НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Угловского районного суда (Алтайский край) от 20.02.2017 № 2-132/17

Дело № 2-132/2017

Р Е Ш Е Н И Е

именем Российской Федерации

20 февраля 2017 года с. Угловское

Угловский районный суд Алтайского края в составе

председательствующего судьи Воробьевой Е.В.,

при секретаре Лединой С.В.,

с участием заместителя прокурора Угловского района Лебедева А.П.,

истца Кораблиной Е.Ю.,

представителя истца Шумилова В.Г., удостоверение от ДД.ММ.ГГГГ, ордер от ДД.ММ.ГГГГ,

представителя ответчика Панковой О.В., действующей на основании Устава МКДОУ детский сад «Ладушки»,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кораблиной Е.Ю. к Муниципальному казенному дошкольному образовательному учреждению детский сад «Ладушки» о признании незаконным увольнения, о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда и судебных расходов,

у с т а н о в и л :

истец Кораблина Е.Ю. обратилась в суд с иском к Муниципальному казенному дошкольному образовательному учреждению детский сад «Ладушки» (далее – МКДОУ детский сад «Ладушки»), указывая, что она работает в детском саде «Ладушки» воспитателем с ДД.ММ.ГГГГ, бессрочный трудовой договор заключен с ней ДД.ММ.ГГГГ. ДД.ММ.ГГГГ в письменном виде заведующая садиком Панкова О.В. уведомила её о прекращении трудового договора с ДД.ММ.ГГГГ в связи с сокращением численности работников учреждения. Решением Угловского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ увольнение признано незаконным, и она восстановлена на работе. После этого, заведующая Панкова О.В. ДД.ММ.ГГГГ собрала коллектив воспитателей детского сада, на котором рассматривалось её (истца) поведение. Панкова О.В. заявила, что уволит её по такой статье, что никто не примет на работу, поставила вопрос о её увольнении по сокращению штатов с ДД.ММ.ГГГГ. Не смотря на то, что в штатное расписание на ДД.ММ.ГГГГ изменения не внесены, Панкова О.В. ДД.ММ.ГГГГ вручила ей уведомление о принятом решении о сокращении численности работников на основании приказа от ДД.ММ.ГГГГ и о том, что по истечении 2-х месячного срока она будет уволена на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ ей вновь были вручены аналогичные уведомления, а ДД.ММ.ГГГГ издан приказ о прекращении с ней трудового договора. При увольнении были допущены следующие нарушения: фактически реального сокращения штатов не было, что подтверждается отсутствием предусмотренного ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации письменного сообщения о предстоящем сокращении в выборный профсоюзный орган не позднее чем за два месяца до сокращения, а также отсутствием документов, подтверждающих обоснованность такого сокращения, в частности штатных расписаний на ДД.ММ.ГГГГ и 2017 годы, количества штатных единиц за этот же период, документов о преимущественном праве оставления на работе; в нарушение требований ч.3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации от работодателя не последовало при решении вопроса об увольнении работника в связи с сокращением численности работников предложение работнику другой вакантной должности или работы, а при отсутствии таковой в данном учреждении – в другой местности; о предстоящем увольнении не была уведомлена служба занятости населения; в нарушение ст. 82, 373 Трудового кодекса Российской Федерации Панкова О.В. в срок не позднее чем за два месяца не сообщила в письменной форме выборному органу первичной профсоюзной организации об увольнении по указанному основанию, не направила в выборный профсоюзный орган проект приказа об увольнении и копии документов, являющихся основанием для принятия такого решения, не обратилась за получением мотивированного мнения; в нарушение п. 2 ст.81 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение произведено до истечения 2-х месячного срока, так как она была предупреждена о сокращении с ДД.ММ.ГГГГ уведомлениями от ДД.ММ.ГГГГ, а приказ издан ДД.ММ.ГГГГ. В соответствии со ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией. Она имеет высшее образование с присвоением квалификации воспитателя-преподавателя педагогики и психологии (дошкольной), стаж работы воспитателем более <данные изъяты> лет, повышала квалификацию на краткосрочных курсах в ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ, награждена шестью дипломами за призовые места за участие во всероссийских конкурсах, аттестационной комиссией ДД.ММ.ГГГГ признано, что она соответствует занимаемой должности «воспитатель». Многие воспитатели детского сада не имеют ни необходимой квалификации, ни соответствующего образования, что не учтено при её сокращении. Незаконным увольнением ей причинены нравственные страдания, выразившиеся нервными стрессами, принятием успокоительных препаратов, бессоннице, ухудшении общего самочувствия, размер компенсации морального вреда оценивает в <данные изъяты> руб. Также она понесла судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 5000руб. Просит признать незаконным её увольнение в связи с сокращением численности работников организации по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации на основании приказа от ДД.ММ.ГГГГ, восстановить её на работе в должности воспитателя, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула из расчета <данные изъяты> руб. за каждый день, включая дату вынесения решения, взыскать денежную компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>. и расходы на оплату услуг представителя в размере <данные изъяты>.

Истец Кораблина Е.Ю. в судебном заседании настаивала на заявленных требованиях в полном объеме, ссылаясь на доводы, изложенные в исковом заявлении, дополнительно пояснила, что она была уведомлена об увольнении в связи с сокращением ДД.ММ.ГГГГ, расписалась в данном уведомлении, которое она приложила к своему исковому заявлению. Еще вручались уведомления ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ. Сокращения не было и не могло быть, так как согласно приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 26.08.2010 №761н «Об утверждении единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих» на <данные изъяты> положен один воспитатель, а количество детей, посещающих детский сад не сократилось. На протяжении двух месяцев она сильно переживала, у нее повышалось артериальное давление, она обращалась к врачу.

Представитель истца Шумилов В.Г. в судебном заседании поддержал заявленные требования по основаниям, указанным в исковом заявлении, дополнительно указал, что оснований для сокращения штата не имелось, так как в учреждении осталось тоже количество групп и детей. Из сравнительного анализа отчета об исполнении бюджета на ДД.ММ.ГГГГ и бюджетной сметы на ДД.ММ.ГГГГ год видно, что затраты на заработную плату не уменьшились. Работодатель не сообщила о сокращении работников в профком за два месяца до сокращения. Она обратилась в профком только ДД.ММ.ГГГГ, а это всего за один месяц до сокращения. Заведующая садиком приложила проект приказа, датированный ДД.ММ.ГГГГ, а обращается в профком ДД.ММ.ГГГГ, то есть данного приказа еще не могло существовать. В обращении указано на приказ от сентября 2016 года, а прикладывается приказ от ДД.ММ.ГГГГ. Пунктами 15, 16 трудового договора, заключенного с Кораблиной Е.Ю. установлено, что установленный в начале учебного года объем учебной нагрузки (педагогической работы) не может быть уменьшен в течение учебного года по инициативе работодателя в следующем учебном году, за исключением случаев сокращения количества групп. Уведомления о сокращении от ДД.ММ.ГГГГДД.ММ.ГГГГ отменяют ранее врученные уведомления, поэтому двухмесячный срок работодателем не соблюден. В уведомлении указано о сокращении с ДД.ММ.ГГГГ, а увольнение произведено ДД.ММ.ГГГГ. Законодательством не предусмотрено создание комиссии по определению преимущественного права на оставление на работе, а работодателем данная комиссия была создана и в её состав входили члены профкома, которые позже давали заключение о согласии на сокращение Кораблиной, то есть они являлись заинтересованными лицами. Кораблина Е.Ю. имеет продолжительный стаж работы, награды, высшее педагогическое образование, участвует в различных конкурсах всероссийского масштаба. У Кадель поощрения только местного уровня и нет педагогического образования, только курсы. В связи с незаконным увольнением истцу причинен моральный вред, который заявлен в разумных пределах. Представленное в материалы дела решение Угловского районного суда свидетельствует о неоднократных действиях работодателя по увольнению Кораблиной Е.Ю. Просит удовлетворить заявленные требования.

Представитель ответчика Панкова О.В. в судебном заседании исковые требования не признала в полном объеме, полагая, что увольнение произведено с соблюдением трудового законодательства. Было произведено сокращение численности работников - воспитателей с 12 на 11, а не сокращение штата, штат не сократился, как не сократилось количество групп и количество детей. Сокращение численности работников организации произведено в рамках оптимизации образовательного процесса. Штатное расписание в организации утверждается в форме тарификационных списков. Представленные истцом отчет об исполнении бюджета на ДД.ММ.ГГГГ и бюджетная смета на ДД.ММ.ГГГГ не могут свидетельствовать об отсутствии сокращения в организации. Истец за два месяца до увольнения была предупреждена письменно об этом, она отказалась от подписи, поэтому составлен акт. Было направлено уведомление в ЦЗН, в профсоюзный орган, а затем обращение о даче заключения с приложением проекта приказа об увольнении Кораблиной Е.Ю., было получено мотивированное мнение профкома о законности увольнения. В проекте приказа дата была проставлена сразу, так как она была известна, а номер приказа проставлен не был, так как этого нельзя запланировать. Приказ об увольнении издан ДД.ММ.ГГГГ, то есть по истечении двухмесячного срока, предусмотренного законом. Вакантных должностей в организации не было, уведомления от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ – это уведомления об отсутствии вакантных должностей. Преимущественное право для оставления на работе выяснялось и обсуждалось специально созданной для этого комиссией. Препятствий для создания комиссии не имеется, это входит в компетенцию заведующей садиком. В комиссию входили не только члены профкома, но и другие воспитатели. При определении преимущественного права учитывалась не учеба в конкретном учебном заведении, уровень образования, а результативность работы педагога и его квалификация. У всех воспитателей, кроме Кораблиной Е.Ю. и К. Н.Н., имелась на тот момент первая квалификационная категория, К. Н.Н. первая квалификационная категория присвоена в ДД.ММ.ГГГГ, у нее имеется необходимое образование. У Кораблиной Е.Ю. нет категории, по результатам аттестации она лишь признана соответствующей занимаемой должности. Кроме того, в адрес Кораблиной Е.Ю. неоднократно поступали жалобы от родителей воспитанников. Согласно коллективного договора, преимущественным правом оставления на работе пользуются работники предпенсионного возраста (за 2 года до пенсии).

Выслушав пояснения истца, представителя истца, представителя ответчика, заключение прокурора, полагавшего, что увольнение произведено с соблюдением требований трудового законодательства Российской Федерации, исследовав материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

Реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34, часть 1; статья 35, часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения, обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников. Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Под сокращением численности работников организации понимается фактическое уменьшение численности работников организации, принятых на работу по трудовым договорам. Под сокращением штата работников организации в трудовом праве понимается изменение ее внутренней структуры. При этом происходит ликвидация некоторых структурных подразделений (единиц) организации.

В соответствии с ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации, о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности и штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под подпись не менее чем за два месяца до увольнения.

Хоть закон и не предъявляет жестких требований к формулировке предупреждения о предстоящем увольнении работника, между тем, из содержания уведомления должно очевидно следовать, что по истечению двух месяцев он подлежит увольнению по сокращению численности и штата в данной организации и отсутствия соответствующих вакансий.

Само по себе указанное уведомление ставит работника перед фактом предстоящего расторжения трудовых отношений, является основанием соблюдения процедуры и порядка увольнения.

Судом установлено, что согласно приказу заведующего МКДОУ детский сад «Ладушки» от ДД.ММ.ГГГГ Кораблина Е.Ю. принята воспитателем, ДД.ММ.ГГГГ с ней заключен трудовой договор на неопределенный срок.

Как следует из приказа от ДД.ММ.ГГГГ в связи с проведением организационно-штатных мероприятий в МКДОУ детский сад «Ладушки» сокращена с ДД.ММ.ГГГГ численность воспитателей на 1 единицу, утверждено и введено в действие с ДД.ММ.ГГГГ новое штатное расписание и тарификационный список.

В тарификационном списке педагогических работников МКДОУ детский сад «Ладушки» на <данные изъяты> учебный год, утвержденном ДД.ММ.ГГГГ, указано количество единиц в штате <данные изъяты> единиц, в том числе <данные изъяты> ставок воспитателей, музыкальный руководитель 1,5 ставки, психолог 0,5 ставки, инструктор по физической культуре 0,75 ставки, всего <данные изъяты> ставок.

Согласно штатному расписанию на <данные изъяты> и тарификационному списку педагогических работников МКДОУ детский сад «Ладушки» с ДД.ММ.ГГГГ, утвержденному ДД.ММ.ГГГГ, штат педагогических работников МКДОУ детский сад «Ладушки» состоит из воспитателей <данные изъяты> ставок, музыкального руководителя <данные изъяты> ставки, психолога <данные изъяты> ставки, инструктора по физической культуре <данные изъяты> ставки, всего <данные изъяты> ставок.

Из представленных ответчиком штатных расписаний (тарификационных списков) по состоянию до и после даты увольнения истца следует, что в учреждении отсутствовало сокращение штата, так как не изменена внутренняя структура организации, не ликвидированы её структурные подразделения, а произведено сокращение численности работников организации, то есть фактическое уменьшение численности работников организации, принятых на работу по трудовым договорам.

Приказом от ДД.ММ.ГГГГ МКДОУ детский сад «Ладушки» создана комиссия по определению преимущественного права на оставление работников на работе в связи с сокращением численности работников в составе председателя комиссии Панковой О.В. – заведующей, членов комиссии М. Р.М. – старшего воспитателя, Ч. М.И. – председателя профкома, Х. Т.А. – музыкального руководителя, М. Л.Ю. – завхоза, которой поручено рассмотреть сведения о кандидатах на увольнение и вынести решение о работниках, подлежащих увольнению, с учетом преимущественного права оставления на работе.

Из протокола заседания комиссии по определению преимущественного права на оставление работников на работе в связи с сокращением численности работников в МКДОУ детский сад «Ладушки» от ДД.ММ.ГГГГ следует, что Панкова О.В. представила комиссии приказ от ДД.ММ.ГГГГ «О сокращении численности работников», личные дела и должностные инструкции <данные изъяты> воспитателей, комиссия в составе Панковой О.В., М. Р.М., Ч. М.И., Х. Т.А., М. Л.Ю. заслушала председателя комиссии, старшего воспитателя, председателя профкома по обоснованности сокращения численности воспитателей и критериям определения преимущественного права на оставление на работе и решила: признать обладающими более высокой квалификацией, подтвержденной более высоким квалификационным разрядом, воспитателей Г Н.М., Г. Т.П., З. Л.В., Б. Е.А., Д. Л.А., К. Н.М.; принять во внимание более высокое качество работы и предпенсионный возраст (<данные изъяты> года до пенсии) К. Н.Н.; утвердить кандидатуру работника, подлежащего увольнению ДД.ММ.ГГГГ по пункту 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации – К. Е.Ю.

Сведения о возрасте, должности, стаже, квалификационной категории, уровне образования, наградах, иждивенцах воспитателей представлены в единой таблице, приложенной к протоколу заседания комиссии. Данные сведения не оспаривались истцом при рассмотрении спора, за исключением сведений о наличии педагогического образования у К. Н.Н. Судом данный довод истца проверен и отклонен, как не состоятельный, поскольку наличие педагогического образования у К. Н.Н. подтверждается представленной в материалы дела копией диплома о профессиональной переподготовке от ДД.ММ.ГГГГ (оригинал обозрен в судебном заседании) о предоставлении К. Н.Н. права на ведение профессиональной деятельности в сфере дошкольного образования.

В соответствии с частью 4 статьи 76 Федерального закона №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» программа повышения квалификации направлена на совершенствование и (или) получение новой компетенции, необходимой для профессиональной деятельности, и (или) повышение профессионального уровня в рамках имеющейся квалификации.

Частью 5 статьи 76 Федерального закона №273-ФЗ установлено, что программа профессиональной переподготовки направлена на получение компетенции, необходимой для выполнения нового вида профессиональной деятельности, приобретение новой квалификации.

Судом установлено, что К. Н.Н. прошла профессиональную переподготовку на базе имеющегося у нее высшего медицинского образования и получила компетенцию, необходимую для выполнения нового вида профессиональной деятельности в сфере дошкольного образования.

Проверяя доводы истца и ее представителя об отсутствии у К. Н.Н. преимущественного права оставления на работе, судом исследован представленный ответчиком коллективный договор, выписка из которого приобщена к материалам дела. Указанный коллективный договор на ДД.ММ.ГГГГ годы, принят на общем собрании трудового коллектива МКДОУ детский сад «Ладушки» (протокол от ДД.ММ.ГГГГ), прошел уведомительную регистрацию в краевом государственном казенном учреждении «Центр занятости населения Угловского района» (регистрационный от ДД.ММ.ГГГГ).

Из пункта 2.2.8 коллективного договора следует, что преимущественное право на оставление на работе при сокращении штатов обеспечивается работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией. Кроме перечисленных в статье 179 Трудового кодекса Российской Федерации при равной производительности и квалификации преимущественное право на оставление на работе имеют работники: предпенсионного возраста (за 2 года до пенсии); проработавшие в организации свыше 10 лет; одинокие матери, воспитывающие ребенка в возрасте до 16 лет; родители, имеющие ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет; награжденные государственными и (или) ведомственными наградами в связи с педагогической деятельностью; педагогические работники, приступившие к трудовой деятельности непосредственно после окончания образовательной организации высшего или профессионального образования и имеющие трудовой стаж менее одного года.

Статья 179 Трудового кодекса Российской Федерации определяет, что при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным - при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы.

Коллективным договором могут предусматриваться другие категории работников, пользующиеся преимущественным правом на оставление на работе при равной производительности труда и квалификации.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 21 декабря 2006 г. №581-О указал, что часть первая статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации также относится к числу норм, регламентирующих порядок увольнения в связи с сокращением штата работников, - она определяет основанное на объективных критериях правило отбора работников для оставления на работе. Установив в качестве таких критериев более высокую производительность труда работника и его квалификацию, законодатель исходил как из необходимости предоставления дополнительных мер защиты трудовых прав работникам, имеющим более высокие результаты трудовой деятельности и лучшие профессиональные качества, так и из интереса работодателя в продолжении трудовых отношений с наиболее квалифицированными и эффективно работающими работниками. Правильность применения работодателем указанных критериев при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников по заявлению работника может быть проверена в судебном порядке.

С учетом изложенного выше, суд приходит к выводу о том, что комиссией по определению преимущественного права на оставление работников на работе принято верное решение о наличии такого права у всех, кроме истца, воспитателей, так как у шести из них имеются иждивенцы, а у К. Н.Н. – предпенсионный возраст (2 года до пенсии).

Довод истца об отсутствии уведомления о предстоящем увольнении службы занятости населения опровергается представленной в материалы дела копией, заверенной инспектором КГКУ ЦЗН Угловского района Т. О.А., сведений о высвобождаемых работниках МКДОУ детский сад «Ладушки» - о высвобождении Кораблиной Е.Ю. Данное уведомление зарегистрировано ДД.ММ.ГГГГ под входящим .

Из представленного суду уведомления от ДД.ММ.ГГГГ следует, что Кораблина Е.Ю. предупреждена работодателем о том, что в связи с проводимыми в МКДОУ детский сад «Ладушки» организационно-штатными мероприятиями было принято решение о сокращении численности работников (приказ от ДД.ММ.ГГГГ). В связи с этим она предупреждается о том, что замещаемая ею штатная единица воспитателя сокращается с ДД.ММ.ГГГГ. По истечении двух месяцев со дня получения настоящего уведомления она (Кораблина) будет уволена на основании п. 2 ч.1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Кораблина Е.Ю. проинформирована о том, что вакантных должностей в МКДОУ детский сад «Ладушки» по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ нет.

Истец Кораблина Е.Ю., не смотря на наличие акта об отказе работника подписать уведомление от ДД.ММ.ГГГГ, в судебном заседании пояснила, что она данное уведомление получила именно ДД.ММ.ГГГГ и подписала свой экземпляр уведомления, который она приложила к исковому заявлению.

Факт получения Кораблиной Е.Ю. уведомления о сокращении также подтверждается показаниями свидетелей Х. Т.А., К. Н.Н., М. Л.Ю. о том, что в их присутствии уведомление зачитывалось Кораблиной Е.Ю., она отказалась от подписи в уведомлении, поэтому был составлен акт, где свидетели расписались.

Вопреки доводам истца о нарушении работодателем требований ч. 3 ст.81 Трудового кодекса Российской Федерации и не предложении работнику другой вакантной должности, суд не находит нарушений требований законодательства в данной части, так как представителем ответчика представлены уведомления от ДД.ММ.ГГГГ и от ДД.ММ.ГГГГ, полученные истцом ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ соответственно, об отсутствии в МКДОУ детский сад «Ладушки» вакантных должностей по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ и на ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно справки от ДД.ММ.ГГГГ в МКДОУ детский сад «Ладушки» имеется профсоюзная организация.

Полагая необоснованным довод истца и её представителя об отсутствии письменного сообщения о предстоящем сокращении в выборный профсоюзный орган не позднее чем за два месяца до сокращения, суд отмечает, что представителем ответчика в материалы дела представлено уведомление от ДД.ММ.ГГГГ, направленное в профсоюзный комитет и полученное его председателем Черных ДД.ММ.ГГГГ, о том, что заведующий МКДОУ детский сад «Ладушки» в соответствии со ст. 82 Трудового кодекса Российской Федерации сообщает о принятии решения о сокращении численности работников и возможности расторжения трудовых договоров по пункту 2 части 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации с воспитателем Кораблиной Е.Ю..

Также не состоятелен довод истца и её представителя о том, что работодатель не направила в выборный профсоюзный орган проект приказа об увольнении и копии документов, являющихся основанием для принятия такого решения, не обратилась за получением мотивированного мнения, так как в материалы дела представлено обращение от ДД.ММ.ГГГГ в профсоюзный комитет, полученное председателем профкома Черных ДД.ММ.ГГГГ. К данному обращению приложен проект приказа об увольнении Кораблиной Е.Ю. и копия приказа от ДД.ММ.ГГГГ «О сокращении численности работников».

Согласно представленной выписки из протокола заседания профсоюзного комитета от ДД.ММ.ГГГГ утверждено следующее мотивированное мнение: «представленный проект приказа «Об увольнении» и приложенные к ним документы, подтверждающие необходимость и законность его издания соответствуют требованиям, установленным Трудовым кодексом Российской Федерации, иными федеральными законами, законами субъекта Российской Федерации, содержащими нормы трудового права, регулирующими принятие данного локального нормативного акта, соглашениями, коллективным договором образовательного учреждения, а также не нарушают условия индивидуального трудового договора работника учреждения. Согласиться с принятием работодателем решения об издании приказа (распоряжения) о прекращении трудового договора с Кораблиной Е.Ю. в соответствии с п.п. 2 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.»

Мотивированное мнение профкома МКДОУ детский сад «Ладушки» от ДД.ММ.ГГГГ получила Панкова О.В. ДД.ММ.ГГГГ.

В соответствии с частью пятой статьи 373 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор не позднее одного месяца со дня получения мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации и в указанный период не засчитываются периоды временной нетрудоспособности работника, пребывания его в отпуске и другие периоды отсутствия работника, когда за ним сохраняется место работы (должность).

Согласно пункту «в» Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ (ред. от ДД.ММ.ГГГГ) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» в случае увольнения работника, являющегося членом профсоюза, по пункту 2, 3 или 5 части первой статьи 81 Кодекса проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения, направляются в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации; также должен быть соблюден месячный срок для расторжения трудового договора, исчисляемый со дня получения работодателем мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации (статья 373 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно приказа от ДД.ММ.ГГГГ Кораблина Е.Ю. уволена в связи с сокращением численности работников организации, п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации ДД.ММ.ГГГГ.

Следовательно, увольнение Кораблиной Е.Ю. произведено с соблюдением требований ст. 373 Трудового кодекса Российской Федерации, не позднее одного месяца со дня получения мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации.

Позиция представителя истца об отмене уведомлениями от 01 и ДД.ММ.ГГГГ ранее врученного уведомления от ДД.ММ.ГГГГ, основана на неверном толковании их содержания. Уведомления от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ нельзя рассматривать как уведомления о сокращении Кораблиной Е.Ю., их текст не содержит указание на то, что Кораблина Е.Ю. будет уволена и по истечении какого времени, а лишь дублирует сообщение о сокращении штатной единицы. Новой в данных уведомлениях является лишь информация об отсутствии вакантных должностей на определенную дату.

Часть 3 статьи 81, части 1 и 2 статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации являются элементами правового механизма увольнения по сокращению численности или штата работников, позволяют работнику, подлежащему увольнению, заблаговременно узнать о предстоящем увольнении, продолжить трудовую деятельность у работодателя, с которым он состоит в трудовых отношениях, либо с момента предупреждения об увольнении начать поиск подходящей работы, что обеспечивает наиболее благоприятные условия для последующего трудоустройства.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в части 2 пункта 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации» расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 ТК РФ).

Частью второй статьи 14 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений.

Сроки, исчисляемые годами, месяцами, неделями, истекают в соответствующее число последнего года, месяца или недели срока. В срок, исчисляемый в календарных неделях или днях, включаются и нерабочие дни.

Как усматривается из материалов дела, истец была предупреждена о предстоящем увольнении ДД.ММ.ГГГГ, соответственно двухмесячный срок предупреждения, начинающий исчисляться со следующего дня, то есть с ДД.ММ.ГГГГ, истекал ДД.ММ.ГГГГ. В связи с этим Кораблина Е.Ю. могла быть уволена не ранее, чем с ДД.ММ.ГГГГ. Приказ об увольнении Кораблиной Е.Ю. издан ДД.ММ.ГГГГ, уволена она также с ДД.ММ.ГГГГ, то есть с соблюдением установленного законом срока.

Иные доводы истца и её представителя не принимаются судом в связи с тем, что основаны на неверном толковании норм трудового права.

Учитывая, что работодателем был соблюден предусмотренный нормами трудового законодательства порядок увольнения истца, суд приходит к выводу о законности данного увольнения.

Поскольку требования о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда и судебных расходов являются производными от первоначального требования о признании незаконным увольнения, они подлежат обсуждению в зависимости от того, подлежат ли удовлетворению основные требования, и с учетом вывода суда о законности произведенного увольнения, удовлетворению не подлежат.

Как следует из содержания статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, возможность взыскания с истца государственной пошлины, от уплаты которой он при подаче заявления освобожден в силу закона, данной нормой не предусмотрена.

В соответствии с частью 2 указанной статьи при отказе в иске с истца могут быть взысканы только издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, к которым статьей 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина не отнесена.

Руководствуясь ст.ст.194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л :

иск Кораблиной Е.Ю. к Муниципальному казенному дошкольному образовательному учреждению детский сад «Ладушки» о признании незаконным увольнения, о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда и судебных расходов оставить без удовлетворения в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в Алтайский краевой суд через Угловский районный суд в течение месяца с момента его вынесения в окончательной форме, то есть с 25 февраля 2017 года.

Судья Е.В. Воробьева