НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Полярнозоринского районного суда (Мурманская область) от 03.02.2020 № 510019-01-2020-000009-85

Гр.дело № 2-20/2020.

УИД № 51RS0019-01-2020-000009-85.

Мотивированное решение изготовлено 03.02.2020.

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

29 января 2020 года г. Полярные Зори

Полярнозоринский районный суд Мурманской области в составе председательствующего судьи Сапуновой М. Ю.,

при секретаре Огородовой Е.В.,

с участием

заместителя прокурора г. Полярные Зори Алешиной Ю.А.,

истца Татарского А.В.,

представителей ответчика Федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Медико-санитарная часть №118 Федерального медико-биологического агентства» Логиновой Г.А., Сманцеревой С.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Татарского А.В. к Федеральному государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Медико-санитарная часть №118 Федерального медико-биологического агентства» о признании незаконным увольнения, признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, восстановлении на работе на условиях внутреннего совместительства, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Татарский А.В. обратился в суд с иском к Федеральному государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Медико-санитарная часть №118 Федерального медико-биологического агентства» (далее - МСЧ №118) о признании незаконным увольнения, признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, восстановлении на работе на условиях внутреннего совместительства, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований истец указал, что состоит в трудовых отношениях с МСЧ №118 с 2000 года, в настоящее время на основании трудового договора №** от 10.10.2007 работает на основной ставке врачом ***.

После прохождения в 2010 году профессиональной переподготовки с ним был заключен трудовой договора №** от 01.12.2010 на неопределенный срок о предоставлении работы по должности врача *** на 0,25 ставки на условиях внутреннего совместительства. Дополнительным соглашением к данному трудовому договору от 09.01.2013 №** он переведен на 0,5 ставки врача *** на условиях внутреннего совместительства на определенный срок с датой начала работы 09.01.2013 и без уточнения даты окончания работы.

В период с 09.01.2013 по 19.12.2019 он (Татарский А.В.), работая внутренним совместителем, не исполнял обязанности отсутствующего работника, поскольку был принят на работу на незанятые (свободные) 0,5 ставки врача ультразвуковой диагностики.

06.12.2019 ему вручено уведомление о предстоящем увольнении с должности, занимаемой по совместительству, с указанием о расторжении 20.12.2019 трудового договора №** от 01.12.2010 в соответствии со ст. 288 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с приемом сотрудника, для которого работа будет являться основной.

18.12.2019 издан приказ №** от 11.12.2019 о прекращении трудового договора №** от 01.12.2010 на основании п. 2 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) в связи с истечением срока трудового договора, с указанием о приеме на данную должность основного работника гр.Ч

Истец полагает его увольнение незаконным в связи со следующими обстоятельствами.

Срочный характер трудового договора №** от 01.12.2010 в силу положений ст.58 ТК РФ утратил силу и данный договор считается заключенным на неопределенный срок.

Будучи предупрежденным о прекращении трудового договора по ст. 288 ТК РФ, он (Татарский А.В.) был уволен с занимаемой на условиях внутреннего совместительства должности по п. 2 ст. 77 ТК РФ, при этом работодателем нарушен установленный ст. 79 ТК РФ порядок увольнения, предусматривающий, что о прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее, чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

гр.Ч не являлась отсутствующим работником, поскольку была принята на работу в октябре 2019 года. Изменений в штатном расписании ОФДиЭ МСЧ №118 в течение 2019 года не происходило, на момент заключения с гр.Ч трудового договора имелась 1 свободная ставка врача ***, на которую она и была принята.

Устные пояснения представителя работодателя о том, что причиной его увольнения является нехватка аппаратов УЗИ, не соответствуют действительности.

Кроме того, в приказе об увольнении отсутствует мотивированное мнение и подпись представителя профсоюзного комитета МСЧ №118

На основании изложенного Татарский А.В. просил признать его увольнение незаконным, признать трудовой договор от 01.12.2010 №** заключенным на неопределенный срок, восстановить его на работе в должности врача *** на условиях внутреннего совместительства на неопределенный срок на условиях вышеуказанного трудового договора, взыскать с ответчика средний заработка за время вынужденного прогула за период со дня увольнения по день фактического восстановления на работе, а также денежную компенсацию морального вреда, причиненного незаконным увольнением в размере 100 000 руб., обосновывая данное требование моральными и нравственными страданиями, перенесенными в связи с потерей работы, и нарушением имущественных прав истца.

В судебном заседании Татарский А.В. заявленные исковые требования поддержал по изложенным в иске основаниям, полагал, что гр.Ч, будучи ранее принята на работу ответчиком на неполную ставку, в октябре 2019 года была переведена на имевшуюся у работодателя по состоянию на ноябрь 2019 года 1 вакантную ставку врача ***, в связи с чем оснований для расторжения трудового договора с ним, как с совместителем, не имелось. В декабре 2019 года работодателем на занимаемую им должность не принимался работник, для которого данная работа являлась бы основной, гр.Ч заняла иную свободную ставку.

Истец пояснил суду, что не является членом профсоюзной организации, не требовал у работодателя внесения в трудовую книжку записи о работе на условиях внутреннего совместительства, полагая, что такая запись вносится отделом кадров самостоятельно, без заявления работника.

Татарский А.В. полагал заявленную к взысканию сумму компенсации морального вреда в размере 100 000 рублей соответствующей перенесенным им нравственным страданиям, поскольку в результате его длительной работы врачом ***, при отсутствии претензий к качеству его работы и дисциплинарных взысканий он был незаконно уволен, что уменьшило на треть его доход, лишило его возможности достойно содержать семью, привело к вынужденному простою в работе, недопустимому для поддержания квалификации.

Представитель ответчика МСЧ №118 Логинова Г.А. иск не признала по изложенным в письменных возражениях обстоятельствам, полагала увольнение Татарского А.В. законным и обоснованным.

Указала, что трудовой договор от 01.12.2010 №** с изменениями и дополнениями с января 2018 года носит бессрочный характер, поскольку 09.01.2018 истёк установленный ст.58 ТК РФ максимальный пятилетний срок, на который могут заключаться срочные трудовые договоры, при этом стороны трудового договора не потребовали его расторжения, Татарский А.В. продолжил работу в должности врача ***.

20.12.2019 на основании ст. 288 ТК РФ истец уволен с данной должности в связи с приемом врача гр.Ч, для которой эта работа является основной, указание в приказе от 20.12.2019 №** об увольнении Татарского А.В. по п. 2 ст. 77 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора является технической ошибкой.

Представитель ответчика МСЧ №118 Сманцерева С.Ф. доводы Логиновой Г.А. поддержала, дополнила, что разделение замещаемых ставок по источникам финансирования отражается в штатном расписании и приказах о приеме на работу, однако не обуславливает количество ставок и характер трудовых отношений (основная работа, либо совместительство).

08.10.2019 гр.Ч была принята на должности врача *** на 0,5 ставки, с 05.11.2019 переведена на 1 ставку в той же должности. Являясь врачом высшей категории по данной специальности, гр.Ч выполняет максимальный спектр ультразвуковых исследований, работает на полную ставку, в связи с чем необходимость выполнения Татарским А.В. той же работы при выполнении им определенных видов ультразвуковой диагностики на условиях совместительства на 0,5 ставки отпала. Исключительно по данной причине работодателем принято решение о прекращении трудовых отношений с Татарским А.В. и 06.12.2019 истец был предупрежден о предстоящем увольнении по ст. 288 ТК РФ.

Сманцерева С.Ф. пояснила суду, что запись о работе на условиях внутреннего совместительства вносится в трудовую книжку по заявлению работника, которое от Татарского А.В. не поступало.

В представленном расчете исчислен средний заработок Татарского А.В. за 1 рабочий день, период вынужденного прогула истца составляет 22 рабочих дня, с 21.12.2019 по 29.01.2020 включительно.

Выслушав истца, представителей ответчика, заслушав заключение заместителя прокурора г. Полярные Зори Алешиной Ю.А., полагавшей иск Татарского А.В. подлежащим удовлетворению с учетом необходимости применения критериев разумности и справедливости при определении размера компенсации морального вреда, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Согласно ч. 1 ст. 37 Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Эти и иные положения статьи 37 Конституции Российской Федерации, закрепляющие гарантии свободного труда, конкретизированы в федеральных законах, регулирующих порядок возникновения, изменения и прекращения трудовых отношений.

Статьей 56 ТК РФ установлено, что трудовым договором является соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка.

В силу ст. 58 ТК РФ трудовые договоры могут заключаться как на неопределенный срок, так и на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Согласно ст. 58 ТК РФ срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных ч.1 ст. 59 ТК РФ.

В случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 59 ТК РФ срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения, в том числе, с лицами, поступающими на работу по совместительству.

В силу положений ст. ст. 57 - 59 ТК РФ в случае, когда заключается срочный трудовой договор, - срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора являются обязательными условиями, подлежащими отражению в договоре, как соглашении между работником и работодателем.

Срок действия трудового договора может быть определен конкретной датой, конкретным событием, установленным в ст. 59 ТК РФ с наступлением которого трудовые отношения должны быть прекращены, или конкретной работой (действиями), по выполнении которой стороны освобождаются от взаимных обязательств по трудовому договору.

Установление конкретного срока, на который заключается трудовой договор, должно позволять работнику с достаточной степенью вероятности прогнозировать возможные изменения своего социального статуса в будущем.

В соответствии с ч. 3 ст. 58 ТК РФ если в трудовом договоре не оговорен срок его действия, то договор считается заключенным на неопределенный срок.

Согласно ч. 1 ст. 282 ТК РФ под совместительством понимается выполнение работником другой регулярной оплачиваемой работы на условиях трудового договора в свободное от основной работы время. При этом положения ст. ст. 11, 15, 16, 56, 61, 66, 67, 68 ТК РФ регламентирующие порядок возникновения трудовых отношений, существенные условия соглашения между работником и работодателем, закрепляющие порядок оформления на работу в полной мере распространяются на случаи заключения трудовых договоров на условиях совместительства.

Согласно ч. 4 ст. 282 ТК РФ в трудовом договоре обязательно указание на то, что работа является совместительством.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что на основании трудового договора №** от 10.10.2007, заключенного на неопределенный срок, и дополнительных соглашений к нему, истец Татарский А.В. с 01.09.2000 состоит в трудовых отношениях с ответчиком, выполняет обязанности врача *** (л.д. 8-14).

Кроме того 01.12.2010 между истцом и ответчиком заключен трудовой договор №** на неопределенный срок на выполнение работы врача *** внутренним совместителем на 0,25 ставки (л.д. 15-16).

Дополнительным соглашением от 09.01.2013 №** сторонами трудового договора от 01.12.2010 №** установлено, что Татарский А.В. переводится на 0,5 ставки врача *** на условиях внутреннего совместительства с 09.01.2013 (л.д. 19). При этом указано, что трудовой договор заключается на определенный срок на основании личного заявления работника и в связи с наличием временно вакантной ставки штатного расписания, приведена дата начала работы – 09.01.2013. Однако, конкретная дата окончания срока трудового договора, событие, с наступлением которого истекает срок трудового договора, либо работа, по выполнении которой стороны освобождаются от взаимных обязательств по трудовому договору, в дополнительном соглашении от 09.01.2013 №** не указаны.

Указание в дополнительном соглашении от 09.01.2013 №** на временно вакантную ставку штатного расписания, как на основание заключение срочного трудового договора, не отвечает критериям определенного срока, поскольку замещение вакантной ставки могло наступить как в любое время так и не наступить вовсе.

С учетом вышеприведенных обстоятельств и в силу положений ч. 3 ст. 58 ТК РФ, презюмирующей бессрочность любого договора, в котором не указан срок его действия, суд приходит к выводу о том, что заключенный сторонами 01.12.2010 трудовой договор №** о выполнении работы на условиях совместительства, в редакции дополнительных соглашений, в том числе, дополнительного соглашения от 09.01.2013 №**, носит бессрочный характер.

Таким образом, требование Татарского А.В. о признании данного трудового договора заключенным на неопределенный срок является обоснованным и подлежит удовлетворению.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 77, ст. 79 ТК РФ основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения (ч. 1 ст. 79 ТК РФ).

В соответствии со ст. 288 ТК РФ помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, трудовой договор, заключенный на неопределенный срок с лицом, работающим по совместительству, может быть прекращен в случае приема на работу работника, для которого эта работа будет являться основной, о чем работодатель в письменной форме предупреждает указанное лицо не менее чем за две недели до прекращения трудового договора. Для прекращения по данному основанию трудового договора, заключенного с работником, работающим по совместительству на неопределенный срок, достаточно соблюдения двух условий: представление надлежащих доказательств приема на работу работника, для которого эта работа будет являться основной, и уведомление (предупреждение) работодателем в письменной форме работника-совместителя не менее чем за две недели до прекращения трудового договора.

Таким образом, из правового смысла приведенных выше положений ст.ст. 57-59, 77, 79 ТК РФ следует, что с совместителем по соглашению сторон могут заключаться срочные трудовые договоры. При этом в случае заключения с совместителем срочного трудового договора, работодатель лишается права его прекратить по основанию, предусмотренному ст. 288 ТК РФ, - при приеме на работу работника, для которого эта работа будет являться основной, поскольку такое основание применяется только к тем совместителям, кто заключил трудовой договор на неопределенный срок.

В этой связи, работник, заключивший срочный трудовой договор о работе по совместительству, может быть уволен лишь на общих основаниях, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации, или иным федеральным законом, а дополнительное основание, предусмотренное ст. 288 ТК РФ, к нему не применяется.

06.12.2019 истцу Татарскому А.В. работодателем вручено уведомление от 06.12.2019 №** о расторжении трудового договора от 01.12.2010 №** на основании ст.288 ТК РФ, в связи с приемом на работу работника, для которого эта работа будет являться основной (л.д.22). При этом, как усматривается из материалов дела, приказом врио начальника МСЧ №118 от 01.11.2019 №**гр.Ч, с 08.10.2019 занимавшая должность врача *** на 0,5 ставки, 01.11.2019 переведена на 1 ставку в той же должности и в том же подразделении работодателя (л.д. 90, 91).

Однако, после вручения вышеуказанного уведомления приказом врио начальника от 11.12.2019 №** Татарский А.В. 20.12.2019 уволен с занимаемой на условиях внутреннего совместительства должности врача *** в связи с истечением срока трудового договора на основании п. 2 ст. 77 ТК РФ, при этом основанием для прекращения трудового договора в приказе указан прием основного работника гр.Ч и уведомление о предстоящем увольнении от 06.12.2019 №** (л.д. 23).

Принимая во внимание, что трудовой договор от 01.12.2010 №** с последующими изменениями и дополнениями, в том числе дополнительным соглашением от 09.01.2013 №**, не имеет характера срочного трудового договора, правовых оснований для его расторжения по п. 2 ст. 77 ТК РФ у ответчика не имелось.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о незаконности увольнения истца ответчиком.

Основания для изменения в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 394 ТК РФ, формулировки увольнения с п. 2 ст. 77 ТК (истечение срока трудового договора) на увольнение по ст. 288 ТК РФ (прием на работу работника, для которого эта работа будет являться основной), у суда отсутствуют.

Согласно ч. 5 ст. 394 ТК РФ в случае признания формулировки основания и (или) причины увольнения неправильной или не соответствующей закону суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить ее и указать в решении основание и причину увольнения в точном соответствии с формулировками настоящего Кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи настоящего Кодекса или иного федерального закона.

В силу разъяснений, содержащихся в п. 61 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» если при разрешении спора о восстановлении на работе суд признает, что работодатель имел основание для расторжения трудового договора, но в приказе указал неправильную либо не соответствующую закону формулировку основания и (или) причины увольнения, суд в силу части пятой статьи 394 Кодекса обязан изменить ее и указать в решении причину и основание увольнения в точном соответствии с формулировкой Кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи Кодекса или иного федерального закона, исходя из фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения.

По смыслу вышеуказанных правовых норм и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации обязанность суда по изменению формулировки основания увольнения наступает в случае, если при рассмотрении дела будет установлено, что работодатель имел в виду конкретное основание для увольнения работника, а в приказе об увольнении указал неправильную или не соответствующую закону формулировку причины увольнения. Формулировка основания увольнения изменяется исходя из фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения.

В данном случае такие обстоятельства отсутствуют.

Ответчик, реализуя свое исключительное право на прекращение трудовых отношений, самостоятельно избрал основание увольнения и расторг трудовой договор с Татарским А.В. по п. 2 ст. 77 ТК РФ. Понятия «формулировка основания увольнения» и «основание увольнения» не являются тождественными и, учитывая увольнения истца по конкретному указанному в приказе об увольнении и личной карточке Татарского А.В. основанию, суд не вправе подменять работодателя и определять за него иное основание увольнения работника.

Исходя из изложенного, суд не входит в обсуждение вопроса о наличии или отсутствии иных правовых оснований, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации, для расторжения трудового договора на условиях совместительства с истцом.

Кроме того, согласно ч. 3 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом, что в данном деле отсутствует.

Принимая во внимание, что приказ об увольнении является локальным актом, влекущим правовые последствия для работника, доводы представителя ответчика Логиновой Г.А. о том, что увольнение Татарского А.В. по п. 2 ст. 77 ТК РФ является технической опиской (ошибкой), не могут быть приняты во внимание судом.

С учетом вышеприведенных установленных судом обстоятельств, исковые требования Татарского А.В. в части восстановления на работе в должности врача *** на 0,5 ставки на условиях внутреннего совместительства подлежат удовлетворению.

В соответствии со ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок в случае незаконного увольнения. Средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном ст. 139 ТК РФ, устанавливающей единый порядок исчисления средней заработной платы для всех случаев определения ее размера, в том числе, для определения среднего заработка при взыскании денежных сумм за время вынужденного прогула.

Принимая во внимание отсутствие законных оснований к увольнению истца по п.2 ст.77 ТК РФ, требование Татарского А.В. о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула подлежит удовлетворению.

Согласно справке, представленной МСЧ №118, размер среднего дневного заработка Татарского А.В. при работе на условиях внутреннего совместительства на 0,5 ставки ***, составляет 1435 рублей 43 копейки.

Трудовым договором от 01.12.2010 №** с изменениями, дополнениями на условиях внутреннего совместительства Татарскому А.В. установлена пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями (суббота, воскресенье). Следовательно, период вынужденного прогула истца с 23.12.2019 по дату вынесения судебного решения 29.01.2020 составляет 22 рабочих дня, средний заработок за время вынужденного прогула составляет 31 579 рублей 46 копеек (1435 рублей 43 копейки х 22 рабочих дня).

В соответствии со ст. 394 ТК РФ, в случае увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения суд может по требованию работника вынести решение о возмещении работнику денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями.

Поскольку факт незаконного увольнения Татарского А.В. установлен в ходе судебного разбирательства, то в силу положений ч. 9 ст. 394 ТК РФ данное обстоятельство является основанием для взыскания компенсации морального вреда, причинение которого в этом случае презюмируется, то есть не требует дополнительных доказательств.

В п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Аналогичные критерии определения размера компенсации морального вреда содержатся в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Определяя размер компенсации морального вреда, суд учитывает степень нарушения работодателем трудовых прав Татарского А.В., характер и объем нравственных страданий истца с учетом фактических обстоятельств дела и индивидуальных особенностей истца, имеющего продолжительный стаж работы в должности врача ***, длительность периода вынужденного прогула и размер взысканного за данный период среднего заработка, продолжение трудовых отношений между сторонами по основному месту работы истца врачом ***, а также требования разумности и справедливости, и определяет к возмещению компенсацию в сумме 3000 рублей, полагая заявленную в иске сумму несоразмерной последствиям неправомерных действий ответчика.

Согласно абз. 3, 4 ст. 211 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации немедленному исполнению подлежит решение суда о выплате работнику заработной платы в течение трех месяцев, восстановлении на работе.

Данные нормативные положения направлены на обеспечение работнику возможности немедленно после принятия судебного акта получить невыплаченную заработную плату за три месяца, а также на полное восстановление прав работника, нарушенных незаконным увольнением.

Определенный к взысканию средний заработок истца за время вынужденного прогула исчислен за период, не превышающий трёх месяцев, в связи с чем настоящее судебное решение подлежит обращению к немедленному исполнению как в части восстановления Татарского А.В. на работе, так и в части взыскания с МСЧ №118 в пользу истца заработной платы за период прогула по вине работодателя.

В соответствии со ст.103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов. Поскольку Татарский А.В. по данному трудовому спору освобожден от уплаты государственной пошлины, она подлежит взысканию с ответчика, и составляет 2047 рублей 38 копеек, в том числе 1147 рублей 38 копеек за удовлетворенные имущественные требования о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и 900 рублей за три удовлетворенных требования неимущественного характера (восстановление на работе, признание трудового договора заключенным на неопределенный срок и возмещение морального вреда).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд

РЕШИЛ:

Иск Татарского А.В. к Федеральному государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Медико-санитарная часть №118 Федерального медико-биологического агентства» о признании незаконным увольнения, признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, восстановлении на работе на условиях внутреннего совместительства, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Признать незаконным приказ врио начальника Федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Медико-санитарная часть №118 Федерального медико-биологического агентства» от 11 декабря 2019 года №** о прекращении (расторжении) трудового договора от 01 декабря 2010 года №** и увольнении 20 декабря 2019 года Татарского А.В. по п. 2 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с истечением срока действия трудового договора.

Восстановить Татарского А.В. на работе в должности врача *** на условиях внутреннего совместительства на 0,5 ставки.

Взыскать с Федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Медико-санитарная часть №118 Федерального медико-биологического агентства» в пользу Татарского А.В. средний заработок за время вынужденного прогула в сумме 31 579 рублей 46 копеек.

Взыскать с Федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Медико-санитарная часть №118 Федерального медико-биологического агентства» в пользу Татарского А.В. денежную компенсацию морального вреда в размере 3 000 рублей.

Признать трудовой договор от 01.12.2010 №** с изменениями, дополнениями на условиях внутреннего совместительства между Федеральным государственным бюджетным учреждением здравоохранения «Медико-санитарная часть №118 Федерального медико-биологического агентства» и Татарским А.В. заключенным на неопределенный срок.

Решение суда в части восстановления на работе и взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула в сумме 31 579 рублей 46 копеек подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с Федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Медико-санитарная часть №118 Федерального медико-биологического агентства» в доход бюджета муниципального образования города Полярные Зори с подведомственной территорией государственную пошлину в размере 2047 рублей 38 копеек.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Мурманский областной суд через Полярнозоринский районный суд в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья М.Ю. Сапунова