НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 30.06.2020 № 2-4830/19

Дело № 88-10312/2020

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Челябинск 30 июня 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Давыдовой Т.И.,

судей Грудновой А.В., Зеленовой Е.Ф.,

с участием прокурора Потапченко А.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-4830/2019 по иску Свердловской областной организации Российского профессионального союза работников химических отраслей промышленности в интересах Шабалина Евгения Игоревича к обществу с ограниченной ответственностью «ЭС-ВЭ-ИКС ЛОДЖИСТИК» о признании незаконным и отмене приказа об увольнении работника, восстановлении на работе, оплате среднего заработка за время вынужденного прогула, о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, признании незаконным и не подлежащего применению в отношении работника новой системы оплаты труда, компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе Свердловской областной организации Российского профессионального союза работников химических отраслей промышленности в интересах Шабалина Евгения Игоревича на решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 14 ноября 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 12 марта 2020 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Грудновой А.В., объяснения представителя Свердловской областной организации Российского профессионального союза работников химических отраслей промышленности Садыкова Т.А., возражения представителей общества с ограниченной ответственностью «ЭС-ВЭ-ИКС ЛОДЖИСТИК» Шуликовой К.Э., Жильцова М.А., Алиева Ф.А., действующих на основании доверенностей, заключение прокурора, полагавшего, что судебные акты отмене или изменению не подлежат,

судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

УСТАНОВИЛА:

Свердловская областная организация Российского профессионального союза работников химических отраслей промышленности (далее по тексту – профсоюз) в интересах Шабалина Е.И. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «ЭС-ВЭ-ИКС ЛОДЖИСТИК» о признании незаконным и отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, оплате среднего заработка за время вынужденного прогула, о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, признании незаконным и не подлежащего применению в отношении работника новой системы оплаты труда, компенсации морального вреда.

В обоснование иска указано, что в соответствии с трудовым договором от 10 апреля 2017 года состоял в трудовых отношениях с ответчиком, работал <данные изъяты>, с 30 октября 2017 года - <данные изъяты>. На основании приказа от 30 сентября 2019 года трудовые отношения прекращены в связи с увольнением по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации по причине отказа от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора. Указанное увольнение является незаконным, поскольку изменения организационных или технологических условий труда в порядке статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации не произошло. При принятии решения об увольнении работодатель исходил из внедрения в обществе электронной системы учета перемещения и хранения товарно-материальных ценностей WMS Axapta, повлекшее изменение системы оплаты труда. Между тем, данное программное обеспечение лишь фиксирует приход, перемещение и убытие товаро-материальных ценностей, и его применение не влияет на оплату труда работников. Прямой причинно-следственной связи между внедрением WMS Axapta и установлением новой системы оплаты труда не имеется. Обращает внимание на то, что новая система оплаты труда введена с 23 июля 2019 года, вместе с тем, до 30 сентября 2019 года заработная плата выплачивалась на прежних условиях, что указывает о возможности сохранения прежней системы оплаты труда и после 30 сентября 2019 года. Указывал на нарушение порядка увольнения в связи с тем, что в нарушение требований части 3 статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации до увольнения не были предложены все имеющиеся у работодателя вакансии. Новая система оплаты труда подразумевает сдельную оплату каждой операции по установленным расценкам, не содержит указания на применение оклада либо тарифной ставки по профессии, что ухудшает его положение по сравнению с установленными действующим трудовым законодательством. Его увольнение носит дискриминационный характер и связано с осуществлением последним профсоюзной деятельности. Ссылается на необоснованность заключения с ним срочного трудового договора. Незаконными действиями ответчика нарушено право на труд. С учетом положений статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации просил признать незаконным и отменить приказ от 30 сентября 2019 года № 09/30-1 ОК об увольнении, восстановить его на работе в прежней должности, признать срочный трудовой договор от 10 апреля 2017 года № 113 заключенным на неопределенный срок, признать незаконным и не подлежащим применению в отношении него Положение об оплате труда в части системы оплаты труда с 01 октября 2019 года, взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула за период с 01 октября 2019 года, по 14 ноября 2019 года в размере 68 147 руб. 52 коп., компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб.

Решением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 14 ноября 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 12 марта 2020 года в удовлетворении исковых требований Шабалину Е.И. отказано.

В кассационной жалобе Свердловская областная организация Российского профессионального союза работников химических отраслей промышленности в интересах Шабалина Е.И. ставит вопрос об отмене решения Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 14 ноября 2019 года и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 12 марта 2020 года, как незаконных, с принятием нового решения об удовлетворении исковых требований.

Шабалин Е.И. в судебное заседание не явился, надлежаще извещен о дате, месте и времени рассмотрения дела. Судебная коллегия в соответствии с частью 3 статьи 167, частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации находит возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившегося истца.

На основании части 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы гражданского дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных постановлений.

Реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34, часть 1; статья 35, часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения, обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников.

В соответствии со статьей 74 Трудового кодекса Российской Федерации в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

О предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Если работник не согласен работать в новых условиях, то работодатель обязан в письменной форме предложить ему другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

В соответствии со статьей 72 Трудового кодекса Российской Федерации изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

Согласно пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (часть четвертая статьи 74 настоящего Кодекса).

Судами установлено, что на основании трудового договора от 10 апреля 2017 года и дополнительных соглашений к нему, Шабалин Е.И. состоял в трудовых отношениях с обществом с ограниченной ответственностью «ЭС-ВЭ-ИКС ЛОДЖИСТИК» с 10 апреля 2017 года, принят на работу в качестве <данные изъяты> в подразделение № 5 «Логистические услуги», с 30 октября 2017 года наименование должности изменено на <данные изъяты> «Контрактная логистика». Стороны пришли к соглашению о том, что данный трудовой договор является срочным на основании абзаца 8 части 1 статьи 59 Трудового кодекса РФ.

В соответствии с условиями трудового договора работнику устанавливается индивидуальная заработная плата с учетом коэффициента за работу в местности с особыми климатическими условиями 15%, состоящая из: фиксированного оклада 11 500 руб.; целевого уровня сдельной части оплаты труда при отработке нормы часов в месяц и выполнении установленных нормативов (на основании «Положения об оплате труда в подразделении № 5 «Контрактная логистика») в размере 25 300 руб.; индивидуальной премии за выполнение KPI показатель «Оценка качества» (соблюдение охраны труда и техники безопасности и точность размещения и пополнения) в размере 2 300 руб.; коллективной премии «Уровень сервиса не ниже 99,2%» в размере 3 450 руб.

01 марта 2017 года между ООО «Эс-Вэ-Икс Лоджистик» и ООО «Юнилевер Русь» заключен договор оказания услуг , в соответствии с которым исполнитель ООО «Эс-Вэ-Икс Лоджистик» принял на себя обязательства по оказанию складских услуг, включая приемку, хранение, учет, комплектацию, переупаковку, отгрузку товаров клиента на складе/складах, расположенных на территории производственной базы. Срок действия договора с 01 марта 2017 года до 31 марта 2020 года.

18 апреля 2018 года между ООО «Юнилевер Русь» и ООО «Эс-Вэ-Икс Лоджистик» заключено дополнительное соглашение к договору о складском обслуживании от 01 марта 2017 года о переходе на складскую систему учета исполнителя WMS Axapta, месяц перехода – август 2018 года. Точная дата будет определена в соответствии с Планом проекта и зафиксирована подписанием дополнительного соглашения к данному соглашению.

В соответствии с соглашением к дополнительному соглашению № от 18 апреля 2018 года к договору о складском обслуживании от 01 марта 2017 года, заключенному между ООО «Юнилевер Русь» и ООО «Эс-Вэ-Икс Лоджистик», стороны согласовали следующий порядок перехода на WMS Axapta: начало работы над проектом – август 2018 года; создание условий для перехода на WMS Axapta - август-декабрь 2018 года; внедрение и тестирование WMS Axapta – январь-февраль 2019 года; перенос всех доработок WMS Axapta в рабочую базу – март 2019 года; промышленное испытание WMS Axapta (полномасштабное тестирование: весь цикл операций исполняется всеми сотрудниками исполнителя) – апрель-сентябрь 2019 года; полный переход на WMS Axapta – октябрь 2019 года.

Новая электронная система учета перемещения и хранения товарно-материальных ценностей WMS Axapta позволяет работодателю индивидуально учитывать труд каждого работника, так как в указанную программу заносятся сведения об операциях, произведенных с товарно-материальными ценностями, индивидуально по каждому из работников. Такой учет позволяет установить коэффициент производительности каждого из работников, исходя из которого произвести оплату труда. Внедрение указанной программы позволяет индивидуализировать труд отдельного работника внутри каждой рабочей смены. Следствием внедрения программного обеспечения WMS Axapta стало изменение системы оплаты труда.

24 июля 2019 года истцу вручено уведомление , в соответствии с которым работодатель уведомляет об изменении технологических условий труда – внедрение электронной системы учета перемещения и хранения товаро-материальных ценностей WMS Axapta, а также доводит до сведения о переходе с 01 октября 2019 года на оплату труда по сдельным расценкам. Заработная плата будет состоять из двух частей: 1) сдельной, которая формируется из фактически выполненных операций и стоимости этих операций; 2) премиальной, которая зависит от финансово-экономических показателей деятельности подразделения за месяц и варьируется от 10% до 110% от сдельной части. Работодателем предложено истцу сообщить о своем решении продолжать работу или не продолжать в указанных условиях в письменном виде в срок не позднее 31 июля 2019 года. Также работодатель уведомляет, что по состоянию на 23 июля 2019 года в ООО «Эс-Вэ-Икс Лоджистик» имеется вакансия грузчика с заработной платой в размере 27 000 рублей. В уведомлении разъяснено, что в случае отказа от перевода на предложенные должности, трудовой договор будет прекращен на основании пункта 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации. До 30 сентября 2019 года за истцом сохраняются прежние условия труда.

Истец работодателя в срок до 31 июля 2019 года о принятом решении о согласии либо несогласии продолжить работу в новых условиях в письменном виде не уведомил. 30 сентября 2019 года работодателем составлен акт, в соответствии с которым истец в присутствии комиссии сообщил, что не согласен работать в новых условиях труда, а также получил предложение об имеющихся по состоянию на 30 сентября 2019 года вакансиях у работодателя - оператор подъемно-транспортных механизмов, водитель подъемно-транспортных механизмов, кладовщик, кладовщик-комплектовщик. От предложенных вакансий отказался.

30 сентября 2019 года истец уволен в связи с отказом работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации приказом от 30 сентября 2019 года.

Полагая увольнение незаконным, поскольку нарушена процедура увольнения, у работодателя отсутствовали основания изменения условий трудового договора, работнику не предложены все вакансии, имеющиеся на предприятии в период со дня вручения уведомления об изменении условий труда до дня увольнения, Свердловская областная организация Российского профессионального союза работников химических отраслей промышленности в интересах истца обратилась в суд.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска о признании незаконным увольнение истца и восстановлении на работе в прежней должности, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статей 22, 56, 57, 72, 74, пункта 7 части 1 статьи 77, 129 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснениями, содержащимися в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», принимая во внимание правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в определениях от 15 июля 2008 года N 413-О-О, от 29 сентября 2011 года N 1165-О-О, исходил из наличия у ответчика законного основания для прекращения трудовых отношений с Шабалиным Е.И. по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации и соблюдения установленного законом порядка увольнения. Не установив нарушений трудовых прав истца, суд отказал в удовлетворении производных исковых требований о взыскании оплаты времени вынужденного прогула и компенсации морального вреда, а также требований о признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок и о признании не подлежащим применению по отношению к истцу новой системы оплаты труда.

Отказывая в удовлетворении исковых требований на основании анализа представленных в дело доказательств суды пришли к выводу о наличии у ответчика оснований для инициирования процедуры изменения существенных условий трудового договора в порядке статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку в соответствии со статьей 57 Трудового кодекса Российской Федерации условия оплаты труда являются обязательными для включения в трудовой договор. Предстоящие изменения условий трудовых договоров с работниками общества, в том числе с истцом, вызваны совершенствованием технологических условий труда в связи с централизованным введением новой системы учета перемещения и хранения товарно-материальных ценностей WMS Axapta. Внедрение ответчиком новой системы учета перемещения и хранения товарно-материальных ценностей WMS Axapta, повлекло необходимость изменения условий трудовых договоров в части оплаты труда и невозможность сохранения прежних условий оплаты труда, не позволявших ранее при определении размера оплаты учитывать количество и сложность выполняемой работы индивидуально по каждому из работников.

Переход на сдельную оплату труда не ухудшает положение работника по сравнению с действующим трудовым законодательством и заключенным трудовым договором. Трудовое законодательство предусматривает возможность применения сдельной системы оплаты труда. В целях реализации прав работников, предусмотренных статьями 147, 155, 157 Трудового кодекса Российской Федерации, тарифная ставка может определяться исходя из установленных сдельных расценок и норм выработки. В связи с изменением условий оплаты труда гарантией прав работников будет являться выплата заработной платы в размере, не менее минимального размера оплаты труда, в соответствии с положениями трудового законодательства. Анализируя размер заработной платы операторов подъемно-транспортных механизмов после введения новой системы оплаты труда по сравнению с размером заработка, начисленного истцу, работающему по той же профессии, в марте 2019 года, суды пришли к выводу об ее увеличении, что свидетельствует об отсутствии ухудшения положения работника.

В целях реализации положений статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации, ответчиком истцу предлагались имеющиеся у него вакансии, от занятия которых он отказался. При этом судами отмечено, что выражая несогласие продолжать работу в изменившихся условиях, истец, тем не менее, в письменном виде свое мнение не выразил вплоть до дня увольнения. При таком положении, поскольку истец своевременно уведомлен о предстоящих изменениях условий трудового договора, о своем несогласии продолжать работу в измененных условиях сообщил работодателю только 30 сентября 2019 года в присутствии комиссии ответчика, в этот же день ему предложены имеющиеся в организации вакансии, от занятия которых истец отказался, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для вывода о нарушении установленного законом порядка увольнения истца.

Фактов дискриминации, связанных с профсоюзной деятельностью истца, судами не установлено.

Отказывая в удовлетворении требований в части признания срочного трудового договора от 10 апреля 2017 года заключенным на неопределенный срок, суды указали на пропуск истцом срока обращения в суд с данным требованием, предусмотренного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку о заключении срочного трудового договора истец узнал в день его заключения 10 апреля 2017 года, в суд с данными требованиями обратился 16 октября 2019 года. Также судами отмечено, что признание заключенным на неопределенный срок трудового договора, действие которого прекращено не в связи с истечением срока трудового договора и без нарушений трудового законодательства, на реализацию трудовых прав истца не влияет. Как и не влияет на права истца введенное в действие с 01 октября 2019 года, т.е. после расторжения трудового договора, новое Положение об оплате труда, начисление заработной платы по данному Положению истцу до увольнения не производилось.

Судебная коллегия полностью соглашается с приведенными выводами суда первой и апелляционной инстанций и считает, что они основаны на надлежащей оценке доказательств по делу, сделаны в строгом соответствии с правилами статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и с нормами материального права, регулирующего спорные правоотношения и при правильном распределении между сторонами бремени доказывания и установлении всех обстоятельств, имеющих значение для дела. Представленным сторонами доказательствам судами дана верная правовая оценка. Результаты оценки доказательств суды отразили в постановленных судебных актах. Нарушений требований процессуального законодательства, которые могли бы привести к неправильному разрешению спора, судом не допущено.

Изложенные в кассационной жалобе доводы об отсутствии у работодателя оснований для изменения условий трудового договора, об ухудшении прав работника при переходе на новую систему оплаты труда, о незаконности увольнения в связи с нарушением процедуры, при увольнении работнику не предложены все вакансии, имеющиеся на предприятии в период со дня вручения уведомления об изменении условий труда до дня увольнения, являются аналогичными правовой позиции истца при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций. Позиция истца подробно проанализирована судами, мотивы, по которым его доводы признаны необоснованными и отклонены, подробно изложены в оспариваемых судебных актах. Оснований не соглашаться с выводами судов у судебной коллегии не имеется, поскольку они соответствуют установленным по делу обстоятельствам, сделаны при правильном применении норм материального права и его толковании.

Вопреки доводам кассационной жалобы, судами на основании надлежащей оценки представленных в дело доказательств, установлено наличие у ответчика оснований для изменения существенных условий трудового договора в связи с совершенствованием технологических условий труда и введением централизованной системы учета перемещения и хранения товарно-материальных ценностей WMS Axapta. Применение порядка начисления заработной платы, предусмотренного трудовым договором с апреля 2019 года до 01 октября 2019 года, производилось работодателем в условиях тестирования вводимой системы учета перемещения и хранения товарно-материальных ценностей WMS Axapta. Вопреки доводам кассационной жалобы, после полного перехода на использование данной системы 01 октября 2019 года прежний порядок исчисления заработной платы не мог быть сохранен. Судами достоверно установлено и доводами кассационной жалобы не опровергается, что после изменения условий оплаты труда положения работников, занимаемых такие же должности, не ухудшилось, поскольку размер заработка вырос.

Изменение системы оплаты труда на сдельную полностью соответствует положениям статей 129, 160 Трудового кодекса Российской Федерации. Такие изменения предоставляют работодателю возможность учитывать количественные показатели труда каждого работника индивидуально, начислять заработную плату за фактически выполненную работу, таким образом, более справедливо и полно оплачивать труд. Принятие технологических, организационных и кадровых решений относится к исключительной компетенции работодателя. При этом суд не вправе вмешиваться в хозяйственную деятельность юридического лица и решать вопросы целесообразности и необходимости проводимых работодателем штатных мероприятий.

Вопреки доводам кассационной жалобы, нарушения процедуры увольнения истца на основании пункта 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации не имеется. О предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работник предупрежден своевременно за два месяца, ему вручено соответствующее уведомление, с новой системой оплаты труда он ознакомлен, проект дополнительного соглашения к трудовому договору получил. Имеющиеся у работодателя вакансии, которые работник может выполнять с учетом его состояния здоровья, ему предлагались, от их занятия он отказался. Таким образом, обязанность обеспечить работнику возможность продолжить работу у того же работодателя либо предоставить работнику время, достаточное для принятия решения об увольнении и поиска новой работы, ответчиком исполнена.

Доводы заявителя о том, что в период после вручения уведомления об изменении существенных условий труда до непосредственно увольнения, т.е. с 24 июля 2019 года до 30 сентября 2019 года работодателем публиковались объявления о вакансиях, заключались трудовые договоры с другими работниками, но данные вакансии истцу не предлагались, не могут являться основанием для отмены состоявшихся судебных актов. Судами установлено, что истцу до расторжения трудового договора предлагались вакансии грузчика, оператора подъемно-транспортных механизмов, водителя подъёмно-транспортных механизмов, кладовщика, кладовщика-комплектовщика с указанием места работы, режима работы, с указанием системы оплаты труда. Однако, желая продолжать трудовую деятельность у данного работодателя, от занятия данных вакансий он отказался без объяснения причин.

Судебная коллегия считает необходимым отметить, что в юридически значимый период ответчиком открывались аналогичные вакансии, что и предложенные истцу, от которых он отказался, что свидетельствует об отсутствии нарушений трудовых прав истца. Более того, как об этом обоснованно указано судами, истец вплоть до 30 сентября 2019 года свою позицию относительно продолжения работы в условиях изменения системы оплаты труда должным образом в письменном виде не выразил. Работодатель не вправе в отсутствие явно выраженного волеизъявления работника на продолжение работы в новых условиях самостоятельно толковать его поведение, учитывая, что работник вправе принимать решение в течение всего срока предупреждения о предстоящих изменениях условий труда.

Доводы кассационной жалобы о неверной оценке судами представленных в дело доказательств не могут являться основанием для отмены обжалуемых судебных актов, поскольку в силу положений главы 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по непосредственному исследованию вопросов факта и переоценке доказательств. В силу статей 67 и 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценка доказательств и установление обстоятельств по делу относится к исключительной компетенции судов первой и апелляционной инстанций, и иная оценка доказательств стороны спора не может послужить основанием для пересмотра судебного постановления в кассационном порядке при отсутствии со стороны судов нарушений установленных процессуальным законом правил их оценки.

Отмена или изменение судебных постановлений в кассационном порядке допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможно восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов. Указаний на судебную ошибку кассационная жалоба не содержит. Иное мнение о том каким образом должно быть рассмотрено дело и какое решение по требованиям истца должно быть принято не является основанием для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Таким образом, в кассационной жалобе не приведено доводов и доказательств, опровергающих установленные судами обстоятельства и их выводов, как и не приведено оснований, которые в соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могли бы явиться безусловным основанием для отмены судебных постановлений.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 14 ноября 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 12 марта 2020 года оставить без изменения, кассационную жалобу Свердловской областной организации Российского профессионального союза работников химических отраслей промышленности в интересах Шабалина Евгения Игоревича – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи