НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции от 11.03.2020 № 16-1169/19

№16-1169/2019

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Краснодар 11 марта 2020 года

Судья Четвертого кассационного суда общей юрисдикции Монмарь Д.В., рассмотрев жалобу Андрохановой Е.А. на вступившие в законную силу постановление Врио руководителя Межрегионального управления Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Южному федеральному округу от 28 мая 2019 года, решение Первомайского районного суда г. Краснодара от 24 июля 2019 года и решение судьи Краснодарского краевого суда от 14 октября 2019 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 15.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении генерального директора МУП «КГАУ» Андрохановой Е.А.,

установил:

постановлением Врио руководителя Межрегионального управления Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Южному федеральному округу от 28 мая 2019 года генеральный директор МУП «КГАУ» Андроханова Е.А. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 15.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее-КоАП РФ), и подвергнута наказанию в виде административного штрафа в размере <данные изъяты>.

Решением судьи Первомайского районного суда г. Краснодара от 24 июля 2019 года постановление Врио руководителя Межрегионального управления Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Южному федеральному округу от 28 мая 2019 года оставлено без изменения.

Решением Краснодарского краевого суда от 15 октября 2019 года решение судьи Первомайского районного суда г. Краснодара от 24 июля 2019 года оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в Четвертый кассационный суд общей юрисдикции, Андроханова Е.А. ставит вопрос об их отмене и прекращении производства по делу в связи с малозначительностью совершенного правонарушения. В обоснование доводов жалобы указывает на то, что МУП «КГАУ» не осуществляло закупку фармацевтической субстанции, а закупало лекарственную форму – раствор для наружного применения и приготовления лекарственных форм 95%, поэтому у него не возникло обязанности по подаче деклараций по закупке фармацевтической субстанции. Кроме того, она ссылается на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 21 октября 2019 года, которым постановление в отношении МУП «КГАУ» - отменено.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, рассмотрев жалобу в пределах заявленных доводов, прихожу к следующему.

В соответствии со статьей 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении выяснению подлежат: 1) наличие события административного правонарушения; 2) лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые настоящим Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность; 3) виновность лица в совершении административного правонарушения; 4) обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность; 5) характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением; 6) обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении; 7) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Согласно статьи 15.13 КоАП РФ искажение информации и (или) нарушение порядка и сроков при декларировании производства, оборота и (или) использования этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, использования производственных мощностей влекут наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 14 Федерального закона от 22 ноября 1995 года № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» организации, осуществляющие производство и (или) оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции, а также спиртосодержащей непищевой продукции с содержанием этилового спирта более 25 процентов объема готовой продукции, обязаны осуществлять учет и декларирование объема их производства и (или) оборота.

Порядок представления деклараций и форма декларации установлены Постановлением Правительства 9 августа 2012 года № 815 «О предоставлении деклараций об объеме производства, оборота и (или) использования этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, об использовании производственных мощностей», в соответствии с п. 15, п. 16 которого, декларации представляются ежеквартально, не позднее 20-го числа месяца, следующего за отчетным кварталом, по телекоммуникационным каналам связи в форме электронного документа.

В соответствии с частью 1 статьи 26 Федерального закона № 171-ФЗ в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции запрещаются, в частности, искажение и (или) непредставление в установленные сроки декларации об объеме производства, оборота и (или) использования этилового спирта.

Как следует из материалов дела, генеральным директором МУП «КГАУ» Андрохановой Е.А. не принято надлежащих мер к осуществлению контроля за соблюдением требований закона предъявляемых к порядку подачи деклараций об объеме производства, оборота и (или) использования этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, об использовании производственных мощностей, об объеме собранного винограда и использованного для производства винодельческой продукции винограда в результате чего МУП «КГАУ» допущено нарушение сроков представления деклараций за 4 квартал 2018 года.

Фактически МУП «КГАУ» декларации «Об объеме использования этилового спирта» (приложение №2 к Правилам предоставления деклараций об объеме производства, оборота и (или) использования этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции об использовании производственных мощностей, об объеме собранного винограда, утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 9 августа 2012 года за 4 квартал 2018 года, представлена 21 мая 2019 года.

Установленные обстоятельства свидетельствуют о наличии события административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена 15.13 КоАП РФ, а судьями, на основании анализа представленных доказательств, сделан правильный вывод о наличии в действиях генерального директора МУП «КГАУ» Андрохановой Е.А. состава административного правонарушения.

Факт совершения Андрохановой Е.А. правонарушения, предусмотренного статьей 15.13 КоАП РФ, подтверждается постановлением о назначении административного наказания от 28 мая 2019 года, протоколом об административном правонарушении от 28 мая 2019 года, сведениями из ЕГРЮЛ ФНС России, договором поставки от 18 августа 2016 года, дополнительным соглашением от 6 сентября 2017 года, товарно-транспортными накладными, справкой к товарно-транспортным накладным на этиловый спирт, алкогольную и спиртосодержащую продукцию. Указанные доказательства оценены судьями на предмет относимости, допустимости и достаточности с соблюдением требований статьи 26.11 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что МУП «КГАУ» не осуществляло закупку фармацевтической субстанции, а закупало лекарственную форму – раствор для наружного применения и приготовления лекарственных форм 95%, поэтому у него не возникло обязанности по подаче деклараций по закупке фармацевтической субстанции, в связи с чем содеянное должно быть квалифицировано как малозначительное, подлежит отклонению.

В соответствии со статьей 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения должностное лицо, уполномоченное решить дело об административном правонарушении, может освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Квалификация правонарушения в качестве малозначительного может иметь место только в исключительных случаях, исходя из оценки конкретных обстоятельств его совершения.

Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Такие обстоятельства, как личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, свидетельствующими о малозначительности правонарушения. Данные обстоятельства, в силу частей 2, 3 статьи 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, учитываются при назначении административного наказания.

В соответствии с абзацем третьим пункта 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Существенная угроза охраняемым общественным отношениям может выражаться не только в наступлении каких-либо материальных последствий правонарушения, но и в пренебрежительном отношении субъекта к исполнению своих обязанностей, что имело место в данном случае (доказательства наличия иной причины неисполнения соответствующей обязанности юридическим лицом в материалах дела отсутствуют).

Таким образом, основания для признания правонарушения малозначительным и освобождения должностного лица от административной ответственности отсутствуют.

Так, из приобщенных к делу товарно-транспортных накладных (л.д.185-222) следует что, Обществом приобретался именно «этиловый спирт для наружного применения и приготовления лекарственных форм», то есть судьями сделан правильный вывод о приобретаемом товаре, его химическом составе и целях применения.

Ввиду изложенного, дополнения приобщенные к кассационной жалобе не являются доказательством обратного и не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Иные доводы жалобы, в том числе ссылка на решение Арбитражного суда Краснодарского края, не могут служить основанием для отмены или изменения обжалуемых судебных постановлений, поскольку, во-первых, обстоятельства по делу установлены правильно, нарушений норм материального и процессуального права не допущено, установленный статьей 26.11 КоАП РФ порядок оценки доказательств судьями соблюден, а, во-вторых, не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Краснодарского края не свидетельствует об отсутствии оснований для привлечения генерального директора МУП «КГАУ» Андрохановой Е.А.

Учитывая изложенное, принимая во внимание, что в ходе судебного разбирательства нашел подтверждение факт совершения генеральным директором МУП «КГАУ» Андрохановой Е.А. административного правонарушения, предусмотренного статьей 15.13 КоАП РФ, полагаю, что постановление Врио руководителя Межрегионального управления Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Южному федеральному округу от 28 мая 2019 года, решение Первомайского районного суда г. Краснодара от 24 июля 2019 года и решение судьи Краснодарского краевого суда от 14 октября 2019 года подлежат оставлению без изменения.

На основании статей 30.16 и 30.17 КоАП РФ, судья Четвертого кассационного суда общей юрисдикции

постановил:

постановление Врио руководителя Межрегионального управления Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Южному федеральному округу от 28 мая 2019 года, решение Первомайского районного суда г. Краснодара от 24 июля 2019 года и решение судьи Краснодарского краевого суда от 14 октября 2019 года оставить без изменения, жалобу генерального директора МУП «КГАУ» Андрохановой Е.А. – без удовлетворения.

Судья