НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Курского областного суда (Курская область) от 12.11.2013 № 1559-2013

Судья Найденова И.В. № – 1559 - 2013 года

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

<адрес> ДД.ММ.ГГГГ

Курский областной суд в составе:

председательствующего судьи Ивановой О.Ф.,

с участием:

представителя прокуратуры – старшегопрокурора   отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении дел судами прокуратуры <адрес> Закурдаева А.Ю.,

осужденного Чернышев Н.И.

защитника – адвоката Башкатова Н.Н.,   представившего удостоверение №847, выданное Управлением министерства юстиции РФ по <адрес> ДД.ММ.ГГГГ, и ордер № от ДД.ММ.ГГГГ,

потерпевшей ФИО1,

представителя потерпевшей по доверенности - ФИО2,

при секретаре Токмаковой И.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании от ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> уголовное дело по апелляционному представлению и апелляционным жалобам осуждённого Чернышева Н.И. и его защитника – адвоката Башкатова Н.Н. на приговор Курского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, которым

Чернышев Н.И.  , ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, образование среднее специальное, женатый, работающий машинистом башенных кранов ООО «Дайлес», инвалид 3 группы, несудимый,

осуждён по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 26-ФЗ) к исправительным работам на срок 1 (один) год с удержанием в доход государства 10% заработка, с отбыванием по основному месту работы;

сохранено, в целях обеспечения гражданского иска, наложение ареста на принадлежащий осужденному автомобиль ВАЗ-2107, государственный регистрационный знак Е 947 МК 46.

Заслушав: доклад судьи Ивановой О.Ф., изложившей содержание приговора, существо апелляционного представления и апелляционных жалоб, возражений государственного обвинителя на апелляционные жалобы; выступления прокурора Закурдаева А.Ю., поддержавшего доводы апелляционного представления и возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб; осужденного Чернышеву Н.И. и его защитника – адвоката Башкатова Н.Н., поддержавших доводы своих жалоб и возражавших против удовлетворения апелляционного представления; потерпевшей ФИО1 и ее представителя по доверенности ФИО2, возражавших против изменения приговора суда по доводам апелляционного представления и апелляционных жалоб, суд

установил:

По приговору суда Чернышев Н.И. осужден за совершение кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину при следующих обстоятельствах.

В августе 2011 года Чернышев Н.И., работая в качестве машиниста башенных кранов ООО «Дайлес» в деревне <адрес>, с помощью крана на гусеничном ходу РДК и металлического лома в целях хищения чужого имущества демонтировал принадлежащий ФИО1 пожарный резервуар, изъяв из него 6 (шесть) пустотных плит перекрытия и 39 бетонных блоков, которые в сентябре 2011 года на автомобиле КАМАЗ перевез на территорию своего участка № по 2-му Каштановому переулку <адрес>, причинив потерпевшей значительный материальный ущерб на общую сумму <данные изъяты> рублей.

В суде Чернышев Н.И. виновным себя в совершении преступления не признал.

В апелляционном представлении   государственный обвинитель-помощник прокурора <адрес> Казимирова Е.Ю. просит приговор суда отменить вследствие чрезмерной мягкости назначенного осужденному наказания.

По мнению автора жалобы, при назначении осужденному Чернышеву Н.И. наказания в виде исправительных работ не будут достигнуты цели восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

С учетом тяжести преступления, а также данных о личности Чернышева Н.И.., автор представления считает необходимым назначение осужденному наказания в виде лишения свободы с применением положений ст. 73 УК РФ.

Кроме того, указывает, что при вынесении приговора судом не в полной мере дана оценка доводам осужденного. При этом указаний на конкретные доводы, которые бы не получили оценку в приговоре, в представлении не содержится.

В апелляционных жалобах   осуждённый Чернышев В.И., а также защитник – адвокат Башкатов Н.Н. (как основной, так и дополнительной) считают приговор суда незаконным и необоснованным, постановленным на предположениях и недопустимых доказательствах, просят его отменить и ставят вопрос об оправдании Чернышева Н.И.. по предъявленному обвинению ввиду отсутствия в его деянии состава преступления.

Отрицая наличие у осужденного умысла на совершение кражи чужого имущества, авторы жалоб со ссылками на показания свидетелей ФИО3, ФИО4, ФИО5 указывают, что осужденным до инкриминируемых ему событий неоднократно предпринимались попытки установить собственника демонтированных объектов, а сам демонтаж резервуаров совершался открыто, на протяжении нескольких недель и был очевиден не только лицам, допрошенным в качестве свидетелей, но и иным лицам, не привлеченным к участию в деле. Также указывает на отсутствие в материалах дела доказательств, что осужденный знал о принадлежности данных объектов потерпевшей ФИО1 либо иному лицу, а также на то, что данные подземные сооружения были завалены землей, мусором и бытовыми отходами и по внешнему виду выглядели заброшенными.

Оспаривают принадлежность демонтированных осужденным резервуаров ФИО1 и признание ее потерпевшей. В обоснование этих доводов ссылаются на то, что по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ и передаточному акту от ДД.ММ.ГГГГ потерпевшая приобрела у ЗАО п/п «Мичуринец» один пожарный резервуар, на исправления в дате договора купли-продажи, на отсутствие доказательств уплаты потерпевшей по указанной сделке, на отсутствие регистрации сделки в установленном законом порядке, а также на то, что реальными владельцами приобретенных объектов были Хмелевские.

Также авторы жалоб оспаривают целевое назначение демонтированных резервуаров. По их мнению, показания свидетелей ФИО3, ФИО4 и ФИО22 подтверждают, что демонтированные осужденным объекты являлись не пожарными резервуарами, а фруктохранилищами, так как изнутри были обработаны известковым раствором и не могли использоваться для хранения воды.

Ссылаясь на показания свидетелей ФИО21, ФИО9 указывают, что демонтированные осужденным объекты находятся не в том месте, которое по генплану лагеря труда и отдыха «Юность» обозначено как площадка № для резервуаров. Обращают внимание на то, что согласно генплану водопроводного узла жилого района «Северный» к демонтированным объектам не подходят ни водопровод, ни иные коммуникации. Указывают на пояснительную записку к генплану лагеря труда и отдыха «Юность» о том, что пожарный резервуар выполнен из кирпича и имеет три отверстия, и обращают внимание на то, что демонтированные осужденным объекты были сложены из бетонных конструкций.

Оспаривая достоверность положенных в основу приговора доказательств, авторы жалоб указывают на то, что допрошенные по делу в качестве свидетелей лица являлись либо подчиненными ФИО10, как ФИО6, либо родственниками, как ФИО7, либо наемными рабочими, как ФИО8, а свидетель ФИО9 в судебном заседании фактически отказался от своих показаний на предварительном следствии и утверждал, что резервуары представляют собой металлические емкости – цистерны, а впоследствии не явился в судебное заседание и не представил суду документов по оценке стоимости имущества ЗАО п/п «Мичуринец», чему суд надлежащей оценки не дал.

Авторы жалоб выражают несогласие с тем, что суд первой инстанции признал достоверными показания свидетелей ФИО22 и ФИО20 на предварительном следствии, а не в суде.

Выражая несогласие с выводами судебной строительно-технической экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ № 680/з о размере причиненного ущерба, считают, что при оценке стоимости демонтированных блоков и плит перекрытия необходимо было установить стоимость каждого изделия, а не стоимость одного кубического метра железобетонных изделий.

Защитник дополнительно также обращает внимание на то, что в заявлении потерпевший ФИО10 указал о хищении 36 блоков, в связи с чем объем обвинения Чернышева Н.И.. в хищении 39 бетонных блоков, а следовательно, и размер ущерба от преступления, считает необоснованно завышенными.

Ссылаясь на то, что потерпевшей ФИО1 по договору купли-продажи приобретена в том числе и одна выгребная емкость, и по ведомости расходов основных строительных материалов на строительство лагеря труда и отдыха «Юность» был возведен всего один выгреб, а на территории лагеря до настоящего времени имеются два подземных сооружения, собственник и предназначение которых не установлены, защитник выдвигает версию, что именно эти подземные сооружения являются пожарными резервуарами, которые были приобретены потерпевшей в 2006 году.

Оспаривая выводы суда о достоверности и допустимости заключения проведенной по делу судебной строительно-технической экспертизы об определении размера ущерба, защитник указывает на то, что в ходе выездного судебного заседания было установлено несоответствие размеров блоков указанным в заключении эксперта; из содержания заключения видно, что при производстве экспертизы экспертом при помощи рулетки устанавливался размер каждого блока в отдельности; в заключении экспертизы не указано, что при ее производстве эксперт принимал во внимание усредненные типовые размеры железобетонных изделий, в связи с чем выводы суда об этом в приговоре суда не подтверждены материалами уголовного дела и опровергаются фактическими обстоятельствами.

Указывает на то, что судом не отражены в протоколе судебного заседания и не приняты во внимание показания свидетеля ФИО22 о нахождении в деревне Татаренково около фруктохранилища еще одного пожарного резервуара, а замечания на протокол судебного заседания были необоснованно отклонены.

Выводы суда в части разрешения гражданского иска считает противоречивыми и выражает несогласие с признанием за ФИО1 права на удовлетворение ее исковых требований.

Считает, что приговор не соответствует требованиям п.2 ст. 307 УПК РФ, так как в нем не отражены показания свидетеля ФИО22, а также специалиста ФИО11 в судебном заседании о том, что демонтированные осужденным объекты не могли использоваться в качестве пожарных резервуаров, а имели иное назначение, не дана оценка письменным доказательствам, представленным стороной защиты: пояснительной записке к проекту лагеря труда и отдыха «Юность», типовому проекту, ведомости расхода строительных материалов, схеме генплана с сетями водопровода и канализации названного лагеря.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного Чернышева Н.И. и адвоката Башкатова Н.Н. потерпевшая ФИО1 считает приговор суда законным и обоснованным, а назначенное осужденному наказание справедливым.

По ее мнению, материалами дела, в том числе копиями договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ года, квитанции к приходному кассовому ордеру от ДД.ММ.ГГГГ года, накладной от ДД.ММ.ГГГГ года, передаточного акта от ДД.ММ.ГГГГ года, и показаниями свидетелей ФИО8, ФИО7, ФИО9, ФИО21, ФИО6, ФИО22 достоверно установлено, что демонтированный осужденным пожарный резервуар является ее собственностью.

Опровергая утверждения стороны защиты о целевом назначении демонтированного объекта, потерпевшая ссылается на показания свидетеля ФИО21 о том, что на территории лагеря «Юность» никогда не было фруктохранилища; свидетеля ФИО20, пояснившей, что пожарный резервуар состоял из 2-х емкостей и был выстроен из бетонных блоков и плит; свидетеля ФИО22, также подтвердившего, что пожарный резервуар состоял из 2-х емкостей и был выстроен и бетонных блоков и плит, а фруктохранилищ на территории лагеря никогда не было, и на генплане лагеря пожарный резервуар располагался в том месте, где изображена пожарная площадка под № 10.

По ее мнению, на представленном стороной защиты генплане водопроводного узла строящегося поселка «Северный» не могли быть отображены коммуникации, идущие от башни «Рожновского» к объектам, демонтированным осужденным, так как последние не имеют отношения к названному поселку.

Ссылается на показания свидетеля ФИО11 о том, что типовой проект строительства лагеря труда и отдыха «Юность» корректировался, и организация застройщика выбрала экономически выгодный материал - бетонные блоки и плиты перекрытия.

Заключение судебной строительно-технической экспертизы считает обоснованным, поскольку экспертиза проведена квалифицированными экспертами в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

В заседании суда апелляционной инстанции:

представитель прокуратуры – прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении дел судами прокуратуры <адрес> Закурдаев А.Ю. доводы апелляционного представления поддержал по основаниям, в нем изложенным;

осуждённый Чернышев Н.И., а также его защитник – адвокат Башкатов Н.Н. доводы апелляционных жалоб поддержали и просили отменить приговор суда, а Чернышева Н.И. по предъявленному ему обвинению оправдать по основаниям отсутствия в его действиях состава преступления; против удовлетворения представления возражали;

потерпевшая ФИО1 и ее представитель по доверенности ФИО2 возражали против отмены либо изменения приговора суда по основаниям, изложенным в возражениях на жалобы.

Выслушав участников судебного заседания, проверив представленные материалы, а также обсудив доводы, изложенные в апелляционном представлении и апелляционных жалобах и возражениях на них, суд приходит к следующему.

Доводы апелляционных жалоб осужденного Чернышева Н.И. и его защитника – адвоката Башкатова Н.Н. аналогичны тем, которые были предметом проверки суда первой инстанции и отвергнуты обоснованно по мотивам, приведенным в приговоре, с которыми нельзя не согласиться.

Выводы суда о виновности Чернышев Н.И. в совершении преступления подтверждаются совокупностью тщательно исследованных судом доказательств, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

Так, по показаниям потерпевшей ФИО1 и ее представителя ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ ФИО10 (ныне покойный) – отец потерпевшей обнаружил, что приобретенный последней в марте 2006 года в ЗАО плодопитомник «Мичуринец» пожарный резервуар на территории лагеря труда и отдыха «Юность» в д. <адрес> приведен в негодность, из него были демонтированы бетонные блоки и бетонные плиты перекрытия, оставшиеся на месте блоки разбиты.

Свидетель ФИО8 подтвердила, что расположенный на территории лагеря труда и отдыха «Юность» в д. <адрес> пожарный резервуар, представлявший собой 2 емкости из бетонных блоков и плит и приобретенный в ЗАО плодопитомник «Мичуринец» ФИО1, в конце лета 2011 года был демонтирован, а бетонные блоки и плиты перекрытия из него вывезены.

Согласно показаниям свидетеля ФИО3, в конце августа 2011 года у него как мастера строительных работ в коттеджном поселке около д.Татаренково Чернышев Н.И. спрашивал, кому принадлежат сооружения под землей из бетонных блоков и плит перекрытия. Он пояснил, что данное строение их организации не принадлежит, на чертежах его нет и поэтому дать разрешение на его разборку он не мог. В конце августа 2011 года он видел, как Чернышев Н.И. самостоятельно производил демонтаж указанного подземного строения и бетонные блоки и плиты вывез на манипуляторе в <адрес> на строительство своего дома.

Свидетель ФИО20 на предварительном следствии пояснила, что ФИО1 приобретала в собственность часть имущества ЗАО «Мичуринец», в том числе и пожарный резервуар, который представлял собой подземное сооружение из двух емкостей, выстроенное из бетонных блоков и плит перекрытия. По ее показаниям, в октябре 2011 года она вместе с ФИО10 осматривала котлован от демонтированного резервуара и обломки поврежденных блоков.

Из показаний свидетеля ФИО6 видно, что по просьбе ФИО10 он составлял схему ремонта пожарного резервуара, состоявшего из двух емкостей, выложенных изнутри бетонными блоками и плитами перекрытия, в д.<адрес>.

По показаниям свидетеля ФИО7, в 2006 году он, намереваясь купить часть здания на территории лагеря труда и отдыха «Юность», узнал от ФИО9, что находившийся в рабочем состоянии пожарный резервуар из двух емкостей, выполненных из фундаментных блоков и бетонных плит перекрытия, принадлежал ФИО1, а в конце осени 2012 года он обнаружил, что этот резервуар демонтирован.

Свидетель ФИО9 пояснил, что он как конкурсный управляющий ДД.ММ.ГГГГ по договору купли-продажи продал ФИО1 на территории лагеря труда и отдыха «Юность» часть имущества ЗАО плодопитомник «Мичуринец», в том числе и пожарный резервуар, представлявший собой две емкости из бетонных блоков и плит перекрытия, расположенный на генплане названного лагеря под № 10.

Свидетели ФИО21, работавший с 1978 по 2005 годы в ЗАО «Мичуринец» прорабом, подтвердил, что на территории лагеря труда и отдыха «Юность» имелся пожарный резервуар, который представлял собой два колодца из бетонных блоков и плит и который в генплане лагеря значился под номером 10.

Свидетель ФИО22, который работал в ЗАО плодопитомник «Мичуринец» в 1977-1978 годах, в ходе предварительного следствия также пояснил, что на территории лагеря труда и отдыха «Юность» находился наряду с другими сооружениями в том числе под номером 10 на генплане и пожарный резервуар, состоящий из двух колодцев, выполненных из бетонных блоков и плит перекрытия.

Подвергать сомнению достоверность положенных в основу приговора показаний потерпевшей и указанных свидетелей, как на этом настаивает сторона защиты, суд апелляционной инстанции оснований не имеет, поскольку они логичны, последовательны, согласуются между собой и оснований к оговору осужденного указанными лицами в материалах дела и жалобах не приведено.

Вышеприведенные показания потерпевшей ФИО1 и свидетелей не только согласуются между собой в деталях, но подтверждаются данными: протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ об отсутствии бетонных блоков и плит перекрытия в пожарном резервуаре в д. Татаренково, принадлежащем потерпевшей ФИО1 (т.1, л.д.7-10); протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ об обнаружении на территории участка № по 2-му Каштановому переулку <адрес> 39-ти бетонных блоков и 6-ти бетонных плит перекрытия, изъятых Чернышевым Н.И. с его слов, из пожарного резервуара в д. Татаренково (т.2, л.д.18-19); заключения эксперта от ДД.ММ.ГГГГ о том, что общее количество блоков составляет 39 штук, а их общая стоимость с учетом износа 48152 рубля, общее количество плит составляет 6 штук, а их стоимость с учетом износа <данные изъяты> рублей (т.1, л.д.33-34); протоколом выемки от ДД.ММ.ГГГГ об изъятии с территории участка № по 2-Каштановому переулку <адрес> 39 бетонных блоков и 6 плит перекрытия (т.2, л.д.3-6); протокола явки с повинной, в которой осужденный подробно сообщил об обстоятельствах, при которых демонтировал пожарный резервуар в д.<адрес>, а бетонные блоки и плиты перекрытия перевез на свой участок для строительства дома (т.1, л.д.18-19); договора купли-продажи имущества № от ДД.ММ.ГГГГ, счета-фактуры № от ДД.ММ.ГГГГ и накладной № от ДД.ММ.ГГГГ о приобретении потерпевшей ФИО1 пожарного резервуара в ЗАО плодопитомник «Мичуринец»; экспликации строений и сооружений (генплан лагеря труда и отдыха «Юность») в д. Татаренкова, пояснительной записки к генплану, согласно которым объекты, из которых было похищено имущество, представляют собой пожарный резервуар, и другими доказательствами, на которые имеется ссылка в приговоре суда.

Противоречивых доказательств, которые бы могли существенно повлиять на выводы суда, и которым суд не дал бы оценки в приговоре, в деле не имеется.

Вопреки утверждениям апелляционных жалоб, мотивы, по которым суд отверг одни доказательства, и признал достоверными другие, в том числе показания свидетелей ФИО22 и ФИО20 на предварительном следствии, приведены в приговоре, являются правильными.

Поскольку выводы судебной строительно-технической экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ № 680/з о размере причиненного ущерба научно обоснованны, экспертиза проведена специалистом, квалификация которого сомнений не вызывает, и в судебном заседании эксперт ФИО23 подтвердил, что размер ущерба был определен на момент совершения преступления, доводы стороны защиты, не основанные на специальных познаниях либо нормативных актах, о том, что при оценке стоимости демонтированных блоков и плит перекрытия необходимо было установить стоимость каждого изделия, а не стоимость одного кубического метра железобетонных изделий, правильно отвергнуты судом первой инстанции. Каких-либо данных, которые бы давали суду апелляционной инстанции основания сомневаться в достоверности указанного заключения эксперта, также не имеется, в связи с чем соответствующие доводы стороны защиты также не принимаются во внимание.

Доводы жалоб относительно целевого назначения демонтированного сооружения, в том числе об отсутствии водопроводной линии к этому резервуару, а также о наличии на территории лагеря иных подземных объектов, направлены фактически на оспаривание принадлежности похищенного осужденным имущества потерпевшей ФИО1 и обоснованно отвергнуты судом первой инстанции, поскольку собранными по делу доказательствами, в том числе и показаниями свидетелей ФИО21, ФИО22 и ФИО9, генпланом лагеря труда и отдыха «Юность» на базе ЗАО плодопитомник «Мичуринец», договором купли-продажи была установлена принадлежность демонтированного осужденным объекта именно потерпевшей, а не иному лицу.

Доводы стороны защиты о том, что согласно пояснительной записке к генплану лагеря труда и отдыха «Юность» пожарный резервуар должен был выполняться из кирпича, сами по себе без учета установленных судом фактических обстоятельств, свидетельствующих о возведении этого объекта из бетонных конструкций, не влияют на существо принятого по делу решения, а потому не принимаются во внимание и судом апелляционной инстанции.

Иные доводы стороны защиты, в том числе об исправлениях в дате договора купли-продажи пожарного резервуара потерпевшей, об отсутствии регистрации названной сделки в установленном законом порядке, а также о том, что реальными владельцами приобретенных ФИО1 объектов были ее родители – Хмелевские, также не влияют на правильность принятого по делу решения.

При таком положении доводы стороны защиты о невиновности Чернышева Н.И.. в преступлении, за которое он осужден, и обосновании судом своих выводов на предположениях и недопустимых доказательствах нельзя признать состоятельными.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд первой инстанции дал верную квалификацию действиям Чернышев Н.И. по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ в редакции Федерального закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ №26-ФЗ как тайное хищение чужого имущества, причинившее значительный ущерб, и убедительно мотивировал ее в приговоре.

Присутствие посторонних лиц при совершении преступления Чернышевым Н.И. на что ссылается сторона защиты, не влияет на выводы суда, в том числе и о квалификации содеянного, поскольку материалами дела, в том числе и показаниями свидетелей ФИО3, ФИО4 - очевидцев изъятия осужденным бетонных конструкций из принадлежащего потерпевшей резервуара, - установлено, что эти лица не осознавали преступного характера действий осужденного.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену либо изменение приговора, по делу не допущено.

При этом, принимая во внимание, что отражающие субъективную оценку обстоятельств дела показания свидетелей ФИО22, а также специалиста ФИО11 в судебном заседании о том, что демонтированные осужденным объекты не могли использоваться в качестве пожарных резервуаров, а имели иное назначение, а также представленные стороной защиты пояснительная записка к проекту лагеря труда и отдыха «Юность», типовой проект, ведомость расхода строительных материалов, схема генплана с сетями водопровода и канализации названного лагеря не содержат в себе данных, опровергающих выводы суда первой инстанции, само по себе отсутствие в приговоре подробного содержания названных доказательств не может быть признано грубым нарушением требований ст. 307 УПК РФ и являться основанием к отмене принятого по делу решения, как на это указано в жалобе стороны защиты.

Исходя из материалов дела, в том числе и протокола судебного заседания, все доводы, которые сторона защиты приводила в обоснование своей позиции, получили надлежащую оценку в приговоре, а потому утверждения апелляционного представления об обратном не соответствуют действительности.

Признание за ФИО1 права на удовлетворение ее исковых требований отвечает положениям ч.2 ст.309 УПК РФ и фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем соответствующие доводы апелляционной жалобы защитника также нельзя принять во внимание.

Поскольку материалами дела, в том числе и протоколом осмотра места происшествия с участием самого осужденного, который пояснил, что все обнаруженные на территории его домовладения 39 бетонных блоков он извлек из пожарного резервуара в д.Татаренково, установлено хищение названного количества блоков, и обвинение Чернышеву Н.И. было предъявлено в краже 39 бетонных блоков, указание ФИО10 (ныне покойным) в заявлении о возбуждении уголовного дела о хищении у него 36 блоков, также не опровергает установленного судом в приговоре количества похищенного имущества, в связи с чем и с доводами защитника относительно необоснованного увеличения объема обвинения и, как следствие, размера ущерба от преступления, согласиться нельзя.

Поданные стороной защиты замечания на протокол судебного заседания председательствующей судьей рассмотрены в установленном законом порядке с вынесением мотивированного постановления. Судом соблюдены требования ст. 260 УПК РФ, процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания не нарушена, в постановлении приведены доводы защитника и мотивы, по которым эти доводы отвергнуты. Поэтому доводы защитника относительно необоснованного отклонения замечаний на протокол судебного заседания также не принимаются во внимание судом апелляционной инстанции.

Назначенное Чернышеву Н.И.. наказание, как по своему виду, так и по размеру, является справедливым и соответствует требованиям ст.ст.6, 43, 60 УК РФ. При решении вопроса о наказании суд первой инстанции в должной мере учел тяжесть содеянного, данные о личности осужденного, имеющего постоянное место работы, характеризующегося положительно, обстоятельства дела, в том числе и смягчающее наказание - явку с повинной. Поэтому суд апелляционной инстанции не может принять доводы апелляционного представления о несправедливости, вследствие чрезмерной мягкости, назначенного осужденному наказания.

Сохранение наложения ареста на принадлежащий Чернышеву Н.И. автомобиль произведено судом первой инстанции в соответствии с положениями ст.115 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.19, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

постановил:

Приговор Курского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Чернышева Н.И.   оставить без изменения, а апелляционное представление, апелляционные жалобы осуждённого и его защитника – без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в кассационном порядке, установленном главой 47-1 УПК РФ, в Президиум Курского областного суда в течение одного года со дня оглашения.

Председательствующий: О.Ф. Иванова