НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Стерлитамакского городского суда (Республика Башкортостан) от 17.12.2019 № 2-10153/19

Дело № 2-10153/2019

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

17 декабря 2019 г. г. Стерлитамак РБ

Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в составе председательствующего судьи Аминева И.Р.,

при секретаре судебного заседания Загитовой Р.Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г., компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя и возмещении судебных расходов,

установил:

Кротчева О.Л. обратился в суд с иском ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г., компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя и возмещении судебных расходов.

Исковые требования мотивированы тем, что 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ со сроком действия с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением Коротчевой О.Л. «3-го» водительского класса. Наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности, т.к. истец не являлась новичком в страховании ОСАГО, сведения о ее страховании имелись в автоматизированной системе страхования Российского Союза Автостраховщиков (далее - АИС РСА). По сведениям АИС РСА истцом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полис ЕЕЕ от 30.12.2015г.; полиса ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ MERGEFIELD Полис_спорный, но не было учтено страховщиком. В иске также указано, что Коротчева О.Л. направила в ПАО СК "Росгосстрах" письмо с заявлением, полученное страховщиком 25.11.2019г., просила восстановить водительский класс в системе АИС РСА, а также предоставить сведения о страховании по договорам ОСАГО, но, как утверждает истец, ответа на свое обращение она не получила, добровольно мер, направленных на восстановление водительского класса страховщик не принял.

Истец просит признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ MERGEFIELD Полис_спорный_3, обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ MERGEFIELD Полис_спорный_3, взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. 3000 рублей в качестве компенсации морального вреда за занижение водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ MERGEFIELD Полис_спорный_3, 3000 рублей в качестве компенсации морального вреда за нарушение прав истца на удовлетворение законных требований по заявлению, 3000 рублей в качестве судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА, штраф в размере 50% от присужденной суммы.

Истец Коротчева О.Л. в судебное заседание не явилась, о времени и месте судебного заседания извещена надлежащим образом, сведений о наличии уважительных причин неявки суду не сообщила.

Представитель ответчика ПАО СК "Росгосстрах" в судебное заседание не явился, об уважительности своей неявки суду не сообщил, представил возражение на исковое заявление, просил оставить исковое заявление без рассмотрения, так как истцом не соблюден досудебный порядок урегулирования спора, а также просил применить срок исковой давности, в удовлетворении исковых требований отказать.

Суд, исследовав материалы гражданского дела, считает необходимым частично удовлетворить исковые требования Коротчевой О. Л. по следующим основаниям.

Часть 5 ст.4 Закон РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 2300-1 «О защите прав потребителей» гласит, что «если законами или в установленном ими порядке предусмотрены обязательные требования к услуге, то исполнитель обязан оказать потребителю услугу, соответствующую этим требованиям».

В силу требований ч.1 ст.422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами.

Правовые, экономические и организационные основы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в том числе правила расчета страховых премий на момент заключения договора ОСАГО ССС от 24.11.2013г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (ред. от ДД.ММ.ГГГГ), Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми до 11.10.2014г. и утвержденными Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, Правилами ОСАГО, применяемыми до 11.10.2014г. и утвержденными Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ, а также статьей 6 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 267-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации".

Предоставление услуг ОСАГО, в том числе правила расчета страховых премий при заключении договоров ОСАГО серии ССС от 29.12.2014г., ЕЕЕ от 30.12.2015г., ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10.1 ст.15 Закона «Об ОСАГО», из которого следует, что при заключении договора обязательного страхования в целях расчета страховой премии и проверки данных о наличии или отсутствии страховых выплат, а также проверки факта прохождения технического осмотра страховщик использует информацию, содержащуюся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования, созданной в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и информацию, содержащуюся в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. Заключение договора обязательного страхования без внесения сведений о страховании в автоматизированную информационную систему обязательного страхования, созданную в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, и проверки соответствия представленных страхователем сведений содержащейся в автоматизированной информационной системе обязательного страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра информации не допускается.В п.3 примечаний к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, действующих с 11.10.2014г., установлено, что сведения о предыдущих договорах обязательного страхования (в том числе досрочно прекращенных), необходимые для определения класса собственника (водителя) транспортного средства, могут быть получены из АИС РСА. Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, 29.09.2017г. в отношении гражданской ответственности Коротчевой О. Л. ПАО СК "Росгосстрах" заключило договор ОСАГО серии ХХХ на срок с 29.09.2017г. по 28.09.2018г. с присвоением истцу «3-го» водительского класса.Также по сведениям АИС РСА судом установлено, что на дату начала страхования по спорному договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г. предыдущими договорами ОСАГО считались: полиса ЕЕЕ от 30.12.2015г., ССС от 29.12.2014г., в течение действия которого производилась одна страховая выплата, и ССС от 24.11.2013г., по которым истцу был применен «3-й» водительский класс; договор ОСАГО серии ВВВ от 24.11.2012г., заключенный ответчиком по «7-му» водительскому классу, что являлось основанием для учета за истцом «8-го» класса по полису ССС , «9-го» водительского класса по ССС , «5-го» по ЕЕЕ и, соответственно, «6-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО серии ХХХ , но не было учтено страховщиком.Согласно ответу РСА не внесены изменения в части применения класса страхования, истцу присвоен «3-й» водительский класс по договору серии ХХХ от 29.09.2017г.Исследовав страховую историю Коротчевой О. Л., суд соглашается с доводами представителя истца в той части, что наличие у истца «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО не отвечает объективной реальности.Из системного толкования совокупности норм, регулирующих спорное правоотношение по применению коэффициента «бонус-малус» следует, что водительский класс «3» может быть присвоен водителю при условии наличия перерыва в страховании более 1 года к моменту заключения договора ОСАГО, а также отсутствия сведений о страховании водителя по предшествующим договорам ОСАГО непосредственно в страховой компании, в АИС РСА, и непосредственно у страхователя.В силу фактического наличия данных о страховании водителя Коротчевой О. Л. в АИС РСА, суд приходит к выводу, что она в целях присвоения начального класса «3» при заключении предшествующего договора ОСАГО не являлась новичком в страховании и не обладала статусом водителя, в отношении которого отсутствовали сведения о страховании. Страховщик в целях правильного расчёта страховой премии (применения КБМ) и последовательного учета за истцом водительского класса мог использовать имеющиеся в АИС РСА сведения, что, по мнению суда, привело бы к последовательному учету водительского страхового класса в отношении данного водителя и исключило бы возможность присвоения истцу при заключении спорного договора ОСАГО серии водительского класса «3».При описанных обстоятельствах, присвоение истцу «3-го» водительского класса по спорному договору ОСАГО, по мнению суда, обусловлено неисполнением страховщиком в момент заключения договора ОСАГО требований п.5 примечаний к п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО по присвоению каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, класса на начало годового срока страхования, что, как следствие, привело к нарушению порядка учета за истцом водительского класса. Доказательств того, что при покупке полиса ОСАГО MERGEFIELD Полис_спорный ХХХ от 29.09.2017г. представитель страховщика водительский класс «3» присвоил Коротчевой О.Л. на основании данных АИС РСА, - нет. Выгрузка данных из АИС РСА о классе Коротчевой О.Л. была произведена фактически ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка ответчика на то, что при заключении полиса ОСАГО, а также при подаче заявления о корректировке водительского класса истец не предоставила какую либо информацию о своем водительском классе, не может повлечь отказ в удовлетворении иска, поскольку необходимые сведения о страховании и данные о наличии или отсутствии случаев страхового возмещения за предшествующие периоды страховщиком были размещены в единой системе АИС РСА.Между тем анализ правовых норм пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО», п. 3 раздела I Страховых тарифов ОСАГО, утверждённых Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 739, а также Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, показывает, что правовым основанием для понижения водительского класса (ухудшения положения страхователя либо водителя, допущенного к управлению транспортным средством) является факт наличия страховой выплаты при наступлении страхового случая, произошедшего в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Соответственно, основанием для повышения на каждый страховой период водительского класса владельца транспортного средства является установленный факт отсутствия страховых случаев в предшествующие периоды страхования. С учетом разъяснений, приведенных в п.28 Постановления Пленума Верховного Суда от 28.06.2012г. суд учитывает, что бремя доказывания обстоятельств, послуживших правовым основанием для аннулирования водительского класса истца возложено на ответчика ПАО СК "Росгосстрах", поскольку согласно действующего законодательства обязанность производить правильный расчёт страховой премии исходя из произведения базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов, вносить корректные сведения в АИС РСА, производить сверку сведений представленных страхователем сведений с АИС РСА, выявлять несоответствия допущенные при страховании и расчете премии, возложена на страховщика, а не страхователя.В нарушение п.1 ст.56 ГПК РФ ни актов о страховых случаях с виновным участием истца, ни копий выплатных дел суду со стороны ПАО СК "Росгосстрах" не представлено, в связи с чем у суда нет оснований полагать, что страховщиками по вине истца производились какие-либо страховые выплаты в предшествующие периоды страхования, дающие право страховщику занизить его водительский страховой класс.Учитывая отсутствие доказательств обоснованности понижения водительского класса истца, суд не находит правовых оснований для сохранения за Коротчевой О. Л. по спорному договору ОСАГО присвоенного при страховании водительского класса «3», в связи с чем требования истца подлежат частичному удовлетворению, а нарушенный водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ – восстановлению до значения «6» на начало годового срока страхования.Сохранение за водителем Коротчевой О. Л. заниженного водительского класса по договору ОСАГО может повлечь увеличение стоимости страховых услуг ОСАГО в последующие периоды страхования в силу того обстоятельства, что при расчете страховой премии в каждый последующий период в целях определения КБМ принимается во внимание водительский страховой класс предшествующего страхового периода, что влияет на имущественные права и затрагивает законный интерес водителя на получение скидки за безаварийную езду.Принимая решение о восстановлении водительского класса истца на момент начала срока действия договора, суд исходит из наличия безаварийной страховой истории вождения истца и буквального толкования таблицы водительских классов, приведенных в Страховых тарифах ОСАГО о том, что водительский класс определяется моментом начала годового срока страхования и окончания годового срока страхования.Иное толкование и применение законодательства привело бы к необоснованной утрате водительского класса без установленных на то законом оснований.Довод представителя ответчика о том, что исковое заявление необходимо оставить без рассмотрения, поскольку истец не доказал факт обращения к финансовому уполномоченному, судом отклоняется, поскольку федеральным законом обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел не установлен. Федеральным законом "Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг" по требованиям неимущественного характера не предусмотрено обращение во внесудебном порядке к финансовому уполномоченному. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.В соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Суд полагает, что представителем ответчика ошибочно истолкована и применена вышеуказанная норма права, поскольку срок исковой давности по данному делу является общим и составляет три года со дня заключения договора, то есть 29.09.2017г., который не истек.Таким образом, суд отклоняет довод представителя ответчика о применении срока исковой давности, поскольку истец обратился в суд с иском в предусмотренный законом трехгодичный срок с момента заключения договора.В соответствии со статьей 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.В соответствии с разъяснениями пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» «При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости». С учетом разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд считает возможным присудить истцу компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, принимая во внимание, что занизив страховой водительский класс истца по спорному договору ОСАГО, ПАО СК «Росгосстрах» не приняло своевременных мер по выявлению допущенных несоответствий, не удовлетворило законные требования истца по заявлению, не произвело корректировку класса в АИС РСА, чем создало угрозу нарушения прав истца на получение законной и объективной скидки за безаварийную езду в последующие периоды страхования. В соответствии с пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма штрафа в размере 1500 рублей из следующего расчета: 3000 руб. (присужденная сумма компенсации морального вреда) х 50 %. На основании п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренный частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.Как следует из материалов дела истец, обращался с просьбами в ПАО СК "Росгосстрах" предоставить сведения о страховании, однако доказательств предоставления сведений истцу со стороны ответчика суду не представлено.Согласно квитанции и договора оказания информационных услуг от ДД.ММ.ГГГГ, истец Коротчева О.Л. понесла судебные расходы в размере 3000 руб., связанные с получением информационных услуг о КБМ и водительском классе, имеющих существенное значение для разрешения настоящего спора.С учетом вышеизложенного, с ответчика ПАО СК "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу истца Коротчевой О. Л. сумма судебных расходов в размере 3000 руб. Довод представителя ответчика о том, что взыскание судебных расходов, связанных с получением сведений из АИС РСА является необоснованным, судом не принимается, поскольку на основании п.10 ст.15 ФЗ РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 40-ФЗ, п.1.17 Положения о правилах ОСАГО страховая компании обязана предоставить сведения о страховании и присвоенных классах в течении 5 дней бесплатно и по форме утвержденной Банком России. Однако, ПАО СК "Росгосстрах" по обращению не предоставило заявителю сведения о страховании до подачи искового заявления в суд, но данные сведения обосновывают требования о классе и являются необходимым условием для обращения в суд, в связи с чем расходы в сумме 3000 рублей, связанные с выгрузкой данных из АИС РСА, являются обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика на основании ст. 98 ГПК РФ.В соответствии со ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета ГО <адрес> подлежит взысканию государственная пошлина в общем размере 900 руб., от уплаты которой истец был освобожден при предъявлении иска в суд, в сумме по 300 руб. – за каждое требование неимущественного характера.На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 59, 60, 68, 98, 100, 113, 167, 194-199 ГПК РФрешил:Исковые требования Коротчевой О. Л. к ПАО СК "Росгосстрах" о восстановлении водительского класса по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г., взыскании компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя, возмещении судебных расходов, удовлетворить частично.Признать за Коротчевой О. Л. на начало годового срока страхования право на «6-й» водительский класс по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Обязать ПАО СК "Росгосстрах" внести изменения о водительском классе Коротчевой О. Л. в АИС РСА по договору ОСАГО серии ХХХ от 29.09.2017г.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в пользу Коротчевой О. Л. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб., штраф в размере 1500 руб., расходы, связанные с получением сведений из РСА в размере 3000 руб.В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.Взыскать с ПАО СК "Росгосстрах" в доход бюджета городского округа <адрес> Республики Башкортостан государственную пошлину в размере 900 руб.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.Председательствующий судья И.Р. Аминев

ХХХ от 29.09.2017г. регулировались Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Страховыми тарифами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, а также Правилами ОСАГО, применяемыми с 11.10.2014г. и утвержденными Положением Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 431-П. В соответствии с п.1 ст.9 Закона «Об ОСАГО» страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются страховщиками как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов в соответствии с порядком применения страховщиками страховых тарифов по обязательному страхованию при определении страховой премии по договору обязательного страхования, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. В силу п. 2.1 Положения о Правилах ОСАГО (утв. Банком России 19.09.2014г. -П) аналогично установлено, что страховая премия рассчитывается страховщиком в соответствии со страховыми тарифами, определенными страховщиком с учетом требований, установленных Банком России, который на основании п.1 ст.8 Закона «Об ОСАГО» осуществляет регулирование страховых тарифов по ОСАГО посредством установления актуарно (экономически) обоснованных предельных размеров базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях) и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования. Пункт 6 ст.9 Закона «Об ОСАГО» прямо предусматривает, что страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя. Пп. «а» п.2 ст. 9 Закона «Об ОСАГО» в единстве с пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО, утвержденных Указанием Банка России от ДД.ММ.ГГГГ N 3384-У, устанавливает, что один из коэффициентов страхового тарифа ОСАГО находится в зависимости от наличия или отсутствия страховых возмещений при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (далее - коэффициент КБМ).Пунктом 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО утверждена таблица, состоящая из 15 страховых водительских классов, начиная с «М», «0», «1», «2»…до «13», каждому из которых соответствует коэффициент «бонус-малус» (КБМ), ежегодно влияющий на размер страховой премии ОСАГО, увеличивая либо уменьшая её. В примечаниях к пункту 2 приложения II Страховых тарифов ОСАГО предусмотрены правила и условия определения и применения КБМ при расчете страховых премий ОСАГО. В целях соблюдения порядка учета за водителями водительских страховых классов и единообразного применения страховыми компаниями коэффициента «бонус-малус» (КБМ) при заключении договоров ОСАГО в соответствии с п.3 ст.30 Закона «Об ОСАГО», п.20, п.20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 236 (действовали до 11.10.2014г.), создана и функционирует Автоматизированная информационная система обязательного страхования (далее - АИСРСА), оператором которой является Российский Союз Автостраховщиком и в которой систематизированы сведения о договорах ОСАГО, заключенных начиная с 2011 года, поскольку формирование сведений АИС РСА началось с принятием Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1245 поправок к пункту 20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ.Абз.6 п.20 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, предписывает, что при заключении договора обязательного страхования страховщик осуществляет сверку представленных страхователем сведений о страховании и сведений, указанных в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленных при заключении такого договора, с информацией, содержащейся в автоматизированной системе страхования и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра. В силу п. 20.1 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства от ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ заключение договора обязательного страхования без внесения страховщиком сведений о страховании в автоматизированную систему страхования и проверки соответствия представленных страхователем сведений информации, содержащейся в этой системе и в единой автоматизированной информационной системе технического осмотра, не допускалось. С 01.07.2014г. порядок учета за водителями водительских классов обеспечен п.10