НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Кировского районного суда г. Иркутска (Иркутская область) от 22.03.2017 № 2-3867/2016

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

<адрес> 22 марта 2017 г.

Кировский районный суд <адрес> в составе председательствующего судьи Луст О.В., при секретаре Т.И.Л.,

с участием старшего помощника прокурора <адрес>М.Ю.А., представителя ответчика Областного государственного бюджетного учреждения «Пожарно-спасательная служба <адрес>» - Ц.Ю.С., действующей на основании доверенности, представителя ответчика Министерства имущественных отношений <адрес>Н.Т.В., действующей на основании доверенности, представителя третьего лица Ф.Н.Ю., действующего на основании доверенности,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-68/2017 по исковому заявлению <адрес> в интересах К.М.Н. к Областному государственному бюджетному учреждению «Пожарно-спасательная служба <адрес>», Министерству имущественных отношений <адрес> о взыскании дополнительно понесенных затрат на лечение, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

<адрес> обратился в суд с исковым заявлением в интересах К.М.Н. к Областному государственному бюджетному учреждению «Пожарно-спасательная служба <адрес>», Министерству имущественных отношений <адрес> о взыскании дополнительно понесенных затрат на лечение, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных исковых требований указано, что в прокуратуру <адрес> обратился К.М.Н., указав, что состоял в трудовых отношениях с ОГКУ «Противопожарная служба <адрес>» в должности командира отделения ПЧ <адрес>-Ленского филиала учреждения с 17.12.2012г. (трудовой договор от 17.12.2012г.). Был переведен на должность начальника караула ПЧ <адрес> с 04.03.2013г. В его обязанности входило: выезды на места тушения пожаров и проведении аварийно-спасательных работ. Как установлено проведенной проверкой, 19.06.2014г. с заявителем, привлеченным работодателем к тушению мусора на несанкционированной свалке в условиях задымления и сильного ветра, произошел несчастный случай – при проливе окраины свалки, уходящей в лесной массив, на К.М.Н. упало сухое дерево, в результате чего он упал и потерял сознание. Факт несчастного случая на производстве, произошедшем с К.М.Н., подтверждается актом о несчастном случае на производстве от 11.07.2014г., из которого следует, что К.М.Н. руководил тушением пожара, который возник в результате возгорания несанкционированной свалки. Увидев, что на К.М.Н. упало подгоревшее снизу дерево, начальник первого караула Ж.О.Ю., находившийся примерно в 15-20 метрах от него, позвал остальных работников для оказания помощи. К.М.Н. лежал на спине под упавшим деревом. Ж.О.Ю. немного приподнял висевшее в 20 сантиметрах поперек пострадавшего дерево, И.В.Ю., М.В.С., П.Ю.И. вытащили из под него К.М.Н. Далее они осторожно перенесли пострадавшего на обочину дороги и положили рядом с пожарным автомобилем. Работавший с насосным оборудованием водитель К.Ю.Н. в это время вызвал скорую помощь, доложил о случившемся начальнику ПЧ-153 С.В.В. На карете скорой помощи К.М.Н. был направлен в <адрес>ную больницу <адрес>. Согласно медицинскому заключению ОГБУЗ «Киренская ЦРБ» учетной формы у от 20.06.2014г. К.М.Н. был установлен диагноз: «Закрытая спинномозговая травма, перелом и вывих 8 грудного позвонка с повреждением спинного мозга. Нижняя парализация», что относится к тяжелой степени тяжести повреждения здоровья. Причинами несчастного случая явились недооценка на месте пожара угрозы падения сухих деревьев, не укомплектованность работников в ПЧ-153 ОГКУ «Противопожарной службы <адрес>», что является нарушением прав сотрудников на безопасные условия труда, в то время как ст. 37 Конституции РФ устанавливает, что каждый работник имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены. В результате полученных повреждений здоровья К.М.Н. был признан инвалидом <данные изъяты> группы, ему установлено 100% утраты трудоспособности. При причинении вреда здоровью потерпевшего возмещению подлежат не только утраченный заработок, который он имел либо определенно мог иметь на день причинения ему вреда, но и дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Кроме того, возмещению подлежат дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. К.М.Н. согласно индивидуальной программе реабилитации инвалида, заключения ВК от 13.08.2015г., справки необходимы изделия медицинского назначения, технические средства реабилитации, услуги массажиста, лекарства для лечения и реабилитации, проезд на спецтранспорте для лежачих больных. В соответствии с представленными К.М.Н. расчетом и документами, на оказание платных медицинских услуг по договору возмездного оказания услуг от 18.08.2014г. на выполнение курса общего лечебного массажа, проведение комплекса дыхательной гимнастики и лечебной физкультуры в период с 18.08.2014г. по 27.12.2014г. затрачено 171 000 рублей; по договору от 31.10.2014г. на оказание платных медицинских услуг по амбулаторно-поликлинической помощи затрачено 1575 руб.; по договору от 07.04.2014г. на предоставление платных медицинских услуг израсходовано 2 565 руб.; на оказание платных транспортных услуг по перевозке лежачих больных затрачено 4 500 руб.; на оказание платных консультационных услуг в ООО «Центр Дикуля» - 800 руб.; за период с 19.06.2014г. по настоящее время для К.М.Н. было приобретено лекарственных средств, изделий медицинского назначения, технических средств реабилитации на сумму 60 735,93 руб. В связи с произошедшим с К.М.Н. при исполнении им своих служебных обязанностей несчастным случаем на производстве, его состояние здоровья требует постоянного лечения, затрат на приобретение медикаментов и прохождение процедур. Это все влияет на то, что К.М.Н. не может вести нормальный активный образ жизни, испытывает чувство физической боли, ощущает неудобства в быту и в общении с другими людьми, ввиду того, что стал инвали<адрес>-й группы и утратил полную трудоспособность. Причинно-Следственная связь между трудовой деятельностью К.М.Н. в ОГКУ «Противопожарная служба <адрес>» и полученной травмой установлена и подтверждена представленными документами. Считает, что физические и нравственные страдания, как и дополнительно понесенные затраты подлежат компенсации в пользу К.М.Н.

Просит суд, с учётом уточнений заявленных исковых требований в порядке ст. 39 ГПК РФ, взыскать в пользу К.М.Н. с ОГКУ «Противопожарная служба <адрес>» дополнительно понесенные затраты на общую сумму 227 957 руб., компенсацию морального вреда в размере 3 000 000 руб.

Определением Кировского районного суда <адрес> от 03.11.2016г. к участию в деле привлечено Министерство имущественных отношений <адрес> в качестве соответчика.

Определением Кировского районного суда <адрес> от 23.11.2016г. к участию в деле привлечено ГУ – Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации в качестве третьего лица на стороне ответчика, не заявляющего самостоятельные требования.

Определением Кировского районного суда <адрес> от 20.02.2017г. производство по гражданскому делу в части заявленных требований к ГКУ «Противопожарная служба <адрес>», Министерству имущественных отношений <адрес> о взыскании в пользу К.М.Н. единовременно за период с 20.10.2014г. по 01.02.2017г. утраченного заработка в размере 918 586, 08 руб., утраченного заработка в размере 32 282,7 руб., в части дополнительно понесенных затрат в сумме 13 218,93 руб., прекращено в связи с отказом истца от заявленных требований.

В судебном заседании старший помощник прокурора <адрес>М.Ю.А., заявленные исковые требования поддержала в полном объеме по доводам и правовым основаниям, изложенным в исковом и уточненном заявлениях, настаивала на их удовлетворении.

Истец К.М.Н. в судебное заседание не явился, о дате, времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, согласно телефонному сообщению просил рассматривать дело в свое отсутствие, по состоянию здоровья.

Представителя ответчика Областного государственного бюджетного учреждения «Пожарно-спасательная служба <адрес>» - Ц.Ю.С., действующая на основании доверенности, в судебном заседании заявленные требования не признала по основаниям, изложенным в отзыве на исковое заявление, полагала требования истца о взыскании компенсации морального вреда чрезмерно завышенными.

Представитель ответчика Министерства имущественных отношений <адрес>Н.Т.В., действующая на основании доверенности, в судебном заседании заявленные требования не признала по основаниям, изложенным в отзыве на исковое заявление, полагала требования истца о взыскании компенсации морального вреда чрезмерно завышенными.

Представитель третьего лица Ф.Н.Ю., действующий на основании доверенности, исковые требования полагал подлежащими удовлетворению, в случае предоставления достаточных доказательств, размер компенсации морального вреда оставил на усмотрение суда.

Выслушав мнения участников процесса, исследовав материалы гражданского дела в их совокупности, суд приходит к следующему.

В силу статьи 37 Конституции РФ, каждый работник имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены.

Как разъяснено Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 10.01.2002 № 11-О, как следует из статей 7, 17, 37 (часть 3), 39 (часть 1) и 41 Конституции Российской Федерации, Российская Федерация как социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, гарантирует в случае повреждения здоровья в связи с трудовым увечьем или профессиональным заболеванием социальное обеспечение потерпевшему посредством выплаты пособий по социальному страхованию при временной нетрудоспособности и пенсии по инвалидности, если она назначена вследствие повреждения здоровья.

С учетом конституционно-значимой ценности здоровья как неотъемлемого и неотчуждаемого блага, принадлежащего человеку от рождения и охраняемого государством, законодатель, регулируя объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья в связи с трудовым увечьем или профессиональным заболеванием, предусмотрел комплекс мер, направленных на полное возмещение потерпевшему материального ущерба. Исходя из особенностей защищаемого блага, каковым является здоровье потерпевших, в данном виде правоотношений наряду с возмещением материального ущерба компенсируется и причиненный моральный вред (статьи 2 и 12, пункт 2 статьи 150, часть первая статьи 151, пункт 1 статьи 1085, пункты 1 и 3 статьи 1099 и статья 1100 ГК Российской Федерации).

В соответствии с ч. 1 ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная <данные изъяты> право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Статьей 151 ГК РФ предусмотрено, что, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В силу ст. 212 ТК РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя. Работодатель обязан обеспечить, в том числе:

- безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов;

- соответствующие требованиям охраны труда условия труда на каждом рабочем месте;

- организацию контроля за состоянием условий труда на рабочих местах, а также за правильностью применения работниками средств индивидуальной и коллективной защиты.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда; возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Гарантии и компенсации при несчастном случае на производстве и профессиональном заболевании закреплены в ст. 184 ТК РФ, в соответствии с которой при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.

Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами.

Таким федеральным законом, в частности, является ФЗ РФ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Частью 3 ст. 8 названного Закона предусмотрено, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Из анализа названных норм Закона в их совокупности следует, что трудовое законодательство предусматривает в качестве основной обязанности работодателя обеспечивать безопасность труда и условия, отвечающие требованиями охраны и гигиены труда, то есть создавать такие условия труда, при которых исключалось бы причинение вреда жизни и здоровью работника. В случае если все же работнику был причинен вред жизни или здоровью, работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены ТК РФ, федеральными законами и иными правовыми актами.

Из трудовой книжки истца следует, что 18.12.2012г. он был принят на должность командира отделения пожарной части Казачинско-Ленского филиала ОГКУ «Противопожарная служба <адрес>». 02.03.2013г. переведен на должность начальника караула пожарной части . 20.10.2014г. трудовой договор прекращен по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, в связи с признанием работника полностью неспособным к трудовой деятельности в соответствии с медицинским заключением, п. 5 ч. 1 ст. 83 ТК РФ.

Основанием для увольнения истца, явились следующие обстоятельства.

19.06.2014г. в 14 час. 50 мин. на сотовый телефон начальника караула К.М.Н. поступил звонок с сообщением о загорании несанкционированной поселковой свалки на окраине <адрес>. В соответствии с расписанием выезда пожарной охраны Киренского гарнизона для тушения пожаров и проведения аварийно-спасательных работ в Киренском муниципальном районе утвержденного в 2013г. к месту вызова было направлено одно отделение пожарной части (расстояние 2 км) в составе: начальник второго караула К.М.Н. и водитель П.Ю.И. На момент прибытия дежурного караула к месту вызова происходило горение свалки на площади более 300 кв.м, горение усиливалось порывами ветра, начальник караула (РТП-1 К.М.Н. оценив обстановку, определил недостаточность сил и средств для тушения и запросил по телефону дополнительную помощь. Начальник ПЧ С.В.В. получив сообщение об обстановке с места пожара от РТП-1 К.М.Н., объявил общий сбор и направил к месту вызова второе отделение пожарной части на АЦ-40(131)137 в составе: начальник первого караула Ж.О.Ю., командир отделения И.В.Ю., водитель Н.В.В., водитель М.В.С. В течении десяти минут на место пожара подъехал на личном автомобиле водитель К.Ю.Н. При горении мусора на территории свалки, в виде старых шин, пластиковых бутылок, резины, над свалкой образовался густой, едкий дым. В 15 час. 40 мин. При проливе окраины свалки уходящей в лесной массив на начальника караула К.М.Н. упало сухое дерево. Получив сильный удар по голове К.М.Н. упал, потеряв сознание. Пострадавший К.М.Н. руководил тушением данного пожара и был экипирован в боевую одежду пожарного (БОП-2), каска пожарного, краги, пояс пожарного. Увидев, что на К.М.Н. упало подгоревшее снизу дерево, начальник первого караула Ж.О.Ю., находившейся примерно в 15-20 метрах от него позвал остальных работников для оказания помощи. Подбежав к нему, они увидели лежащего на спине под деревом К.М.Н.Ж.О.Ю. немного приподнял висевшее в 20 см. поперек пострадавшего дерево, И.В.Ю., М.В.С., П.Ю.И. вытащили из под него К.М.Н. Далее они осторожно перенесли пострадавшего на обочину дороги и положили рядом с пожарным автомобилем. Работавший с насосным оборудованием водитель К.Ю.Н. в это время вызывал скорую помощь и доложил о случившемся начальнику ПЧ-153 С.В.В.. В 15 час. 55 мин. На карете скорой помощи был направлен в <адрес>ную больницу <адрес>.

Как следует из п. 7 акта , местом несчастного случая является несанкционированная поселковая свалка в <адрес>. Данное место находится по дороге на муниципальный полигон захоронения ТБО и в 2 км. от населенного пункта. Также это место непосредственно граничит с лесным массивом. Состояние места происшествия составлено на основании акта осмотра начальником ПЧ-153 С.В.В. и по показаниям очевидцев несчастного случая Ж.О.Ю. и П.С.И. тушение пожара, при котором произошел несчастный случай, осуществлялось в условиях сильного задымления и порывистом ветре. В ходе горения мусора вокруг дерева, в виде старых шин, пластиковых бутылок, резины, над свалкой образовался густой дым. Дерево (предположительно ель) сухое, обгоревшее, находилось на территории свалки. Диаметр его составляет 15-18 см. Нижняя часть дерева частично обгорела. На месте падения дерева обнаружен обгоревший пень, в высоту 35-45 см.

В соответствии с п. 9 акта о несчастном случае причинами несчастного случая послужили недооценка на месте пожара угрозы падения сухих деревьев. Нарушение приказа МЧС РФ от 31.12.2002г. «Об утверждении и введении в действие правил по охране труда в подразделениях Государственной противопожарной службы МЧС России (ПОТРО-01-2022)»; п. 47 Инструкции по охране труда для пожарного, утвержденной приказом , начальника ОГКУ «Противопожарная служба <адрес>» Ф.Г.П. от 23.01.2012г.: «при ликвидации горения участники тушения обязаны следить за изменением обстановки». Неукомплектованность работников в ПЧ-153 ОГКУ «Противопожарная служба <адрес>». Нарушение п. 40 приказа МЧС РФ от 31.12.2002г. «Об утверждении и введении в действие Правил по охране труда в подразделениях Государственной противопожарной службы МЧС России (ПОТРО-01-2002); п. 47 Инструкции по охране труда для пожарного, утвержденной приказом начальника ОГКУ «противопожарная служба <адрес>» Ф.Г.П. от 23.01.2012г.: «при проведении разведки пожара без применения СИЗОД формируется группа в составе не менее двух человек».

Из акта о несчастном случае на производстве следует, что лицами, допустившими нарушение требований охраны труда, является К.М.Н., который на месте пожара недооценил угрозу падения деревьев, тем самым нарушил п. 69 Приказа МЧС РФ от ДД.ММ.ГГГГ «Об утверждении и введение в действие Правил по охране труда в подразделениях Государственной противопожарной службы МЧС России (ПОТРО-01-2002); п. 47 Инструкции по охране труда для пожарного: «при ликвидации горения участники тушения обязаны следить за изменением обстановки». П.П.В., начальник ОГКУ «Противопожарная служба <адрес>», который не обеспечил штатную численность личного состава ПЧ-153 в соответствии с нормативными документами: п. 40 Приказа МЧС РФ от 31.12.2002г. ; п. 47 Инструкции по охране труда для пожарного: «при проведении разведки пожара без применения СИЗОД формируется группа в составе не менее двух человек».

Согласно справке от 28.07.2014г. К.М.Н. находился на лечении в Киренской центральной районной больнице в хирургическом отделении с 19.06.2014г. Диагноз: <данные изъяты> Пациент консультирован с главным травматологом <адрес>, рекомендован перевод пациента для дальнейшего лечения в нейрохирургическое отделение ГКБ <адрес>, а также рекомендовано профилактика пролежней, занятия ЛФК, массаж.

Согласно выписке из медицинской карты стационарного больного следует, что К.М.Н. находился на лечении в ОГБУЗ ГКБ в отделении нейрохирургии с 28.07.2014г. по 12.08.2014г., с диагнозом: <данные изъяты> Выписан на лечение и реабилитацию в Новокузнецком федеральном центре реабилитации, при заживлении инфицированной раны, решение вопроса о стабилизации позвоночника по федеральным квотам.

Согласно заключению врачебной комиссии от 05.02.2015г. К.М.Н. находился на амбулаторном лечении в ОГБУЗ ИГП с 18.08.2014г. по 19.12.2014г. с диагнозом: <данные изъяты>

Согласно выписке из истории болезни ФБУ Центр реабилитации Фонда социального страхования РФ «Омский» следует, что К.М.Н. находился на лечении в ЦР «Омский» с 23.02.2015г. по 07.04.2015г., диагноз <данные изъяты> Рекомендовано: наблюдение терапевта, невролога, профпатолога, вертебролога по м/ж. Санаторно-курортное лечение через 1 год, занятия ЛФК постоянно.

Согласно заключению врачебной комиссии (ВК) от 13.08.2015г., пострадавший К.М.Н., диагноз: <данные изъяты>. Согласно плану диспансерного наблюдения по последствиям несчастного случая на производстве, нуждается: в постоянном бытовом уходе; в специальном медицинском уходе; в санаторно-курортном лечении неврологического профиля с сопровождающим; в обеспечении лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения, ТСР.

Согласно справке серии МСЭ-2013 , К.М.Н. установлена первая группа инвалидности в связи с трудовым увечьем на период с 01.11.2016г. по 15.02.2016г.

Согласно справке серии МСЭ-2006 К.М.Н. установлено 100% утраты профессиональной трудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве от 19.06.2014г. на срок с 16.10.2014г. по 01.11.2016г.

Анализ вышеперечисленных документов свидетельствует о факте повреждения здоровья истца вследствие несчастного случая в период трудовой деятельности у ответчика ОГКУ «Противопожарная служба <адрес>», вина работодателя в несчастном случае и причинении вреда здоровью К.М.Н., судом установлена.

Таким образом, между бездействием ответчика (его работников) по необеспечению безопасности истца при производстве работ, и причинением вреда его здоровью, имеется прямая причинно-следственная связь, поэтому моральный вред вследствие нравственных страданий и физической боли, перенесенных К.М.Н. в результате несчастного случая, подлежит возмещению.

Исходя из части 1 статьи 212 ТК РФ, обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагается на работодателя, он считается виновным в получении работником профессионального заболевания в процессе трудовой деятельности, если не докажет иное. Работодатель может быть освобожден от выплаты компенсации работнику морального вреда при предоставлении доказательств того, что физические или нравственные страдания были причинены вследствие действия непреодолимой силы либо умысла самого работника.

Однако таких доказательств ответчиком, суду не представлено.

При таких обстоятельствах, оснований для освобождения работодателя от материально-правовой ответственности за причиненный К.М.Н. вред здоровью, возникший в связи с производственной травмой, суд не усматривает.

Как разъяснено в п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", суд вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера, причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Таким образом, учитывая характер полученной травмы К.М.Н. при выполнении трудовых обязанностей, степень физических и нравственных страданий, претерпеваемых им в связи с полученной травмой, первую группу инвалидности, суд находит разумным и справедливым взыскать с ОГКУ «Противопожарная служба <адрес>» в пользу истца К.М.Н. в счет компенсации морального вреда 500 000 руб.

Рассматривая требования истца о взыскании в пользу К.М.Н. дополнительно понесенные расходы на общую сумму 227 957 руб., их которых 171 000 руб. - массаж, 39800 руб. - велотренажер, 717 руб. - гутталакс, 1575 руб.+2565 руб. - МРТ, 7800 руб. - подгузники и впитывающие пеленки, 4500 руб. - транспортные услуги по перевозке лежачих больных, суд приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что 18.08.2014г. между Ю.Е.А. (Исполнитель) и К.М.Н. (Заказчик) был заключен договор возмездного оказания услуг. Предметом договора является: Заказчик поручает, а Исполнитель оказывает услуги для гражданина К.М.Н., находящегося по адресу: <адрес>, <адрес>, <адрес>, в период с 18.08.2014г. по 27.12.2014г. включительно (кроме воскресенья) в течении 114 дней.

Стоимость одного сеанса процедуры составляет 1 500 рублей. Общая стоимость оказываемых услуг составляет 171 000 рублей (п.4).

Согласно расписке Ю.Е.А. получила денежные средства в размере 171 000 рублей.

Из выписки из медицинской карты амбулаторного больного К.М.Н. следует, что травма произошла 19.06.2014г. во время тушения лесного пожара упало дерево и ударило по спине, доставлен в Киренскую ЦРБ по месту жительства, в хирургическое отделение. 21.07.2014г. проведено оперативное вмешательство. Переведен в отделение нейрохирургии ГКБ <адрес> для дальнейшего наблюдения и лечения. В период с 18.08.2014г. по 19.12.2014г. находился на амбулаторном лечении в ОГБУЗ ИГП . Затем реабилитационное лечение в сопровождении жены в Центр реабилитации «Омский» в период с 23.02.2015г. по 07.04.2015г., в Центре реабилитации «Тараскуль» в период с 29.03.2016г. по 09.05.2016г. Наблюдение участкового терапевта по месту жительства, проведение лечебных мероприятий на дому, согласно рекомендации специалистов и программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве.

Согласно справке ОГБУЗ Киренская ЦРБ от 28.07.2014г. К.М.Н. помимо основного лечения, также рекомендовано профилактика пролежней, занятия ЛФК, массаж.

Согласно ответу ОГБУЗ «<адрес> больница» от 28.02.2017г. на судебный запрос, <адрес> больница оказывает бесплатные услуги по массажу, ЛФК, согласно назначению лечащего врача.

Вместе с тем, в период с 18.08.2014г. по 19.12.2014г. К.М.Н. находился на амбулаторном лечении в ОГБУЗ ИГП . Доказательств того, что указанное лечебное учреждение не оказывает бесплатные услуги по массажу, ЛФК, согласно назначению лечащего врача, суду не представлено, в материалах дела такие доказательства отсутствуют.

Кроме того, суд принимает во внимание, что в указанный период К.М.Н. находился на амбулаторном лечении и к нему на дом выходил врач, указанные обстоятельства подтверждаются представленными в материалы дела доказательствами.

Из материалов страхового дела следует, что ФСС была произведена оплата за стационарное и амбулаторно-поликлиническое лечение К.М.Н. за период с 19.06.2014г. по 28.07.2014г., с 28.07.2014г. по 12.08.2014г., с 18.08.2014г. по 15.09.2014г.

При этом суду не представлено доказательств того, что истец обращался в Фонд социального страхования с заявлением о возмещении ему дополнительно понесенных затрат.

Таким образом, оценив представленные по делу доказательства, суд приходит к выводу о том, что истцом не доказана обоснованность понесенных затрат.

Истцом понесены расходы на велотренажер в размере 39 800 рублей, что подтверждается товарным и кассовым чеком от 24.07.2016г.

Вместе с тем, указанный велотренажер не предусмотрен программой реабилитации.

Таким образом, оценив представленные по делу доказательства, суд приходит к выводу о том, что истцом не доказана обоснованность понесенных затрат.

Истцом понесены расходы на приобретение лекарственных средств гутталакс в размере 717 руб. Указанное лекарственное средство было приобретено 13.09.2014г., 19.11.2014г., что подтверждается квитанциями. Из медицинских документов не усматривается, что К.М.Н. было прописано указанное лекарственное средство. Представленные квитанции не свидетельствуют о несении расходов именно К.М.Н.

Таким образом, оценив представленные по делу доказательства, суд приходит к выводу о том, что истцом не доказана обоснованность понесенных затрат.

Истцом понесены расходы на МРТ в размере 4 140 рублей.

Согласно ответу ОГБУЗ Иркутская ордена «Знак Почета» областная клиническая больница от 03.03.2017г. на судебный запрос, К.М.Н. был заочно проконсультирован врачом-нейрохирургом на основании имеющихся медицинских заключений. Рекомендовано пройти МСКТ исследование грудного отдела позвоночника. Исследования на аппарате мультиспирального компьютерного томографа и магнитно-резонансного компьютерного томографа проводятся по предварительной записи с внесением в лист ожидания. Для уменьшения сроков ожидания проведение исследования МРТ пациент К.М.Н. заключил договор на проведение МРТ на платной основе, оплатив денежные средства в размере 1 575 рублей в кассу ГБУЗ ИОКБ. 30.10.2014г. К.М.Н. было проведено исследование МРТ ГОП.

Согласно приказу филиала регионального отделения от 10.03.2016г. -В региональным отделением Фонда К.М.Н. выдана путевка в ФБУ Центр реабилитации ФСС РФ «Тараскуль» с заез<адрес>.03.2016г. на 42 дня для сопровождающего лица П.М.В. по цене 71 736 рублей.

07.04.2016г. К.М.Н. в ФБУ Центр реабилитации ФСС РФ «Тараскуль» выдано направление на МРТ грудного отдела позвоночника.

Для прохождения МРТ К.М.Н. заключил договор на предоставление платных медицинских услуг, оплатив 2 565 рублей.

Таким образом, оценив представленные по делу доказательства, суд приходит к выводу о том, что истцом не доказана обоснованность понесенных затрат.

Истцом понесены расходы на подгузники и впитывающие пеленки в размере 7 800 рублей. Указанные расходы были понесены 27.07.2014г., в период нахождения на стационарном лечении.

При этом суду не представлено доказательств того, что истец обращался в Фонд социального страхования с заявлением о возмещении ему дополнительно понесенных затрат.

Таким образом, оценив представленные по делу доказательства, суд приходит к выводу о том, что истцом не доказана обоснованность понесенных затрат.

Суду также не представлено доказательств об обоснованности понесенных транспортных услугах в размере 4 500 рублей, а также не представлено доказательств того, что истец обращался в Фонд социального страхования с заявлением о возмещении ему дополнительно понесенных затрат.

В силу статьи 22 Трудового кодекса РФ одной из обязанностей работодателя является осуществление обязательного социального страхования работников от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

В соответствии с частью 1 статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.

Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами (часть 2 статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации).

Одной из таких гарантий является обязательное социальное страхование, отношения в системе которого регулируются Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" (далее - Федеральный закон от ДД.ММ.ГГГГ N 165-ФЗ).

Субъектами обязательного социального страхования являются страхователи (работодатели), страховщики, застрахованные лица, а также иные органы, организации и граждане, определяемые в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования (абзац второй пункта 2 статьи 6 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 165-ФЗ).

К застрахованным лицам, как следует из содержания абзаца четвертого пункта 2 статьи 6 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 165-ФЗ, относятся граждане Российской Федерации, а также иностранные граждане и лица без гражданства, работающие по трудовым договорам, лица, самостоятельно обеспечивающие себя работой, или иные категории граждан, у которых отношения по обязательному социальному страхованию возникают в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

Страхователи (работодатели) обязаны уплачивать в установленные сроки в надлежащем размере страховые взносы (подпункт 2 пункта 2 статьи 12 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 165-ФЗ); выплачивать определенные виды страхового обеспечения застрахованным лицам при наступлении страховых случаев в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования, в том числе за счет собственных средств (подпункт 6 пункта 2 статьи 12 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 165-ФЗ).

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 7 указанного закона одним из видов социальных страховых рисков является утрата застрахованным лицом заработка (выплат, вознаграждений в пользу застрахованного лица) или другого дохода в связи с наступлением страхового случая.

Страховыми случаями признаются достижение пенсионного возраста, наступление инвалидности, потеря кормильца, заболевание, травма, несчастный случай на производстве или профессиональное заболевание, беременность и роды, рождение ребенка (детей), уход за ребенком в возрасте до полутора лет и другие случаи, установленные федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования (пункт I.1 статьи 7 названного закона).

Федеральный закон от ДД.ММ.ГГГГ N 125-ФЗ, как следует из его преамбулы, устанавливает в Российской Федерации правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных данным федеральным законом случаях.

В статье 3 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 125-ФЗ определено, что обеспечение по страхованию - страховое возмещение вреда, причиненного в результате наступления страхового случая жизни и здоровью застрахованного, в виде денежных сумм, выплачиваемых либо компенсируемых страховщиком застрахованному или лицам, имеющим на это право в соответствии с названным федеральным законом.

Пунктом 1 статьи 8 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 125-ФЗ установлено, что обеспечение по страхованию осуществляется:

1) в виде пособия по временной нетрудоспособности, назначаемого в связи со страховым случаем и выплачиваемого за счет средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;

2) в виде страховых выплат:

единовременной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение такой выплаты в случае его смерти;

ежемесячных страховых выплат застрахованному либо лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае его смерти;

3) в виде оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая.

По общему правилу, содержащемуся в части 1 статьи 4.6 данного закона, страхователи выплачивают страховое обеспечение застрахованным лицам в счет уплаты страховых взносов в Фонд социального страхования Российской Федерации.

Сумма страховых взносов, подлежащих перечислению страхователями в Фонд социального страхования Российской Федерации, уменьшается на сумму произведенных ими расходов на выплату страхового обеспечения застрахованным лицам. Если начисленных страхователем страховых взносов недостаточно для выплаты страхового обеспечения застрахованным лицам в полном объеме, страхователь обращается за необходимыми средствами в территориальный орган страховщика по месту своей регистрации (часть 2 статьи 4.6 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством").

Аналогичные положения о порядке финансового обеспечения расходов страхователей на выплату страхового обеспечения за счет средств бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации предусмотрены в части 2 статьи 15 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования".

Вместе с тем Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 125-ФЗ и Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" не ограничено право застрахованных работников на возмещение вреда, осуществляемое в соответствии с законодательством Российской Федерации, в части, превышающей обеспечение по страхованию в соответствии с указанными законами. Работодатель (страхователь) в данной ситуации несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, в порядке, закрепленном главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Из приведенных правовых норм и разъяснений по их применению, изложенных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" следует, что возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, осуществляется страхователем (работодателем) по месту работы (службы, иной деятельности) застрахованного лица (работника), в том числе путем назначения и выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в размере 100 процентов среднего заработка застрахованного. При этом пособие по временной нетрудоспособности входит в объем возмещения вреда, причиненного здоровью, и является компенсацией утраченного заработка застрахованного лица, возмещение которого производится страхователем (работодателем) в счет страховых взносов, уплачиваемых работодателем в Фонд социального страхования Российской Федерации. Лицо, причинившее вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред.

В соответствии с п.2 Положения об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (утв. постановлением Правительства Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ) (далее - Положение) дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованного лица включают в себя расходы на: а) лечение застрахованного лица, осуществляемое на территории Российской Федерации непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве до восстановления трудоспособности или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности (далее - лечение застрахованного лица); б) приобретение лекарств, изделий медицинского назначения и индивидуального ухода; в) посторонний (специальный медицинский и бытовой) уход за застрахованным лицом, в том числе осуществляемый членами его семьи; г) медицинскую реабилитацию в организациях, оказывающих санаторно-курортные услуги, в том числе по путевке, включая оплату лечения, проживания и питания застрахованного лица, а в случае необходимости оплату проживания и питания сопровождающего его лица, оплату отпуска застрахованного лица (сверх ежегодного оплачиваемого отпуска, установленного законодательством Российской Федерации) на весь период его лечения и проезда к месту лечения и обратно; д) изготовление и ремонт протезов, протезно-ортопедических изделий и протезов; е) обеспечение техническими средствами реабилитации и их ремонт; ж) обеспечение транспортным средством (автомобилем необходимой модификации) (далее - транспортное средство) при наличии соответствующих медицинских показаний для получения транспортного средства и отсутствии противопоказаний к вождению, их текущий и капитальный ремонт и оплату расходов на горюче-смазочные материалы; з) профессиональное обучение (дополнительное профессиональное образование); и) проезд застрахованного лица (в случае необходимости и проезд сопровождающего его лица) для получения отдельных видов медицинской и социальной реабилитации (лечения застрахованного лица, медицинской реабилитации в организациях, оказывающих санаторно-курортные услуги, получения транспортного средства, заказа, примерки, получения, ремонта, замены протезов, протезно-ортопедических изделий, протезов, технических средств реабилитации) и при направлении его Фондом социального страхования Российской Федерации (далее - страховщик) в бюро (главное бюро, Федеральное бюро) медико-социальной экспертизы и учреждение, осуществляющее экспертизу связи заболевания с профессией.

На основании пункта 5 Положения решение об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованного лица, за исключением оплаты расходов на лечение застрахованного лица, принимается страховщиком на основании заявления застрахованного лица (его доверенного лица) и в соответствии с программой реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, составленной застрахованному лицу бюро (главным бюро, Федеральным бюро) медико-социальной экспертизы с участием страховщика по установленной форме (далее - программа реабилитации пострадавшего).

Согласно пункта 22 Положения оплата расходов на приобретение лекарств, изделий медицинского назначения и индивидуального ухода осуществляется страховщиком в соответствии с программой реабилитации пострадавшего путем выплаты соответствующих денежных сумм застрахованному лицу по мере приобретения им лекарств, изделий медицинского назначения и индивидуального ухода на основании рецептов или копий рецептов, если они подлежат изъятию, товарных и (или) кассовых чеков либо иных подтверждающих оплату товаров документов, выданных аптечными организациями, индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность, медицинскими организациями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность, и их обособленными подразделениями (амбулаториями, фельдшерскими и фельдшерско-акушерскими пунктами, центрами (отделениями) общей врачебной (семейной) практики), расположенными в сельских поселениях, в которых отсутствуют аптечные организации. На основании пункта 22 Административного регламента предоставления Фондом социального страхования Российской Федерации государственной услуги по назначению обеспечения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в виде оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая (утв. приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 73 6н) предоставление территориальным органом Фонда государственной услуги осуществляется на основании заявления и программы реабилитации пострадавшего.

Согласно пункту 6 указанного Положения решение об оплате расходов на лечение застрахованного лица принимается страховщиком на основании представляемых страхователем извещения о тяжелом несчастном случае на производстве, произошедшем с застрахованным лицом, акта о расследовании тяжелого несчастного случая на производстве с документами и материалами расследования этого несчастного случая на производстве, прилагаемыми к акту. Документы, прилагаемые к указанному акту, включают в том числе медицинское заключение о характере и степени тяжести повреждения здоровья застрахованного лица врачебной комиссии медицинской организации независимо от ее организационно-правовой формы, имеющей выданную в соответствии с законодательством Российской Федерации лицензию на осуществление медицинской деятельности и осуществляющей лечение застрахованного лица (далее соответственно-медицинское заключение, медицинская организация).

Судом установлено, что несчастный случай произошел с К.М.Н. – 19.06.2014г.

Согласно заключению от 21.07.2014г. филиала ГУ ИРО ФСС РФ на основании проведенной экспертизы, произошедший 19.06.2014г. несчастный случай с К.М.Н. подлежит квалификации как страховой.

По заключению МСЭ от 20.10.2014г. К.М.Н. установлено 100 % утраты профессиональной трудоспособности на срок с 16.10.2014г. до 01.11.2016г. и согласно приказу филиала регионального отделения Фонда социального страхования от 21.11.2014г. -В были назначены ежемесячные страховые выплаты с 01.11.2014г. до 01.11.2016г. в размере 30 164,61 руб.

Согласно программе реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания от 16.10.2014г. К.М.Н. нуждается в проведении реабилитационных мероприятий.

В соответствии с приказом филиала регионального отделения Фонда от 21.11.2014г. К.М.Н. назначена единовременная страховая выплата в связи с несчастным случаем на производстве в размере 144 962,64 руб.

Приказом -В от 21.11.2014г. К.М.Н. была выплачена недополученная сумма за период с 16.10.2014г. до 01.11.2014г. в размере 15 568,83 руб.

По заключению МСЭ от 27.10.2016г. К.М.Н. установлено 100 % утраты профессиональной трудоспособности на срок с 01.11.2016г. бессрочно и согласно приказу филиала регионального отделения ФСС от 01.12.2016г. -В были продлены ежемесячные страховые выплаты с 01.12.2016г. бессрочно, в размере 33 860,37 руб.

Из страхового дела усматривается, что К.М.Н. в полном объеме получает возмещение по страховому случаю и в соответствии с программами реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания.

Доказательств обратного суду не представлено.

Таким образом, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства по правилам ст. ст. 12, 56, 67 ГПК РФ, применяя приведенные нормы права, суд приходит к выводу о том, что действующим законодательством об обязательном социальном страховании не предусмотрено лечение работника, пострадавшего от несчастного случая на производстве, за счет средств работодателя, как и последующее возмещение Фонду социального страхования Российской Федерации затрат на лечение пострадавших, поскольку эти затраты обеспечиваются уплатой работодателем взносов в фонд за своих работников.

При этом законодательное регулирование отношений в сфере обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве предусматривает оплату дополнительной медицинской помощи сверх программ государственных гарантий оказания гражданам бесплатной медицинской помощи при лечении прямых последствий несчастных случаев на производстве.

В связи с чем, положения Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 125-ФЗ не лишают пострадавших вследствие несчастного случая на производстве права как на оплату дополнительных расходов, связанных с приобретением лекарств, изделий медицинского назначения и индивидуального ухода, так и на оплату дополнительных расходов на проезд для получения отдельных видов медицинской и социальной реабилитации.

Доказательств того, что К.М.Н. в установленном законом порядке обращался в Фонд социального страхования с заявлением о возмещении дополнительно понесенных затрат, суду не представлено.

При таких обстоятельствах, оснований для удовлетворения заявленных исковых требований истца о взыскании с работодателя дополнительно понесенных затрат в размере 227 957 руб., у суда не имеется.

Кроме того, в удовлетворении заявленных исковых требований к Министерству имущественных отношений, также следует отказать. Поскольку, не являясь работодателем истца, на указанное лицо не может быть возложена обязанность по возмещению компенсации морального вреда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования <адрес> в интересах К.М.Н. – удовлетворить частично.

Взыскать с Областного государственного бюджетного учреждения «Пожарно-спасательная служба <адрес>» в пользу К.М.Н. компенсацию морального вреда в размере 500 000 рублей.

В удовлетворении заявленных исковых требований <адрес> в интересах К.М.Н. в большем размере – отказать.

В удовлетворении заявленных исковых требований к Министерству имущественных отношений – отказать.

Решение суда может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Иркутский областной суд через Кировский районный суд <адрес> в течение месяца со дня изготовления мотивированного текста решения.

Судья О.В. Луст

Мотивированный текст решения изготовлен ДД.ММ.ГГГГ.

Судья О.В. Луст