценообразования, пунктов 11, 22 Методических указаний и пунктов 22, 23, 28 Правил государственного регулирования тарифов.

В том числе для подтверждения экономической обоснованности расходов по данной статье затрат необходим анализ расчетов кассовых разрывов в соответствии со сроками оплаты, установленными пунктами 19, 20 Правил оптового рынка электрической энергии и мощности, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2010 года № 1172, пунктом 15(2) Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 года № 861, пунктами 81, 82 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 2012 года № 442.

Как следует из содержания заключения судебного эксперта, при определении размера расходов были использованы кредитные договоры за 2015 год, в то время как предложение ПАО «ТНС энерго Воронеж» и соответственно заявленные требования обосновываются фактически понесенными затратами за 2016 год и прогнозным расчетом кассовых разрывов на 2017 год (т. 7, л.д. 201-204).

Кроме того, согласно пояснениям представителя административного истца сумма валовой выручки от продажи электрической энергии (мощности) всем группам потребителей, размер которой не совпадает ни у сторон, ни у судебных экспертов в заключении, не была отражена в бухгалтерской документации, представленной в УГРТ, но могла быть, по ее мнению, получена регулирующим органом самостоятельно путем обращения на официальный сайт Общества.

Учитывая изложенное, заключение судебной экспертизы в названной части суд не может признать обоснованным.

При этом размер процентной ставки рефинансирования на 2017 год (14,58%) сторонами не оспаривался.

2. По статье «Расходы на оплату труда, включая страховые взносы» административный истец предложил включить в состав необходимой валовой выручки 571 986,81 тыс. руб. (исходя из численности персонала 899 человек и среднемесячной зарплаты 40 722,47 руб.). Регулирующим органом в НВВ на 2017 год включены расходы по данной статье в размере 453 530,44 тыс. руб., из них: фонд оплаты труда принят в сумме 348 333,67 тыс. руб. и отчисления на страховые взносы – 105 196,77 тыс. руб. (исходя из численности персонала 803 человека и среднемесячной зарплаты 36 149,2 руб., определенной на уровне 2016 года с учетом ИПЦ – 104,7%).

В обоснование заявленных расходов в тарифное дело заявителем были представлены расчеты расходов на заработную плату, формы статистической отчетности П-4 за 11 месяцев 2016 года и за 2015 год, штатное расписание по состоянию на 1 января 2012 года, сводный прогнозный баланс на 2017 год (т. 1, л.д. 73, 76, 85, 86; т. 3, л.д. 90-114; т. 12, л.д. 59-176; т. 30, л.д. 132-136), что не оспаривалось административным ответчиком.

По мнению экспертов, экономически обоснованной является величина 537 884,5 тыс. руб. (из них 413 160,6 тыс. руб. - расходы на оплату труда и 124 723,9 тыс. руб. – страховые взносы), с которой в ходе рассмотрения дела согласился административный истец и которую просит включить в НВВ, выразив возражения против примененного судебными экспертами метода экономического обоснования размера настоящего расхода, численности работников (в заключении эксперта 899, в то время как учтено УГРТ 803, с чем согласился заявитель), а также неприменением к спорным правоотношениям Отраслевого тарифного соглашения.

В данном случае регулирующий орган определил размер расходов на оплату труда исходя из среднемесячной заработной платы на одного работника, утвержденной на 2016 год с учетом применения индекса потребительских цен (далее – ИПЦ) на 2017 год (104,7%) и фактической штатной численности за последний период регулирования, определенной по данным формы П-4 за ноябрь 2016 года.

Отчисления на страховые взносы определены исходя из ставки отчислений 30% в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2009 года № 212-ФЗ и ставки отчислений на нужды страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в размере 0,2% (т. 15, л.д. 98).

В соответствии со статьей 26 Основ ценообразования при определении расходов на оплату труда, включаемых в необходимую валовую выручку, регулирующие органы определяют размер фонда оплаты труда с учетом отраслевых тарифных соглашений, заключенных соответствующими организациями, фактического объема фонда оплаты труда и фактической численности работников в последнем расчетном периоде регулирования, а также с учетом прогнозного индекса потребительских цен.

Общие условия оплаты труда устанавливает Отраслевое тарифное соглашение в электроэнергетике Российской Федерации на 2013 - 2015 годы, утвержденное 18 марта 2013 года Общероссийским отраслевым объединением работодателей электроэнергетики, Общественным объединением «Всероссийский Электропрофсоюз» и продленное на период 2016 - 2018 годов Соглашением от 22 декабря 2014 года.

ПАО «ТНС энерго Воронеж» не является членом Отраслевого тарифного соглашения, однако с учетом частей 7 и 8 статьи 48 Трудового кодекса Российской Федерации в отсутствие мотивированного письменного отказа работодателя присоединиться к соглашению оно считается распространенным на этого работодателя со дня официального опубликования, в связи с чем нормы Отраслевого тарифного соглашения неправомерно не применены экспертами при расчете расходов на оплату труда.

В экономическом заключении указано, что регулирующим органом принята за основу среднемесячная заработная плата на одного работника в размере 36 149,2 руб., определенная на уровне принятой в 2016 году с учетом ИПЦ – 104,7% (т. 15, л.д. 98).

Вместе с тем в названном экономическом заключении отсутствуют какие-либо обоснования данной суммы и только в ходе рассмотрения настоящего дела представителем ответчика были даны пояснения со слов специалистов, составивших экономическое заключение, о применении статистических данных по региону в сфере электроэнергетики со ссылкой на положения Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции», что не может быть принято судом в качестве доказательства обоснованности уменьшения заявленных ко включению в НВВ расходов по данной строке, поскольку не отражено ни в протоколе заседания УГРТ (т. 1, л.д. 202-220), ни в экономическом заключении от 27 декабря 2016 года (пункты 22, 23, 28 Правил государственного регулирования тарифов).

Средняя фактическая численность персонала за 11 месяцев 2016 года определена судебным экспертом в количестве 800,4 человека. Но, учитывая колебания численности персонала в течение 2016 года, судебный эксперт посчитал, что для расчета должна быть принята средняя численность в среднем за 11 месяцев 2017 года (т. 31, л.д. 26), и расчетным путем определил экономически обоснованный размер среднемесячной заработной платы списочного состава на 2017 год в размере 44 578 руб.

При этом судебным экспертом также не были учтены положения Отраслевого тарифного соглашения, в связи с чем суд не может согласиться с величиной расходов на оплату труда, определенной в заключении судебной экспертизы.

Согласно статье 129 Трудового кодекса Российской Федерации стимулирующие выплаты, а именно доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты, являются составляющей заработной платы работника.

С учетом изложенного УГРТ необходимо определить расходы на оплату труда в соответствии с пунктом 26 Основ ценообразования, статьей 23 Закона об электроэнергетике и с учетом положений Отраслевого тарифного соглашения.

3. Расходы по налогу на прибыль, заявленные обществом в размере 118 060 тыс. руб., включены регулирующим органом в НВВ на 2017 год в размере 3 436 тыс. руб. Согласно судебной экспертизе экономически обоснованной является величина 34 345,39 тыс. руб., с которой в ходе рассмотрения дела согласился административный истец и которую просит включить в НВВ.

Кроме того, ко включению в НВВ по статье «Экономически обоснованные расходы (доходы), неучтенные в предыдущий период регулирования» (дельта НВВ) заявлены экономически обоснованные расходы по налогу на прибыль, неучтенные в предыдущий период регулирования, в соответствии с подпунктом 12 пункта 17 «Правил государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2011 года № 1178 (ред. от 30.11.2016) в размере 51 691 тыс. руб.

В ходе рассмотрения дела административный истец выразил согласие с величиной, определенной в заключении судебного эксперта, возражая против примененного судебными экспертами метода экономического обоснования размера настоящего расхода, подлежащего включению в НВВ.

Согласно пункту 20 Основ ценообразования в необходимую валовую выручку включается величина налога на прибыль организаций по регулируемому виду деятельности, сформированная по данным бухгалтерского учета за последний истекший период.

Правила формирования в бухгалтерском учете информации о расчетах по налогу на прибыль для организаций - налогоплательщиков данного налога установлены Положением по бухгалтерскому учету «Учет расчетов по налогу на прибыль организаций» ПБУ 18/02», утвержденным приказом Минфина России от 19 ноября 2002 года № 114н (далее – ПБУ 18/02).

В соответствии с пунктом 22 ПБУ 18/02 способ определения величины текущего налога на прибыль закрепляется в учетной политике организации.

Организация может использовать следующие способы определения величины текущего налога на прибыль:

- на основе данных, сформированных в бухгалтерском учете в соответствии с пунктами 20 и 21 Положения. При этом величина текущего налога на прибыль должна соответствовать сумме исчисленного налога на прибыль, отраженного в налоговой декларации по налогу на прибыль;

- на основе налоговой декларации по налогу на прибыль. При этом величина текущего налога на прибыль соответствует сумме исчисленного налога на прибыль, отраженного в налоговой декларации по налогу на прибыль.

ПАО «ТНС энерго Воронеж» использует первый способ определения величины текущего налога на прибыль.

В соответствии с пунктом 20 ПБУ 18/02 сумма налога на прибыль, определяемая исходя из бухгалтерской прибыли (убытка) и отраженная в бухгалтерском учете независимо от суммы налогооблагаемой прибыли (убытка), является условным расходом (условным доходом) по налогу на прибыль.

Условный расход (условный доход) по налогу на прибыль равняется величине, определяемой как произведение бухгалтерской прибыли, сформированной в отчетном периоде, на ставку налога на прибыль, установленную законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и действующую на отчетную дату.

Административный ответчик определил экономически обоснованную сумму прибыли на 2017 год в размере 17 183,11 тыс. руб., при этом в составе прибыли были учтены только расходы на социальные нужды в сумме 13 746,49 тыс. руб. (приняты в соответствии с корректировкой фонда оплаты труда на 2017 год), налог на прибыль учтен в размере 20% от величины затрат, осуществляемых за счет прибыли, в сумме 3 436,62 тыс. руб. (т. 15, л.д. 104).

Пунктом 21 ПБУ 18/02 установлено, что текущим налогом на прибыль признается налог на прибыль для целей налогообложения, определяемый исходя из величины условного расхода (условного дохода), скорректированной на суммы постоянного налогового обязательства (актива), увеличения или уменьшения отложенного налогового актива и отложенного налогового обязательства отчетного периода.

При отсутствии постоянных разниц, вычитаемых временных разниц и налогооблагаемых временных разниц, которые влекут за собой возникновение постоянных налоговых обязательств (активов), отложенных налоговых активов и отложенных налоговых обязательств, условный расход по налогу на прибыль будет равен текущему налогу на прибыль.

Размер текущего налога на прибыль определен административным истцом как сумма фактически уплаченного налога на прибыль за 2015 год, отраженного в налоговой декларации.

Уплата регулируемой организацией в бюджет налога на прибыль, начисленного за 2015 год, отражена в отчете о финансовых результатах общества за итоговый отчетный период и подтверждена налоговой декларацией.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, в частности налоговых деклараций по уплате налога на прибыль за 2014 и 2015 года, расшифровки фактического налога на прибыль организации за 2015 год, расчета налога на прибыль, заявленного в НВВ на 2017 год, решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (т. 2, л.д. 420-481; т. 7, л.д. 209-236), и не оспаривается административным истцом, в материалы тарифного дела не были представлены документы о размере налога на прибыль организации по регулируемому виду деятельности и данные раздельного учета за 2015 год.

Поскольку представленные доказательства не содержат в себе информации о размере уплаченного организацией налога на прибыль, полученную от регулируемой и от нерегулируемой деятельности, постольку названное обстоятельство препятствует разрешению вопроса о размере расходов, подлежащих включению в НВВ по данной статье.

По тем же основаниям суд не может принять и заключение судебного эксперта в качестве допустимого доказательства.

Таким образом, суд не находит оснований ко включению расходов организации по налогу на прибыль в НВВ на 2017 год в заявленном ПАО «ТНС энерго Воронеж» размере.

Следует отметить, что в нарушение пункта 23 Правил государственного регулирования тарифов регулирующим органом не указаны основания в части невключения налога, уплаченного за 2014 год, в НВВ на регулируемый период.

4. Расходы ПАО «ТНС энерго Воронеж» на снятие показаний приборов учета, заявленные на 2017 год в размере 169 513 тыс. руб., регулирующий орган учел в НВВ в размере 90 068 тыс. руб. исходя из фактических расходов 2016 года, с учетом значений ИПЦ на 2017 год (104,7%) и с учетом увеличения в 2016 году принятых на обслуживание потребителей и приборов учета (т. 15, л.д. 101).

Согласно судебной экспертизе, экономически обоснованной является величина 148 761,49 тыс. руб., с которой в ходе рассмотрения дела согласился административный истец и которую просит включить в НВВ, возражая против количества приборов, учтенных судебными экспертами.

В соответствии с пунктом 11 Методических указаний в составе экономически обоснованных расходов регулируемой организации при расчете сбытовых надбавок в отношении населения учитываются расходы, связанные с обеспечением предпринимательской деятельности в качестве гарантирующего поставщика в отношении данной группы потребителей, в частности выполнение обязанностей исполнителя коммунальных услуг электроснабжения в соответствии с Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домах, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 г. № 354 (далее – Правила № 354), в случаях, когда гарантирующий поставщик является таким исполнителем.

В соответствии с пунктами 82 и 83 Правил № 354 исполнитель коммунальных услуг электроснабжения обязан не реже 1 раза в год, а если проверяемые приборы учета расположены в жилом помещении потребителя, то не чаще 1 раза в 3 месяца проводить проверки достоверности представленных потребителями сведений о показаниях индивидуальных, общих (квартирных), комнатных приборов учета и распределителей путем сверки их с показаниями соответствующего прибора учета на момент проверки (в случаях, когда снятие показаний таких приборов учета и распределителей осуществляют потребители).

Размер указанных расходов, которые регулируемая организация несет на основании договоров оказания услуг, определяется регулирующим органом в соответствии с подпунктом 2 пункта 28 Основ ценообразования с использованием источников информации о ценах, перечисленных в пункте 29 Основ ценообразования.

В тарифное дело заявителем в обоснование расходов по данной статье были представлены: договор № 2391 от 14 апреля 2015 года на снятие контрольных показаний приборов учета электроэнергии, заключенный с ООО «Спецэнергоконтроль»; данные бухгалтерского учета (оборотно-сальдовая ведомость) по фактическим расходам за 2015 год; конкурсная документация по выбору поставщика услуг по съему контрольных показаний приборов учета на 2015 год; акты выполненных работ за 2015 год; план по выполнению обязательств по снятию контрольных показаний на 2017 год; пояснительная записка к расчету затрат на снятие показаний приборов учета штатным персоналом общества, включая штатное расписание на 1 ноября 2016 года; ведомости по снятию показаний приборов учета электрической энергии за 2016 год (т. 1, л.д. 164-185; т. 2, л.д. 168-256; т. 3, л.д. 87-115; т. 7, л.д. 18-31; т. 8-10).

Согласно экспертному заключению регулирующего органа ПАО «ТНС энерго Воронеж» является исполнителем коммунальных услуг и представило в подтверждение затрат по данной статье расходов договор на оказание услуг, в том числе услуг по снятию показаний приборов учета, заключенный по результатам проведения закупочной процедуры, счета-фактуры за 9 месяцев 2016 года, сведения о клиентской базе общества по состоянию на 1 ноября 2016 года.

УГРТ посчитало, что названные документы не подтверждают экономическую обоснованность увеличения заявленных расходов, и дополнительно указало на отсутствие информации о стоимости одного измерения в названных документах.

Однако, как видно из материалов административного дела, из представленных обществом сведений о состоянии клиентской базы усматривается количество приборов учета электрической энергии (1 042 786 шт.), принятых на обслуживание; в имеющихся счетах-фактурах выделена цена услуги за единицу измерения (10,06 руб./шт.). Между тем в нарушение требований пункта 23 Правил государственного регулирования тарифов экспертное заключение регулирующего органа не содержит оценки достоверности указанных документов либо анализа их экономической обоснованности.

Вместе с тем суд не может положить в основу настоящего решения заключение судебного эксперта от 18 октября 2017 года, поскольку при определении количества потребителей экспертами указаны сведения по состоянию на 2015 год (1 098 943 шт.), в то время как административным истцом были представлены сведения о количестве приборов учета - 1 042 786 шт., которые, по мнению представителя Общества и подлежали применению УГРТ при расчете расходов, подлежащих включению в НВВ по данной строке.

Также судебным экспертом необоснованно учтена необходимость снятия показаний приборов учета ежемесячно, т.е. 12 раз за год по каждому прибору учета, несмотря на наличие в пункте 83 Правил № 354 ограничений по снятию показаний приборов учета электрической энергии не чаще 1 раза в 3 месяца.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что заявленные ПАО «ТНС энерго Воронеж» расходы на снятие показаний прибора учета электрической энергии экономически не обоснованы и не отвечают пункту 3 статьи 23 Закона об электроэнергетики, поскольку в таком случае нарушается баланс экономических интересов поставщиков и потребителей электрической энергии.

5. Затраты ПАО «ТНС энерго Воронеж» на управление Общество заявило в размере 60 000 тыс. руб., представив в обоснование договор от 1 августа 2012 г. № 11/08 (далее – договор № 11/08), дополнительное соглашение к договору от 22 октября 2015 года, согласно которому полномочия по осуществлению единоличного исполнительного органа ОАО «Воронежская энергосбытовая компания» (предыдущее наименование ПАО «ТНС энерго Воронеж») переданы ОАО Группа компаний «ТНС энерго», дополнительные соглашения к названному договору, а также подписанные акты оказания услуг по договору и оборотно-сальдовые ведомости за 2015 год и 9 месяцев 2016 года, копии отчетов по договору за январь – сентябрь 2016 года, пояснительную записку, анализ финансового состояния ПАО «ТНС энерго Воронеж», функционал Управляющей организации по покупке электрической энергии (мощности), расчет эффекта от покупки электрической энергии (мощности) по нерегулируемым ценам относительно цен НП «Совет рынка» за 2015 год, калькуляция (т. 1, л.д. 98-161; т. 2, л.д. 257-311; т. 3, л.д. 1-57; т. 7, л.д. 1-12; т. 4, 5, 6, 11, 23-26).

Регулирующий орган исключил указанные расходы в полном объеме, указав, что в представленных в обоснование материалах не приведен расчет необходимой для данных услуг численности персонала, в отчетных данных за 2015 год и 9 месяцев 2016 года отсутствует информация о фактической численности, в связи с чем оценить экономическую обоснованность данных расходов не представляется возможным, а также что включение в данную статью расходов на оплату труда заместителя генерального директора ПАО ГК «ТНС энерго Воронеж» - управляющего директора ПАО «ТНС энерго Воронеж» (исключенного из штатного расписания заявителя) при условии осуществления указанным лицом своих управленческих функций в рамках организации, деятельность которой не является предметом регулирования на территории Воронежской области, может повлечь за собой неоднократное возмещение одних и тех же расходов за счет потребителей иных регионов, где осуществляет свою сбытовую деятельность группа компаний «ТНС энерго» (т. 15, л.д. 101-102).

Согласно подпунктам 2, 11 пункта 28 Основ ценообразования в состав прочих расходов, которые учитываются при определении необходимой валовой выручки, включаются расходы на оплату работ (услуг) непроизводственного характера, выполняемых (оказываемых) по договорам, заключенным с организациями, иные расходы, связанные с производством и (или) реализацией продукции, определяемые регулирующим органом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.

В соответствии с подпунктом 18 пункта 1 статьи 264 Налоговым кодексом Российской Федерации к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы налогоплательщика на управление организацией или отдельными ее подразделениями, а также расходы на приобретение услуг по управлению организацией или ее отдельными подразделениями.

По решению общего собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации). Решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации или управляющему принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров (наблюдательного совета) общества (пункт 1 статьи 69 Федерального закона от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»).

Таким образом, расходы на управление организацией могут быть включены в НВВ при условии документального подтверждения их экономической обоснованности.

Между тем из протокола заседания правления УГРТ и экспертного заключения следует, что регулирующий орган не проводил оценку представленных Обществом документов в обоснование названных расходов на предмет их экономической обоснованности. Такой подход противоречит пункту 17 Основ ценообразования, пункту 11 Методических указаний, а также пунктам 20, 22 и 23 Правил государственного регулирования тарифов.

Оценивая заключение судебной экспертизы в данной части, суд не может принять его по следующим основаниям.

Помимо указанного выше, заявителем в тарифное дело письмом от 1 ноября 2016 года была представлена в том числе калькуляция затрат, относимых на базовую часть вознаграждения управляющей организации по договору о передаче полномочий ПАО «ТНС энерго Воронеж» на 2017 год в размере 60 000 000 руб., которые состоят из расходов на оплату труда – 29 000 000 руб., отчислений на страховые взносы из фонда оплаты труда – 5 500 000 руб., прибыли (в том числе налог на прибыль) – 4 800 000 руб., накладных расходов – 20 700 000 руб.

В свою очередь накладные расходы состоят из аренды и обслуживания автотранспорта – 2 500 000 руб., аренды и содержания офиса – 5 000 000 руб., добровольного медицинского страхования – 1 000 000 руб., информационных услуг – 1 280 000 руб., канц., хозтовары, обслуживание компьютеров и оргтехники – 900 000 руб., командировки – 750 000 руб., амортизации – 980 000 руб., прочих – 350 000 руб., расходов, включаемых в доход сотрудников (суточные сверхнорм) – 5 000 руб., консультационных услуг – 2 000 000 руб., услуг связи и почты – 1 000 000 руб., аудиторских услуг – 580 000 руб., обучения, форумов, семинаров, конференций – 75 000 руб., охраны имущества – 1 700 000 руб., рекламы – 450 000 руб., страхования имущества – 390 000 руб., юридических услуг – 100 000 руб., лицензий, сертификатов, программных продуктов – 40 000 руб., списания на затраты с-ти ОС менее 40 000 – 10 000 руб., налогов и сборов – 90 000 руб., услуг банка – 1 000 000 руб., обслуживания ценных бумаг – 500 000 руб. (т. 3, л.д. 6-7).

Однако каких-либо документов, обосновывающих экономическую необходимость несения данных расходов ПАО «ТНС энерго Воронеж», в тарифное дело представлено не было, как и не было представлено в рамках рассмотрения настоящего административного дела.

Более того, из пояснений представителей сторон следует, что каких-либо расходов на аренду и содержание офиса для управляющего директора ПАО ГК «ТНС энерго» фактически не несет, поскольку местом его расположения является принадлежащее ПАО «ТНС энерго Воронеж» на праве собственности здание, расположенное по адресу: <адрес>, вопрос о расходах по содержанию которого был разрешен УГРТ в иной строке расходов.

Также судом установлено, что в тарифное дело не было представлено штатное расписание управляющей организации, из содержания которого можно было бы сделать вывод о размере расходов на оплату труда, занимаемых сотрудниками названного общества должностях.

Ссылку административного истца на наличие у регулирующего органа права запросить недостающую информацию суд находит необоснованной, поскольку применительно к положениям пунктов 11, 12, 24 Правил государственного регулирования тарифов в их совокупности это не освобождает регулируемую организацию от обязанности предоставлять регулятору предложения с обосновывающими материалами об установлении тарифов и (или) предельных уровней тарифов на электрическую энергию (мощность), и в случае непредставления организациями, осуществляющими регулируемую деятельность, материалов, предусмотренных настоящими Правилами, регулирующий орган рассматривает вопрос об установлении цен (тарифов) в отношении указанных организаций на основании результатов проверки их хозяйственной деятельности, а также исходя из имеющихся данных за предшествующие периоды регулирования, использованных в том числе для установления действующих цен (тарифов).

При этом суд полагает возможным учесть выводы судебного эксперта, касающиеся эффективности управления ПАО ГК «ТНС энерго», согласно которым в результате передачи полномочий единоличного исполнительного органа акционерного общества управляющей организации показатели финансово-хозяйственной деятельности ПАО «ТНС энерго Воронеж» в течение 2015 года не ухудшились (т. 31, л.д. 45; т. 3, л.д. 38-52).

Каких-либо выводов об улучшении деятельности регулируемой организации в результате введения управления заключение судебной экспертизы не содержит.

Учитывая изложенное, суд не находит оснований ко включению данных расходов в НВВ ПАО «ТНС энерго Воронеж» на 2017 год.

6. По статье затрат «Прочие расходы» (в части расходов на услуги связи) регулируемой организацией предложено включить в НВВ 53 704 тыс. руб. В составе данных расходов заявителем учитываются затраты на доставку уведомлений и извещений потребителям, услуги телефонной связи и почтово-телеграфные услуги.

В обоснование заявленных расходов в тарифное дело заявителем были представлены: расшифровка статьи расходов «Услуги связи» на 2017 год, расчет стоимости услуг по доставке извещений населению силами ФГУП «Почта России» на 2017 год; копии договоров на почтовые услуги (акты выполненных работ на почтовые услуги, в том числе услуг по доставке извещений) за 2015 год; данные бухгалтерского учета (оборотно-сальдовая ведомость по счету 44.01) по фактическим расходам за 2015 год; копии приказов об утверждении тарифов на почтовые услуги, в том числе по ФГУП «Почта России» на 2016 год; внутренние приказы ПАО «ТНС энерго Воронеж» об утверждении лимитов на мобильную связь, документы на техническое обслуживание франкировальной машины (т. 13, л.д. 72-192, 205-216), что не оспаривалось административным ответчиком.

Регулирующим органом на планируемый период расходы предусмотрены в размере 35 102,6 тыс. руб., из них: расходы на услуги мобильной связи, почтовые услуги на отправку корреспонденции и доступ в «Интернет» в сумме 11 061,9 тыс. руб. приняты в полном объеме; расходы на доставку квитанций силами ФГУП «Почта России» определены в сумме 24 040,74 тыс. руб. (учтено увеличение количества доставок квитанций ФГУП «Почта России» абонентам, находящимся на обслуживании у ПАО «ТНС энерго Воронеж», а также расходы на обслуживание франкировальной машины) (т. 15, л.д. 99).

Из заключения судебной экспертизы следует, что данные расходы соответствуют фактическим данным за 9 месяцев 2016 года, приведенным к годовым показателям, с применением ИПЦ на 2017 год.

Вместе с тем в нарушение положений пункта 23 Правил государственного регулирования тарифов в экономическом заключении и в протоколе заседания правления УГРТ от 27 декабря 2016 года отсутствует анализ экономической обоснованности расходов по данной статье расходов, в связи с чем пояснения представителя административного ответчика в этой части суд не может принять во внимание.

По мнению экспертов, экономически обоснованной является величина 42 727,11 тыс. руб., с которой в ходе рассмотрения дела согласился административный истец и которую просит включить в НВВ.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу о необходимости определениям заявленных расходов в данном случае на основе сведений о фактических затратах ПАО «ТНС энерго Воронеж» за 2015 год с применением ИПЦ на 2016 год и планового ИПЦ на 2017 год, что будет соответствовать положениям подпункта 2 пункта 28, пунктам 29 и 31 Основ ценообразования, так как Обществом не представлены заключенные на торгах договоры на оказание услуг в заявленном размере.

7. По статье затрат «Расходы на обеспечение стандартов по качеству обслуживания потребителей (покупателей)» (в части расходов на прием платежей) ПАО «ТНС энерго Воронеж» предложено включить в НВВ 107 719 тыс. руб.

В обоснование заявленных расходов в тарифное дело заявителем были представлены: расчет суммы агентского вознаграждения за услуги по приему платежей на 2017 год; реестр договоров по услугам по приему платежей; письмо ФГУП «Почта России» от 6 декабря 2016 года об увеличении ставки агентского вознаграждения на 2017 год; агентские договоры с ФГУП «Почта России» и кредитными финансовыми организациями на прием платежей от населения, на перевод денежных средств; фактические расходы ПАО «ТНС энерго Воронеж» по агентскому вознаграждению за 2015 год на сумму 78 553 тыс. руб. (т. 14, л.д. 1-134; т. 20, л.д. 86-249; т. 21, 22), что не оспаривалось административным ответчиком.

Кроме того, в обоснование данной позиции административный истец в ходе рассмотрения дела ссылался на документы, подтверждающие расходы на отправку корреспонденции (т. 18, л.д. 102-165).

Регулирующим органом на планируемый период расходы предусмотрены по строке «Услуги банков и почты по приему платежей» в размере 90 461,4 тыс. руб. и определены на уровне фактически сложившихся расходов в 2015 году с учетом увеличения объемов потребления населением и с учетом среднегодового роста тарифов для населения на 2016 год – 106,4% и на 2017 год – 104,07% (т. 15, л.д. 103).

Судебные эксперты пришли к выводу, что экономически обоснованные расходы ПАО «ТНС энерго Воронеж» по статье «Расходы на прием платежей» составляют 110 785,02 тыс. руб. (т. 31, л.д. 55-60).

Оценивая заключение судебной экспертизы в данной части суд не находит возможным его принять, поскольку при определении объема полезного отпуска электрической энергии населению в качестве расчетных данных экспертами применен прогнозный баланс ФАС России, утвержденный Приказом от 17 ноября 2016 года № 1601/16-ДСП, согласно которому объем потребления электрической энергии населением по Воронежской области за 2017 год предусмотрен на уровне 2 364,11 млн кВт-ч.

Однако судебными экспертами не учтено, что на территории Воронежской области ПАО «ТНС энерго Воронеж» является не единственным гарантирующим поставщиком электрической энергии. Так, оспариваемый в части нормативный акт 27 декабря 2017 года был принят в отношении МУП «Борисоглебская энергосбытовая организация», АО «Оборонэнергосбыт» и ПАО «ТНС энерго Воронеж» (в редакции от 30.12.2016 г. исключено АО «Оборонэнергосбыт»).

Также судебными экспертами необоснованно применено коммерческое предложение ФГУП «Почта России» от 6 декабря 2016 года об увеличении агентского вознаграждения на 2017 год при оказании услуги по приему платежей от физических лиц (т. 14, л.д. 3-4), что не соответствует положениям пунктов 29, 31 Основ ценообразования.

Согласно пунктам 11, 22 Методических указаний в составе экономически обоснованных расходов при расчете необходимой валовой выручки учитываются расходы на обеспечение различных способов внесения платы и комиссионное вознаграждение за сбор платежей.

Суд соглашается с методикой расчета данных расходов, примененной УГРТ на уровне фактически сложившихся расходов в 2015 году с учетом увеличения объемов потребления населением и с учетом среднегодового роста тарифов для населения на 2016 год – 106,4% и на 2017 год – 104,07%, что, по мнению суда, не противоречит положениям пунктов 28, 29 и 31 Основ ценообразования, так как обществом не представлены заключенные на торгах договоры на оказание услуг в заявленном размере.

8. По статье затрат «Расходы на обеспечение стандартов по качеству обслуживания потребителей (покупателей)» (в части расходов на печать и конвертование квитанций) регулируемой организации предложено включить 28 719 тыс. руб., включено регулирующим органом 15 084 тыс. руб. (т. 15, л.д. 100).

В обоснование затрат в тарифное дело заявителем были представлены: договоры оказания услуг № 2399 от 1 мая 2015 года и № 2592 от 1 апреля 2016 года, заключенные с ООО «Донэнергоконтроль»; закупочная документация по запросу предложений на оказание услуг по печати, доставке и разгрузке счетов, в том числе протоколы оценки и сопоставления конкурсных заявок поставщиков; акты оказания услуг по печати, доставке и разгрузке счетов-извещений (т. 12, л.д. 178-288; т. 13, л.д. 193; т. 17, л.д. 247), что не оспаривалось административным ответчиком.

Согласно экономическому заключению УГРТ были приняты фактические расходы общества на печать и конвертование квитанций за 2015 год и применен метод индексации с увеличением на ИПЦ 2016 года (107,1%) и 2017 года (104,7%) в целях определения расходов в 2017 году, регулирующим органом на основании представленного в тарифное дело договора на оказание услуг от 1 мая 2015 года № 2399, заключенного по результатам конкурсной процедуры с ООО «Донэнергоконтроль».

Доводы административного истца о необходимости применения при расчете данного расхода коммерческого предложения ООО «Донэнергоконтроль» от 3 декабря 2016 года об увеличении стоимости услуг до 2,64 руб. суд находит необоснованными, поскольку коммерческое предложение по стоимости выполнения услуг не относится к источникам цен, перечисленных в пункте 29 Основ ценообразования и подобный расчет не соответствует положениям пунктов 29, 31 Основ ценообразования.

Оценивая заключение судебной экспертизы в данной части суд также не находит возможным положить его в основу решения, поскольку судебные эксперты, соглашаясь с методом определения расходов, подлежащих включению в НВВ по данной строке, примененным УГРТ со ссылкой на положения пунктов 29, 31 Основ ценообразования, в своих расчетах принимают информацию, содержащуюся в заключенном по результатам конкурса договоре с ООО «Донэнергоконтроль» № 2592 от 1 апреля 2016 года со сроком действия по 31 марта 2017 года, и в таблице 24 заключения приводят сведения о стоимости услуги и количестве квитанций за период с 30 мая по 30 ноября 2016 года, а в таблице 25 стоимость одной распечатанной и сконвертированной квитанции на период с 1 по 31 января 2017 года определяют в размере 1,73 руб., на период с 1 апреля по 31 декабря 2017 года – 1,81 рубль (с применением ИПЦ 2017 года -104,7%) (т. 31, л.д. 61-64).

Суд по данной строке расходов соглашается с расчетом, приведенным регулирующим органом в экономическом заключении, поскольку он соответствует положениям пунктов 29, 31 Основ ценообразования.

9. Расходы по статье «Прочие расходы» (в части расходов по арендной плате) Обществом заявлены на 2017 год в размере 13 583 тыс. руб.

Из экспертного заключения УГРТ следует, что расходы на арендную плату учтены в общей сумме 1 728,36 тыс. руб., в том числе по договорам аренды земельных участков, заключенным на срок не менее периода регулирования, и в сумме 1 057,6 тыс. руб. по договору аренды нежилого помещения, заключенному с гражданкой ФИО7 16 ноября 2015 года на 5 лет, поскольку ПАО «ТНС энерго Воронеж» не представлена информация о величине амортизации и налога на имущество, относящаяся к арендованному имуществу (т. 15, л.д. 99-100).

Согласно судебной экспертизе, экономически обоснованной является величина 12 768,55 тыс. руб., с которой в ходе рассмотрения дела согласился административный истец и которую просит включить в НВВ.

В соответствии с пунктом 28 Основ ценообразования расходы на аренду определяются регулирующим органом исходя из величины амортизации и налога на имущество, относящихся к арендуемому имуществу.

Иного порядка определения расходов, связанных с арендой имущества, используемого для осуществления регулируемой деятельности, в целях тарифного регулирования действующим законодательством в области государственного регулирования цен (тарифов) в сфере электроэнергетики не предусмотрено и не противоречит положениям Гражданского кодекса Российской Федерации об аренде и статьям 412 и 424 названного кодекса, поскольку не ограничивает заключение регулируемыми организациями с собственниками договоров аренды и определение сторонами такого договора размера платы за использование и владение имуществом.

Как следует из материалов дела, ПАО «ТНС энерго Воронеж» в УГРТ были представлены следующие документы в обоснование названных расходов: оборотно-сальдовая ведомость за 2015 год, договоры аренды за 2015 год, акты выполнения услуг, справки расчета коммунальных расходов по арендуемым площадям (т. 2, л.д. 13-85; т. 3, л.д. 119-139; т. 7, л.д. 79-196; т. 17, л.д. 78-201; т. 18, л.д. 166-307; т. 20, л.д. 1-85), что не оспаривалось административным ответчиком.

Судебные эксперты пришли к выводу, что расходы на аренду без учета договоров, прекращающих действие до периода регулирования, составят на 2017 год 12 768,55 тыс. руб. При расчете названной суммы была взята информация за 2015 год по аренде: нежилых помещений - 10 434,93 тыс. руб., земельных участков – 1 018,25 тыс. руб., всего – 11 386,9 тыс. руб. При этом судебные эксперты рассчитали затраты на аренду исходя из суммы фактически понесенных гарантирующим поставщиком расходов в 2015 году и двух индексов потребительских цен: 107,1 (2016 г.) и 104,7 (2017 г.) (т. 31, л.д. 64-69).

При расчете расходов судебными экспертами не принято во внимание отсутствие у регулируемой организации документов, подтверждающих размеры амортизации, налогов на имущество и землю, других обязательных платежей.

Соответствующий анализ представленных Обществом документов судебными экспертами не проведен, тем самым нарушен определенный законодательством принцип определения расходов на аренду исходя из принципа возмещения арендодателю амортизации, налогов на имущество и землю, связанных с владением имуществом, переданным в аренду.

Поскольку необходимое обоснование по аренде представлено сбытовой организацией не в полном объеме, УГРТ на основании пункта 34 Основ ценообразования определило плановые затраты на арендную плату в 2017 году в соответствии с договорами аренды объектов недвижимости, заключенными на срок не менее периода регулирования.

Включенные органом регулирования расходы обеспечивают возмещение обществу его финансовых потребностей на аренду и учитывают их действительную необходимость исходя из названного принципа.

Судом установлено, что в тарифное дело были представлены некачественные договоры аренды и уведомления об изменении арендной платы, в которые сроки их действия и продления заштрихованы (т. 17, л.д. 78-201).

Названное обстоятельство не оспаривалось в ходе судебного разбирательства представителем административного истца, пояснившей, что с административным иском в суд были представлены договоры аренды, выполненные в лучшем качестве и в полном объеме (т. 19).

При этом суд учитывает, что 13 декабря 2016 года регулирующим органом в адрес ПАО «ТНС энерго Воронеж» был направлен запрос о предоставлении информации, подтверждающей фактическое исчисление амортизации, налога на имущество и иных предусмотренных действующим законодательством обязательных налогов у арендодателей по договорам аренды на 2017 год, предоставленным заявителем в рамках регулирования на 2017 год (оборотно-сальдовые ведомости по начислению амортизации и налога на имущество за 2015 год за подписью главного бухгалтера и руководителя организации, предоставившей в аренду имущество на 2017 год); сведений о закупочной деятельности по договорам аренды, учтенным в предложениях на 2017 год; даты регистрации договоров в управлении Росреестра по Воронежской области (т. 17, л.д. 225), который регулируемой организаций исполнен не был, истребуемая информация по нему Обществом не предоставлена.

Из пояснений представителя административного ответчика, данных в судебном заседании, следует, что как экономически обоснованный был принят договор аренды земельного участка № 369 от 5 октября 2007 года, заключенный с Территориальным управлением Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Воронежской области от 5 октября 2007 года.

Учитывая изложенное, несмотря на отсутствие в экономическом заключении перечня принятых ко включению в НВВ договоров аренды земельных участков, суд приходит к выводу об отсутствии оснований ко включению расходов по арендной плате в заявленном размере ввиду непредставления достаточного экономического обоснования.

10. По статье затрат «Материальные расходы» ПАО «ТНС энерго Воронеж» заявлено 18 667 тыс. руб., которые состоят из: 10 128,58 тыс. руб. и 8 538,62 тыс. руб. расходов на основные средства стоимостью до 40 000 руб. в составе расходов на обеспечение соблюдения стандартов по качеству обслуживания потребителей на 2017 год. При этом обществом не оспариваются учтенные расходы на горюче-смазочные материалы и электроэнергию.

Из экспертного заключения УГРТ и выписки из протокола заседания правления следует, что расходы определены в размере 4 583,06 тыс. руб. на уровне предыдущего периода регулирования с ИПЦ 2017 года (104,7%) (т. 15, л.д. 97-100).

По мнению экспертов, экономически обоснованной является величина 12 283,97 тыс. руб., с которой в ходе рассмотрения дела согласился административный истец и которую просит включить в НВВ, возражая против метода определения экспертами данной величины.

ПАО «ТНС энерго Воронеж» регулирующему органу в обоснование заявленных расходов были представлены: расшифровка статьи расходов на 2017 год; служебные записки и расчет расходов по приобретению материалов; расчет потребности на приобретение материалов; пояснительная записка по статье «Материалы»; коммерческие предложения поставщиков на 2017 год; данные бухгалтерского учета (оборотно-сальдовая ведомость, бухгалтерский регистр «Материальные расходы») по фактическим расходам за 2015 год; реестр договоров по материальным расходам; копии договоров на поставку материалов на 2015 год; закупочная документация по запросу предложений на поставку материалов и сырья, в том числе протоколы оценки и сопоставления конкурсных заявок поставщиков (т. 15, л.д. 157-348).

Как следует из пунктов 24, 29 Основ ценообразования, расходы на сырье и материалы, используемые для производственных и хозяйственных нужд, рассчитываются тарифным органом на основании фактических значений расходов (цен), которые могут быть получены из предусмотренных пунктом 29 Основ ценообразования источников информации о таких ценах. При отсутствии указанных данных расчетные значения расходов определяются с использованием официальной статистической информации. В расчетах также могут быть использованы экспертные оценки, основанные на отчетных данных, представляемых регулируемой организацией, если по отдельным статьям расходов не предусмотрены нормативы расходов (пункт 31 Основ ценообразования).

В нарушение положений пункта 23 Правил государственного регулирования тарифов в заключении и протоколе заседания правления УГРТ от 27 декабря 2016 года отсутствует анализ экономической обоснованности расходов на материальные расходы.

Представленная в ходе судебного разбирательства в обоснование возражений представителем УГРТ пояснительная записка к предложению по затратам по статье «Материалы», имеющая пометки специалистов названного органа об исключении из заявки материалов и изменении их стоимости (т. 32, л.д. 186-188), не может подменять собой анализ экономической обоснованности расходов по данной строке.

Вместе с тем поскольку ПАО «ТНС энерго Воронеж» не представлены договоры, заключенные на 2017 год в результате проведения торгов, а договоры, представленные обществом в подтверждение заявленных затрат, прекращены в связи с истечением сроков действия в 2015 - 2016 годах либо не заключались на торгах, что подразумевает проведение конкурентных закупочных процедур, имеющиеся в материалах дела коммерческие предложения на поставку материалов и запасных частей не относятся к источникам цен, перечисленных в пункте 29 Основ ценообразования, в отсутствие доказательств необходимости приобретения заявленных материалов и оргтехники, постольку суд приходит к выводу, что указанные плановые расходы на 2017 год подлежат расчету в соответствии с пунктами 29 и 31 Основ ценообразования на основе сведений о фактических затратах общества по данным статьям расходов в 2016 году с применением планового ИПЦ на 2017 год.

Довод о невозможности заключения договоров с соблюдением конкурентных закупочных процедур (в данном случае по правилам Федерального закона от 18 июля 2011 года № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц») и необязательности их представления в целях подтверждения планируемых расходов в отсутствие утвержденного размера НВВ, а также об обязанности регулирующего органа в силу пункта 17 Основ ценообразования учесть в НВВ расходы в заявленном Обществом размере, основывается на неверном толковании норм материального права.

11. Затраты ПАО «ТНС энерго Воронеж» по статье «Расходы на ремонт основных средств», заявленные в размере 15 225 тыс. руб., учтены УГРТ в размере 6 484 тыс. руб. В том числе регулирующим органом включены в НВВ расходы на ремонт 2-х административных зданий в размере 2 421,42 тыс. руб. и затраты на ремонт автотранспорта и ремонт оргтехники в размере 4 062,58тыс. руб.

В качестве экономического обоснования Обществом представлены в УГРТ: сводная ведомость ремонтов по зданиям в 2017 году по ПАО «ТНС энерго Воронеж» на 2017 год; дефектные ведомости на проведение ремонтных работ, локальные сметные расчеты, перечень работ и материалов для проведения ремонтных работ в помещениях здания, расположенного по адресу: <адрес>, и в отделениях на территории Воронежской области; расчет стоимости ремонта автотранспорта на 2017 год; пояснительная записка по затратам на ремонт основных средств, коммерческие предложения по ремонту офисной техники; договоры на ремонт основных средств за 2015 год, в том числе акты выполненных работ по ремонтным работам, выполняемых подрядным способом; закупочная документация по запросу предложений на оказание услуг по ремонту помещений, автотранспорта и оргтехники, в том числе протоколы оценки и сопоставления конкурсных заявок поставщиков; данные бухгалтерского учета (оборотно-сальдовая ведомости) по фактическим расходам ПАО «ТНС энерго Воронеж» по ремонтным работам за 2015 год, 9 месяцев 2016 года (т. 13, л.д. 2-70).

Представление названных документов в материалы тарифного дела административным ответчиком не оспаривается.

Ремонт автомобиля представительского класса VOLKSWAGEN TOUAREG (как экономически необоснованный расход) и конвертовальной машины KERN PageMiler (в связи с учетом затрат на печать квитанций сторонними организациями) был отнесен регулирующим органом в расходы «Амортизационные отчисления» и исключен из НВВ по указанным основаниям, а также исключены работы по ремонту административного здания ПАО «ТНС энерго Воронеж» (т. 15, л.д. 97-98, 100).

Согласно судебной экспертизе экономически обоснованной является величина 8 190,23 тыс. руб., в том числе: ремонт зданий - 4 223,31 тыс. руб., ремонт автотранспорта - 2 586,42, ремонт оргтехники - 1 380,50 тыс. руб., с которой в ходе рассмотрения дела согласился административный истец и которую просит включить в НВВ, возражая против метода определения экспертами данной величины.

Как верно указано судебными экспертами, в материалах административного и тарифного дел необходимость проведения ремонтов подтверждена ПАО «ТНС энерго Воронеж» только дефектными ведомостями (без указания даты составления) и перечнем планируемых ремонтных работ (утвержденным ПАО «ТНС энерго Воронеж»).

Также судебные эксперты считают, что планируемые мероприятия по проведению ремонтных работ на участках ПАО «ТНС энерго Воронеж» на 2017 год требуют дополнительного анализа и обоснования в связи с отсутствием в материалах административного и тарифного дел следующих документов: актов осмотра технического состояния зданий отделений за 2015 и 2016 года, которые свидетельствуют о неудовлетворительном состоянии отдельных объектов (выявление и оценка физического износа) в отделениях ПАО «ТНС энерго Воронеж» и обосновывают необходимость проведения ремонтных работ; графиков проведения ремонтных работ на 2017 год, утвержденных в установленном порядке (которые обосновывают необходимость включения в состав НВВ непосредственно на 2017 год расходов на ремонт по планируемым ПАО «ТНС энерго Воронеж» объектам).

Вместе с тем поскольку ПАО «ТНС энерго Воронеж» не представлены договоры, заключенные на 2017 год в результате проведения торгов, имеющиеся в материалах дела расчеты стоимости ремонта зданий, автотехники и оргтехники не относятся к источникам цен, перечисленных в пункте 29 Основ ценообразования, в отсутствие доказательств необходимости ремонта зданий (в данном случае ремонта административного здания, расположенного по адресу: <адрес>, ремонт которого уже проводился в 2015 году), автотранспорта и оргтехники (каких-либо заключений по осмотру техники не было составлено), постольку суд приходит к выводу, что указанные плановые расходы на 2017 год подлежит расчету в соответствии с пунктами 29 и 31 Основ ценообразования на основе сведений о фактических затратах общества по данным статьям расходов за 2015 год с применением ИПЦ 2016 года и планового ИПЦ на 2017 год, соглашаясь в этой части с заключением судебной экспертизы.

Суд не может согласиться с доводами административного ответчика об обоснованности экономического заключения в этой части, поскольку из его содержания (т. 15, л.д. 99), как и из содержания протокола заседания правления, невозможно понять, расходы на ремонт чего были приняты экспертами УГРТ в сумме 4 018,81 тыс. руб., что не соответствует положениям пункта 23 Правил государственного регулирования тарифов.

12. По статье затрат «Прочие расходы (в части расходов на информационное обеспечение) административным истцом заявлено 8 937 тыс. руб., административным ответчиком принято 2 167 тыс. руб., судебные эксперты сочли экономически обоснованной сумму 4 605,53 тыс. руб.

В ходе рассмотрения дела административный истец согласился с размером расходов, определенным судебными экспертами и методикой определения экспертами данной величины.

В тарифное дело заявителем были представлены: пояснительная записка к статье затрат «Услуги PR» по ПАО «ТНС энерго Воронеж» на 2017 год; коммерческие предложения контрагентов; оборотно-сальдовая ведомость по счету 44.01, бухгалтерский регистр «Расходы на PR» за 2015 год; реестр договоров по услугам PR; договоры №02/2189 от 03.02.2014 г.; №32 от 22.05.2013 г.; №37/04 от 25.03.2015 г.; №56 от 08.09.2015 г.; №178 от 18.05.2015 г.; №290 от 20.04.2009 г.; №465 от 30.11.2012 г.; №1525 от 10.02.2011 г.; №1526 от 09.02.2011 г.; №2217 от 01.04.2014 г.; №2466 от 20.06.2015 г.; №27032015/8 от 01.04.2015 г.; №РЛЛ4-0183313 от 27.07.2015 г.; №17 от 10.07.2015 г.; №809 от 01.02.2008 г.; №1972 от 24.12.2012 г.; №2411 от 09.04.2015 г.; №б/н от 27.03.2015 г.; №35 от 30.01.2015 г.; №677 от 30.01.2015 г.; акты выполненных работ по договорам (т. 16).

Регулируемая организация учла расходы на юридические и информационные услуги (совместно) в размере 401,66 тыс. руб., указав их в «Прочих расходах» в названной части (т. 15, л.д. 95).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 января 2004 года № 24 утверждены Стандарты раскрытия информации субъектами оптового и розничных рынков электрической энергии.

В соответствии с пунктом 3 Стандартов раскрытия информации субъектами оптового и розничных рынков электрической энергии информация раскрывается путем: опубликования в печатных изданиях, в которых в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации публикуются официальные материалы органов государственной власти; опубликования в электронных средствах массовой информации; предоставления по письменному запросу заинтересованных лиц при условии возмещения ими расходов, связанных с предоставлением информации; направления информации администратору торговой системы оптового рынка электроэнергии в случаях, предусмотренных пунктом 22(2) настоящего документа; опубликования на официальных сайтах субъектов рынков электрической энергии или на ином официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», определяемом Правительством Российской Федерации, в целях обеспечения доступа к информации о регулируемой деятельности субъектов естественных монополий; опубликования в печатных изданиях, в которых в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации публикуются официальные материалы органов государственной власти.

Пунктами 9, 20, 21, 22 Стандартов раскрытия информации субъектами оптового и розничных рынков электрической энергии утверждены перечень информации, подлежащий раскрытию энергосбытовыми организациями и гарантирующими поставщиками, который является исчерпывающим, и периодичность ее опубликования.

Из представленных ПАО «ТНС энерго Воронеж» документов следует, что регулируемая организация производит значительное количество публикаций в прессе, в том числе с использованием интернет ресурсов, телевидения. Однако обоснование необходимости и эффективности такого количества публикаций в материалы дела не представлено. Также не представлено экономическое обоснование несения расходов на нанесение корпоративного логотипа на пакет, услуги по формированию благоприятного имиджа, печать корпоративного логотипа на баннере, заявленных Обществом, в том числе ко включению в НВВ.

Суд приходит к выводу, что расходы на необязательные виды публикаций, направленные на повышение информированности потребителей, не должны быть включены в расчет сбытовых надбавок для гарантирующего поставщика.

Вместе с тем в нарушение подпункта 4 пункта 23, пункта 28 Правил государственного регулирования тарифов экспертное заключение не содержит анализ экономической обоснованности расходов по данной статье расходов, а основания, по которым отказано во включении в тарифы отдельных расходов, предложенных организацией, осуществляющей регулируемую деятельность, не указаны в протоколе заседания правления УГРТ.

Судебные эксперты исходили из фактически понесенных в 2015 году затрат и использовали ИПЦ без анализа экономической обоснованности расходов, поскольку в данном случае помимо обязательной информации размещалась информация о проведении конкурсов среди работников регулируемой организации, награждении победителей конкурсов, проведении семинарских занятий и т.п., не включенная в Стандарты раскрытия информации субъектами оптового и розничных рынков электрической энергии.

Поскольку фактические расходы 2015 года по данной статье затрат составили более чем 4 млн. руб. и содержали затраты на публикации необязательного характера, во избежание получения организацией необоснованного дохода за счет возложения на потребителя обязанности платы за электроэнергию в повышенном размере суд в данном случае считает обоснованным учесть величину затрат на 2017 год в планируемом размере на уровне предыдущего периода регулирования с учетом ИПЦ Минэкономразвития РФ в размере 104.7%.

13. ПАО «ТНС энерго Воронеж» были заявлены доходы, недополученные, по мнению административного истца, при осуществлении регулируемой деятельности по не зависящим от организации, осуществляющей регулируемую деятельность, причинам, возникшим в результате недотрансляции стоимости электроэнергии, приобретенной на оптовом рынке, на розничный рынок электрической энергии при ее продаже конечным потребителям за 2013 - 2015 года в размере 282 977,21 тыс. руб.

Экспертами УГРТ данные расходы отнесены в строку «Выпадающие доходы/экономически необоснованные расходы (-) по итогам работы 2015 года» и отклонены в полном объеме по тем основаниям, что возможные убытки в части результатов работы на оптовом рынке электрической энергии являются рисками гарантирующего поставщика, связанными со сбытовой деятельностью (т. 15, л.д. 104).

В тарифное дело заявителем были представлены: пояснения ПАО «ТНС энерго Воронеж» к расчету недополученного дохода при применении гарантирующими поставщиками Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, включая расчет недополученного дохода за период 2013 - 2015 года; статистические формы 46-ЭЭ за 2013 - 2015 года; акты приема-передачи электроэнергии ООО «Обороэнергосбыт» за 2013 и 2014 года; объемы потребления электроэнергии потребителями, осуществляющими расчеты по второй ценовой категории за 2013 - 2015 года; отчеты ОАО «АТС»; приказы ФСТ России и Минэнерго России (т. 27, л.д. 41-279; т. 28, т. 29, л.д. 1-146). Указанные обстоятельства не оспаривались сторонами.

На настоящее время ПАО «ТНС энерго Воронеж» заявлены требования о включении в НВВ расходов по недотрансляции за 2015 год, которые в предложении Общества составляли на момент подачи предложения 107 579 тыс. руб.

Согласно заключению судебной экспертизы от 18 октября 2017 года экспертная группа РАНХиГС считает экономически обоснованными расходы по статье «Недотрансляция» в сумме 106 411,99 тыс. руб.

По мнению судебных экспертов, ПАО «ТНС энерго Воронеж» недополучен доход по не зависящим от деятельности гарантирующего поставщика причинам при осуществлении регулируемой деятельности. При этом указанный доход недополучен по причине применения установленного нормативными правовыми актами Российской Федерации порядка трансляции цен на электрическую энергию, приобретенную гарантирующим поставщиком на оптовом рынке электрической энергии и мощности, определяемых по результатам конкурентного отбора ценовых заявок на сутки вперед, на цены для потребителей розничного рынка электрической энергии и в условиях несоответствия почасовой структуры потребления электрической энергии поставщиком электроэнергии в целом и почасовой структуры потребления электрической энергии потребителями (покупателями) второй-шестой ценовых категорий.

Также судебные эксперты в заключении указали, что средневзвешенная цена на электрическую энергию, рассчитываемая по результатам конкурентного отбора ценовых заявок на сутки вперед, определяется исходя из плановых объемов потребления электрической энергии по гарантирующему поставщику в целом, при этом при расчете составляющих предельных уровней нерегулируемых цен не предусмотрен учет почасовых объемов потребления электрической энергии потребителями (покупателями) первой ценовой категории. В случае, если доля потребления электроэнергии потребителями (покупателями) второй и третьей-шестой категорий ниже в часы с более высокими нерегулируемыми ценами на оптовом рынке, имеет место «недотрансляция» на розничный рынок затрат гарантирующего поставщика на приобретение электроэнергии на оптовом рынке, возникающая по не зависящим от гарантирующего поставщика причинам (т. 31, л.д. 88-100).

Суд учитывает, что заключение эксперта не является для суда обязательным и оценивается судом по правилам, установленным статьей 84 КАС РФ, в совокупности с иными доказательствами по делу.

Из материалов административного дела следует, что в распоряжение экспертов на основании определения суда от 23 августа 2017 года были представлены все бухгалтерские материалы, являвшиеся предметом исследования при принятии УГРТ оспариваемого приказа № 61/7.

Вместе с тем, как указано в заключении судебной экспертизы, для корректного расчета величины «недотрансляции» за 2015 год, имевшей место по причинам, не зависящим от деятельности гарантирующего поставщика, необходимы данные о почасовых объемах потребления электрической энергии в расчетном периоде потребителями (покупателями), осуществляющими расчеты по 3 - 6-й ценовым категориям, МВт-ч (по месяцам за 2015 г.), а также о позонных (3 зоны суток и 2 зоны суток) объемах потребления электрической энергии потребителями (покупателями), осуществляющими расчеты по 2-й ценовой категории, МВт-ч (по месяцам за 2015 год).

Однако в представленных экспертной группе РАНХиГС материалах тарифного и административного дел отсутствуют данные о почасовых объемах потребления электроэнергии по 3 - 6-й ценовым категориям. В связи с этим судебными экспертами расчеты были произведены по данным статистической отчетности 46-ээ «Сведения о полезном отпуске (продаже) электрической энергии и мощности отдельным категориям потребителей» по месяцам 2015 года (копия которой были предоставлены УГРТ).

Исходя из содержания пункта 17 Основ ценообразования, статей 3, 6 Закона об электроэнергетике ответственность за грамотную организацию планирования потребления для купли-продажи электрической энергии на оптовом рынке несет, в данном случае, административный истец, который является профессиональным участником рынка электрической энергии, осуществляющим коммерческую деятельность.

Анализируя представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что недополученный доход в данном случае возник в результате деятельности гарантирующего поставщика электрической энергии по закупке электрической энергии на оптовом рынке по нерегулируемым ценам, что не может быть отнесено к регулируемому виду деятельности.

В силу абзаца 28 статьи 3 Закона об электроэнергетике гарантирующий поставщик – коммерческая организация, обязанная в соответствии с данным Федеральным законом или добровольно принятыми обязательствами заключать договор купли-продажи электрической энергии с любым обратившимся к ней потребителем электрической энергии.

При этом действующее законодательство предполагает, что гарантирующий поставщик является профессиональным участником рынка электрической энергии, осуществляющим коммерческую, то есть осуществляемую на свой риск деятельность.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что от уровня эффективности работы энергосбытовой компании на оптовом рынке может быть получен как положительный, так и отрицательный эффект, что является риском организации и не может быть отнесено к регулируемому виду деятельности. Общество, являясь профессиональным участником рынка электрической энергии, осуществляющим коммерческую деятельность, несет ответственность за грамотную организацию планирования потребления для купли-продажи электрической энергии на оптовом рынке. Иное противоречит принципу соблюдения баланса интересов поставщиков и потребителей электрической энергии.

Таким образом, именно в обязанности гарантирующего поставщика входит организация планирования потребления для купли-продажи электрической энергии (мощности) на оптовом рынке. Качество планирования гарантирующим поставщиком потребления на оптовом рынке является обстоятельством, зависящим от деятельности гарантирующего поставщика.

Возложение на потребителя обязанности возмещать убытки гарантирующего поставщика, вызванные субъективными и зависящими именно от гарантирующего поставщика обстоятельствами, будет противоречить принципу обеспечения баланса интересов поставщиков и потребителей электрической энергии, предусмотренному статьей 6 Закона об электроэнергетике, составляющему основы государственной политики в электроэнергетике.

Суд также учитывает, что в соответствии с Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 2012 года № 442, гарантирующий поставщик действует в интересах потребителей электрической энергии.

При этом правила определения и применения гарантирующими поставщиками нерегулируемых цен на электрическую энергию предусматривают трансляцию для всех ценовых категорий стоимости электрической энергии (мощности), складывающейся на оптовом рынке электрической энергии в той мере, в которой она соответствует принципам организации экономических отношений в электроэнергетике и основам государственной политики в сфере электроэнергетики.

Аналогичная позиция содержится в возражениях ФАС России по настоящему административному делу.

Кроме того, расходы ПАО «ТНС энерго Воронеж» не подтверждены данными статистической и бухгалтерской отчетности за 2015 год, в том числе Обществом не были представлены данные о почасовых объемах потребления электрической энергии в расчетном периоде потребителями (покупателями), осуществляющими расчеты по 3 - 6-й ценовым категориям, МВт-ч (по месяцам за 2015 год), а также о позонных (3 зоны суток и 2 зоны суток) объемах потребления электрической энергии потребителями (покупателями), осуществляющими расчеты по 2-й ценовой категории, МВт-ч (по месяцам за 2015 год).

Вместе с тем экспертное заключение УГРТ по материалам, представленным для расчета сбытовых надбавок гарантирующего поставщика ПАО «ТНС энерго Воронеж» на 2017 год, не содержит выводов относительно экономической обоснованности заявленных Обществом недополученных доходов по «недотрансляции» за 2013 – 2014 год и причин их исключения из расчета сбытовых надбавок. В протоколе заседания правления УГРТ в нарушение требований пункта 28 Правил государственного регулирования тарифов также не указаны основания для корректировки НВВ общества в сторону уменьшения за счет названных недополученных доходов.

С учетом изложенных обстоятельств расчет оспариваемых сбытовых надбавок произведен регулирующим органом с нарушением положений тарифного законодательства.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пунктах 17 и 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части», если суд установит, что при издании оспариваемого нормативного правового акта были нарушены требования законодательства хотя бы по одному из оснований, влекущих признание акта недействующим, в частности не соблюдены существенные положения нормативного правового акта, регулирующие процедуру принятия актов данного вида, он вправе принять решение об удовлетворении заявления без исследования других обстоятельств по делу, в том числе содержания оспариваемого акта.

Согласно пункту 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд принимает решение об удовлетворении заявленных требований полностью или в части, если оспариваемый нормативный правовой акт полностью или в части признается не соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, и не действующим полностью или в части со дня его принятия или с иной определенной судом даты.

В данном случае суд приходит к выводу, что оспариваемый в части нормативный правовой акт подлежит признанию не действующим со дня его принятия.

В силу положений статьи 16 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации вступившее в законную силу решение суда по административному делу является обязательным для органов государственной власти, иных государственных органов и подлежит исполнению на всей территории Российской Федерации.

Регулирующий орган принимает решения об установлении (пересмотре) долгосрочных параметров регулирования деятельности территориальных сетевых организаций, об установлении (изменении) цен (тарифов) на услуги по передаче электрической энергии по электрическим сетям, принадлежащим на праве собственности или на ином законном основании территориальным сетевым организациям, во исполнение вступившего в законную силу решения суда в месячный срок со дня вступления в силу решения суда (пункт 7 Основ ценообразования).

Кроме того, из разъяснений, содержащихся в пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2016 года № 63 «О рассмотрении судами споров об оплате энергии в случае признания недействующим нормативного правового акта, которым установлена регулируемая цена» следует, что споры об оплате ресурса за соответствующий период регулирования, в том числе за время, предшествующее вступлению в законную силу решения суда, которым признан недействующим нормативный правовой акт, подлежат рассмотрению исходя из регулируемой цены, установленной заменяющим нормативным правовым актом, принимаемым регулируемым органом во исполнение решения суда о признании не действующим ранее установленного тарифа.

Таким образом, обязанность УГРТ Воронежской области принять новый нормативный правовой акт, заменяющий Приказ № 61/7, вытекает из требований законодательства о тарифном регулировании, в связи с чем не имеется оснований для удовлетворения требований в этой части.

Следовательно, у суда отсутствуют основания к обращению решения в данной части к немедленному исполнению.

В соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации сообщение о данном решении подлежит опубликованию в информационной системе «Портал Воронежской области в сети Интернет» (www.govvrn.ru) в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу, поскольку оспариваемый нормативный акт был официально впервые размещен в данной информационной системе.

В соответствии с положениями статей 103, 111 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в пользу административного истца также подлежат взысканию судебные расходы, понесенные им по оплате государственной пошлины при подаче административного искового заявления в суд, в размере 4 500 рублей (т. 1, л.д. 37).

Руководствуясь статьями 175-180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд

р е ш и л:

признать приказ Управления по государственному регулированию тарифов Воронежской области от 27 декабря 2016 года № 61/7 «Об установлении сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков электрической энергии, поставляющих электрическую энергию (мощность) на розничном рынке Воронежской области, на 2017 год» в части утверждения для ПАО «ТНС энерго Воронеж» на 2017 год коэффициента параметров деятельности гарантирующего поставщика и сбытовых надбавок для тарифных групп потребителей «население и приравненные к нему категории потребителей», «сетевые организации, покупающие электрическую энергию для компенсации потерь электрической энергии» и «прочие потребители» не действующим со дня его принятия.

В удовлетворении остальной части требований отказать.

Взыскать с Управления по государственному регулированию тарифов Воронежской области в пользу публичного акционерного общества «ТНС энерго Воронеж» в счет возмещения судебных расходов 4 500 (четыре тысячи пятьсот) рублей.

Сообщение о принятии настоящего решения подлежит размещению в информационной системе «Портал Воронежской области в сети Интернет» (www.govvrn.ru) в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу.

Решение может быть обжаловано в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации через Воронежский областной суд в течение месяца со дня его принятия судом в окончательной форме.

Решение в окончательной форме изготовлено 6 февраля 2018 года.

Председательствующий И.В. Селиверстова