НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Камышинского городского суда (Волгоградская область) от 26.04.2016 № 2А-1152/2016

дело № 2а-1152/2016

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

26 апреля 2016 года г. Камышин

Камышинский городской суд Волгоградской области в составе:

председательствующего судьи Раптановой М.А.,

при секретаре Телициной О.В.,

с участием представителя административного истца Холод А.Ю., представителя административного ответчика МИ ФНС России № 3 по Волгоградской области Никулиной А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Бухтояровой Ларисы Викторовны к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Волгоградской области, Управлению Федеральной налоговой службы по Волгоградской области о признании незаконным решения о привлечении к налоговой ответственности,

УСТАНОВИЛ:

Бухтоярова Л.В. обратилась в суд с административным иском к Межрайонной ИФНС России № 3 по Волгоградской области, Управлению ФНС России по Волгоградской области о признании незаконным решения о привлечении её к налоговой ответственности.

В обоснование требований Бухтоярова Л.В. указала, что Межрайонной ИФНС России № 3 по Волгоградской области проведена налоговая проверка в отношении неё по факту предоставления уточненной налоговой декларации по налогу на доходы физических лиц за 2014 год, представленной 29 июня 2015 г. По результатам проверки Межрайонной ИФНС РФ N 3 по Волгоградской области составлен акт камеральной налоговой проверки.

04 декабря 2015 г. налоговым органом рассмотрены её возражения, акт проверки и вынесено решение № 10-13/13555 о привлечении её к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым ей был доначислен налог на доходы физических лиц с доходов, полученных физическими лицами в соответствии со статьей 228 Налогового кодекса Российской Федерации, в сумме 1293347 рублей.

Указанным решением она привлечена к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ, начислен к уплате штраф в размере 20% от неуплаченной суммы налога - 258669 руб. 40 коп., а также начислена пеня за календарный день неисполнения обязанности по уплате налога на доходы физических лиц, размер которой по состоянию на 04 декабря 2015 г. 50505 руб. 20 коп.

Помимо этого, решением налогового органа Бухтояровой Л.B. включен в декларацию за 2014 год доход, полученный ею в 2014 году от продажи квартир по адресу: ........, ...., .... находившихся в ее собственности менее трех лет, в размере 10954000 руб.; предоставлены имущественные налоговые вычеты: в соответствии с пп. 1 п. 2 ст. 220 НК РФ в размере 1000000 руб. и в соответствии с пп. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ в размере 5714794 руб. 64 коп. и ей отказано в предоставлении имущественного налогового вычеты в соответствии с п.п. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ в размере расходов, связанных с реконструкцией, а так же в части уплаченных процентов по заемной кредитной линии на реконструкцию в размере 556138 руб. 73 коп.

Решением № 223 от 14 марта 2016 г. заместителя руководителя УФНС России по Волгоградской области апелляционная жалоба Бухтояровой Л.В. оставлена без удовлетворения.

Бухтоярова Л.В. полагает вынесенные решения незаконными.

В частности, при рассмотрении её апелляционной жалобы заместителем руководителя УФНС России по Волгоградской области ни один из доводов жалобы без какой-либо мотивировки по существу во внимание не принимался. Фактически, Управление ограничилось переписыванием первоначального решения, не обращая внимания на несоответствия Закону.

Бухтоярова Л.В. указывала, что на основании разрешения на строительство от ДД.ММ.ГГГГ№ .... объект недвижимости по адресу .... был реконструирован в жилой 12-ти квартирный жилой дом. В связи с этим ею были произведены расходы на его реконструкцию в 2012 и 2013 годах. Так как объект недвижимости продавался после проведения реконструкции, то продажа происходила исходя из площадей квартир.

При определении дохода от продажи имущества в 2014 году в состав имущественного налогового вычета были включены документально подтвержденные расходы, произведенные за период 2012-2013 г.г., заявленные в декларации по форме 3-НДФЛ за 2013 год: на реконструкцию объекта недвижимости по адресу: ....; на погашение процентов по целевому займу, который использовался на покупку и реконструкцию указанного объекта недвижимости.

В представленной налоговой декларации по налогу на доходы физических лиц за 2013 год в состав имущественного налогового вычета ею была включена частичная сумма заявленных документально подтвержденных расходов: на реконструкцию объекта недвижимости по адресу: .... и на погашение процентов по целевому займу, который использовался на покупку и реконструкцию указанного объекта недвижимости.

При этом, частичная сумма расходов определялась исходя из проданной площади объекта недвижимости в 2013 году. Для определения суммы расходов, которая была включена в состав имущественного налогового вычета при определении дохода от продажи квартиры за номером № .... общей площадью <данные изъяты> кв. м., рассчитывался коэффициент определения суммы расходов исходя из площадей квартир, присвоенных на основании Постановления Администрации городского округа - город Камышин.

Таким образом, при определении дохода от продажи имущества в 2014 год в состав имущественного налогового вычета были включены документально подтвержденные расходы, которые уже были задекларированы в 2013 году.

Состав имущественного налогового вычета был заявлен в полном объеме по объекту недвижимости по адресу: ........ до вступления в силу закона от 23.07.2013 № 212-ФЗ «О внесении изменения в статью 220 части второй Налогового кодекса Российской Федерации».

Расходы на реконструкцию объекта в 2014 году не производились, соответственно, не увеличили ранее заявленную сумму имущественного налогового вычета.

При вынесении решения Межрайонной ИФНС не учтено, что пунктом 2 ст. 2 Федерального закона № 212-ФЗ «О внесении изменения в статью 220 части второй Налогового кодекса Российской Федерации» установлено, что положения ст. 220 НК РФ применяются к правоотношениям по предоставлению имущественного налогового вычета, возникшим после дня вступления в силу указанного Федерального закона.

Как указала Бухтоярова Л.В., все понесенные ею на реконструкцию расходы произведены до вступления данного Федерального закона в силу. Следовательно, право на возмещение данных расходов возникло у неё в 2013 г. Более того, частично данные расходы были задекларированы также в 2013 г. и был получен частичный налоговый вычет. Таким образом, правоотношения по предоставлению имущественного налогового вычета возникли до дня вступления в силу Федерального закона.

Продажа квартир по адресу: ........ кв-ры № .... в 2014 г. в данном случае никакого значения не имеет, т.к. к вычету предъявляется не доходная, а расходная часть.

Бухтоярова Л.В. отметила, что налоговым органом признана правомерность получения имущественного налогового вычета в соответствии с п.п. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ в размере расходов произведенных на приобретение нежилого помещения и земельного участка, а так же части суммы уплаченных процентов по открытой заемной линии на средства, израсходованные на приобретение не жилого помещения и земельного участка пропорционально на каждую квартиру исходя из площади каждой квартиры. Между тем, данные расходы предъявлялись к вычету также после продажи квартир в 2014 г.

Кроме того, Бухтоярова Л.В. полагает вывод налогового органа о нахождении квартир в её собственности менее трех лет не состоятельным. Бухтояровой Л.В. сделан запрос в Федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии по Волгоградской области в Межмуниципальный отдел по городу Камышину, Камышинскому и Ольховскому районам о предоставлении разъяснений нахождения в ее собственности объекта по адресу: Россия, ...., учитывая его реконструкцию и перевод нежилого в жилое имущество. Согласно представленным разъяснениям моментом возникновения права собственности у Бухтояровой Л.В. на выше указанный объект недвижимости является не дата получения новых свидетельств о праве собственности на многоквартирный жилой дом в связи с осуществлением реконструкции объекта, перевода из нежилого в жилое, а момент первоначальной государственной регистрации права собственности. Данные разъяснения четко определяют, что с ликвидацией в ЕГРП объекта недвижимости создается новый объект недвижимости в ЕГРП вместо ликвидированного объекта, то есть объект не отчуждался и собственник не менялся. Поскольку квартиры ею отчуждались не сразу, а постепенно, то квартиры за номерами № .... находились более трех лет в собственности с 03 ноября 2011 по 18 декабря 2014, то есть с государственной регистрации права на нежилое здание.

Учитывая, что здание (строение), в целом, по адресу: .... находилось в собственности Бухтояровой Л.В. более трех лет, полученный доход от его продажи налогообложению не подлежит. Соответственно, решение налогового органа о доначислении налога на доходы физических лиц за 2014 года от продажи вышеуказанных квартир является незаконным.

Из анализа действующего законодательства Бухтоярова Л.В. делает вывод о том, что факт регистрации ею объектов недвижимости, возникших после реконструкции, не влечет прекращения ее права собственности на спорное имущество, являющееся единым объектом и лишь разделенным на части, право собственности на которое зарегистрировано в установленном законом порядке в 2011 году, следовательно, налог на доходы физических лиц при продаже реконструированных квартир подлежит исчислению с учетом первоначальной регистрации права собственности на здание.

Кроме того, в Налоговом кодексе Российской Федерации отсутствуют положения, регламентирующие порядок предоставления имущественного налогового вычета при продаже реконструированных домов по частям, при этом пунктом 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов).

С приведенными в оспариваемом решении Инспекции ссылками на письма УФНС России по г. Москве, позициями ВАС РФ административный истец не согласна, поскольку считает их не применимыми в возникшей ситуации. В свою очередь в подтверждение её позиции имеется ряд писем ФНС России, в том числе от 11.12.2012 N ЕД-4-3/21023@ "По вопросу обложения налогом на доходы физических лиц доходов от продажи квартиры, находившейся в собственности более трех лет, в которой была произведена перепланировка и получено новое свидетельство о праве". Однако указанные разъяснения Инспекцией во внимание не приняты.

Также налоговый орган в решении незаконно ссылается на ликвидацию в ЕГРП трехэтажного многоквартирного жилого дома, общей площадью <данные изъяты> кв.м. и создание в ЕГРП вместо ликвидированного новые объекты недвижимости - <данные изъяты> квартир в трехэтажном многоквартирном жилом доме, на которые были зарегистрированы права собственности. Согласно действующего законодательства в ЕГРП никаких объектов недвижимости не ликвидируется, и не создается. В реестр лишь вносятся новые записи и исключаются старые. В данном случае трехэтажный дом как находился в собственности Бухтояровой, так собственника и не менял. Были лишь внесены записи о разделе данного дома на квартиры.

Таким образом, инспекцией не правомерно сделан вывод о том, что при получении дохода от продажи объекта недвижимости после его реконструкции физическое лицо вправе получить имущественный вычет с учетом срока нахождения в собственности имущества с момента государственной регистрации права на объект, осуществленной после его реконструкции, то есть с момента государственной регистрации права на квартиры - с 05 июня 2013 г.

Более того, административный истец указала на нарушение Управлением ФНС России по Волгоградской области сроков рассмотрения апелляционной жалобы, поскольку апелляционная жалоба на решение Инспекции подана ею 07 декабря 2015 г., а решение по апелляционной жалобе принято 14 марта 2016 г. Нарушение вышестоящим налоговым органом установленного ч. 6 ст. 140 НК РФ срока рассмотрения апелляционной жалобы влечет незаконность принятого по жалобе решения.

Ссылаясь на приведенные в тексте административного иска нормы налогового и гражданского законодательства и изложенные обстоятельства, административный истец просит суд признать незаконными и отменить: решение Межрайонной ИФНС России № 3 по Волгоградской области от 04.12.2015 г. № 10-13/13555 о привлечении Бухтояровой Ларисы Викторовны к ответственности за совершение налогового правонарушения; решение Управления ФНС Российской Федерации по Волгоградской области от 13.03.2016 г. № 223 по результатам рассмотрения апелляционной жалобы Бухтояровой Ларисы Викторовны от 07.12.2015 г. на решение Межрайонной ИФНС России № 3 по Волгоградской области от 04.12.2015 г. № 10-13/13555 о привлечении Бухтояровой Ларисы Викторовны к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Надлежащим образом извещенная о времени и месте рассмотрения дела административный истец Бухтоярова Л.В., в судебное заседание не явилась, обеспечив явку в суд своего представителя Холод А.Ю.

В судебном заседании представитель административного истца Холод А.Ю. поддержал требования по доводам административного иска. Просил суд учесть, что, привлекая Бухтоярову Л.В. к налоговой ответственности по ст. 122 НК РФ, Межрайонной ИФНС России № 3 по Волгоградской области не доказал вину налогоплательщика, которая является обязательным элементом состава налогового правонарушения. Анализ имеющихся в открытом доступе разъяснений Министерства финансов РФ по схожему вопросу позволял Бухтояровой Л.В. быть уверенной в своей правовой позиции, соответственно, умысла на совершение налогового правонарушения у неё не было. Руководствуясь содержанием официальных писем ведомства, Бухтоярова Л.В. считает, что владела спорными объектами недвижимого имущества более трех лет, следовательно она действовала добросовестно. Инспекцией не представлены доказательства, свидетельствующие об умышленном характере действий административного истца. Согласно сложившейся судебной практики сам себе факт неуплаты налога в установленный срок не является достаточным условием для применения ответственности по ст. 122 НК РФ, если налоговый орган не доказал вину налогоплательщика.

Представитель административного ответчика Межрайонной ИФНС России № 3 по Волгоградской области Никулина А.А. с требованиями административного иска не согласилась, просила суд в их удовлетворении отказать по основаниям, изложенным в письменных возражениях на административный иск (л.д. 61-63). Отметила, что налоговым органом детально исследована сложившаяся ситуация, проведена камеральная проверка, изучены все доводы и возражения Бухтояровой Л.В. В оспариваемом решении нашли отражение проведенные мероприятия налогового контроля, подтверждающие факт совершения административным истцом нарушения норм действующего законодательства о налогах и сборах. Указала, что представленные в ходе судебного разбирательства документы позволяют сделать вывод о том, что срок рассмотрения апелляционной жалобы Управлением ФНС не пропущен.

Административный ответчик Управление ФНС России по Волгоградской области, извещенный о времени и месте рассмотрения данного административного дела, в судебное заседание своего представителя не направил, возражений по сути заявленных требований не представил.

При таких обстоятельствах суд, располагая сведениями о надлежащем извещении, не признав явку административного истца и представителя УФНС России по Волгоградской области обязательной, в отсутствие возражении со стороны лиц, участвующих в деле, руководствуясь ст. ст. 150, 226 КАС РФ, определил рассмотреть дело в их отсутствие.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В силу ч. 1 ст. 4 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации каждому заинтересованному лицу гарантируется право на обращение в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, в том числе в случае, если, по мнению этого лица, созданы препятствия к осуществлению его прав, свобод и реализации законных интересов либо на него незаконно возложена какая-либо обязанность.

По смыслу ч. 1 ст. 218 КАС РФ гражданин может обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

Как следует из ч. 8 ст. 226 КАС РФ, при рассмотрении административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суд проверяет законность решения, действия (бездействия) в части, которая оспаривается, и в отношении лица, которое является административным истцом, или лиц, в защиту прав, свобод и законных интересов которых подано соответствующее административное исковое заявление. При проверке законности этих решения, действия (бездействия) суд не связан основаниями и доводами, содержащимися в административном исковом заявлении о признании незаконными решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, и выясняет обстоятельства, указанные в частях 9 и 10 настоящей статьи, в полном объеме.

Если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, при рассмотрении административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суд выясняет:

1) нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в защиту прав, свобод и законных интересов которых подано соответствующее административное исковое заявление;

2) соблюдены ли сроки обращения в суд;

3) соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих:

а) полномочия органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, на принятие оспариваемого решения, совершение оспариваемого действия (бездействия);

б) порядок принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия) в случае, если такой порядок установлен;

в) основания для принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия), если такие основания предусмотрены нормативными правовыми актами;

4) соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного оспариваемого действия (бездействия) нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения (ч. 9 ст. 226 КАС РФ).

В силу ч. 11 ст. 226 КАС РФ обязанность доказывания обстоятельств, указанных в пунктах 1 и 2 части 9 настоящей статьи, возлагается на лицо, обратившееся в суд, а обстоятельств, указанных в пунктах 3 и 4 части 9 и в части 10 настоящей статьи, - на орган, организацию, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемые решения либо совершившие оспариваемые действия (бездействие).

В соответствии с ч. 1 ст. 19 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщиками среди прочих признаются физические лица, на которых в соответствии с настоящим кодексом возложена обязанность уплачивать налоги.

На основании пп. 1, 3 п. 1 ст. 23 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги и вести в установленном порядке учет своих доходов (расходов) и объектов налогообложения, если такая обязанность предусмотрена законодательством о налогах и сборах.

В соответствии с пунктом 1 статьи 207 Налогового кодекса Российской Федерации плательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации и не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Согласно подпункту 5 пункта 1 статьи 208 Налогового кодекса Российской Федерации к доходам от источников в Российской Федерации относятся, в частности, доходы от реализации имущества, находящегося в Российской Федерации и принадлежащего физическому лицу.

Как следует из ст. 209 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения НДФЛ признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации.

Пунктом 17.1 статьи 217 НК РФ предусмотрено, что не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) доходы, получаемые физическими лицами, являющимися налоговыми резидентами Российской Федерации, за соответствующий налоговый период от продажи жилых домов, квартир, комнат, включая приватизированные жилые помещения, дач, садовых домиков или земельных участков и долей в указанном имуществе, находившихся в собственности налогоплательщика три года и более, а также при продаже иного имущества, находившегося в собственности налогоплательщика три года и более.

Налоговым периодом по налогу на доходы физических лиц признается календарный год (ст. 216 НК РФ).

В соответствии с п. 3 ст. 228 и п. 1 ст. 229 Налогового кодекса РФ налоговая декларация по налогу на доходы физических лиц представляется не позднее 30 апреля, следующего за истекшим налоговым периодом.

При определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 Налогового кодекса Российской Федерации (пункт 1 статьи 210 НК РФ).

Для доходов, в отношении которых пунктом 1 статьи 224 НК РФ установлена налоговая ставка 13 процентов (включая доходы, полученные от продажи имущества), налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных, в частности, статьей 220 Кодекса (пункт 3 ст. 210 НК РФ).

В силу пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия), влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

Статей 75 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что пеней признается установленная настоящей статьей денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.

При рассмотрении дела судом установлено, что по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ Бухтояровой Л.В. были приобретены в собственность нежилое здание площадью <данные изъяты> кв.м. (кадастровый № ....) и земельный участок площадью <данные изъяты> кв.м., расположенные по адресу: .... (л.д. 174-175). Переход права собственности на указанные объекты недвижимого имущества зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним ДД.ММ.ГГГГ, о чем выдано свидетельство (л.д. 143).

На основании разрешения на строительство от ДД.ММ.ГГГГ№ .... трехэтажное нежилое здание по .... в .... реконструировано под <данные изъяты>-ти квартирный жилой дом (л.д. 139).

На основании разрешения № № .... от ДД.ММ.ГГГГ объект введен в эксплуатацию (л.д. 145-146).

ДД.ММ.ГГГГ в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним сделана запись о регистрации многоквартирного жилого дома, площадью <данные изъяты> кв.м., с присвоением кадастрового номера № .... (л.д. 147).

ДД.ММ.ГГГГ на основании постановления администрации городского округа – город Камышин № ....-п многоквартирному жилому дому, общей площадью <данные изъяты> кв.м. присвоен адрес: ..... Находящимся в нем <данные изъяты> квартирам также присвоены адреса (л.д. 148-149).

ДД.ММ.ГГГГ на основании постановления администрации городского округа – город Камышин № ....-п в вышеуказанное постановление внесены изменения в части, «....» заменено на «....» (л.д. 150).

ДД.ММ.ГГГГФИО2 в Межрайонную ИФНС России № 3 по Волгоградской области представлена первичная налоговая декларация по НДФЛ за 2014 год в связи с исполнением предусмотренной пп. 2 п. 1 ст. 228 НК РФ обязанности по декларированию полученных в 2014 году доходов от продажи недвижимого имущества, находившегося в собственности менее трех лет, а именно: 1) <данные изъяты> квартир, расположенных в ....: .... - в размере 1989000 рублей; .... - в размере 2125000 рублей; .... - в размере 1720000 рублей; .... - в размере 2850000 рублей; .... - в размере 1495000 рублей; .... - в размере 1575000 рублей; а также 2) <данные изъяты> доли (<данные изъяты> договоров купли-продажи по <данные изъяты> доли каждый) на земельный участок, положенный по адресу: Волгоградская область, г...., в размере 451000 рублей.

В первичной налоговой декларации по НДФЛ за 2014 год Бухтояровой Л.В. заявлен имущественный налоговый вычет, предусмотренный пп. 1 п. 2 ст. 220 НК РФ, в размере 1000000 руб. в связи с продажей ...., расположенной по адресу: ...., а также налоговый вычет, предусмотренный пп. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ, в сумме документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением имущества, в размере 4724103,18 руб. по квартирам, расположенным по адресам: ...., кв. № .... и <данные изъяты> доли на земельный участок по адресу: .....

Вместе с первичной налоговой декларацией по НДФЛ за 2014 год Бухтояровой Л.В. поданы пояснения, из которых следует, что в 2014 году налогоплательщиком представлена налоговая декларация по НДФЛ за 2013 год и документы, подтверждающие расходы на реконструкцию объекта недвижимости, расположенного по адресу: ..... Указанные расходы включали в себя, в частности, затраты на приобретение строительных, отделочных материалов, транспортировку данных материалов, подключение объекта недвижимости к водо-, газо- и электроснабжению, создание проектной документации, расходы на внутреннее газоснабжение, уплату процентов по открытой кредитной линии на приобретение и реконструкцию здания и земельного участка, а также на покупку нежилого здания. При этом Бухтоярова Л.В. указала на то, что .... по адресу: .... находились в её собственности более трех лет (по факту оплаты с 03.11.2011 по 18.12.2014), и поэтому стоимость данных квартир, реализованных в 2014 году, не включена ею в общую сумму задекларированного в 2014 году дохода.

Согласно сведениям, отраженным в первичной налоговой декларации по НДФЛ за 2014 год, сумма налога, подлежащего уплате в бюджет, составила 842517 рублей.

29 июня 2015 года Бухтояровой Л.В. в Инспекцию представленная уточненная налоговая декларация по НДФЛ за 2014 год с отражением суммы дохода, указанного в первичной налоговой декларации, с уменьшением размера имущественного налогового вычета, предусмотренного пп. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ, в размере документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением имущества, на 14490,74 рубля.

Согласно сведениям, отраженным в уточненной налоговой декларации по НДФЛ за 2014 год, сумма налога, подлежащего уплате в бюджет, составила 844400 руб. (увеличена на 1883 рубля).

Руководствуясь положениями ст. 88 НК РФ, Инспекцией проведена камеральная налоговая проверка данных деклараций, в ходе которой налоговым органом сделан вывод о неправомерно заявленном имущественном налоговым вычете, предусмотренном пп. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ, в сумме фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением имущества, а именно, в части расходов на приобретение строительных, отделочных материалов, по транспортировке данных материалов, подключению недвижимого имущества к водо-, газо- и электроснабжению, созданию проектной документации и внутреннему газоснабжению.

Наряду с этим, установлено, что налогоплательщиком не отражен доход в размере 10954000 руб., полученный от продажи квартир № ...., № .... расположенных по адресам: ...., находившихся в собственности Бухтояровой Л.В. менее трех лет.

По итогам проведенной камеральной налоговой проверки уточненной налоговой декларации по НДФЛ за 2014 год Инспекцией составлен акт от 12.10.2015 № 10-13/38129.

04 декабря 2015 г. в соответствии с п. 7 ст. 101 НК РФ Инспекцией было вынесено решение № 10-13/13555 о привлечении Бухтояровой Л.В. к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату налога на доходы физических лиц за 2014 год в результате занижения налоговой базы в виде штрафа в размере 258669,40 руб. Налогоплательщику дополнительно доначислен НДФЛ в размере 1293347 руб., а также исчислена пеня в сумме 50505,20 руб. (л.д. 80-91).

Апелляционная жалоба Бухтояровой Л.В. на указанное решение была рассмотрена Управлением ФНС России по Волгоградской области 14 марта 2016 года, о чем принято решение № 223, которым жалоба оставлена без удовлетворения (л.д. 68-71).

При этом доводы административного истца о нарушении срока рассмотрения апелляционной жалобы вышестоящим налоговым органом в ходе судебного разбирательства не подтвердились.

В соответствии со ст. 139 НК РФ апелляционная жалоба на решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения подается через вынесший соответствующее решение налоговый орган. Налоговый орган, решение которого обжалуется, обязан в течение трех дней со дня поступления такой жалобы направить ее со всеми материалами в вышестоящий налоговый орган. На основании ст. 140 НК РФ решение по жалобе (апелляционной жалобе) на решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, вынесенное в порядке статьи 101 НК РФ, принимается вышестоящим налоговым органом в течение одного месяца со дня получения жалобы (апелляционной жалобы). Указанный срок может быть продлен руководителем (заместителем руководителя) налогового органа для получения от нижестоящих налоговых органов документов (информации), необходимых для рассмотрения жалобы (апелляционной жалобы), или при представлении лицом, подавшим жалобу (апелляционную жалобу), дополнительных документов, но не более чем на один месяц.

Их материалов дела следует, что апелляционная жалоба административного истца в Межрайонную ИФНС России № 3 по Волгоградской области поступила 11 января 2016 г. (входящий номер и дата на л.д. 73). 14 января 2016 г. жалобы передана в Управление ФНС по Волгоградской области. Решением Управления от 15 февраля 2016 г. (понедельник) № 134 срок рассмотрения материалов апелляционной жалобы продлен на один месяц (л.д. 72). Таким образом, обжалуемое решение по апелляционной жалобе Бухтояровой Л.В. вынесено 14 марта 2016 г. в установленный законом срок.

В соответствии со ст. 101 НК РФ, по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

Проанализировав материалы налоговой проверки и фактические обстоятельства дела, суд не усматривает оснований не согласиться с принятыми административными ответчиками решениями, поскольку они соответствуют требованиям закона. При их принятии налоговый орган не ограничился формальными признаками, а исследовал совокупность собранных в ходе проверки доказательств и доводов налогоплательщика.

Так, из приобщенной к делу копии материалов камеральной проверки (л.д. 68-213) усматривается, что налоговым органом изучались декларации по налогу на доходы физических лиц, а также представленные налогоплательщиком документы, анализировались его объяснения.

Бухтояровой Л.В. заявлен имущественный налоговый вычет в соответствии с п.п. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ в сумме фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением этого имущества, а именно расходы на приобретение строительных, отделочных материалов, расходы по транспортировке данных материалов, расходы по подключению к водо-, газо- и электроснабжению, расходы по созданию проектной документации, расходы по внутреннему газоснабжению.

В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ при определении налоговой базы в соответствии с п. 3 ст. 210 НК РФ налогоплательщик имеет право на получение имущественного налогового вычета при продаже имущества, а также доли (долей) в нем.

Подпунктом 1 п. 2 ст. 220 НК РФ имущественный налоговый вычет, предусмотренный пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ, предоставляется в размере доходов, полученных налогоплательщиком в налоговом периоде от продажи жилых домов, квартир, комнат, включая приватизированные жилые помещения, дач, садовых домиков или земельных участков и долей в указанном имуществе, находившихся в собственности налогоплательщика менее трех лет, но не превышающих в целом 1000000 рублей.

Вместо получения имущественного налогового вычета, в соответствии с указанным подпунктом, налогоплательщик вправе уменьшить сумму своих облагаемых налогом доходов на сумму фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением этого имущества.

Возможность включения в состав фактически произведенных налогоплательщиком расходов, связанных с приобретением квартиры при её продаже иных расходов, в том числе, сопутствующих использованию данного имущества налогоплательщиком для своих личных целей (расходов на перепланировку квартиры, её ремонт, иных затрат на улучшение потребительских качеств имущества), нормами Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрена.

В приведенной редакции подп. 1 п. 1 и подп. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ действуют, начиная с 01 января 2014 г. в редакции Федерального закона от 23.07.2013 № 212-ФЗ «О внесении изменения в статью 220 части второй Налогового кодекса Российской Федерации». В силу п. 2 ст. 2 указанного Закона положения статьи 220 части второй Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции данного Федерального закона) применяются к правоотношениям по предоставлению имущественного налогового вычета, возникшим после дня вступления в силу данного Федерального закона.

Прежние положения ст. 220 НК РФ, а именно абз. 2 подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ позволяли уменьшать налогооблагаемый доход на расходы, связанные с получением дохода от реализации имущества. К ним, помимо затрат, понесенных при приобретении имущества, могли относиться, в частности, расходы на улучшение потребительских качеств имущества и затраты, связанные с продажей имущества.

Редакция статьи 220 НК РФ, действующая с 01 января 2014 г., не содержит данных положений. Соответственно, с 01 января 2014 года такие затраты не уменьшают суму дохода, полученного от реализации имущества.

По пункту 7 ст. 220 НК РФ (в старой и новой редакции), имущественные налоговые вычеты предоставляются при подаче налогоплательщиком налоговой декларации в налоговые органы по окончании налогового периода.

Учитывая, что доходы от продажи недвижимого имущества получены Бухтояровой Л.В. в 2014 году, то есть после вступления в силу изменений в ст. 220 НК РФ, то и при определении размера имущественного налогового вычета по НДФЛ, предусмотренного подп. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ, в сумме фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением этого имущества, следует применять новые, действующие с 01 января 2014 года правила.

При таких обстоятельствах, выводы Межрайонной ИФНС, поддержанные вышестоящим налоговым органом, о неправомерном включении Бухтояровой Л.В. в 2014 году в состав налогового вычета, предусмотренного пп. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ, расходов, связанных с реконструкцией недвижимого имущества, а именно, расходов на приобретение отделочных материалов, по транспортировке данных материалов, подключению к водо-, газо- и электроснабжению, созданию проектной документации, расходов по внутреннему газоснабжению, а также затрат по уплате процентов по заемной кредитной линии на реконструкцию объекта недвижимости на общую сумму 1556138,73 руб., основаны на законе и подробно мотивированы в оспариваемых решениях.

При этом расходы налогоплательщика на погашение процентов по целевым займам (кредитам), фактически израсходованным им на приобретение жилья, учтены налоговым органом в составе расходов, связанных с приобретением этого имущества и уменьшающих налоговую базу по НДФЛ на основании пп. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ.

Относительно исчисления налоговым органом срока нахождения в собственности Бухтояровой Л.В. квартир № ...., расположенных по адресу: ...., и реализованных в 2014 году, суд отмечает, что доходы от продажи имущества, находившегося в собственности налогоплательщика три года и более, относятся к не подлежащим налогообложению (освобожденным от налогообложения). При этом определяющее значение для освобождения доходов от продажи имущества от налогообложения налогом на доходы физических лиц имеет именно срок нахождения реализованного имущества в собственности налогоплательщика.

Принимая оспариваемое решение, налоговый орган исходил из того, что срок нахождения в собственности недвижимого имущества, от продажи которого налогоплательщиком получен подлежащий налогообложению доход, менее трех лет. В связи с чем, налогоплательщиком не исполнена обязанность по исчислению и уплате НДФЛ за 2014 год, предусмотренная пп. 2 п. 1 ст. 228 НК РФ.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 2 ноября 2006 года № 444-О, реализация предусмотренных подпунктом 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации общих правил применения имущественного налогового вычета при определении налоговой базы (в части определения периода, в течение которого отчужденное налогоплательщиком имущество находилось в его собственности) в системе действующего правового регулирования предполагает учет предусмотренных законодательством (Гражданским кодексом Российской Федерации и др.) правоустанавливающих обстоятельств, в частности относительно определения основания и момента возникновения права собственности на соответствующее имущество налогоплательщика.

Поскольку возникновению налоговых обязательств граждан предшествует, как правило, вступление лица в гражданские правоотношения, на которых налоговые обязательства основаны либо с которыми они тесно связаны, и порядок исчисления сроков нахождения в собственности налогоплательщиков имущества Налоговым кодексом Российской Федерации не установлен, при предоставлении налогоплательщику права на имущественный налоговый вычет наряду с нормами Налогового кодекса Российской Федерации применяются и нормы иной отраслевой принадлежности.

Частями 1 и 2 статьи 15 Жилищного кодекса Российской Федерации установлено, что объектами жилищных прав являются жилые помещения - изолированные помещения, которые являются недвижимым имуществом и пригодны для постоянного проживания граждан (отвечают установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства).

На основании статьи 16 данного Кодекса к жилым помещениям относятся: жилой дом, часть жилого дома, квартира, часть квартиры, комната. Квартирой признается структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении.

В соответствии с п. 1 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.

В силу пункта 2 статьи 8 Гражданского кодекса РФ права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом.

Согласно ст. 219 ГК РФ, право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Пунктом 1 статьи 17 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» определено, что основаниями для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним являются, в том числе акты, изданные органами государственной власти или органами местного самоуправления, договоры и другие сделки в отношении недвижимого имущества.

При этом пунктом 1 статьи 2 указанного Федерального закона установлено, что государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

Пунктом 9 статьи 12 Федерального закона № 122-ФЗ также установлено, что в случае раздела, выдела доли в натуре или других соответствующих законодательству Российской Федерации действий с объектами недвижимого имущества записи об объектах, образованных в результате этих действий, вносятся в новые разделы Единого государственного реестра прав и открываются новые дела правоустанавливающих документов с новыми кадастровыми номерами.

С учетом изложенного, суд делает вывод о том, что срок нахождения недвижимости в собственности налогоплательщика начинает исчисляться:

- для приобретаемого по договору имущества - с даты регистрации перехода права собственности на объект недвижимости, которая подтверждается по выбору правообладателя свидетельством о регистрации права или выпиской из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ст. ст. 131, 223 ГК РФ, п. 1 ст. 14 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним");

- для вновь создаваемого имущества - с даты государственной регистрации права собственности на объект недвижимости, которая подтверждается по выбору правообладателя свидетельством о регистрации права или выпиской из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ст. ст. 131, 219 ГК РФ, п. 1 ст. 14 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним").

Согласно письму Межмуниципального отдела по городу Камышину, Камышинскому и Ольховскому района Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Волгоградской области от 05 августа 2015 года № 29-777, направленному в ответ на запрос Бухтояровой Л.В, 11 декабря 2012 г. на основании разрешения на ввод объекта в эксплуатацию от ДД.ММ.ГГГГ№ .... нежилое трехэтажное здание общей площадью <данные изъяты> кв.м. ликвидировано и создан новый объект недвижимости – трехэтажный многоквартирный жилой дом общей площадью <данные изъяты> кв.м., расположенный по адресу: ..... ДД.ММ.ГГГГ право собственности на трехэтажный многоквартирный жилой дом общей площадью <данные изъяты> кв.м. прекращено, а вместо него на основании постановления администрации городского округа – .... от ДД.ММ.ГГГГ№ ....-п «О присвоении адреса объектам недвижимости» зарегистрированы новые объекты недвижимости – <данные изъяты> квартир в трехэтажном многоквартирном жилом доме. При этом жилому дому, расположенному по адресу: ...., присвоен литер ...., а расположенным в указанном жилом доме квартирам присвоены номера с 1 по <данные изъяты> и установлены площади. В дальнейшем на основании постановления администрации городского округа – .... от ДД.ММ.ГГГГ№ ....-п в постановление администрации от ДД.ММ.ГГГГ№ ....-п были внесены изменения в части замены адреса жилого дома с «<данные изъяты>» на «<данные изъяты>». Данный ответ подготовлен на основании сведений, содержащихся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (л.д. 131-132).

Таким образом, спорные квартиры образованы путем перевода нежилого помещения в жилое с последующей реконструкцией (то есть с изменением функционального назначения), право собственности на которые зарегистрировано в установленном законом порядке ДД.ММ.ГГГГ с присвоением кадастровых номеров.

Оценив установленные обстоятельства, суд приходит к выводу о том, что налоговым органом сделан правильный вывод о моменте возникновения права собственности Бухтояровой Л.В. на указанные объекты недвижимости - с момента регистрации соответствующих прав на квартиры, то есть с 05 июня 2013 года.

В этой связи суд не находит оснований для признания незаконным решения налогового органа о доначислении НДФЛ на доход от продажи квартир № ...., № .... по адресу: ...., находившихся в собственности административного истца менее трех лет (пункт 17.1 статьи 217 Налогового кодекса РФ).

Поскольку сумма налога на доходы физических лиц, подлежащая уплате в бюджет на основании камеральной проверки составляет 2137747 руб., срок уплаты налога за 2014 год – 15 июля 2015 года, а обязанность по уплате налога Бухтояровой Л.В. исполнена частично в размере 844400 руб., суд признает правомерным также начисление налоговым органом штрафа, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 НК РФ и пени в соответствии со статьей 75 НК РФ.

Доводы административного истца, основанные на положениях статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 12 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» о том, что факт регистрации объектов недвижимости, возникших после реконструкции, не влечет прекращения права собственности на спорное имущество, являющееся единым объектом и лишь разделенным впоследствии на части, право собственности на которое зарегистрировано в установленном законом порядке ещё в 2011 году, в рассматриваемом случае основаны на неверном толковании норм материального права.

Поскольку изначально квартиры как самостоятельные объекты налогоплательщиком не приобретались, оснований полагать, что право собственности на них возникло у Бухтояровой Л.В. до регистрации права собственности, то есть в момент приобретения нежилого здания в 2011 году, у суда не имеется.

Утверждение Бухтояровой Л.В. о том, что ДД.ММ.ГГГГ в ЕГРП внесены лишь записи о разделе дома на квартиры, а сам трехэтажный дом, как находился в её собственности, так собственника и не менял необоснованно, поскольку в соответствии с пунктом 17 Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденных постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ№ ...., при прекращении права, ограничения (обременения) права, сделки, соответствующая запись ЕГРП погашается, что в данном случае имеет место.

При таком положении, суд не усматривает оснований для признания незаконными оспариваемые решения налоговых органов.

Отклоняя доводы административного истца о том, что её виновность в совершении налогового правонарушения налоговым органом при проведении проверки не доказана, суд приходит к следующему.

Порядок и условия привлечения налогоплательщиков к налоговой ответственности, самостоятельной и не сопряженной с другими видами ответственности, определены в главе 15 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 106 Налогового кодекса Российской Федерации налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность.

Статьей 110 Налогового кодекса Российской Федерации при этом закреплено, что вина в совершении налогового правонарушения может быть как умышленной, так и неосторожной.

Факты неправомерного заявления Бухтояровой Л.В. имущественного налогового вычета при продаже имущества по расходам, связанным с его приобретением произошли после вступления в силу Федерального закона от 23.07.2013 № 212-ФЗ, который четко определяет дату начала действия и сферу его распространения. Не отражение в декларации дохода, полученного от продажи квартир, находившихся в собственности менее трех лет, повлекшее не полную уплату сумм налогов, непредставления в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации подтверждены указанными выше материалами дела. Таким образом, основания для привлечения Бухтояровой Л.В. к налоговой ответственности имеются.

Порядок привлечения к налоговой ответственности, установленный ст. 101 НК РФ, был соблюден, нарушения существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки судебной коллегией не установлено. Бухтояровой Л.В. обеспечена возможность дать объяснения, она заявляла свои доводы и возражения, которые были рассмотрены налоговым органом и подробно мотивированы в решении. Нарушений, которые привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения не установлено.

Согласно пп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ, обстоятельством, исключающим вину лица в совершении налогового правонарушения, признается выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений о порядке, исчислении, уплате налога (сбора) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти в пределах его компетенции.

Положение настоящего подпункта не применяется в случае, если указанные письменные разъяснения основаны на неполной или недостоверной информации, представленной налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом).

Между тем, письма Министерства финансов РФ от 16.04.2-013 г. № 03-04-05/12760, от 28.10.2013 г. № 03-04-05/45695, на которые ссылается административный истец нельзя признать надлежащим письменным разъяснением по вопросам применения законодательства о налогах и сборах, дающего право на применение пп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ, поскольку они не адресованы Бухтояровой Л.В. и в них даны ответы на вопросы не по аналогичной ситуации.

Предусмотренных ст. 112 НК РФ обстоятельств, смягчающих ответственность Бухтояровой Л.В. за совершение налогового правонарушения, позволяющих уменьшить размер штрафа материалы дела не содержат.

Из статьи 89 Кодекса административного судопроизводства РФ следует, что меры предварительной защиты по административному иску могут быть отменены судом по своей инициативе либо по заявлению лиц, участвующих в деле. В случае отказа в удовлетворении административного иска принятые меры предварительной защиты по нему сохраняются до вступления в законную силу решения суда. Однако суд одновременно с принятием такого решения или после этого может вынести определение об отмене мер предварительной защиты по административному иску.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 175-180, 227 КАС РФ, суд

Р Е Ш И Л :

В удовлетворении требований административного искового заявления Бухтояровой Ларисы Викторовны к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Волгоградской области о признании незаконным и подлежащим отмене решения № 10-13/13555 от 04 декабря 2015 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, - отказать.

В удовлетворении требований административного искового заявления Бухтояровой Ларисы Викторовны к Управлению Федеральной налоговой службы по Волгоградской области о признании незаконным и подлежащим отмене решения № 223 от 14 марта 2016 года по результатам рассмотрения апелляционной жалобы на решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Волгоградской области № 10-13/13555 от 04 декабря 2015 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, - отказать.

Принятые определением судьи Камышинского городского суда Волгоградской области от 12 апреля 2016 г. меры предварительной защиты по административному делу в виде приостановления действия решений Межрайонной ИФНС России № 3 по Волгоградской области № 10-13/13555 от 04 декабря 2015 года и Управления ФНС по Волгоградской области № 223 от 14 марта 2016 года после вступления решения суда в законную силу – отменить.

Решение может быть обжаловано в Волгоградский областной суд через Камышинский городской суд Волгоградской области в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий: подпись Раптанова М.А.