НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Братского районного суда (Иркутская область) от 10.10.2019 № 2-667/19

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

10 октября 2019 года г. Братск

Братский районный суд Иркутской области в составе председательствующего судьи Ларичевой И.В., при секретаре Бурда Н.Н., с участием помощника прокурора Братского района Иркутской области Петакчян А.Г., представителя истца Евсеенко Ю.А. - Черновой Л.И., действующей на основании доверенности, представителя ответчика ООО «Надежда» - Иванюги Е.Н., действующего на основании доверенности, представителя третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Государственного учреждения - Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации - Удот С.С., действующей на основании доверенности, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело *** по иску Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда», третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, Государственное учреждение - Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации, об установлении факта несчастного случая на производстве, взыскании утраченного заработка, расходов в связи с причинением вреда здоровью, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

В обоснование исковых требований с учетом уточнений истец указал, что он ранее обращался в Братский районный суд Иркутской области с иском к ООО «Надежда» о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья с обоснованием исковых требований о том, что в период с **.**.**** по **.**.**** им выполнялась работа в ООО «Надежда» в должности <данные изъяты> КАМАЗ по перевозке древесины, за что он получал заработную плату с **.**.**** по **.**.****. **.**.**** на рабочем месте с ним произошел несчастный случай, в результате которого ему были причинены телесные повреждения, которые оцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, в виду не обеспечения ответчиком безопасных условий труда. В результате действий ответчика ему были причинены физические и нравственные страдания, которые были испытаны от указанного происшествия, так как до настоящего времени он ощущает душевное волнение, чувство тревоги, страха и стыда, которое сильно влияет на его семейную, бытовую и производственную жизнь. Уточнив свои исковые требования, просил суд установить факт трудовых отношений между ним и ООО «Надежда» в период с **.**.**** по **.**.****, и взыскать с ООО «Надежда» в его пользу в счет возмещения вреда здоровью утраченный заработок в размере 448 400 руб., в счет возмещения вреда здоровью дополнительно понесенные расходы в размере 100 000 руб., компенсацию морального вреда в сумме 300 000 руб., 30 000 руб. - услуги юриста и 7 684 руб. - госпошлину. **.**.**** решением Братского районного суда Иркутской области ему было отказано в удовлетворении указанных исковых требований. Не согласившись с решением Братского районного суда Иркутской области от **.**.****, была подана апелляционная жалоба в Иркутский областной суд. **.**.**** апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда решение Братского районного суда Иркутской области от **.**.**** в части отказа в удовлетворении исковых требований к ООО «Надежда» об установлении факта трудовых отношений, компенсации морального вреда, судебных расходов отменено. Принято в указанной части новое решение. Заявленные исковые требования к ООО «Надежда» об установлении факта трудовых отношений, компенсации морального вреда, судебных расходов удовлетворены. Установлен факт трудовых отношений между ним и ООО «Надежда» в должности водителя в период с ноября 2016 года по **.**.****. С ООО «Надежда» взыскана в его пользу компенсация морального вреда в размере 10 000 руб., судебные расходы на представителя в размере 5 000 руб., расходы по уплате государственной пошлины 600 руб.

Таким образом, поскольку в настоящий момент апелляционным определением установлен факт трудовых отношений между ним и ООО «Надежда», полагает необходимым вновь обратиться в суд за восстановлением своих нарушенных прав работодателем ООО «Надежда», у которого по отношению к нему имеются обязательства по возмещению причитающихся ему выплат и компенсаций.

В период времени с **.**.**** по **.**.**** он работал в ООО «Надежда» в должности <данные изъяты> КАМАЗ, г/н Е722PP, выполняя работу по перевозке древесины и за данную деятельность получал заработную плату: ноябрь 2016 года - 15000 руб.; декабрь 2016 года - 23 000 руб.; январь 2017 года - 24 000 руб.; февраль 2017 года -26 000 руб.; март 2017 года - 30 000 руб.

**.**.**** около 12 часов на разгрузочной площадке возле школьной котельной в ..., расположенном в ..., находясь на своем рабочем месте, при разгрузке древесины произошло падение бревна, которым ему были причинены согласно заключению эксперта *** от **.**.****, телесные повреждения в виде: открытой черепно-мозговой травмы: ушиб головного мозга с очагом ушиба левой височной области; перелом пирамиды височной кости справа; отогемоликворея, которое оценивается как причинившее тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни; закрытой травмы грудной клетки: переломы 3-5-6-7 ребер справа; ушиб правого легкого; гемоторакс справа, которое оценивается как причинившее тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни; закрытого перелома правой лопатки без смещения: разрыв ключично-акромиального сочленения справа с подвывихом акромиального конца ключицы, которые оцениваются как причинившее средней тяжести вред здоровью, по признаку длительности расстройства здоровья свыше трех недель; открытого оскольчатого перелома обеих костей левой голени в средне-нижней трети со смещением; ушиблено-рваной раны в области средне-нижней трети левой голени по наружно-боковой поверхности, которые оцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни. Этот несчастный случай произошел по причине необеспечения ответчиком безопасных условий труда, выразившихся в том, что при загрузке круглого леса на автомобиль, на котором он работал, сформированного с большим перегрузом, выходящим по высоте за ограничители от свободного падения леса, несоблюдения режима трудового времени (времени на трудовую деятельность и на отдых), то есть ненормированного, что не оговаривалось при его трудоустройстве, а именно **.**.****, он, отработав с 08.00 ч. **.**.**** до 03.00 ч. **.**.****, то есть 19 часов, находясь в рейсе по загрузке-разгрузке древесины, когда **.**.**** в 08.00 ч. Крайденко Г. А. обратился к нему с необходимостью осуществления рейса за древесиной, разгрузка которой должна была происходить на месте происшествия **.**.****. До произошедшего случая его средний заработок за пять месяцев работы составлял 23 600 руб. Размер утраченного им заработка, в соответствии со ст. 1086 ГК РФ составляет 660 800 руб. (23 600 руб. х 28 = 660 800 руб.). Кроме утраченного заработка ответчик должен возместить ему дополнительно понесенные расходы, связанные с прохождением им лечения в период длительного времени, а именно с **.**.**** по настоящее время в сумме 100 000 руб. (документы подтверждающие данные расходы отсутствуют). В результате действий ответчика ему причинены физические и нравственные страдания, которые он испытал в результате указанного происшествия, до настоящего времени ощущает душевное волнение, чувство тревоги, страха и стыда, которое сильнейшим образом влияет на его семейную, бытовую и производственную жизнь, что заключается в невозможности вести нормальный образ жизни как до происшествия. Физическая боль от причиненных увечий беспокоит его до сих пор, что приводит до невозможности нормального сна, вести семейные и бытовые дела, помогать супруге по домашним делам, работать и приносить в свой дом заработную плату, когда до получения травмы он не был официально трудоустроен и имел стабильный доход. Чтобы была возможность социальной реабилитации, возложенной трудовым законодательством на работодателя, который при обращении к нему за материальной поддержкой уклонялся от своих прямых обязанностей об обеспечении его и его семьи на период его нетрудоспособности, связанной с получением травмы на производстве, оскорбляя его тем, что официального подтверждения о его занятости в ООО «Надежда» нет. Хотя ему известно о том, что Крайденко Г. А., узнав о случившемся происшествии **.**.****, прибыл на место происшествия и изъял всю документацию из автомобиля, подтверждающую его трудовую деятельность в ООО «Надежда» в качестве водителя. Моральный вред, причиненный действиями ответчика, он оценивает в сумме 300 000 руб.

В качестве возмещения вреда здоровью в уточненном исковом заявлении указаны дополнительно понесенные расходы в размере 100 000 руб.: производилась оплата услуг пассажирского такси, согласно справке о стоимости проезда (услуг пассажирских перевозок легковыми автомобилями по маршруту ...) в 2017 году, 2018 году, 2019 году, для проезда к месту лечения, а также на медико-социальные экспертизы, понесены расходы в общей сумме 135 500 руб., так как самостоятельно добираться не имел возможности в связи с полученной травмой:

- **.**.**** - выписан из ОГБУЗ ГБ-1 г. Братска, уехал в п. Добчур Братского района (стоимость проезда на такси 3 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» прием врача-травматолога (стоимость проезда на такси 6 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» прием врача-травматолога (стоимость проезда на такси 6 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» прием врача-травматолога, рентген (стоимость проезда на такси 6 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» прием врача-терапевта, врача- травматолога, врача-психиатра (стоимость проезда на такси 6 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» сдача анализов (стоимость проезда на такси 6 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» прием врача-невролога (повторный) (стоимость проезда на такси 6 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» прием врача-кардиолога (стоимость проезда на такси 6 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» осмотр врача-травматолога, получение направления на медико-социальную экспертизу (стоимость проезда на такси 6 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» подача заявления на медико- социальную экспертизу для установления инвалидности (стоимость проезда на такси 6 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» проведение медико-социальной экспертизы для установления инвалидности (стоимость проезда на такси 6 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» осмотр врача-травматолога (стоимость проезда на такси 6 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» осмотр врача-травматолога (стоимость проезда на такси 6 000 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» осмотр врача-травматолога (стоимость проезда на такси 6 500 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» осмотр врача-травматолога (стоимость проезда на такси 6 500 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» поступил в стационар (оперирован) (стоимость проезда на такси 3 250 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» выписан из стационара (стоимость проезда на такси 3 250 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» осмотр врача-травматолога (стоимость проезда на такси 6 500 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» осмотр врача-травматолога, рентген (стоимость проезда на такси 6 500 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» прием врача-невролога (осмотр, консультация), врача-психиатра, врача-уролога (стоимость проезда на такси 6 500 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» прием фельдшера, осмотр врача-травматолога (стоимость проезда на такси 6 500 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» получение направления на медико-социальную экспертизу (стоимость проезда на такси 6 500 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» подача заявления на медико-социальную экспертизу для продления инвалидности 2 группы (стоимость проезда на такси 6 500 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» проведение медико-социальной экспертизы для продления инвалидности 2 группы (стоимость проезда на такси 6 500 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» осмотр врача-травматолога (стоимость проезда на такси 6 500 руб.);

- **.**.**** - ОГБУЗ «Братская районная больница» осмотр врача-травматолога (стоимость проезда на такси 7 000 руб.).

Просит суд с учетом уточнений установить факт несчастного случая на производстве, произошедшего **.**.**** в ООО «Надежда» с Евсеенко Ю.А.; взыскать с ООО «Надежда» в пользу Евсеенко Ю.А. утраченный заработок в размере 660 800 руб., расходы в связи с причинением вреда здоровью в размере 135 500 руб., компенсацию морального вреда в размере 300 000 руб.

Определением Братского районного суда Иркутской области от **.**.**** по данному гражданскому делу в удовлетворении ходатайства представителя ответчика - ООО «Надежда» - Иванюги Е.Н., действующего на основании доверенности, о прекращении производства по данному гражданскому делу в части исковых требований о взыскании компенсации морального вреда, дополнительных расходов, компенсации утраченного заработка в соответствии с абз. 3 ст. 220 ГПК РФ - отказано.

В судебном заседании представитель истца Евсеенко Ю.А. - Чернова Л.И., действующая на основании доверенности, исковые требования с учетом уточнений поддержала в полном объеме по основаниям, изложенным в исковом заявлении, просила суд исковые требования с учетом уточнений удовлетворить.

В судебном заседании представитель ответчика ООО «Надежда» - Иванюга Е.Н., действующий на основании доверенности, исковые требования не признал по основаниям, изложенным в возражениях на исковое заявление, просил суд отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме. В возражениях указал, что истец не вправе требовать с ООО «Надежда» возмещения утраченного заработка, так как подобные выплаты в форме обеспечения по страхованию производятся Фондом социальною страховании РФ в порядке, установленном Федеральным законом от 24.07.1998 №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». Таким образом, истец не вправе требовать с ООО «Надежда» компенсацию утраченного заработка, так как эти убытки истца покрываются обязательным социальным страхованием. Также указал, что производство по делу в части требований о компенсации морального вреда и дополнительных расходов подлежит прекращению. Требования Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» о компенсации морального вреда и дополнительных расходов уже были предметом рассмотрения по гражданскому делу *** по иску Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» об установлении факта трудовых отношений, возмещении утраченного заработка, взыскании расходов в связи с причинением вреда здоровью, компенсации морального вреда, судебных расходов, рассмотренному Братским районным судом Иркутской области и Иркутским областным судом. Евсеенко Ю.А. в исковом заявлении от **.**.**** в качестве основания для предъявления требований о компенсации морального вреда указывал на факт физических страданий от наступившего события. Апелляционным определением Иркутского областного суда от **.**.**** эти требования были удовлетворены в размере 10 000 руб. В удовлетворении исковых требований о взыскании дополнительно понесенных расходов в размере 100 000 руб. Братским районным судом Иркутской области было отказано, в указанной части решение было оставлено без изменения. Таким образом, требования о взыскании компенсации морального вреда и понесенных в связи с причинением вреда расходов уже были рассмотрены судом, дело в этой части подлежит прекращению. Кроме того, истцом ни при рассмотрении дела ***, ни при предъявлении настоящего иска никаких доказательств несения дополнительных расходов не представлено. Следует отметить также, что требования о компенсации утраченного заработка также были заявлены в рамках дела ***; в удовлетворении этих требований было отказано, решение в этой части было оставлено без изменений. Следовательно, гражданское дело в этой части также можно прекратить. Из изложенного следует, что судом в рамках настоящего дела подлежит разрешению только вопрос об установлении факта несчастного случая на производстве. Право истца на получение социальных выплат нарушено не было, так как истец еще не обращался в Фонд социального страхования РФ, поэтому вести речь о взыскании каких-либо сумм преждевременно. В случае установления факта несчастного случая на производстве истцу надлежит обратиться в ФСС РФ зa соответствующими выплатами, после чего при нарушении его права следует обратиться в суд. Поскольку суд согласно п. п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ рассматривает дела только о защите нарушенных прав, то обращение в суд до нарушения права не может рассматриваться судом. Также указала, что заявленное истцом событие не может являться несчастным случаем на производстве, так как истец в момент причинения вреда не находился при исполнении трудовых обязанностей. В день причинения вреда руководитель ООО «Надежда» Крайденко Г.А. не привлекал Евсеенко Ю.А. к выполнению трудовых обязанностей, а напротив, дал ему указание идти домой, что нашло отражение в мотивировочной части решения Братского районного суда Иркутской области от **.**.**** по гражданскому делу *** (стр. 8 решения абзацы 3, 6 показания свидетелей Тарлюка B.C., Жукова М.С.). Таким образом, Евсеенко Ю.А. в день причинения вреда находился при производстве работ самостоятельно.

В судебное заседание после перерыва директор ООО «Надежда» - Крайденко Г.А., действующий на основании прав по должности, не явился. Ранее в судебных заседаниях давал пояснения, что исковые требования не признает, просил суд отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме, Евсеенко Ю.А. **.**.**** был отстранен от работы, так как от него исходил запах алкоголя. Он самовольно приступил к работе и получил травму по своей вине.

В судебном заседании представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Государственного учреждения - Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации - Удот С.С., действующая на основании доверенности, поддержала ранее представленные отзывы, согласно которым указано следующее. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от **.**.**** по делу *** установлен факт трудовых отношений между ООО «Надежда» и Евсеенко Ю.А. в должности водителя в период с **.**.**** по **.**.****. Вместе с тем, вопрос о связи травмы, полученной Евсеенко Ю.А. **.**.****, с производством, судом, в рамках рассмотренного дела, не разрешался. Сведения о расследовании несчастного случая с Евсеенко Ю.А. работодателем ООО «Надежда», либо государственным инспектором труда в филиале №9 регионального отделения Фонда отсутствуют. Таким образом, обеспечение по страхованию, предусмотренное ст. 8 Федерального закона №125-ФЗ, Евсеенко Ю.А. не производилось. Возмещение утраченного заработка пострадавшему, также не относится к компетенции территориальных органов Фонда, в связи, с чем оставляет разрешение заявленных истцом требований на усмотрение суда. Кроме того, в дополнительном отзыве указала следующее. Согласно табелю учета рабочего времени, составленного работодателем, в ООО «Надежда» в **.**.**** работало 14 сотрудников, среди которых Евсеенко Ю.А. не значится. В этой связи юридически значимым обстоятельством, подлежащим доказыванию сторонами на основании ст. 56 ГПК РФ, является установление факта, подтверждающего, что представитель страхователя ООО «Надежда» - Крайденко Г.А. **.**.**** фактически допустил Евсеенко Ю.А. к выполнению работы с использованием средств производства, принадлежащих страхователю. Из поступивших в материалы гражданского дела медицинских документов Евсеенко Ю.А. следует, что установление степени утраты профессиональной трудоспособности в отношении последнего не проводилось. Заключением МСЭ (акт ***) установлен процент утраты общей трудоспособности. Однако, в соответствии с положениями Федерального закона №125-ФЗ, для целей получения страхового обеспечения должна определяться степень утраты именно профессиональной трудоспособности, исходя из оценки имеющихся у пострадавшего профессиональных способностей, психофизических возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю того же содержания и в том же объеме либо с учетом снижения квалификации, уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда в обычных или специально созданных производственных условиях. При установлении в судебном порядке факта несчастного случая, связанного с производством, действия самого пострадавшего также подлежат квалификации. Из объяснений Евсеенко Ю.А., зафиксированных в постановлении старшего следователя следственного отдела по Братскому району Следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области Андреевой Е.С. об отказе в возбуждении уголовного дела от **.**.**** следует, что по технике безопасности он не должен был расслаблять перекид, фиксирующий погруженные на автомобиле бревна. Согласно объяснениям очевидца происшествия - водителя Жукова М.С., Евсеенко Ю.А. пренебрег инструкциями по технике безопасности, поскольку при ведении разгрузочно-погрузочных работ расслабление троса, утягивающего бревна, недопустимо до того момента, пока он, Жуков М.С., управляя манипулятором не захватит воз древесины. За возмещением вреда, причиненного здоровью вследствие несчастного случая на производстве, застрахованный первоначально должен обратиться к страховщику, предоставив в силу п. 5 ст. 15 Федерального закона №125-ФЗ судебное постановление, устанавливающее юридически значимые обстоятельства происшествия.

Дополнительно пояснила, что если судом по данному гражданскому делу будет установлен факт несчастного случая на производстве, произошедшего **.**.**** в ООО «Надежда» с Евсеенко Ю.А., то истцу необходимо будет обратиться в Фонд социального страхования с заявлением о выплате страхового возмещения, в связи с чем, исковые требования о взыскании утраченного заработка не подлежат рассмотрению в рамках данного гражданского дела, и заявлены истцом преждевременно. Вместе с тем, считает, что несчастный случай, произошедший **.**.**** с Евсеенко Ю.А., нельзя признать несчастным случаем на производстве в ООО «Надежда», поскольку **.**.**** Евсеенко Ю.А. был отстранен от исполнения служебных обязанностей директором ООО «Надежда» Крайденко Г.А.

Истец Евсеенко Ю.А. в судебное заседание не явился, о дате, времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом, представил заявление с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие. Ранее в судебных заседаниях Евсеенко Ю.А. пояснял, что **.**.**** он работал на разгрузке леса, что он не был отстранен Крайденко Г.А. от работы. Также пояснял, что в результате данного несчастного случая ему были причинены физические и нравственные страдания, которые он испытал при получении травмы на производстве, ввиду необеспечения работодателем безопасных условий труда, при исполнении работником трудовых обязанностей. В результате полученной травмы он испытывает глубокие страдания, переживания, проходит длительное лечение с **.**.**** по настоящее время, после получения травмы передвигался на коляске, затем длительное время передвигался с помощью костылей. Он до сих пор не может вести нормальный образ жизни, никогда его жизнь не будет прежней как до происшествия. Физическая боль от причиненных увечий беспокоит его до настоящего времени. Все эти обстоятельства мешают ему, причиняют дискомфорт в повседневной, бытовой, семейной жизни, он не может зарабатывать деньги и обеспечивать свою семью.

Суд, с учетом мнения лиц, участвующих в деле, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившегося истца, надлежащим образом извещенного о дате, времени и месте рассмотрения дела, в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Выслушав представителя истца Евсеенко Ю.А. - Чернову Л.И., действующую на основании доверенности, представителя ответчика ООО «Надежда» - Иванюгу Е.Н., действующего на основании доверенности, представителя третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Государственного учреждения - Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации - Удот С.С., действующую на основании доверенности, допросив свидетелей, обозрев материал проверки *** по факту получения телесных повреждений при разгрузке лесовоза Евсеенко Ю.А., медицинские документы, заслушав заключение помощника прокурора Братского района Иркутской области Петакчян А.Г., полагавшей, что исковые требования Евсеенко Ю.А. об установлении факта несчастного случая на производстве, произошедшего **.**.**** в ООО «Надежда» с Евсеенко Ю.А., подлежат удовлетворению, моральный вред, причиненный истцу, подлежит возмещению с учетом требований разумности и справедливости, при этом исковые требования Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» о взыскании утраченного заработка в размере 660 800 руб. полагала необходимым оставить без рассмотрения, поскольку указанные требования не подлежат рассмотрению в рамках данного гражданского дела, а в удовлетворении исковых требований Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» о взыскании дополнительных расходов в связи с причинением вреда здоровью в размере 135 500 руб. необходимо отказать, ввиду недоказанности несения данных расходов, изучив материалы гражданского дела, суд приходит к следующему выводу.

Рассматривая исковое требование Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» об установлении факта несчастного случая на производстве, произошедшего **.**.**** в ООО «Надежда» с Евсеенко Ю.А., суд приходит к следующему выводу.

В судебном заседании установлено, что решением Братского районного суда Иркутской области от **.**.**** по гражданскому делу *** по исковому заявлению Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» об установлении факта трудовых отношений, возмещении утраченного заработка, взыскании расходов в связи с причинением вреда здоровью, компенсации морального вреда, судебных расходов, в удовлетворении исковых требований Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» об установлении факта трудовых отношений, возмещении утраченного заработка, взыскании расходов в связи с причинением вреда здоровью, компенсации морального вреда, судебных расходов, - отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от **.**.**** решение Братского районного суда Иркутской области от **.**.**** по гражданскому делу *** в части отказа в удовлетворении исковых требований Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» об установлении факта трудовых отношений, компенсации морального вреда, судебных расходов, отменено, принято в указанной части новое решение. Исковые требования Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» об установлении факта трудовых отношений, компенсации морального вреда, судебных расходов, удовлетворены. Установлен факт трудов отношений между ООО «Надежда» и Евсеенко Ю.А. в должности <данные изъяты> в период с **.**.**** по **.**.****; с ООО «Надежда» в пользу Евсеенко Ю.А. взысканы компенсация морального вреда в размере 10 000 руб., судебные расходы на представителя в размере 5 000 руб., расходы по уплате государственной пошлины в размере 600 руб. В остальной части решение Братского районного суда Иркутской области от **.**.**** по данному делу оставлено без изменения, апелляционная жалоба без удовлетворения.

Таким образом, апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от **.**.**** установлен факт трудовых отношений между ООО «Надежда» и Евсеенко Ю.А. в должности водителя в период с ноября 2016 года по 14.03.2017

Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Таким образом, данные обстоятельства, установленные вступившим в законную силу апелляционным определением, в силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ являются обязательными для суда при рассмотрении данного спора и не требуют доказывания в данном деле.

При таких обстоятельствах в судебном заседании, что Евсеенко Ю.А. в период с **.**.**** по **.**.**** состоял в трудовых отношениях с ООО «Надежда» в должности <данные изъяты>

Также в судебном заседании установлено, что согласно материалам проверки *** по факту получения телесных повреждений при разгрузке лесовоза Евсеенко Ю.А., **.**.**** с Евсеенко Ю.А. произошел несчастный случай.

Согласно постановлению об отказе возбуждении уголовного дела от **.**.****, **.**.**** возле школьной котельной ... при разгрузке лесовоза Евсеенко Ю.А. ввиду нарушения правил техники безопасности получил телесные повреждения, повлекшие причинение тяжкого вреда здоровью.

В соответствии со ст. 227 ТК РФ расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том числе нанесенные другим лицом; тепловой удар; ожог; обморожение; утопление; поражение электрическим током, молнией, излучением; укусы и другие телесные повреждения, нанесенные животными и насекомыми; повреждения вследствие взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств, иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием внешних факторов, повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли:

в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни;

при следовании к месту выполнения работы или с работы на транспортном средстве, предоставленном работодателем (его представителем), либо на личном транспортном средстве в случае использования личного транспортного средства в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) или по соглашению сторон трудового договора;

при следовании к месту служебной командировки и обратно, во время служебных поездок на общественном или служебном транспорте, а также при следовании по распоряжению работодателя (его представителя) к месту выполнения работы (поручения) и обратно, в том числе пешком;

при следовании на транспортном средстве в качестве сменщика во время междусменного отдыха (водитель-сменщик на транспортном средстве, проводник или механик рефрижераторной секции в поезде, член бригады почтового вагона и другие);

при работе вахтовым методом во время междусменного отдыха, а также при нахождении на судне (воздушном, морском, речном) в свободное от вахты и судовых работ время;

при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, в том числе действий, направленных на предотвращение катастрофы, аварии или несчастного случая.

Порядок расследования несчастного случая определен в ст. ст. 229-229.2 ТК РФ.

В силу ст. 229 ТК РФ для расследования несчастного случая работодатель образует комиссию в составе не менее трех человек.

Согласно ст. 229.2 ТК РФ на основании собранных материалов расследования комиссия устанавливает обстоятельства и причины несчастного случая и др., кроме того квалифицирует несчастный случай как несчастный случай на производстве или как несчастный случай, не связанный с производством.

Вместе с тем, поскольку на момент несчастного случая, произошедшего с Евсеенко Ю.А. - **.**.****, не был установлен факт трудовых отношений между ним и работодателем - ООО «Надежда», расследование несчастного случая ответчиком не проводилось, акт о несчастном случае на производстве не составлялся.

В силу п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011 №2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» в силу ст. 3 Федерального закона от 24.07.1998 №125-ФЗ и ст. 227 ТК РФ несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей по трудовому договору или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем или совершаемых в его интересах как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем (или на личном транспортном средстве в случае его использования в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) либо по соглашению сторон трудового договора), и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

При этом следует учитывать, что событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при следовании к месту служебной командировки и обратно, во время служебных поездок на общественном или служебном транспорте, а также при следовании по распоряжению работодателя (его представителя) к месту выполнения работы (поручения) и обратно, в том числе пешком, также может быть отнесено к несчастным случаям на производстве.

В связи с этим для правильной квалификации события, в результате которого причинен вред жизни или здоровью пострадавшего, необходимо в каждом случае исследовать следующие юридически значимые обстоятельства:

относится ли пострадавший к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя (ч. 2 ст. 227 ТК РФ);

указано ли происшедшее событие в перечне событий, квалифицируемых в качестве несчастных случаев (ч. 3 ст. 227 ТК РФ);

соответствуют ли обстоятельства (время, место и другие), сопутствующие происшедшему событию, обстоятельствам, указанным в части третьей статьи 227 ТК РФ;

произошел ли несчастный случай на производстве с лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (ст. 5 Федерального закона от 24.07.1998 №125-ФЗ);

имели ли место обстоятельства, при наличии которых несчастные случаи могут квалифицироваться как не связанные с производством (исчерпывающий перечень таких обстоятельств содержится в части шестой статьи 229.2 ТК РФ), и иные обстоятельства.

Вместе с тем, поскольку вступившим в законную силу апелляционным определением установлено, что между Евсеенко Ю.А. и ООО «Надежда» имели место трудовые отношения, следует учитывать положения ст. 22 ТК РФ, в силу которой работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда; осуществлять обязательное социальное страхование работников в порядке, установленном федеральными законами; возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу ст. 212 ТК РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя, который обязан безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов; соответствующие требованиям охраны труда условия труда на каждом рабочем месте; режим труда и отдыха работников в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права; обучение безопасным методам и приемам выполнения работ и оказанию первой помощи пострадавшим на производстве, проведение инструктажа по охране труда, стажировки на рабочем месте и проверки знания требований охраны труда; недопущение к работе лиц, не прошедших в установленном порядке обучение и инструктаж по охране труда, стажировку и проверку знаний требований охраны труда; организацию контроля за состоянием условий труда на рабочих местах, а также за правильностью применения работниками средств индивидуальной и коллективной защиты; недопущение работников к исполнению ими трудовых обязанностей без прохождения обязательных медицинских осмотров, обязательных психиатрических освидетельствований, а также в случае медицинских противопоказаний; информирование работников об условиях и охране труда на рабочих местах, о риске повреждения здоровья, предоставляемых им гарантиях, полагающихся им компенсациях и средствах индивидуальной защиты; принятие мер по предотвращению аварийных ситуаций, сохранению жизни и здоровья работников при возникновении таких ситуаций, в том числе по оказанию пострадавшим первой помощи; расследование и учет в установленном настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации порядке несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; обязательное социальное страхование работников от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; ознакомление работников с требованиями охраны труда.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 24.07.1998 №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

Таким образом, обеспечение безопасности работника при исполнении трудовых обязанностей - это обязанность работодателя.

Допрошенная в судебном заседании **.**.**** в качестве свидетеля Стешенко Т.В. пояснила, что Евсеенко Ю.А. ее гражданский муж, который работал у Крайденко Г.А. водителем. В ночь с **.**.**** на **.**.**** Евсеенко Ю.А. пришел домой с работы около 3 часов ночи, поел, помылся и к 8 часов утра ушел на работу. В обеденное время около 12 часов дня **.**.**** Евсеенко Ю.А. снова пришел домой, пообедал и снова ушел на работу, сказал, что помогает Жукову М.С. возить дрова. **.**.**** с Евсеенко Ю.А. на работе произошел несчастный случай, на него упало бревно, об этом ей сообщил Жуков, приехав к ней домой, а затем отвез ее на место происшествия. Когда Жуков привез ее на место происшествия, она увидела, как Евсеенко Ю.А. лежит на земле весь в крови, а рядом лежит бревно. После несчастного случая жизнь Евсеенко Ю.А. изменилась, у него постоянные боли, нога отекает, он не может двигаться как раньше.

Допрошенный в судебном заседании **.**.**** в качестве свидетеля Жуков М.С. пояснил, что Крайденко Г.А. директор ООО «Надежда», где он работал ранее на а/м КаМАЗ-манипулятор, загружал и разгружал лес в отопительный сезон каждый день - с осени до окончания отопительного сезона, возил лес, когда было нужно. Знает, что Евсеенко Ю.А. временно работал в ООО «Надежда» водителем на автомобиле КаМАЗ в **.**.**** году. Пояснил, что в **.**.**** (когда с ним произошел несчастный случай) Евсеенко Ю.А. утром пришел на работу, но он был с запахом перегара и Крайденко Г.А. отправил его домой, но Евсеенко Ю.А. не ушел, а поехал с ним (Жуковым М.С.) на разгрузку леса. Когда приехали на разгрузку он (Жуков М.С.) еще не успел залезть на манипулятор, услышал шум, позвал Евсеенко Ю.А., а в ответ тишина. Он обошел свой автомобиль, который был загружен лесом, потом его автомобиль, который также был загружен лесом, увидел лежащего Евсеенко Ю.А., и что из конторы бегут женщины, затем вызвали скорую помощь, скорая помощь его забрала. Крайденко Г.А. в это время был в г. Братске. Бревна упали с машины Евсеенко Ю.А., потому что воз был не зафиксирован. Он должен был сначала зафиксировать воз, а Евсеенко Ю.А. потом должен был расцеплять перекид, но Евсеенко Ю.А. отцепил перекид, когда он еще не успел зафиксировать лес. Водитель должен стоять в стороне, когда воз зафиксирован, он сигналит, а Евсеенко Ю.А. только после этого должен подойти и снимать перекидки. Евсеенко Ю.А. знал, что сначала фиксируется воз, а уже потом снимают перекидки, так как инструктаж по технике безопасности был проведен. Инструктаж проводится каждый день, в том числе был проведен Крайденко Г.А. **.**.****, на котором присутствовал Евсеенко Ю.А.

В силу ст. 59 ГПК РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела. Оценивая показания свидетелей, суд приходит к выводу, что они могут быть приняты судом, поскольку подтверждают установленные по делу обстоятельства и не противоречат иным собранным по делу доказательствам; свидетели предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Оценивая в совокупности установленные по делу обстоятельства и перечисленные нормы закона, а также представленные доказательства, с учетом объяснений сторон и показаний допрошенных свидетелей, суд приходит к выводу, что несчастный случай, произошедший **.**.**** в ООО «Надежда» с Евсеенко Ю.А., произошел при исполнении Евсеенко Ю.А. своих трудовых обязанностей.

Часть 6 статьи 229.2 ТК РФ содержит исчерпывающий перечень несчастных случаев, которые могут быть квалифицированы как не связанные с производством: смерть вследствие общего заболевания или самоубийства; смерть или повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось по заключению медицинской организации алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) пострадавшего, не связанное с нарушениями технологического процесса; несчастный случай, происшедший при совершении пострадавшим действий (бездействия), квалифицированных правоохранительными органами как уголовно наказуемое деяние.

Таких обстоятельств в судебном заседании не установлено.

Доказательств, подтверждающих, что несчастный случай с Евсеенко Ю.А. произошел в период отстранения работодателем истца от исполнения трудовых обязанностей, ответчиком в нарушение ст. 56 ГПК РФ, также не представлено.

При этом доводы представителя ответчика ООО «Надежда» - Иванюги Е.Н., действующего на основании доверенности, директора ООО «Надежда» - Крайденко Г.А., действующего на основании прав по должности, представителя третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Государственного учреждения - Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации - Удот С.С., действующей на основании доверенности, что несчастный случай с Евсеенко Ю.А. произошел не при исполнении работником своих трудовых обязанностей, поскольку он был **.**.**** отстранен от работы, следовательно, травма истца наступила в результате несчастного случая, не связанного с производством, суд считает необоснованными, поскольку они опровергается имеющимися в материалах дела доказательствами. При этом согласно пояснениям самого директора ООО «Надежда» - Крайденко Г.А. несчастный случай с Евсеенко Ю.А. произошел **.**.**** при разгрузке леса. При этом документов, подтверждающих отстранение Евсеенко Ю.А. от исполнения трудовых обязанностей (акт об отстранении от работы), либо иных доказательств, подтверждающих факт отстранения работодателем работника от исполнения трудовых обязанностей, ответчиком не представлено. Наоборот, исходя из представленных в материалы гражданского дела доказательств, пояснений сторон, показаний свидетелей, судом установлено, что у Евсеенко Ю.А. был фактический допуск к работе, поскольку в этот день - 14.03.2017 он сел за руль лесовоза, поехал на разгрузку леса, осуществлял работу по разгрузке леса.

Таким образом, поскольку в судебном заседании установлено, что травма получена Евсеенко Ю.А. при исполнении трудовых обязанностей, то несчастный случай с Евсеенко Ю.А. подлежит квалификации, как связанный с производством, в связи с чем, подлежит надлежащему оформлению и учету работодателем в соответствии с требованиями ст. 230 ТК РФ.

При таких обстоятельствах исковые требования Евсеенко Ю.А. об установлении факта несчастного случая на производстве, произошедшего **.**.**** в ООО «Надежда» с Евсеенко Ю.А., законны, обоснованны и подлежат удовлетворению.

Рассматривая исковое требование Евсеенко Ю.А. о взыскании в его пользу с ООО «Надежда» компенсации морального вреда в размере 300 000 руб., суд приходит к следующему выводу.

В соответствии с п. 1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 ГК РФ и ст. 151 ГК РФ.

Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

В силу ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 №1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ).

При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

В судебном заседании установлено, что Евсеенко Ю.А. получил травму при исполнении трудовых обязанностей, ввиду необеспечения работодателем безопасных условий труда при исполнении работником трудовых обязанностей, в результате чего Евсеенко Ю.А. были причинены физические и нравственные страдания. В результате полученной травмы Евсеенко Ю.А. испытывал и продолжает испытывать до настоящего времени страдания (боль), переживания, при этом он проходил длительное лечение с 14.03.2017 по настоящее время.

Согласно медицинским документам после получения травмы Евсеенко Ю.А. передвигался на коляске, затем длительное время передвигался с помощью костылей. Истец до сих пор не может вернуться к привычному образу жизни, который он вел до получения данной травмы. Физическая боль от причиненных увечий беспокоит его до настоящего времени, что также подтверждается медицинскими документами. Все эти обстоятельства мешают ему, причиняют дискомфорт в повседневной жизни.

Определяя размер компенсации морального вреда, в связи с причинением вреда здоровью Евсеенко Ю.А. в результате несчастного случая на производстве, суд исходит из фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, характера причиненных физических и нравственных страданий истцу, требований соразмерности, разумности и справедливости, и считает необходимым взыскать с ООО «Надежда» в пользу Евсеенко Ю.А. компенсацию морального вреда, в связи с причинением вреда его здоровью в результате несчастного случая на производстве, в размере 200 000 руб. Оснований для взыскания компенсации морального вреда в большем размере суд не усматривает, в связи с чем, в удовлетворении исковых требований Евсеенко Ю.А. о взыскании с ООО «Надежда» в пользу Евсеенко Ю.А. компенсации морального вреда, в связи с причинением вреда его здоровью в результате несчастного случая на производстве, в размере 100 000 руб. - отказать.

Доводы представителя ответчика ООО «Надежда» - Иванюги Е.Н., действующего на основании доверенности, что для компенсации морального вреда необходимо наличие вины работодателя, вместе с тем, вина работодателя в причинении вреда здоровью Евсеенко Ю.А. в данном случае не установлена, бревна не являются источником повышенной опасности, следовательно, оснований для компенсации морального вреда не имеется, суд находит несостоятельными, поскольку в силу ст. 212 ТК РФ обязанность по обеспечению безопасных условий труда возлагается на работодателя, следовательно, он считается виновным в получении работником травм в процессе трудовой деятельности, если не докажет иное. Поскольку установлен факт несчастного случая с Евсеенко Ю.А. именно на производстве при исполнении работником трудовых обязанностей, соответственно вина работодателя установлена, и, следовательно, требования о компенсации морального вреда, в связи с причинением вреда его здоровью в результате несчастного случая на производстве, подлежат удовлетворению. Надлежащим ответчиком по требованиям о компенсации морального вреда, в связи с несчастным случаем на производстве является работодатель (страхователь) или лицо, ответственное за причинение вреда (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011 №2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»).

Доводы представителя ответчика ООО «Надежда» - Иванюги Е.Н., действующего на основании доверенности, что данное гражданское дело в части исковых требований о взыскании с ООО «Надежда» в пользу Евсеенко Ю.А. компенсации морального вреда подлежит прекращению ввиду того, что данные требования уже были рассмотрены в рамках гражданского дела *** и апелляционным определением Иркутского областного суда от **.**.**** эти требования были удовлетворены в размере 10 000 руб., суд находит необоснованными по следующим основаниям. Определением Братского районного суда Иркутской области от **.**.**** по данному гражданскому делу в удовлетворении ходатайства представителя ответчика - ООО «Надежда» - Иванюги Е.Н., действующего на основании доверенности, о прекращении производства по данному гражданскому делу в части исковых требований о взыскании компенсации морального вреда, дополнительных расходов, компенсации утраченного заработка в соответствии с абз. 3 ст. 220 ГПК РФ - отказано. Согласно апелляционному определению судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от **.**.**** из заявленных истцом требований следует, что он связывает причинение морального вреда с фактом нарушения ответчиком его трудовых прав. Судебная коллегия считает, что неправомерные действия ответчика, выразившиеся в ненадлежащем оформлении трудовых отношений, свидетельствуют о нарушении трудовых прав работника, в связи с чем, работник имеет право на взыскание с работодателя компенсации морального вреда. Исходя из фактических обстоятельств дела, установленных нарушений трудовых прав работника, выразившихся в отсутствие надлежащего оформления трудовых отношений с истцом, учитывая объем и характер причиненных работнику нравственных страданий, обстоятельства, указываемые истцом в обоснование причиненного морального вреда, наличия вины ответчика, а также требований разумности и справедливости, судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в размере 10 000 руб. Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что учитывая, что истец не обращался в ГУ - Региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации в Иркутской области в порядке, установленном Федеральным законом №125-ФЗ, в отсутствие акта о несчастном случае на производстве требования об установлении юридического факта несчастного случая на производстве в судебном порядке не заявлял, факт утраты истцом профессиональной трудоспособности не устанавливался, оснований для возмещения утраченного заработка, расходов в связи с причинением вреда здоровью в рамках рассмотрения данного гражданского дела не имеется. Данное обстоятельство не лишает истца права обратиться в суд к ответчику с самостоятельным требованием об установлении юридического факта несчастного случая на производстве, компенсации морального вреда, причиненного в результате причинения вреда здоровью, а впоследствии к страховщику с заявлением о назначении и выплате обеспечения по страхованию. Таким образом, компенсация морального вреда была взыскана за нарушение трудовых прав Евсеенко Ю.А., в то время как предметом рассмотрения данного гражданского дела является, в том числе требование о компенсации морального вреда, связанное с причинением вреда его здоровью в результате несчастного случая на производстве. Кроме того, поскольку требования о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате причинения вреда здоровью, не были разрешены судом по существу, то правовые основания для прекращения производства по данному гражданскому делу в части исковых требований о взыскании компенсации морального вреда, в соответствии с абз. 3 ст. 220 ГПК РФ отсутствуют.

Рассматривая исковое требование Евсеенко Ю.А. о взыскании в его пользу с ООО «Надежда» дополнительных расходов в связи с причинением вреда здоровью, в размере 135 500 руб., суд приходит к следующему выводу.

В судебном заседании установлено и сторонами не оспаривается, что согласно медицинским документам, Евсеенко Ю.А. действительно: **.**.**** - выписан из ОГБУЗ ГБ-1 г. Братска; приезжал в ОГБУЗ «Братская районная больница» на приемы к врачам, сдавал анализы, проходил медико-социальную экспертизу для установления инвалидности, поступал в стационар, был выписан из стационара, в указанные в уточненном исковом заявлении, следующие даты: **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****, **.**.****.

Согласно уточненному исковому заявлению в связи с этим, истцом понесены дополнительные расходы в размере 135 500 руб., поскольку им производилась оплата услуг пассажирского такси, согласно справки о стоимости проезда (услуг пассажирских перевозок легковыми автомобилями по маршруту ...) в 2017 году, 2018 году, 2019 году, для проезда к месту лечения, а также на медико-социальные экспертизы, поскольку самостоятельно добираться до медицинских учреждений, он не имел возможности в связи с полученной травмой.

Вместе с тем, доказательств фактического предоставления транспортных услуг Евсеенко Ю.А. в указанные даты каким-либо перевозчиком, а также фактического несения Евсеенко Ю.А. расходов для проезда к месту лечения в размере 135 500 руб., истцом не представлено. При этом суд учитывает, что истцу неоднократно было предложено представить доказательства, подтверждающие факт несения данных расходов, однако в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ такие доказательства истцом представлены не были. Таким образом, в судебном заседании невозможно достоверно установить производилась ли истцом оплаты данных услуг, в связи с чем, оснований для удовлетворения исковых требований в данной части не имеется.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что исковые требования Евсеенко Ю.А. о взыскании в его пользу с ООО «Надежда» дополнительных расходов в связи с причинением вреда здоровью, в размере 135 500 руб. не подлежат удовлетворению.

Рассматривая исковое требование Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» о взыскании с ООО «Надежда» в его пользу утраченного заработка в размере 660 800 руб., суд приходит к следующему выводу.

В силу ст. 11 ГК РФ и ст. 3 ГПК РФ обращаясь в суд, истец должен доказать, что его права или законные интересы были нарушены. Судебной защите подлежит только нарушенное право.

Конституционный суд РФ в своих определениях неоднократно указывал, что в развитие ст. 46 (ч. 1) Конституции Российской Федерации федеральный законодатель предусмотрел, что всякое заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса в порядке, установленном законом. Тем самым предполагается, что заинтересованные лица вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса лишь в установленном порядке, в частности в соответствии с требованиями ст. 131 ГПК РФ (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19.10.2010 №1294-О-О, от 26.05.2011 №704-О-О и от 21.12.2011 №1765-О-О).

В силу ст. 8, 9 и 11 ГК РФ, а также в соответствии с ч. 1 ст. 3 ГПК РФ, судебной защите подлежат только нарушенные гражданские права и законные интересы, которые имеются у обратившегося за защитой лица.

Порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных определенных данным законом случаях, установлен Федеральным законом от 24.07.1998 №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

В силу положений ст. 3 Федерального закона от 24.07.1998 №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» страховым случаем признается подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья или смерти застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.

Пункт 1 ст. 7 Федерального закона от 24.07.1998 №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» предусматривает возникновение права застрахованных на обеспечение по страхованию со дня наступления страхового случая.

Согласно п. 1 ст. 10 Федерального закона от 24.07.1998 №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» единовременные страховые выплаты и ежемесячные страховые выплаты назначаются и выплачиваются застрахованному, если по заключению учреждения медико-социальной экспертизы результатом наступления страхового случая стала утрата им профессиональной трудоспособности.

В соответствии с п. 3 ст. 15 Федерального закона от 24.07.1998 №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» ежемесячные страховые выплаты назначаются и выплачиваются застрахованному за весь период утраты им профессиональной трудоспособности с того дня, с которого учреждением медико-социальной экспертизы установлен факт утраты застрахованным профессиональной трудоспособности, исключая период, за который застрахованному было назначено пособие по временной нетрудоспособности, указанное в п. 1 настоящей статьи.

Требования о назначении и выплате обеспечения по страхованию, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на получение этих выплат, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие обращению за обеспечением по страхованию.

Назначение обеспечения по страхованию осуществляется страховщиком на основании заявления на получение обеспечения по страхованию застрахованного или лица, имеющего право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного, либо их законного или уполномоченного представителя с указанием в этом заявлении выбранного периода для расчета ежемесячных страховых выплат. Заявление подается на бумажном носителе или в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью. Одновременно с заявлением страхователем или вышеуказанными лицами представляются, в том числе акт о несчастном случае на производстве или профессиональном заболевании или судебное решение об установлении юридического факта несчастного случая на производстве (профессионального заболевания) (п. 4 ст. 15 Федерального закона от 24.07.1998 №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»).

На основании п. 5 ст. 15 Федерального закона от 24.07.1998 №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» факты, имеющие юридическое значение для назначения обеспечения по страхованию в случае отсутствия документов, удостоверяющих наступление страхового случая и (или) необходимых для осуществления обеспечения по страхованию, а также в случае несогласия заинтересованного лица с содержанием таких документов, устанавливаются судом.

Таким образом, назначение обеспечения по страхованию осуществляется страховщиком, то есть Фондом социального страхования Российской Федерации, при наличии акта о несчастном случае на производстве или судебном решении об установлении данного факта.

При этом если обеспечение, которое ФСС выплачивает работнику в связи с несчастным случаем на производстве, полностью не компенсирует причиненный ему вред, работник может предъявить требования о взыскании недостающих сумм работодателю, ответственному за причинение вреда.

Вместе с тем, в судебном заседании установлено, что право истца на получение социальных выплат нарушено не было, так как истец не обращался в Фонд социального страхования, поэтому вести речь о взыскании каких-либо сумм преждевременно. Поскольку по данному гражданскому делу установлен факт несчастного случая на производстве, произошедшего **.**.**** в ООО «Надежда» с Евсеенко Ю.А., истцу надлежит обратиться в ФСС РФ за соответствующими выплатами, после чего при нарушении его права следует обратиться в суд. Поскольку суд согласно п. п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ рассматривает дела только о защите нарушенных прав, то обращение в суд до нарушения права не может рассматриваться судом.

При этом суд также учитывает, что в данном гражданском деле Государственное учреждение - Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации выступает в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Также суд учитывает позицию Государственного учреждения - Иркутского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации, которая изложена в отзывах на исковое заявление, а также была поддержана представителем учреждения в ходе судебных заседаний, что если судом будет установлен факт несчастного случая на производстве, то истцу необходимо обратиться в Фонд социального страхования с заявлением о выплате страхового возмещения, в связи с чем, исковые требования о взыскании утраченного заработка не подлежат рассмотрению в рамках данного гражданского дела, и заявлены истцом преждевременно, поскольку в этой части права истца не нарушены, так как с заявлением о выплатах в Фонд социального страхования Евсеенко Ю.А. не обращался.

При таких обстоятельствах, поскольку истец не обращался в Фонд социального страхования, суд полагает возможным оставить исковые требования Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» о взыскании утраченного заработка в размере 660 800 руб., в соответствии с абз. 2 ст. 222 ГПК РФ без рассмотрения.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены, а государственная пошлина - в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

В силу ст. 393 ТК РФ при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

Поскольку Евсеенко Ю.А. в соответствии со ст. 333.36 НК РФ освобожден от уплаты государственной пошлины при подаче иска в суд, тогда как ответчик от уплаты судебных расходов не освобожден, с учетом положений абз. 8 ч. 2 ст. 61.1 БК РФ, суд полагает необходимым взыскать с ООО «Надежда» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 600 руб. (за требование об установлении факта несчастного случая на производстве; за требование о взыскании компенсации морального вреда), исчисленном в соответствии с требованиями ст. 333.19 НК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Евсеенко Ю.А. удовлетворить частично.

Установить факт несчастного случая на производстве, произошедшего **.**.**** в ООО «Надежда» с Евсеенко Ю.А..

Взыскать с ООО «Надежда» в пользу Евсеенко Ю.А. компенсацию морального вреда, в связи с причинением вреда его здоровью в результате несчастного случая на производстве, в размере 200 000 руб.

В удовлетворении исковых требований Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» о взыскании дополнительных расходов в связи с причинением вреда здоровью в размере 135 500 руб., компенсации морального вреда в размере 100 000 руб. - отказать.

Взыскать с ООО «Надежда» в местный бюджет государственную пошлину в размере 600 руб.

Исковые требования Евсеенко Ю.А. к ООО «Надежда» о взыскании утраченного заработка в размере 660 800 руб. оставить без рассмотрения. Разъяснить истцу, что после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения, он вправе вновь обратиться в суд с заявлением в общем порядке.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Иркутский областной суд через Братский районный суд Иркутской области в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья И.В. Ларичева