НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Нижневартовского городского суда (Ханты-Мансийский автономный округ-Югра) от 19.07.2017 № 2-4424/2017

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

19 июля 2017 года город Нижневартовск

Нижневартовский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, в составе

председательствующего судьи Плотниковой О.Л.,

при секретаре Глушковой Л.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-4424/2017 по иску Кукса В. В.ы к акционерному обществу « Сибирская Сервисная Компания» о взыскании средней заработной платы за ученический отпуск, расходов на оплату проезда и убытков,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратилась в суд с вышеуказанным иском, мотивируя свои требования тем, что состояла в трудовых отношениях с акционерным обществом « Сибирская Сервисная Компания» ( далее – АО «ССК») с <дата> по <дата> и в период работы у ответчика обучалась по заочной форме в имеющем государственную аккредитацию Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении «Кубанский государственный технологический университет». В период с <дата> по <дата> она должна была явиться в университет для прохождения государственной итоговой аттестации, о чем имеется справка-вызов от <дата>, в связи с чем ответчику было предоставлено соответствующее заявление, однако оплату ученического отпуска АО «ССК» не произвело и истец вынуждена была занять денежные средства под проценты для поездки и проживания в <адрес>. Нахождение истца на учебе и авиаперелет туда и обратно подтверждается справкой от <дата>, справкой –подтверждением, авиабилетами, посадочными талонами и чеком по оплате такси. На заявления истца об оплате ученического отпуска и расходов на авиаперелеты ответчик ответил отказом, который считает незаконным. На момент учебы в Университете истец имела высшее профессиональное образование с присвоением квалификации «дипломированный специалист» и университетом была принята на обучение по программе магистратуры и это не является получение истцом второго высшего образования, в связи с чем ответчик обязан ей оплатить ученический отпуск и произвести оплату проезда к месту обучения и обратно. Согласно данных справки 2-НДФЛ, расчетных листков компенсация за ученический отпуск составила 84027, 31 рубль, так же доплата за неиспользованный отпуск – 7484,11 рублей, при этом поскольку заработная плата за период ученического отпуска не была выплачена, то проценты за просрочку выплаты заработной платы составят 6541,53 рубль. Кроме этого истцом понесены убытки сложившиеся из процентов по вынужденному заключению договора займа от <дата> которые составили 68371,50 рублей. Расходы по оплате проезда к месту обучения и обратно составили 24640 рублей, которые ответчик должен возместить. Из полученных расчетных листков по заработной плате за апреля-май 2017 года усматривается, что ответчиком из заработной платы удержано 19126,30 рублей, что считает незаконным, так как она не получала денежных средств на хозяйственные нужды. В связи с возникшим спором ею был понесены расходы на юридические услуги в размере 6000 рублей. Так как действиями ответчика были нарушены ее права, то считает, что в ее пользу полежит взысканию компенсация морального вреда, который она оценивает в 50000 рублей. Просит взыскать с АО «ССК» среднемесячный заработок за январь 2017 года в размере 84027,31 рублей, компенсацию за задержку выплаты среднего заработка – 6541,53 рубль, доплату к компенсации за неиспользованный отпуск – 7484,11 рублей, расходы по проезду к месту учебы и обратно – 24640 рублей, удержанные из зарплаты суммы – 19126,30 рублей, компенсацию морального вреда – 50000 рублей, юридические расходы – 6 000 рублей.

Истец в судебном заседании доводы, изложенные в иске поддержала и пояснила, что во время работы у ответчика она одновременно получала высшее образование по программе «магистратуры», первое высшее образование она получила по программе «специалитета». Считает, что работодатель обязан оплачивать ей учебный отпуск, так как первый работодатель такой ученический отпуск оплачивал и ответчик также ранее уже оплачивал ей учебный отпуск, во время прошлой сессии. Кроме того она обратилась за разъяснениями в Министерство образования, согласно ответу которого, ей должен предоставляться оплачиваемый учебный отпуск и данное образование не является для нее вторым образованием. Она неоднократно обращалась к своему непосредственному руководителю с вопросом об оплате учебного отпуска, уведомляла о ее крайне тяжелом финансовом положении. Так как ей не был оплачен ученический отпуск, она вынуждена была займ под проценты для поездки на учебу, в связи с чем понесла убытки.

Представитель ответчика Гурская А.В. в судебном заседании с требованиями не согласилась по доводам изложенным в возражении на иск, при этом пояснила, что обязательств по оплате истцу учебного отпуска у ответчика не имеется, поскольку соглашения об обучении с ней заключено не было и получение второго высшего образования не подлежит оплате работодателем. Также обязанности возмещения убытков, понесенный истцом в связи с заключением договора займа, у ответчика не имеется, поскольку она могла обратиться к работодателю за авансом или взять краткосрочный беспроцентный кредит. В первый раз истцу был оплачен учебный отпуск, поскольку его продолжительность составила 4 дня и у организации на тот момент была финансовая возможность, однако обязанности по оплате учебного отпуска у АО «ССК» не было. Истцу объясняли, как письменно, так и устно причину отказа в оплате учебного отпуска. Считает, что получение второго высшего образования в другом городе являлось инициативой истца и они не должны в связи с этим нести какие-либо убытки. Удержания из заработной платы по возврату выданного истцу аванса является обоснованными, поскольку она не в полном объеме отчиталась за полученные денежные средства, также ей сразу были возвращена сумма удержанная за спецодежду, как ошибочно удержанная сумма.

Выслушав стороны, изучив материалы дела, суд находит исковые требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст. 173 Трудового кодекса Российской Федерации работникам, направленным на обучение работодателем или поступившим самостоятельно на обучение по имеющим государственную аккредитацию программам бакалавриата, программам специалитета или программам магистратуры по заочной и очно-заочной формам обучения и успешно осваивающим эти программы, работодатель предоставляет дополнительные отпуска с сохранением среднего заработка

В соответствии со ст. 177 Трудового кодекса Российской Федерации гарантии и компенсации работникам, совмещающим работу с получением образования, предоставляются при получении образования соответствующего уровня впервые. Указанные гарантии и компенсации также могут предоставляться работникам, уже имеющим профессиональное образование соответствующего уровня и направленным для получения образования работодателем в соответствии с трудовым договором или ученическим договором, заключенным между работником и работодателем в письменной форме.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определениях от 08 апреля 2004 года № 167-О и от 20 декабря 2005 № 481-О, закрепляя в Трудовом кодексе Российской Федерации гарантии и компенсации для работников, совмещающих работу с обучением в высших учебных заведениях, и возлагая на работодателей обязанности по их обеспечению, включая обязанность сохранять за периоды освобождения от работы в связи с обучением среднюю заработную плату, производить иные выплаты, законодатель вправе предусмотреть в качестве условия предоставления такого рода гарантий и компенсаций за счет средств работодателя получение работником образования данного уровня впервые.

Устанавливающая соответствующее условие норма части первой статьи 177 Трудового кодекса Российской Федерации не препятствует решению вопроса о гарантиях и компенсациях работникам, получающим второе высшее образование, в рамках коллективно-договорного и индивидуально-договорного регулирования и не исключает обязанности работодателя предоставлять таким работникам льготы в связи с обучением, если это предусмотрено коллективным договором либо соглашением между работником и работодателем.

Таким образом, положение части первой статьи 177 Трудового кодекса Российской Федерации само по себе не может рассматриваться как ограничивающее конституционные права и свободы граждан, желающих получить второе высшее образование, и нарушающее положения статьи 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации. Не может оно расцениваться и как нарушающее равенство всех перед законом и судом и равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19 части 1 и 2 Конституции Российской Федерации), поскольку из конституционного принципа равенства не вытекает требование предоставления одинаковых гарантий и компенсаций лицам, относящимся к разным категориям - получающим высшее образование впервые и уже имеющим образование такого уровня.

Как следует из представленных документов Кукса В.В. работала в АО «ССК» с <дата> по <дата> в должности ведущий инженер по глинистым растворам, о чем свидетельствуют приказ о приеме на работу от <дата>, и приказом об увольнении от <дата> уволена по инициативе работника.

Судом установлено, что истец имеет диплом о высшем образовании ВСГ 5432343, выданный ГОУ ВПО «Нижневартовский государственный гуманитарный университет» от <дата>, и ей присуждена квалификация « специалист по социальной работе по специальности «социальная работа».

Из приложения к данному диплому усматривается, что Кукса В.В. в 2006 году поступила в ГОУ ВПО «Нижневартовский государственный гуманитарный университет» на очную форму образования с нормативным периодом обучения по очной форме 5 лет по специальности «Социальная работа» на специализацию «медико-социальная работа с населением» и в 2011 году завершила обучение.

Согласно справке ректора ФГБОУ ВО «Кубанский государственный технологический университет» от <дата>, Кукса В.В. является студентом 3-го курса заочной формы обучения с оплатой стоимости обучения по основной профессиональной образовательной программы магистратуры «<дата>. Нефтегазовое дело», зачислена <дата> на 1 курс приказом от <дата> и планируемый срок окончания обучения <дата>.

В соответствии со справкой-вызовом от <дата>, выданнойФГБОУ ВО «Кубанский государственный технологический университет», Кукса В.В. вызывается на прохождение государственной итоговой аттестации с <дата> по <дата>.

<дата> истец обратилась к ответчику с заявлением, в котором просила предоставить ученический отпуск с <дата> по <дата>, данное заявление было согласовано без оплаты и истцу предоставлен отпуск, о чем имеется приказ от <дата>.

Суду представлен диплом магистра , выданный ФГБОУ ВО «Кубанский государственный технологический университет» от <дата>, согласно которого Кукса В.В. освоила программу магистратуры по направлению подготовки «Нефтегазовое дело» и ей присвоена квалификация «магистр». В приложении к данному диплому отражено, что Кукса В.В. имеет документ о высшем образовании 2011 года, форма обучения заочная сроком 2 года.

<дата> и <дата>Кукса В.В. подавала заявления о возможности оплаты ученического отпуска в период с 02 января по <дата> и оплату проезда к месту обучения и обратно, при этом указывала, что полученный ею диплом о первом высшем образовании имеет квалификацию дипломированный специалист и дает ей право на получение гарантий и компенсаций предусмотренные Трудовым кодексом Российской Федерации.

Согласно п. 5 ст. 27 Закона Российской Федерации от 10 июля 1992 № 3266-1 «Об образовании» (в редакции Федерального закона от 24 октября 2007 года №232-ФЗ), действовавшего на момент обучения истца в ГОУ ВПО «Нижневартовский государственный гуманитарный университет» и утратившего силу с 01 сентября 2013 года, в Российской Федерации устанавливались следующие образовательные уровни (образовательные цензы):

1) основное общее образование;

2) среднее (полное) общее образование;

3) начальное профессиональное образование;

4) среднее профессиональное образование;

5) высшее профессиональное образование - бакалавриат;

5.1) высшее профессиональное образование - подготовка специалиста или магистратура;

6) послевузовское профессиональное образование.

В соответствии с ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 22 августа 1996 года № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (в редакции Федерального закона от 24 октября 2007 года № 232-ФЗ), утратившего силу с 01 сентября 2013 года, в Российской Федерации устанавливаются следующие уровни высшего профессионального образования:

высшее профессиональное образование, подтверждаемое присвоением лицу, успешно прошедшему итоговую аттестацию, квалификации (степени) «бакалавр» - бакалавриат;

высшее профессиональное образование, подтверждаемое присвоением лицу, успешно прошедшему итоговую аттестацию, квалификации (степени) «специалист» или квалификации (степени) «магистр» - подготовка специалиста или магистратура.

Как следует из представленных суду доказательств, истец завершила обучение в ГОУ ВПО «Нижневартовский государственный гуманитарный университет» в 2011 году с присвоением квалификации «специалист».

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 108 Федерального закона от 29 декабря 2012 года №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», вступившего в силу с 01 сентября 2013 года, установленные в Российской Федерации до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, приравниваются к уровням образования, установленным настоящим Федеральным законом, в предусмотренном данной нормой закона порядке, в частности высшее профессиональное образование - подготовка специалиста или магистратура - к высшему образованию - специалитету или магистратуре.

Согласно ч. 5 ст. 10 данного Закона в Российской Федерации устанавливаются следующие уровни профессионального образования:

1) среднее профессиональное образование;

2) высшее образование - бакалавриат;

3) высшее образование - специалитет, магистратура;

4) высшее образование - подготовка кадров высшей квалификации.

Таким образом, специалитет и магистратура отнесены к одному уровню высшего образования.

В п. 5 ст. 2 Федерального закона от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ определено понятие «квалификация», под которой понимается уровень знаний, умений, навыков и компетенции, характеризующий подготовленность к выполнению определенного вида профессиональной деятельности, также в п. 12 ст.2 данного Закона указано, что профессиональное образование - вид образования, который направлен на приобретение обучающимися в процессе освоения основных профессиональных образовательных программ знаний, умений, навыков и формирование компетенции определенных уровня и объема, позволяющих вести профессиональную деятельность в определенной сфере и (или) выполнять работу по конкретным профессии или специальности

Истец в 2011 году получила диплом по квалификации «специалист по социальной работе», однако в магистратуре обучалась по другому виду профессиональной деятельности – «нефтегазовое дело», в связи с чем Кукса В.В. не повышала полученную при обучении в ГОУ ВПО «Нижневартовский государственный гуманитарный университет» квалификацию, обучаясь по программе магистратуры в ФГБОУ ВО «Кубанский государственный технологический университет».

Учитывая вышеприведенные нормоположения суд считает, что истец, поступив на обучение в ФГБОУ ВО «Кубанский государственный технологический университет» по программе магистратуры, уже имела квалификацию «специалист», т.е. обучение по программе магистратуры являлось для нее обучением в рамках того же образовательного уровня, что не может расцениваться как получение образования данного уровня впервые, как это предусмотрено в ч. 1 ст. 177 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с п. 15 ст. 108 Федерального закона 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ лица, имеющие высшее профессиональное образование, подтверждаемое присвоением им квалификации «дипломированный специалист», имеют право быть принятыми на конкурсной основе на обучение по программам магистратуры, которое не рассматривается как получение этими лицами второго или последующего высшего образования.

Аналогичное положение содержалось и в п. 5 ст. 4 Федерального закона от 24 октября 2007 года № 232-ФЗ (в редакции Федерального закона от 10 ноября 2009 года № 260-ФЗ), согласно которому лица, получившие документы государственного образца о высшем профессиональном образовании, подтверждаемом присвоением им квалификации «дипломированный специалист», имеют право продолжить на конкурсной основе обучение по программе магистратуры соответствующего уровня высшего профессионального образования, которое не рассматривается как получение ими второго высшего профессионального образования.

Таким образом п. 15 ст. 108 Федерального закона 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ специально регулируются случаи принятия лиц, имеющих высшее профессиональное образование, подтверждаемое присвоением им квалификации «дипломированный специалист», на обучение по программам магистратуры на конкурсной основе, поскольку в силу п. 2 ч. 8 ст. 69 Закона обучение по программам магистратуры лицами, имеющими диплом специалиста или диплом магистра, является получением второго или последующего высшего образования, в тоже время в силу ч. 3 ст. 5 и ч. 4 ст. 55 данного Закона в Российской Федерации гарантируются на конкурсной основе бесплатность высшего образования, если образование данного уровня гражданин получает впервые, и прием на обучение по образовательным программам высшего образования за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов проводится на конкурсной основе, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.

В связи с чем доводы истца со ссылкой на п. 15 ст. 108 Федерального закона 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ о том, что ее обучение в магистратуре не является получением второго высшего образования суд находит несостоятельными.

Разъяснения заместителя директора Департамента государственной политики в сфере высшего образования Минобрнауки России данные Кукса В.В. по ее обращению, что она имеет право на гарантии и компенсации работникам, совмещающим работу с получением образования, так как получаемое ею образование на является получение второго высшего образования суд не принимает во внимание, поскольку данные разъяснения не являются обязательными для суда.

Учитывая вышеизложенное суд приходит к выводу, что на момент поступления в ФГБОУ ВО «Кубанский государственный технологический университет» на обучение по программе магистратуры Кукса В.В. имела высшее образование по специальности «Социальная работа» и получаемое ее образование в ФГБОУ ВО «Кубанский государственный технологический университет» является для нее вторым высшим образованием, а потому гарантии, установленные ст. 173 Трудового кодекса Российской Федерации, на истца не распространяются, в связи с чем требования истца о взыскании среднего заработка за время ученического отпуска, компенсацию за задержку выплаты среднего заработка, доплаты к компенсации за неиспользованный отпуск, расходы по проезду к месту учебы и обратно являются необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Требования истца о взыскании убытков понесенных истцом в виде займа денежных средств под проценты, в связи с неоплатой ответчиком ученического отпуска удовлетворению не подлежат, поскольку право требовать возмещения убытков, принадлежит лицу, право которого нарушено, в тоже время истцу в удовлетворении требований о взыскании оплаты ученического отпуска отказано, в связи с чем права истца работодателем АО «ССК» не нарушены.

Рассматривая требования истца о взыскании незаконно удержанных сумм из заработной платы суд приходит к следующему.

Основания удержаний из заработной палаты работника перечислены в ст. 137 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которой, удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю могут производиться, в частности, для погашения неизрасходованного и своевременно не возвращенного аванса, выданного в связи со служебной командировкой или переводом на другую работу в другую местность, а также в других случаях. При этом работодатель вправе принять решение об удержании из заработной платы работника не позднее одного месяца со дня окончания срока, установленного для возвращения аванса, погашения задолженности или неправильно исчисленных выплат, и при условии, если работник не оспаривает оснований и размеров удержания.

Перечень случаев, когда работодатель в бесспорном порядке вправе произвести удержания из заработной платы работника, является исчерпывающим.

Из представленных суду служебных записок Кукса В.В. от <дата> и <дата>, платежных поручений от <дата> и <дата> истцу в подотчет на хознужды перечислены денежные средства в размере 17000 рублей. Кукса В.В. за выданные ей денежные средства отчиталась на сумму в размере 1977 рублей и на 2786 рублей, так как остаток неиспользованного аванса составил 12237 рублей, то при увольнении истца АО «ССК» произвел удержание данной суммы, что подтверждается авансовыми отчетами Кукса В.В. от 09 марта 201 года и от <дата>, расчетными листками Кукса В.В. за апрель, май 2017 года.

Как пояснила истец в судебном заседании получив расчетные листки она в них увидела удержания за хознужды, что ввело ее в заблуждение по этому виду удержания, факт того, что она не отчиталась по всей сумме выданных ей в подотчет денежных сумм по ее служебным запискам ею не оспаривается, и она согласна с этим удержанием.

Таким образом суд считает, что требования о взыскании удержаний из заработной платы истцом заявлены необоснованно, поэтому в их удовлетворении следует отказать.

Требования истца о взыскании удержания денежной суммы за спецодежду, также не подлежат удовлетворению, поскольку ответчиком при проведении окончательного расчета из заработной платы истца произведено удержание за спецодежду в размере 6907, 30 рублей, что отражено в расчетном листке за май 2017 года, однако суду представлено платежное поручение от <дата>, согласно которого Кукса В.В. произведен возврат удержанной суммы в размере 6907,30 рублей. Поскольку Кукса В.В. обратилась с данным иском <дата> и <дата> судом данный иск принят к производству <дата>, при этом судом исковое заявление направлено ответчику посредством факсимильной связи <дата>, то суд считает, что АО «ССК» до обращения истца в суд возвратило в добровольном порядке Кукса В.В. спорную денежную сумму.

Требования истца о взыскании с ответчика компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат, поскольку данное требование являются производным от основного требования в котором истцу отказано.

Руководствуясь ст.ст.198,199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

РЕШИЛ:

В иске Кукса В. В.ы к акционерному обществу « Сибирская Сервисная Компания» о взыскании средней заработной платы за ученический отпуск, расходов на оплату проезда и убытков - отказать.

Решение может быть обжаловано в суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в течение одного месяца после вынесения решения в окончательной форме через Нижневартовский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры.

Судья: подпись

Копия верна:

Судья О.Л. Плотникова