НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 04.02.2021 № 88-30586/20

Дело № 88-3349/2021

Уникальный идентификатор дела 77RS0012-01-2019-014581-15

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Патронова Р.В.,

судей Захаровой С.В. и Матушкиной Н.ВА.

рассмотрела в открытом судебном заседании 4 февраля 2021 г. по кассационной жалобе Белинского Георгия Николаевича на решение Кузьминского районного суда города Москвы от 21 февраля 2020 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 сентября 2020 г.

гражданское дело № 2-699/2020 по иску Белинского Георгия Николаевича к Государственному автономному учреждению культуры г. Москвы «Государственный историко-архитектурный и природно-ландшафтный музей заповедник «Кузьминки-Люблино», Департаменту культуры г. Москвы о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении в должности, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

Заслушав доклад судьи судебной коллегии по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции Патронова Р.В., выслушав объяснения истца Белинского Г.Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя ответчика Марковой Е.Н., возражавшей против удовлетворения жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ганцевой С.В., полагавшей доводы жалобы заслуживающими внимания, а постановление суда апелляционной инстанции подлежащим отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Белинский Георгий Николаевич обратился в суд с иском к Государственному автономному учреждению культуры города Москвы «Государственный историко-архитектурный и природно-ландшафтный музей заповедник «Кузьминки-Люблино» (далее – ГАУК г. Москвы «ГМЗ Кузьминки-Люблино»), Департаменту культуры города Москвы о признании незаконным приказа об увольнении от 8 октября 2019 г. № 276-ЛС, восстановлении на работе в должности научного сотрудника сектора научно-просветительской работы, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, признании недействительной записи в трудовой книжке от 8 октября 2019 г. № 32, взыскании с ответчика компенсации морального вреда в размере 300 000 руб.

В обоснование заявленных требований Белинский Г.Н. указал, что 1 июля 2018 г. был принят на работу в ГАУК города Москвы «ГМЗ Кузьминки-Люблино» на должность научного сотрудника на основании бессрочного трудового договора № 61/18 от 1 июля 2018 г.

Приказом № 276-ЛС от 8 октября 2018 г. истец был уволен с работы по пункту 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с истечением срока действия трудового договора ввиду выхода на работу из отпуска по уходу за ребенком основного работника, занимающего должность заведующего сектором культурно-просветительской работы.

Белинский Г.Н. считает своё увольнение незаконным, поскольку расторжение трудового договора произведено в период его временной нетрудоспособности, перевод на должность заведующего сектором культурно-просветительской работы являлся временным, в связи с чем при выходе на работу основного работника ему должна была быть предоставлена прежняя работа в должности научного сотрудника, на которую он был принят по трудовому договору, заключенному на неопределенный срок.

В судебном заседании в обосновании исковых требований ссылался также на фальсификацию первой страницы дополнительного соглашения № 4 к трудовому договору, указывал, что изначально подписывал соглашение о временном переводе, а впоследствии первая страница дополнительного соглашения № 4 была заменена на иную, в которой указано уже на постоянный, а не временный характер перевода.

Решением Кузьминского районного суда города Москвы от 21 февраля 2020 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 сентября 2020 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Белинским Г.Н. ставится вопрос об отмене принятых по делу судебных постановлений как незаконных, в обоснование которой податель приводит доводы о неверном применении судами норм материального права и неправильном установлении фактических обстоятельств дела, аналогичные ранее изложенным в апелляционной жалобе на судебное решение, а также соответствующие правовой позиции истца в суде первой инстанции.

Приводит доводы о том, что его перевод на должность заведующего сектором культурно-просветительской работы 3 июня 2019 г. носил временный характер, а потому по выходу основного сотрудника на работу из декретного отпуска трудовой договор от 1 июля 2018 г. расторгнуть быть не мог, при этом он должен быть возвращен на своё основное рабочее место – научного сотрудника сектора научно-просветительской работы.

Полагает, что 2 сентября 2019 г. имел место не перевод на иную (временную) должность, а изменение наименования занимаемой им должности. Указывает, что работодатель впоследствии сфальсифицировал первую страницу дополнительного соглашения № 4 от 2 сентября 2019 г., указав, в отсутствие воли работника, что перевод истца произведён на временную должность, занимаемую иным сотрудником, и данный перевод является постоянным. В подтверждение факта фальсификации истец представил суду апелляционной инстанции заключение эксперта, однако суд апелляционной инстанции, обозрев заключение в судебном заседании, отказал в его приобщении к материалам гражданского дела, не принял в качестве доказательства и не сослался на него в апелляционном определении. Данное решение считает незаконным, нарушающим нормы процессуального права.

На рассмотрение дела в судебное заседание суда кассационной инстанции представители Департамента культуры города Москвы, КМП города Москвы не явились. О времени и месте судебного заседания, назначенного на 4 февраля 2021 г., извещены надлежащим образом. При таких обстоятельствах, в соответствии с частью 5 статьи 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

В силу статьи 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Выслушав объяснения истца Белинского Г.Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя ответчика Марковой Е.Н., возражавшей против удовлетворения жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ганцевой С.В., полагавшей доводы жалобы заслуживающими внимания, а постановление суда апелляционной инстанции подлежащим отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, изучив материалы гражданского дела, возражения ответчика на кассационную жалобу, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив по правилам статьи 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, кассационный суд приходит к следующему.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции с выводами которого согласился суд апелляционной инстанции, исходил из законности увольнения истца, произведенного 8 октября 2019 г. на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации по истечении срока трудового договора.

Данный вывод суды обосновали тем, что Белинский Г.Н. с 3 июня 2019 г. был переведён на постоянной основе в связи с поступившим от него заявлением с занесением данной информации в его трудовую книжку на иную должность – заведующего сектором культурно-просветительской работы, занимаемую на постоянной основе иным сотрудником, находящимся в отпуске по уходу за ребенком. Истец, подписав дополнительное соглашение к трудовому договору от 3 июня 2019 г., согласился с тем, что его перевод является постоянным, а также с тем, что он переводится на временную должность, а трудовой договор от 1 июля 2018 г. приобретает характер срочного. Поскольку с 8 октября 2019 г. основной сотрудник прервал отпуск по уходу за ребенком и вышел на работу, о чем истцу было направлено почтой соответствующее уведомление, трудовой договор с ним был прекращён 8 октября 2019 г. по пункту 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации при наличии к тому законного основания и с соблюдением процедуры увольнения. Факт нахождения истца в период с 1 по 14 октября 2019 г. на больничном препятствием для расторжения трудового договора по пункту 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации не является.

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции находит выводы суда о законности увольнения Белинского Г.Н. основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные правоотношения и не соответствующими представленным истцом доказательствам.

В силу части 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор заключается, в частности, на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы.

В соответствии с пунктом 2 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

Согласно части 1 статьи 79 Кодекса срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Частью 3 этой же статьи предусмотрено, что трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу.

Согласно статье 256 Трудового кодекса Российской Федерации на период отпуска по уходу за ребенком за работником сохраняется место работы (должность).

Таким образом, выход на работу отсутствующего работника, для исполнения обязанностей которого принималось на работу другое лицо по срочному трудовому договору, является безусловным основанием для прекращения такого договора.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, 1 июля 2018 г. Белинский Г.Н. был принят на работу в Государственное автономное учреждение культуры г. Москвы «Государственный историко-архитектурный и природно-ландшафтный музей заповедник «Кузьминки-Люблино» на должность научного сотрудника на основании трудового договора от 1 июля 2018 г. № 61/18, заключенного на неопределенный срок (л.д. 35-43).

О переводе истца на должность заведующего сектором культурно-просветительской работы на время исполнения обязанностей отсутствующего работника издан приказ № 116/лс от 3 июня 2019 г., в котором указано на то, что перевод Белинского Г.Н. носит постоянный характер (л.д. 79).

Отметки об ознакомлении истца с данным приказом документ не содержит.

Приказом ответчика от 7 октября 2019 г. № 274/ЛС о выходе на работу и изменении даты окончания отпуска по уходу за ребенком прекращен отпуск по уходу за ребенком до трёх лет Кожевниковой А.С.

Приказом от 8 октября 2019 г. № 276/ЛС действие трудового договора от 1 июля 2018 г. № 61/18 прекращено, Белинский Г.Н. уволен с занимаемой должности заведующего сектором культурно-просветительской работы и оказания услуг посетителям на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации по истечении срока трудового договора.

Заявитель кассационной жалобы считает, что исходя из приведенного правового регулирования, он был временно переведён на должность заведующего сектора культурно-просветительской работы, при также продолжал исполнять обязанности научного сотрудника сектора научно-просветительской работы, с приказом о переводе на временную должность на постоянной основе не ознакомлен, приказ не подписывал.

Суды, давая оценку правомерности расторжения трудового договора от 1 июля 2018 г. № 61/18, данные обстоятельства как юридически значимые исходя из предмета судебной проверки, не определили, на обсуждение сторон не поставили.

Суды оставили без внимания то обстоятельство, что трудовой договор от 1 июля 2018 г. № 61/18, заключенный между сторонами спора на неопределенный срок, не расторгался, при переводе Белинскому Г.Н. не было разъяснено, что перевод на должность заведующего сектора носит постоянный характер, в заявление о переводе от 3 июня 2019 г. указание на то, что перевод является постоянным отсутствует.

Кроме того, по мнению суда кассационной инстанции, судами не дана юридическая квалификация действиям работодателя, который в приказе от 3 июня 2019 г. № 116/лс указал на то, что вид перевода является постоянным, в то время как, согласно пояснениям ответчика Белинский Г.Н. переводился на период отсутствия основного работника.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм процессуального права, которые не могут быть устранены без отмены судебных постановлений.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»). Названные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учётом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 сентября 2020 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 379?, 379?, 390, 390? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 сентября 2020 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции – Московский городской суд.

Председательствующий

Судьи