НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Апатитского городского суда (Мурманская область) от 29.10.2020 № 2-851/20

Гр. дело № 2-851/2020 мотивированное решение составлено 29.10.2020

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

22 октября 2020 года город Апатиты

Апатитский городской суд Мурманской области в составе:

председательствующего судьи Ткаченко Т.В.,

при секретаре Пошиной И.А.,

с участием зам.прокурора г. Апатиты Каношкиной О.М.,

истца Марамзина А.А.,

представителя ответчиков Кушевой Т.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Марамзина Андрея Александровича к обществу с ограниченной ответственностью «Механик», Кировскому филиалу акционерного общества «Апатит» о компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Марамзин А.А. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Механик» (далее ООО «Механик») о компенсации морального вреда. В обоснование требований указал, что был принят на работу в КФ ООО «Механик». 11 марта 2020 года он получил наряд на утреннюю смену на участок ГУЭР (УВРТ) Расвумчоррского рудника. Так как он не имел допуска к самостоятельной работе, был отправлен на участок в целях ознакомления вместе с двумя работниками, которые должны были производить ремонт траверсы на втором рудспуске. После завершения ремонтных работ он проследовал в слесарскую мастерскую. В мастерской находился работник <.....> который сообщил ему, что будут взрывать, после чего прогремел взрыв, взрывная волна достигла помещения слесарной мастерской, в которой они находился вместе с <.....> В мастерской поднялась пыль, появилось задымление ядовитыми газами, вследствие чего он испытал сильный испуг, сопровождающийся эмоциональным срывом. Он не исключает возможность, что он мог погибнуть или получить серьезные травмы. На следующий день он написал заявление об увольнении по собственному желанию, так как все работники проявляли к нему неприязнь, в связи с его обращением в прокуратуру. Считает, что ему был причинен моральный вред, выраженный в нравственных страданиях, связанных с переживанием сильных эмоций, возникших вследствие нарушения техники безопасности при проведении взрывных работ, угрожающей его жизни, а также необеспечение со стороны работодателя безопасных условий труда, что повлекло значительное ухудшение его здоровья.

Просит взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию морального вреда в размере 1000000 рублей.

Протокольным определением от 23.09.2020 по ходатайству прокурора и истца к участию в деле в качестве соответчика привлечен КФ АО «Апатит».

Истец, допрошенный посредством видеоконференцсвязи, в судебном заседании поддержал требования, настаивал на их удовлетворении. Пояснил, что ранее никакими заболеваниями не страдал, при приеме на работу в КФ ООО «Механик» прошел медицинский осмотр, был признан годным к работе в подземных условиях. Полагает, что работодателем не были приняты меры к обеспечению безопасных условий труда. КФ АО «Апатит» были нарушены правила проведения взрывных работ, при проведении которых, лица, находящиеся в зоне проведения таких работ должны быть выведены из опасной зоны. Также пояснил, что в случае его гибели без кормильца могли остаться члены его семьи, жена и несовершеннолетние дети.

Представитель ответчиков КФ ООО «Механик» и КФ АО «Апатит» в судебном заседании исковые требования не признала по доводам, изложенном в отзыве. Суду пояснила, что Марамзин А.А. не поставил в известность непосредственного руководителя о произошедшем с ним, на ухудшение состояния своего здоровья не жаловался, в здравпункт рудника не обращался. О случившемся стало известно только после обращения Главного государственного инспектора труда Мурманской области. По результатам расследования произошедшего в инспекцию труда был направлен акт, согласно которому при проведении взрывных работ на Расвумчоррском руднике Марамзин А.А. какого-либо повреждения здоровью не получал. Медицинской справкой истцу выставлен диагноз ВСД по гипертоническому типу, однако такое заболевание в Международной классификации болезней отсутствует, других заболеваний и жалоб на состояние здоровья, которые могли стать следствием действий ответчиков, не имеется. Полагает, что отсутствуют доказательства противоправности действий ответчиков.

Третьи лица Бичев Д.А. и Жуткин Д.М. в судебное заседание не явились, извещены, представили письменные возражения, полагают, что оснований для удовлетворения требований Марамзина А.А. не имеется.

Суд, руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, рассмотрел дело в отсутствие третьих лиц.

Заслушав истца, представителя ответчиков, допросив свидетеля <.....>., исследовав письменные материалы дела, заслушав заключение прокурора, полагавшего исковые требования подлежащими частичному удовлетворению, суд приходит к следующему.

Частью 3 статьи 37 Конституции Российской Федерации установлено право каждого на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности.

При определении конкретного размера компенсации морального вреда суд обязан учитывать все заслуживающие внимания доводы.

Согласно части 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно части 2 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора (часть 1 статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно части 1 статьи 212 Трудового кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Работодатель обязан обеспечить безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов (абзац второй части 2 статьи 212 Трудового кодекса Российской Федерации).

Каждый работник имеет право на рабочее место, соответствующее требованиям охраны труда, а также гарантии и компенсации, установленные в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации, коллективным договором, соглашением, локальным нормативным актом, трудовым договором, если он занят на работах с вредными и (или) опасными условиями труда (абзацы второй и тринадцатый части 1 статьи 219 Трудового кодекса Российской Федерации).

Из приведенных нормативных положений в их системной взаимосвязи следует, что работник имеет право на труд в условиях, отвечающих государственным нормативным требованиям охраны труда, включая требования безопасности. Это право работника реализуется исполнением работодателем обязанности создавать такие условия труда.

Согласно статье 237 Трудового кодекса Российской Федерации, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора (часть 1).

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (часть 2).

Как разъяснено в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора. Одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в соответствии со статьей 237 названного Кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Аналогичные критерии определения размера компенсации морального вреда содержатся и в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда".

Как следует из разъяснений, изложенных в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (статья 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда (абз. 2).

Понятия разумности и справедливости размера компенсации морального вреда являются оценочными, не имеют четких критериев в законе, и как категория оценочная определяются судом индивидуально, с учетом особенностей конкретного дела, перечисленных в законе условий, влияющих на размер такого возмещения.

Из материалов дела следует, что в период с 30 января 2020 года по 10 апреля 2020 года Марамзин А.А. работал в КФ ООО «Механик» в должности <.....> (т. 3 л.д.71-72).

В соответствии с приказом № 09-04.1 к/д от 09.04.2020 Марамзин А.А. уволен с должности <.....> из КФ ООО «Механик» по собственному желанию.

Согласно договору № КФА-02-240 от 8 июля 2019 года, заключенному между АО «Апатит» и ООО «Механик», последний обязался выполнять работы по ремонту и техническому обслуживанию оборудования, металлоконструкций, трубопроводов и подъемных сооружений на Кировском и Расвумчоррском рудниках КФ АО «Апатит», срок действия договора с 10 августа 2019 года по 31 июля 2020 года ( т. 3 л.д. 96-115).

Согласно инструкции по охране труда для всех работников подземных рудников, руководителей и специалистом подразделений КФ АО «Апатит», производящих работы на территории промплощадок и в горных выработках подземных рудников КФ АО «Апатит» ИОТ №50, согласованной КФ ООО «Механик» и утвержденной КФ АО «Апатит» (т. 2 л.д. 235-267), на работников рудника в зависимости от специальности и занимаемой должности могут воздействовать следующие вредные и опасные факторы: шум, вибрация, запыленность, работа на высоте, контакт с ВВ, загазованность, охлаждение, физическое напряжение, вибрация, движущиеся механизмы, региональное мышечное напряжение, электромагнитное поле, зрительное напряжение, подземный микроклимат (п.1.3).

Каждый работник обязан: соблюдать требования охраны труда (п. 1.8.1), немедленно извещать своего непосредственного или вышестоящего руководителя о любой ситуации, угрожающей жизни и здоровью людей, о каждом несчастном случае, произошедшем на производстве, или об ухудшении состояния своего здоровья, в том числе о проявлении признаков острого профессионального заболевания (отравления) (п. 1.8.4), знать опасные и вредные производственные фактора, изложенные в его производственной санитарии (п. 1.8.7), беспрекословно подчиняться лицам, выставленным на посты охраны, как при взрывных работах, так и при любых других работах (обезопашивание горных выработок, охрана массового взрыва и т.д.) (п. 3.8). Кроме того, каждый работник должен знать значение сигналов при взрывных работах и выполнять их (п. 3.26).

При этом, значение сигналов при взрывных работах: первый сигнал – предупредительный (один продолжительный свисток или гудок сирены). По этому сигналу все люди, незанятые заряжанием или взрыванием удаляются из радиуса опасной зоны, выставляются посты охраны (п. 3.26.1).

При травме на производстве первый, кто обнаруживает пострадавшего (рабочий, горный мастер (руководитель), начальник) обязан оказать пострадавшему помощь и организовать (направить) его доставку (транспортировку) в здравпункт, сообщив о случившемся ИТР (п. 4.17.1).

При этом при отравлении рудничным газом необходимо вынести пострадавшего на свежий воздух. Во всех случаях вызывать медицинскую помощь (п. 5).

В соответствии с пунктом 4.17.2.1 о каждом несчастном случае работники немедленно должны сообщить сменному техническому надзору или горному диспетчеру рудника.

В соответствии с Положением о нарядной системе ПВД СУОТиПБ КФ 07-2019 при направлении на одно рабочее место двух и более рабочих, один назначается старшим (старшим назначается более опытный работник). Старший координирует действия работников в рамках полученного наряда (п. 5.3.10).

Как установлено в судебном заседании и подтверждается материалами дела, постановлением по делу об административном правонарушении № 31-245/2942-994/ПС от 20 мая 2020 года начальник участка внутрирудничного транспорта и эксплуатации рудоспусков Расвумчоррского рудника КФ АО «Апатит» Жуткин Д.М. был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 9.1 КРФоАП (нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов). Поводом к привлечению его к административной ответственности послужило, в том числе, то обстоятельство, что 11 марта 2020 года во 2-ю смену с 7 часов 45 минут горный мастер Бичев Д.А., являясь руководителем взрывных работ в смене допустил ведение взрывных работ по ликвидации зависания горной массы на рудоспуске № 1 гор +431 м с нарушением паспорта взрывных работ № 16-0011 РР от 24.02.2016: горный мастер КФ ООО «Механик» Марамзин А.А. не был выведен за пределы опасной зоны в сторону места укрытия взрывника, пост № 1.

Постановлением по делу об административном правонарушении № 31-245/2942-1008/ПС от 21 мая 2020 года горный мастер участка внутрирудничного транспорта и эксплуатации рудоспусков Расвумчоррского рудника КФ АО «Апатит» Бичев Д.А. привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 9.1 КРФоАП (нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов). Поводом к привлечению его к административной ответственности послужило, в том числе, также то обстоятельство, что 11 марта 2020 года во 2-ю смену с 7 часов 45 минут горный мастер Бичев Д.А., являясь руководителем взрывных работ в смене допустил ведение взрывных работ по ликвидации зависания горной массы на рудоспуске № 1 гор +431 м с нарушением паспорта взрывных работ № 16-0011 РР от 24.02.2016: горный мастер КФ ООО «Механик» Марамзин А.А. не был выведен за пределы опасной зоны в сторону места укрытия взрывника, пост № 1.

Из Акта расследования случая по обращению мастера по ремонту горного оборудования Участка ремонта горного оборудования КФ ООО «Механик» Марамзина А.А. в Государственную инспекцию труда в Мурманской области от 11 марта 2020 года следует, что комиссия не выявила нарушений законодательства, иных нормативных правовых актов, которые послужили серьезными причинами обращения Марамзина А.А. с жалобой на происшествие. Согласно письменным пояснениям, представленными работниками Кировского филиала ООО «Механик» и Кировского филиала АО «Апатит», 11 марта 2020 года при проведении взрывных работ Марамзин А.А. не получал повреждения здоровья, повлекшее временную утрату профессиональной трудоспособности. Своего непосредственного или вышестоящего руководителя об ухудшении состояния своего здоровья и о каком-либо происшествии на смене Марамзин А.А. не проинформировал. В здравпункт Расвумчоррского рудника 11 марта 2020 года он не обращался.

Из пояснений Марамзина А.А. следует, что, находясь в опасной зоне при проведении взрывных работ с нарушением техники безопасности, реально угрожающих его жизни, он испытал сильный испуг, стресс, у него дрожали руки, он испытывал чувство беспокойства, тревоги, эмоциональные переживания, которые в дальнейшем повлекли нравственные страдания, связанные с переживаниями последствий взрыва. Кроме того, помещение, в котором он находился в момент взрыва, после взрыва было загазовано ядовитыми газами. При обращении к врачу у него было диагностировано повышенное АД, при этом ранее таких жалоб у него не имелось. При обращении к врачу ему были назначены успокоительные уколы, также было рекомендовано обратиться к психиатру.

Как следует из справки № 7605, Марамзин А.А. 11 марта 2020 года обратился в приемное отделение ГОБУЗ «Апатитско-Кировская Центральная городская больница» за медицинской помощью, выставлен диагноз – <.....> (т. 1 л.д. 22).

Согласно справке № 7692, представленной ГОБУЗ «Апатитско-Кировская центральная городская больница», Марамзин А.А. 12 марта 2020 года обращался в приемное отделение за медицинской помощью. Выставлен диагноз: <.....>, непроизводственная – бытовая (т. 3 л.д. 50). При обращении имелись жалобы на головную боль, эпизоды головокружения, нестабильное АД – повышение до 160/100, боли в грудной клетке.

Из пояснений истца, ушиб грудной клетки не связан с произошедшим на производстве случаем.

В связи с невозможностью участия в судебном заседании и дачи пояснений в качестве специалиста, врач терапевт ГОБУЗ «АКЦГБ» <.....> имеющая диплом о высшем образовании по специальности и свидетельство об аккредитации специалиста, в адрес суда представила письменные пояснения относительно установленного при обращении Марамзина А.А. диагноза, из которых следует, что <.....> не является самостоятельным заболеванием, а является синдромом, т.е. следствием какого-либо нарушения. Последствия нахождения Марамзина А.А. в зоне проведения взрывных работ, могли стать причиной ухудшения его состояния. Если ранее у пациента были жалобы на головные боли, это могло послужить обострением симптомов. Проявляется повышение АД головными болями, головокружением, болями в области сердца, чувством нехватки воздуха, слабостью, дрожанием рук, чувством внутренней дрожи, беспокойством, тревогой.

Как следует из медицинской карты Марамзина А.А., именно с такими жалобами он и обратился в приемное отделение ГОБУЗ «Апатитско-Кировская Центральная городская больница».

При этом, из пояснений <.....>., допрошенного в качестве свидетеля, следует, что после взрыва, они вернулись в слесарную мастерскую, там находился Марамзин А.А. и <.....>., Марамзин А.А. был испуган, его всего трясло.

С учетом установленных судом обстоятельств, суд приходит к выводу, что в судебном заседании нашел бесспорное подтверждение факт причинения физических и нравственных страданий истцу 11 марта 2020 года при осуществлении им трудовых функций на территории КФ АО «Апатит» при указанных выше обстоятельствах.

Поскольку обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда положениями действующего трудового законодательства возложена на работодателя, а ответчик не обеспечил безопасность работника при осуществлении им трудовой функции, то именно ответчик несет ответственность по возмещению истцу морального вреда, причиненного повреждением здоровья.

Добровольное осуществление истцом трудовой деятельности во вредных условиях, получение им за свою работу определенных гарантий, льгот и компенсаций, лишь свидетельствуют о степени вины ответчика, но не влияют на право работника на получение возмещения морального вреда, причиненного в результате необеспечения работодателем безопасных условий труда.

Кроме того, принимаемые работодателем меры по безопасности и охране труда оказались недостаточными и не исключили полностью влияние вредных производственных факторов на психическое состояние истца.

При таких обстоятельствах, суд считает, что в период трудовой деятельности в КФ ООО «Механик», осуществляемой на территории Расвумчоррского рудника КФ АО «Апатит» при исполнении трудовых обязанностей, истцу в связи с ненадлежащим образом созданными условиями труда причинен моральный вред, что в соответствии с положениями вышеприведенных норм права является основанием для взыскания в его пользу компенсации морального вреда.

При этом суд учитывает положения части 1 статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Как пояснила в судебном заседании представитель ответчика, Марамзин А.А. не был знаком с рудником и запасными выходами, он проследовал в бригаде в составе с Афониным и Бубновым на рабочее место, для ознакомления с маршрутом, рабочими местами, производством работ и технологическим процессом.

В связи с чем, доводы представителя ответчика КФ ООО «Механик» о том, что Марамзин А.А. не мог не слышать оповещающие звуковые сигналы о проведении взрывных работ, не принял мер к тому, чтобы самостоятельно покинуть опасную зону, суд считает несостоятельными, поскольку как пояснила представитель ответчика в судебном заседании, 11.03.2020 Марамзин А.А. направлялся к месту проведения работ в другими работниками для ознакомления, в том числе с возможными путями выхода из опасной зоны, в случае проведения взрывных работ. При этом не оспаривала, что допуск к самостоятельной работе Марамзину А.А. не оформлялся, старший группы, под руководством которого Марамзин А.А. направлялся к месту ознакомления, не назначался.

Определяя размер компенсации морального вреда, учитывая требования разумности и справедливости, характер физических и нравственных страданий Марамзина А.А., а также, фактические обстоятельства, при которых истцу был причинен моральный вред, суд считает возможным взыскать с ответчиков в пользу истца компенсацию морального вреда в размере по 10000 рублей с каждого.

При определении размера морального вреда судом в полной мере учтены обстоятельства дела, влияющие на определение размера компенсации морального вреда, поскольку, исходя из требований разумности и справедливости, соблюдения принципа баланса интересов сторон в рассматриваемом случае взысканная судом компенсация морального вреда представляется соразмерной последствиям нарушенного права.

Определяя долевой порядок взыскания компенсации морального вреда, суд учитывает то обстоятельство, что работниками КФ АО «Апатит» не был соблюден порядок проведения взрывных работ установленный паспортом взрывных работ выразившейся в том, что работник подрядной организации КФ ООО «Механик» Марамзин А.А. не был выведен за пределы опасной зоны, которая составляет 150м (т. 1 л.д. 146) (место нахождения истца от места проведения взрывных работ составляло 60-70 м), что стороной ответчика не оспаривалось, за что должностные лица КФ АО «Апатит» были привлечены к административной ответственности, а работодателем КФ ООО «Механик» не были обеспечены безопасные условия труда работника, а именно: надлежащим образом не оформлен допуск к самостоятельной работе, старший группы, под руководством которого Марамзин А.А. направлялся к месту ознакомления, не назначался, при этом о предстоящих взрывных работах, работники КФ ООО «Механик» с которыми истец направлялся к месту ознакомления, не оповестили Марамзина А.А., не предприняли мер и не вывели его из зоны взрыва, о случившемся никому не сообщили, как того требует инструкция по охране труда.

Доводы истца о дискриминации в сфере труда, о том, что после произошедшего он был вынужден уволиться в связи с неприязненным отношением в нему со стороны коллектива, а также невозможностью трудоустроиться по месту жительства в настоящее время, суд считает несостоятельными, поскольку доказательств тому истцом не представлено, уволен Марамзин А.А. по собственному желанию, в связи с чем в этой части его доводы носят субъективный характер.

Каких-либо объективных и достаточных доказательств того, что работодателем в отношении истца допущена дискриминация, либо злоупотреблением правом, судом не установлено, стороной истца не представлено.

Материалами дела не подтверждается, что со стороны работодателя имелись произвольные действия личного характера, доказательства, свидетельствующие об имевшей место в отношении истца дискриминации со стороны работодателя на основании каких-либо личных неприязненных отношений, признаках социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности, отсутствуют.

В соответствии с частью 1 статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации; подпункта 8 пункта 1 статьи 333.20 части второй Налогового кодекса Российской Федерации государственная пошлина, от уплаты которой истец освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты государственной пошлины, в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Принимая во внимание, что истец на основании подпункта 3 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации была при подаче иска освобожден от уплаты государственной пошлины, с ответчиков подлежит взысканию государственная пошлина в размере 150 рублей с каждого.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

Иск Марамзина Андрея Александровича к обществу с ограниченной ответственностью «Механик», Кировскому филиалу акционерного общества «Апатит» о компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Механик» и Кировского филиала акционерного общества «Апатит» в пользу Марамзина Андрея Александровича компенсацию морального вреда в размере по 10000 (десять тысяч) рублей с каждого.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Механик» и Кировского филиала акционерного общества «Апатит» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере по 150 (сто пятьдесят) рублей с каждого.

Решение может быть обжаловано в Мурманский областной суд через Апатитский городской суд путем подачи апелляционной жалобы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий Т.В.Ткаченко