НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение Кемеровского областного суда (Кемеровская область) от 10.02.2012 № 33-1382

                                                                                    Кемеровский областной суд                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                        Информация предоставлена Интернет–порталом ГАС «Правосудие» (www.sudrf.ru)                                                                     Вернуться назад                                                                                           

                                    Кемеровский областной суд — СУДЕБНЫЕ АКТЫ

                        Судья: Чередниченко О.В. Дело № 33-1382

Докладчик: Чунькова Т.Ю.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

10 февраля 2012 года Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе

председательствующего Чуньковой Т.Ю.,

судей: Хомутовой И.В., Сорокина А.В.,

при секретаре Т.И.В.

заслушала в открытом судебном заседании по докладу судьи Чуньковой Т.Ю. гражданское дело

по апелляционной жалобе С.Е.А. на решение Яйского районного суда Кемеровской области от 13 декабря 2011г.

по заявлению С.Е.А. об оспаривании Решения № 8 Межрайонной инспекции ФНС № 9 по Кемеровской области о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения от 03.03.2011 г.,

установила:

С.Е.А. обратился в суд с заявлением об оспаривании Решения № 8 от 03.03.2011 г. Межрайонной инспекции ФНС № 9 по Кемеровской области о привлечении его к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения. Свои требования мотивирует тем, что в отношении него Межрайонной ИФНС № 9 по Кемеровской области была проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2007 г. по 31.12.2009 г.: налога на доходы физических лиц; налога на добавленную стоимость; единого социального налога; единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения за период 01.01.2009 г. по 31.12.2009 г.; налога на доходы физических лиц (налоговый агент) за период с 01.01.2007 г. по 31.08.2010 г.

Решением Межрайонной ИФНС № 9 по Кемеровской области № 8 от 03.03.2011 г., вынесенным по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки, он привлечён к налоговой ответственности, предусмотренной:

1) п.1 ст. 122 НК РФ за неуплату (неполную неуплату) налога на доходы физических лиц, с доходов от предпринимательской деятельности за 2008 год в сумме  руб.

2) п.1 ст. 122 НК РФ за неуплату (неполную неуплату) единого налога, уплачиваемого, в связи с применением упрощенной системы налогообложения за период с 01.01.2009 года по 31.12.2009 года в сумме  руб.

3) п.1 ст. 122 НК РФ за неуплату единого социального налога с доходов, полученных от предпринимательской деятельности за 2008 год в сумме  руб.

4) п.1 ст. 122 НК РФ за неуплату налога на добавленную стоимость за 2008 года в сумме  руб.

5) п.1 ст. 123 НК РФ за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога на доходы физических лиц с доходов, выплаченных физическим лицам подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом за период с 01.01.2007 года по 31.08.2010 года в сумме  руб.

6) ст. 119 НК РФ за непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации по налогу на доходы физических лиц, с доходов от предпринимательской деятельности за 2007,2008 годы в сумме  руб.

7) ст. 119 НК РФ за непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации по единому социальному налогу физических лиц, с доходов от предпринимательской деятельности за 2007 год в сумме  руб.

8) ст. 119 НК РФ за непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации по единому социальному налогу физических лиц, с доходов от предпринимательской деятельности за 2008 год в сумме  руб.

9) ст. 119 НК РФ за непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за 2008 год в сумме  руб. Всего:  руб.

Решением Межрайонной ИФНС по Кемеровской области №8 от 03.03.2011 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения начислено пени по состоянию на 03.03.2011 года:

1) по налогу на доходы физических лиц от предпринимательской деятельности за период с 01.01.2007 года по 31.12.2008 года в сумме  руб.

2) по единому налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения с 01.01.2009 года по 31.12.2009 года в сумме  руб.

3) по единому социальному налогу с доходов, полученных от предпринимательской деятельности за 2007, 2008 годы в сумме  руб.

4) по налогу на добавленную стоимость за 2007 года в сумме  руб.

5) по налогу на доходы физических лиц за период с 01.01.2007 года по 31.08.2010 года в сумме  руб.

6) по страховым взносам на ОПС за 2008 год на страховую часть трудовой пенсии в сумме  руб., на накопительную часть трудовой пенсии в сумме  руб. Всего:  руб.

Решением Межрайонной ИФНС по Кемеровской области № 8 от 03.03.2011 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения предложено уплатить недоимку:

1) по налогу на прибыль за 2008 год в сумме  руб., за 2009 год в сумме  руб., итого  руб.

2) по налогу на добавленную стоимость за 2008 год (2, 3, 4 кварталы) в сумме  руб., за 2009 год (1, 2 кварталы) в сумме ., итого  руб.

3) по НДФЛ, подлежащему удержанию и перечислению налоговым агентом за период с 01.01.2007 год по 31.08.2010 год в сумме  руб. Всего:  руб.

На решение Межрайонной ИФНС по Кемеровской области №8 от 03.03.2011 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения им была подана апелляционная жалоба в Управление ФНС России по Кемеровской области.

Решением и.о. руководителя Управления ФНС России по Кемеровской области № 247 от 19.04.2011 года, решение МРИ ФНС России № 9 по Кемеровской области от 03.03.2011 года № 8 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения оставлено без изменения, его апелляционная жалоба - без удовлетворения.

Решение Межрайонной ИФНС по Кемеровской области № 8 от 03.03.2011 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения считает незаконным, нарушающим его права и законные интересы.

Сведения, изложенные в решении, не соответствуют действительности, как в отношении лица проверяемого, так и в отношении других лиц, задействованных в рамках настоящей проверки.

В решении налоговый орган указал, что в ходе мероприятий налогового контроля, проведенных в рамках выездной налоговой проверки в отношении него установлена совокупность обстоятельств, свидетельствующих о том, что им в проверяемом периоде применена схема уклонения от уплаты налогов путем заключения фиктивных договоров и использования фиктивного документооборота по «взаимоотношениям» с неправоспособной организацией  с целью искусственного завышения расходов на стоимость приобретенных товаров (работ, услуг).

Данный вывод налоговой инспекции опровергается следующими обстоятельствами:

1) ООО  ИНН № состоит на учете в ИФНС России по Октябрьскому району г. Новосибирска с 18.04.2006 года, юридический адрес: . Учредителем является Т.С.В.. Основной вид деятельности организации - транспортная обработка грузов и хранение, дополнительные виды деятельности - оптовая торговля пищевыми продуктами, включая напитки и табачные изделия, оптовая торговля непродовольственными потребительскими товарами, розничная торговля в неспециализированных магазинах, организация перевозок грузов.

В его распоряжении имеется копия свидетельства о государственной регистрации юридического лица ООО

2) Между ним и ООО  с 2007 года существовали правоотношения по поставке щебня.

12.07.2007 г. ООО  ему были проданы талоны на щебень в количестве 300 тонн по цене  руб. за одну тонну, всего на сумму  руб., о чем свидетельствует счет-фактура № 96 от 12.07.2007 года. Оплата стоимости щебня была произведена им наличными денежными средствами продавцу 12.07.2007 года, о чем ему выдан контрольно-кассовый чек и выписан приходный кассовый ордер от 12.07.2007 года

02.08.2007 года ООО  ему были проданы талоны на щебень в количестве 350 тонн по цене  руб. за одну тонну, всего на сумму  руб., о чем свидетельствует счет-фактура № 124 от 02.08.2007 года. Оплата стоимости щебня была произведена им наличными денежными средствами продавцу 02.08.2007 года, о чем ему выдан контрольно-кассовый чек и квитанция к приходному кассовому ордеру от 02.08.2007 года.

03.08.2007 года ООО  ему были проданы талоны на щебень в количестве 350 тонн по цене  руб. за одну тонну, всего на сумму  руб., о чем свидетельствует счет-фактура № 125 от 02.08.2007 года. Оплата стоимости щебня была произведена им наличными денежными средствами продавцу 03.08.2007 г., ему выдан контрольно-кассовый чек и квитанция к приходному кассовому ордеру от 03.08.2007 года.

11 июня 2008 года между ним и ООО  заключён договор на поставку щебня № 35. Договор подписан сторонами и скреплен печатями продавца и покупателя.

Согласно условиям указанного договора продавец (ООО ) выдавало талоны на щебень Антоновского Рудоуправления Кемеровской области, а покупатель (ИП С.Е.А.) - вывозил и оплачивал щебень в указанный в договоре срок. Стоимость щебня за одну тонну по договору была определена .

В порядке исполнения договора на поставку щебня № 35 ООО  продало ему талоны на щебень в количестве 14 000 тонн по цене  руб. за тонну, всего на сумму  руб., о чем свидетельствуют счет-фактура № 184 от 11.06.2008 года и товарная накладная № 184 от 11.06.2008 года. Оплата стоимости щебня была произведена им продавцу наличными денежными средствами 05.10.2010 года, в чем ему выдана квитанция к приходному кассовому ордеру № 189.

Приобретаемый у ООО  щебень был необходим ему для осуществления предпринимательской деятельности. Он осуществлял деятельность по оказанию транспортных услуг, поставке и реализации строительных материалов (щебня), емкостей, техническому обслуживанию и ремонту легковых автомобилей, розничной торговле автозапчастями. Собственного производства он не имеет. Иное происхождение реализуемого им товара (щебня), чем он указал, налоговым органом не доказано.

Приобретенный товар - щебень Антоновского рудоуправления он реализовывал своим контрагентам: Администрации п. Яя, сельскому совету Бекет, Марьевскому с/с, Мариинскому стройуправлению, ООО «Благоустройство», с которыми у него были заключены договоры на поставку щебня.

Расходные операции (оплата денежных средств за приобретенный товар) были отражены им в бухгалтерском учете и заявлены в качестве профессиональных налоговых вычетов.

Налоговый орган посчитал, что им в 2007 году общая сумма дохода (налоговая база) по НДФЛ, ЕСН, НДС необоснованно занижена, в том числе, указано, что расходы, представленные за 2007 год, на сумму  руб. (по поставке и оплате товара с ООО ), уменьшающие сумму доходов документально не подтверждены.

По этим же причинам налоговый орган посчитал, что им необоснованно занижена общая сумма дохода (налоговая база) по НДФЛ, ЕСН, НДС в 2008 году на  руб.

Между тем, указанные выводы противоречат требованиям НК РФ.

В соответствии с положениями п.1 ст.221 НК РФ, п.1 ст.227 НК РФ, п.3 ст.237 НК РФ, п.1 ст.252 НК РФ, ст. 171 НК РФ, п.1 ст. 172 НК РФ он определил налоговые базы при исчислении НДФЛ, ЕСН и НДС и отразил их в налоговых декларациях.

Счета-фактуры, от продавца (грузоотправителя) покупателю (грузополучателю) выставлены в связи с осуществлением поставки товара, по поставкам произведен расчёт наличными денежными средствами, приобретенный товар им в последующем реализован.

Счета-фактуры соответствуют в полном объеме требованиям п.5 ст. 169 НК РФ, т.к. содержат полную информацию о запрашиваемых сведениях.

Принятие от него продавцом денежных средств в счёт оплаты постановленного товара, документально подтверждены, что соответствует требованиям ст.ст. 252, 273 НК РФ.

Документы, подтверждающие правомерность применения профессиональных налоговых вычетов, были предоставлены им проверяющему налоговому органу.

Выводы налогового органа о необоснованности произведенных им затрат являются надуманными, основаны на предположениях.

В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного суда РФ № 53 от 12.10.2006 г. «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При осуществлении своей предпринимательской деятельности он предполагал, что его контрагенты являются добросовестными.

Представленные налоговым органом доводы, касающиеся ООО , не свидетельствуют о необоснованности получения им налоговой выгоды.

Его действия были направлены исключительно на осуществление законной предпринимательской деятельности.

Решением налогового органа нарушены его права и законные интересы в сфере предпринимательской и экономической деятельности. Считает, что он незаконно привлечен к налоговой ответственности. Просит признать незаконным Решение № 8 Межрайонной инспекции ФНС № 9 по Кемеровской области.

В судебном заседании заявитель С.Е.А. поддержал свои требования, просил Решение № 8 Межрайонной инспекции № 9 ФНС по Кемеровской области от 03.03.2011 года о привлечении его к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения признать незаконным. Не признает в полном объёме суммы, начисленные налоговым органом по НДС, ЕСН и НДФЛ, страховым взносам на ОПС.

Представитель С.Е.А. - адвокат М.Н.В., действующая на основании ордера и удостоверения, в судебном заседании поддержала его требования и пояснила, что существенным моментом для рассмотрения спора является то, что рамки налогового контроля определяются ст. 89 НК РФ и основанием для проведения налогового контроля является решение должностного лица об организации проверки. Такое решение было принято 29.09.2010 года. Только после того, как возбуждается дело в отношении налогоплательщика, должны быть проведены все мероприятия по сбору доказательств подтверждающих, что налогоплательщик в экономической деятельности не участвовал, заявленный им в договоре поставки товар не приобретал. Информация в отношении налогоплательщика С.Е.А. налоговым органом собиралась на протяжении многих лет: за 2008 год, 2009 год и до сентября 2010 года, т.е. не в рамках налогового контроля, то есть без законных оснований. Считает, что допрос директора ООО  Т.С.В., организация почерковедческой экспертизы, отбор подписей, проведены с нарушением действующего законодательства. Кроме того, налогоплательщик С.Е.А. не может нести ответственность за недобросовестных контрагентов. Поскольку проверка, проведённая налоговым органом, совершена за пределами налогового контроля, в нарушение процессуальных норм, регулирующих сбор доказательств, просит Решение № 8 Межрайонной инспекции ФНС № 9 по Кемеровской области от 03.03.2011 года о привлечении С.Е.А. к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения признать незаконным.

Представитель Межрайонной инспекции ФНС № 9 по Кемеровской области Г.А.А., действующая на основании доверенности, в суде по существу требований С.Е.А. возражала. Свои возражения мотивировала тем, что инспекцией в ходе выездной налоговой проверки заявителя, установлены, отражены в решении и подтверждены материалами проверки факты занижения налоговой базы по налогу на доходы физических лиц, полученных от предпринимательской деятельности, единого социального налога, с доходов, полученных от предпринимательской деятельности, единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения в результате занижения дохода от реализации щебня и неправомерного отнесения в состав расходов затрат налогоплательщика по операциям, связанным с приобретением талонов на щебень у ООО , так как в обоснование указанных расходов и вычетов налогоплательщиком представлены документы, содержащие недостоверные сведения, не подтверждающие в своей совокупности реальность соответствующих финансово-хозяйственных операций. Считает, что Решение № 8 Межрайонной инспекции ФНС № 9 по Кемеровской области от 03.03.2011 года о привлечении С.Е.А. к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения является законным.

Представитель Межрайонной инспекции ФНС № 9 по Кемеровской области К.Л.А., действующая на основании доверенности, в судебном заседании поддержала доводы Г.А.А.

Решением Яйского районного суда Кемеровской области от 13 декабря 2011 г. постановлено: заявление С.Е.А. об оспаривании Решения № 8 Межрайонной инспекции ФНС № 9 по Кемеровской области о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения от 03.03.2011 года и признании его незаконным оставить без удовлетворения.

В апелляционной жалобе С.Е.А. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное. Указывает, что из анализа п.1 ст. 247, п.1 ст. 252, ст. 313, п.1 ст.11, п.1 ст. 171, п.п.1, 5, 6 ст. 169 Налогового кодекса РФ, норм Федерального закона от 21.11.1996 года № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» следует, что для применения налоговых вычетов, при условии, что товары (работы, услуги) приобретаются для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, необходимо одновременно соблюдение следующих условий: наличие счета-фактуры и принятие на учет товара (работ, услуг).

Перечисленные в статье 172 Налогового кодекса Российской Федерации документы в совокупности должны достоверно подтверждать реальность операций и иные обстоятельства, с которыми Налоговый кодекс связывает право налогоплательщика на получение права на налоговый вычет по НДС.

В силу правовой позиции, изложенной в пунктах 1, 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 53 от 12.10.2006 года судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности - достоверны.

Таким образом, предоставление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов в целях получения налоговой выгоды является основанием для её получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполные, недостаточные или противоречивые.

Представленные С.Е.А. в подтверждение обоснованности налоговых вычетов по НДС документы в части, касающейся осуществления финансово-хозяйственной деятельности заявителя с ООО , соответствуют требованиям законодательства, предъявляемым к их заполнению и учету, в связи с чем является необоснованным вывод о доначислении недоимки и привлечении С.Е.А. к налоговой ответственности.

В оспариваемом налоговом решении отсутствуют выводы о непроявлении С.Е.А. должной осмотрительности при выборе контрагента, а нарушения, на которые ссылается налоговый орган - отсутствие по месту регистрации ООО , неуплата ООО  налогов в бюджет, могут свидетельствовать только о нарушениях, допущенных контрагентом С.Е.А..

Взаимозависимость данных лиц Инспекцией также не установлена, в связи с чем, указанные обстоятельства сами по себе не могут свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды именно С.Е.А., так как налогоплательщик не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Данная правовая позиция изложена в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 № 329-О.

Суд при рассмотрении дела вышел за рамки своих полномочий, установив факт, который не был установлен налоговым органом, а именно, что вовлечение во взаиморасчеты юридических лиц, зарегистрированных при отсуствии волеизъявления учредивших их физических лиц, применение особых форм расчетов, свидетельствующих о групповой согласованности операций, свидетельствует о недобросовестности всех участников хозяйственных операций.

Суд не придал правового значения достоверности хозяйственной операции по реализации приобретенного у ООО  щебня.

Суд не поставил под сомнение и не определил признака осуществления сомнительности операций по реализации щебня третьим лицам, более того этого не оспаривал и налоговый орган, что С.Е.А. действительно такую реализацию осуществлял. При этом данные выводы суда не подтверждены доказательствами.

Не основаны на законе выводы суда о допустимости доказательств в виде допроса свидетеля Т.С.В., осуществленные лицом не выезжавшего к его месту пребыванию в  24.11.2010 г., т.к. К.Л.А. допроса Т.С.В. не осуществляла, в то время как в протокол внесены сведения о ней, как о лице осуществляющем допрос. Фактически допрос свидетеля проводила инспектор Г.Е.В. и это установлено судом.

Оценка судом в качестве допустимого доказательства заключения эксперта незаконна. Эксперт не имел в распоряжении протокол допроса с условно-свободными и экспериментальными образцами, а значит, не мог выполнять экспертизу, не имея в распоряжении образцов для исследования. Суд же посчитал за техническую ошибку указание в экспертном заключении указание об использовании 20 подписей вместо 14. Однако 24.11.2010 г. Т.С.В. в протоколе выполнил только 10 подписей. Эксперт же исследовал документ, где имелось более 20 подписей Т.С.В..

Неправомерна ссылка суда на законность получения доказательств налоговым органом, добытых вне рамок налогового контроля, т.е. до вынесения руководителем налогового органа решения о проведении выездной налоговой проверки.

На апелляционную жалобу поданы возражения представителем Межрайонной инспекции ФНС России № 9 по Кемеровской области У.Н.В.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы и возражений относительно неё, выслушав пояснения по делу представителя С.Е.А. – адвоката М.Н.Е., поддержавшей доводы заявителя, а также представителей Межрайонной ИФНС № 9 по Кемеровской области Г.А.А. и К.Л.А., действующих на основании доверенности, возражавших против заявленных требований, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч.1 ст. 327.1 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Судом первой инстанции установлено, что С.Е.А. в период с 19.10.1999 года по 01.01.2011 года являлся индивидуальным предпринимателем и состоял на учете в качестве индивидуального предпринимателя в Межрайонной инспекции ФНС России № 9 по Кемеровской области.

Установлено, что налоговым органом в соответствии со ст.89 НК РФ проведена выездная налоговая проверка индивидуального предпринимателя С.Е.А. по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности перечисления (удержания) по налогам и сборам за период с 01.01.2007 года по 31.12.2009 года, по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование за период с 01.01.2007 года по 31.12.2009 года, налога на доходы физических лиц (налоговый агент) за период с 01.01.2007 года по 31.08.2010 года.

В проверяемом периоде С.Е.А. осуществлял следующие виды деятельности: транспортные услуги, поставку и реализацию строительных материалов (щебня), емкости, техническое обслуживание и ремонт легковых автомобилей организациям, розничная торговля автозапчастями.

Суд установил, что заявитель С.Е.А. за проверяемый период по виду деятельности транспортные услуги, техническое обслуживание и ремонт легковых автомобилей, розничная торговля автозапчастями в соответствии со ст. 346.26 НК РФ являлся плательщиком единого налога на вмененный доход (ЕНВД).

Однако в проверяемом периоде налогоплательщик С.Е.А. осуществлял также поставку и реализацию строительных материалов (щебня), при этом доход, полученный от данного вида деятельности, не учитывал при исчислении и уплате налогов. В тоже время доход, полученный от указанного вида деятельности, подлежит налогообложению по общему режиму с уплатой следующих налогов: налога на доходы физических лиц (НДФЛ), единого социального налога (ЕСН), налога на добавленную стоимость (НДС).

24.11.2008 года С.Е.А. обратился в налоговый орган с заявлением о переходе на упрощенную систему налогообложения (УСН) в связи с осуществлением деятельности агента по оптовой торговле строительным материалами (ст.346.13 НК РФ), и с 01.01.2009 года С.Е.А. был переведён на УСН, так как п.1 ст.346.11 НК РФ предусмотрена возможность применения индивидуальным предпринимателями упрощённой системы налогообложения наряду с иными режимами налогообложения. До указанного периода на заявителе лежала обязанность по уплате указанных выше налогов: НДФЛ, ЕСН, НДС в соответствии с налоговым законодательством.

По результатам выездной налоговой проверки Межрайонной инспекцией ФНС № 9 по Кемеровской области был составлен акт № 35 от 24.01.2011 года и вынесено Решение № 8 от 03.03.2011 года о привлечении С.Е.А. к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, в том числе, предусмотренной п.1 ст. 122 НК РФ, п.1 ст. 123 НК РФ, ст. 119 НК РФ.

Так, указанным Решением № 8 от 03.03.2011 года С.Е.А. привлечён к ответственности за совершение налогового правонарушения:

- по п.1 ст. 122 НК РФ за неуплату (неполную уплату) налогов: по НДФЛ, ЕН УСН, ЕСН (с доходов от предпринимательской деятельности), НДС;

- по п.1 ст. 123 НК РФ за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога на НДФЛ, с доходов, выплаченных физическим

лицам, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом за период с 01.01.2007 года по 31.08.2010 года;

- по ст. 119 НК РФ за непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговых деклараций физических лиц: по НДФЛ за 2007, 2008 годы, по ЕСН за 2007 год, по ЕСН за 2008 год, по НДС за 2, 3, 4 кварталы 2008 года, с доходов от предпринимательской деятельности.

Кроме того, указанным решением доначислены и предложены С.Е.А. к уплате НДФЛ от предпринимательской деятельности в размере  руб., ЕН УСН в сумме  руб.; ЕСН с доходов от предпринимательской деятельности за 2007 год в размере  руб.; ЕСН за 2008 год -  руб.; НДС за 2007 год в размере  руб.; НДС за 2008 год -  руб.; НДФЛ (подлежащий удержанию и перечислению налоговым агентом) в размере  руб.; страховые взносы на ОПС за 2008 год –  руб. и соответствующие суммы пени.

Из Решения № 8 от 03.03.2011 года следует, что неполная уплата налогов произошла вследствие неправомерного уменьшения дохода, полученного налогоплательщиком в проверяемом периоде при реализации строительных материалов, на сумму расходов, понесенных по сделкам с ООО . Основанием для непринятия в состав расходов затрат налогоплательщика по сделкам с ООО  послужил вывод налогового органа о том, что представленные налогоплательщиком первичные документы по взаимоотношениям с указанным контрагентом, не являются надлежащими документальными доказательствами понесённых расходов по приобретению талонов на щебень, так как содержат недостоверную информацию и не подтверждают наличие между заявителем и ООО  реальных финансово-хозяйственных операций.

Установленный в ходе выездной налоговой проверки факт получения дохода от вида деятельности - поставка и реализация строительных материалов (щебня) заявителем в ходе судебного заседания не оспаривался, однако, заявитель указывал на незаконность принятого решения в части отказа в предоставлении права на налоговый вычет и уменьшение расходов по НДФЛ, ЕСН, НДС, ЕН УСН по хозяйственным операциям с ООО

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что документы, составленные в ходе осуществления хозяйственных операций с ООО , содержат недостоверные сведения, в связи с чем не могут являться подтверждением несения налогоплательщиком С.Е.А. соответствующих расходов в рассматриваемые периоды.

В соответствии с п.2 ст. 54 НК РФ индивидуальные предприниматели, нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных учета доходов и расходов и хозяйственных операций в порядке, определяемом Министерством финансов РФ.

В соответствии с п.1 ст.221 НК РФ налогоплательщики налога на доходы физических лиц имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведённых ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно, в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой «Налог на прибыль организаций».

На основании п.2 ст.236 НК РФ (действующей на момент возникновения правоотношений) объектом налогообложения по единому социальному налогу для индивидуальных предпринимателей, признаются доходы от предпринимательской деятельности либо иной профессиональной деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

В соответствии с п.3 ст.237 НК РФ (действующей на момент возникновения правоотношений), налоговая база налогоплательщиков определяется как сумма доходов, полученная за налоговый период, как в денежной, так и в натуральной форме от предпринимательской деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением. При этом состав расходов, принимаемых к вычету, в целях налогообложения, данной группой налогоплательщиков, определяется в порядке, аналогичном порядку определения состава затрат, установленных для налогоплательщиков налога на прибыль соответствующими статьями главы 25 НК РФ (Налог на прибыль организаций).

Пунктом 1 ст.252 НК РФ предусмотрено, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведённых расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ).

При этом, расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст.265 НК РФ, убытки), осуществлённые (понесённые) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтверждёнными расходами понимаются затраты, подтверждённые документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ.

В силу п.1 ст. 171 НК РФ, налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со ст. 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьёй налоговые вычеты.

В соответствии с пунктом 2 ст. 172 НК РФ (действовавшим до 01.01.2009 г.) вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг),

Согласно п.1 ст. 172 НК РФ (в редакции Федерального закона от 22.07.2005 № 119-ФЗ) вычеты, предусмотренные ст. 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 ст. 171 настоящего Кодекса. Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьёй, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учёт указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пунктам 1, 2 ст. 169 НК РФ установлено, что счёт-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм налога к вычету. Счета-фактуры являются основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету при выполнении требований, установленных пунктами 5, 5.1 и 6 настоящей статьи.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела, учитывая требования действующего законодательства: ст. ст. 169, 171,172, 221, 252, 346.16, НК РФ, ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", обоснованно исходил из того, что применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и уменьшение налоговой базы по НДФЛ, ЕСН правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции.

Факт, основания и размер расходов доказывается путём представления совокупности первичных документов, удовлетворяющих требованиям законодательства Российской Федерации о бухгалтерском учете.

Суд первой инстанции правильно указал, что условием для включения понесенных затрат в состав расходов является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы на приобретение товаров (работ, услуг) фактически осуществлены, т.е. затраты налогоплательщика, уменьшающие налоговую базу, должны быть реально понесенными и документально подтвержденными, а также должны содержать достоверные сведения об участниках и условиях хозяйственных операций.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 20.02.2001 № 3-П право на возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета предоставляется добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных затрат по уплате налога поставщикам товаров (работ, услуг).

Налогоплательщик, использующий указанное право, в противоречии с его назначением, то есть злоупотребляющий им, не может рассчитывать на такую же судебную защиту этого права, как добросовестный налогоплательщик.

Судом первой инстанции установлено, что документы, представленные налогоплательщиком в подтверждение права на налоговый вычет и расходов по хозяйственным операциям, содержат недостоверные сведения о контрагенте налогоплательщика С.Е.А.

Так, в обоснование правомерности заявленных налоговых вычетов и отнесения в состав расходов затрат на оплату талонов на щебень в спорном периоде С.Е.А. в ходе выездной налоговой проверки были представлены первичные документы, в том числе, договор, счета-фактуры, товарные накладные, квитанции к приходным кассовым ордерам, кассовые чеки.

На основании исследования совокупности доказательств и их оценки в в соответствии со ст.67 ГПК РФ суд первой инстанции установил, что представленные налогоплательщиком документы в своей совокупности с учетом установленных инспекцией при проведении мероприятий налогового контроля обстоятельств не являются доказательствами, однозначно и непротиворечиво подтверждающими реальность хозяйственных операций заявителя с ООО , в связи с чем, не могут служить основанием для

предоставления налогоплательщику налоговых вычетов по НДС и включения затрат налогоплательщика, отраженных в указанных документах, в состав расходов при исчислении НДФЛ, ЕСН, ЕН УСН.

Согласно представленным документам поставщиком талонов на щебень является ООО  ИНН/КПП №/№, место нахождения по адресу: .

Заявителем представлены, в частности, следующие документы: счёт-фактура № 96 от 12.07.2007 года на сумму  руб., счёт-фактура № 124 от 02.08.2007 года на сумму  руб., счёт-фактура № 184 от 11.06.2008 года на сумму  руб., товарная накладная №184 от 11.06.2008 года, договор на поставку щебня № 35 от 11.06.2008 года; квитанции к приходным ордерам: б/н от 03.08.2007 года на сумму  руб., б/н от 12.07.2007 года на сумму  руб., № 189 от 05.10.2010 года на сумму  руб.; фискальные кассовые чеки: №1692 от 03.08.2007 года на сумму  руб., № 1674 от 12.07.2007 года на сумму  руб.

Указанные первичные документы: договор, счёта - фактуры, товарные накладные, квитанции к приходным кассовым ордерам подписаны от имени ООО  директором Т.С.В.

В ходе налоговой проверки налоговым органом было установлено, что Т.С.В. фактически не имеет никакого отношения к деятельности ООО , он никогда не был ни учредителем, ни директором ООО «Транско», финансово-хозяйственные документы не подписывал, договоры с С.Е.А. не заключал, подписи от его имени в представленных, вышеперечисленных документах ООО «Транско», выполнены не Т.С.В., а другим лицом.

Указанные обстоятельства установлены судом в результате допроса Т.С.В. и проведения почерковедческой экспертизы.

Судом дана надлежащая оценка доводам С.Е.А. и его представителя, изложенным также и в кассационной жалобе, о том, что допрос свидетеля Т.С.В. проведён с нарушением действующего законодательства.

Установлено, что допрос Т.С.В. проведен специалистом Межрайонной инспекции ФНС № 2 по Ямало-Ненецкому автономному округу Г.Е.В. по поручению Межрайонной инспекции ФНС № 9 по Кемеровской области в соответствии со ст. 90 НК РФ. Факт проведения допроса специалистом Межрайонной ИФНС№ 2 по Ямало-Ненецкому автономному округу Г.Е.В. отражено в протоколе допроса, копия которого представлена в материалы дела. Указание в протоколе также сведений о главном государственном налоговом инспекторе К.Л.А., которая проводила налоговую проверку в отношении С.Е.А. и составляла вопросы для свидетеля Т.С.В., само по себе не свидетельствует о недостоверности содержащихся в протоколе сведений и недопустимости данного доказательства.

Судом дана также надлежащая оценка доводам С.Е.А. относительно незаконности заключения эксперта № 763 от 26.11.2010 года.

Из вводной части заключения эксперта следует, что на исследование представлены оригиналы документов ООО  по взаимоотношениям с С.Е.А., условно - свободные и экспериментальные образцы почерка (в виде расшифровки ФИО) и подписей (более 20-ти штук) Т.С.В., выполненные красителем темно-синего цвета в соответствующих строках протокола допроса свидетеля Т.С.В.

Почерковедческая экспертиза назначена К.Л.А. в ходе выездной налоговой проверки постановлением № 24 от 23.11.2010 года. Кассатор ссылается на то, что в постановлении о назначении экспертизы было указано на представление эксперту образцов подписей до того, как эти образцы были отобраны, однако данное обстоятельство не свидетельствует о незаконности постановления о назначении экспертизы, поскольку закон не содержит запрета на получение образцов почерка и подписи и после разрешения вопроса о назначении экспертизы.

Довод кассатора о том, что в экспертном заключении указано на представление для исследования 20 подписей Т.С.В., в то время, как в действительности у него было отобрано только 10 подписей, обоснованно не принят судом во внимание, поскольку в протоколе допроса содержатся не только 10 подписей, специально отобранных у Т.С.В., но также и его подписи в соответствующих графах и строках протокола. Факт проведения соответствующих исследований экспертом подтверждается таблицей иллюстраций к заключению эксперта № 763 от 26.11.2010 г.

Постановление № 24 от 23.11.2010 года о назначении почерковедческой экспертизы вынесено должностным лицом в соответствии с требованиями ст.95 НК РФ, поскольку в постановлении указаны основания назначения экспертизы, фамилия эксперта и наименование организации, в которой должна быть произведена экспертиза, вопросы, поставленные перед экспертом, и материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

Эксперт З.И.А. перед проведением экспертного исследования был предупреждён об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст.307 УК РФ, ст. 129 НК РФ, ст. 17.9 КоАП РФ.

Кроме того, в случае, если налогоплательщик был не согласен с проведенной экспертизой, то он имел право в соответствии со с п. 9 ст. 95 НК РФ на проведение дополнительной или повторной экспертизы, которым заявитель в ходе проведения выездной налоговой проверки не воспользовался. Не просил С.Е.А. и о проведении судебной экспертизы и в ходе рассмотрения дела судом.

Установив обстоятельства, свидетельствующие о том, что представленные заявителем документы содержат недостоверные сведения о руководителе ООО , подписи не Т.С.В., а иного лица, суд правильно руководствовался нормами действующего законодательства и пришел к выводу о том, что представленные документы не могут подтверждать совершение гражданско-правовых сделок, совершение хозяйственных операций от имени ООО .

В соответствии со ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Согласно п.4 ст.32 Федерального закона от 08.12.2008 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества или единоличным исполнительным органом общества и коллегиальным исполнительным органом общества.

Согласно пп.1 п.3 ст.40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» правом представлять общество без доверенности и совершать сделки от имени общества обладает единоличный исполнительный орган общества (директор, президент).

Суд верно указал, что поскольку в договоре от 11.06.2008 г. № 35, заключённом заявителем с ООО , а также в первичных документах, представленных заявителем, в подтверждение наличия договорных отношений, в качестве лиц, заключивших сделки от имени названных обществ, указан Т.С.В., причастность которого не только к финансово-хозяйственной деятельности ООО , взаимоотношениям с С.Е.А., но и в целом к государственной регистрации ООО  и осуществлению предпринимательской деятельности от имени указанного юридического лица не нашла подтверждения, следовательно, спорные сделки были заключены без наличия волеизъявления единоличного исполнительного органа ООО

Ввиду отсутствия лица, идентифицируемого в качестве единоличного исполнительного органа, суд сделал правильный вывод, что отсутствуют основания полагать, что ООО  фактически вступало с заявителем в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия.

Кроме того, вывод суда об отсутствии реальных хозяйственных операций между С.Е.А. и ООО  постановлен не только на основании указанных протокола допроса Т.С.В. и экспертного заключения, но и на основании исследования и оценки совокупности иных письменных доказательств, достоверность которых не оспаривается заявителем.

Согласно п. 1.1 договора № 35 от 11.06.2008 год ООО  выдает талоны на щебень Антоновского Рудоуправления Кемеровской области, а С.Е.А. обязуется вывезти и оплатить в указанный срок щебень (т.2 л.д.231).

В ходе выездной налоговой проверки установлено, что с ДД.ММ.ГГГГ Антоновское рудоуправление является филиалом ОАО «Кузнецкие ферросплавы» ИНН/КПП №/№.

Налоговым органом было направлено поручение об истребовании документов (информации) у ОАО «Кузнецкие ферросплавы», касающихся финансово-хозяйственных отношений с ООО , ИП С.Е.А., и тем самым установлено, что ОАО «Кузнецкие ферросплавы» договоров с ООО  и ИП С.Е.А. не заключало (т.3 л.д.50 - 53).

При проведении мероприятий налогового контроля инспекцией было установлено, что ООО  относится к категории налогоплательщиков, представляющих бухгалтерскую и налоговую отчетность с минимальными показателями, юридический адрес которого является адресом массовой регистрации, и по юридическому адресу общество фактически не находилось. Сведения об имуществе, транспортных, основных средствах общества отсутствуют.

Суд первой инстанции, давая оценку указанным доказательствам, обоснованно указал, что в совокупности они подтверждают вывод налогового органа, изложенный в оспариваемом в Решении № 8 от 03.03.2011 года о недостоверности представленных налогоплательщиком сведений о произведенных расходах и об отсутствии реальной деятельности заявителя С.Е.А. с ООО

Суд дал также надлежащую оценку доводам заявителя С.Е.А. о фактическом несении расходов по оплате контрагенту ООО , указав, что инспекцией в ходе проверки установлено отсутствие факта реальной оплаты по договору № 35 от 11.06.2008 года.

В качестве документов, подтверждающих факт оплаты за талоны на щебень, налогоплательщик представил фискальные кассовые чеки и квитанции к приходным кассовым ордерам. Однако проведенными Инспекцией контрольными мероприятиями было установлено, что контрольно-кассовый аппарат №, указанный в чеках, не зарегистрирован в налоговом органе.

Согласно ст.ст. 4, 5 Федерального закона от 22.05.2003 № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчётов с использованием платежных карт», контрольно-кассовая техника должна быть зарегистрирована в налоговом органе по месту учета организации и индивидуального предпринимателя в качестве налогоплательщика, а также должна быть исправна, и опломбирована в установленном порядке.

Организации и индивидуальные предприниматели, применяющие контрольно-кассовую технику, обязаны: осуществлять регистрацию контрольно-кассовой техники в налоговых органах; применять при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт исправную контрольно-кассовую технику, опломбированную в установленном порядке, зарегистрированную в налоговых органах и обеспечивающую надлежащий учет денежных средств при проведении расчетов (фиксацию расчётных операций на контрольной ленте и в фискальной памяти); выдавать покупателям (клиентам) при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт в момент оплаты, отпечатанные контрольно-кассовой техникой кассовые чеки.

Таким образом, исходя из приведенных норм закона, представленные налогоплательщиком в ходе проверки чеки ККТ, выданные ООО  в подтверждение факта оплаты по договору № 35 от 11.06.2008 года, не могут являться надлежащим доказательством оплаты, поскольку контрольно-кассовая техника не зарегистрирована налоговым органом по месту постановки на налоговый учёт указанного юридического лица.

Согласно положениям п. 3 ст.273 НК РФ расходами налогоплательщиков признаются затраты после их фактической оплаты.

С учетом установленных по делу обстоятельств суд обоснованно признал правомерным вывод налогового органа о недостоверности и противоречивости сведений, содержащихся в представленных налогоплательщиком с целью получения налоговой выгоды в виде уменьшения налоговых обязательств по уплате в бюджет НДФЛ, ЕСН, ЕН УСН, НДС об отсутствии реальных хозяйственных связей, и исключают право налогоплательщика на налоговый вычет по НДС и включение спорных затрат в состав расходов при исчислении НДФЛ, ЕСН, ЕН УСН.

Доводы кассатора о том, что налогоплательщик не может нести ответственность за недобросовестных контрагентов, являются несостоятельными.

Законодательство о налогах и сборах не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность реквизитов, указанных поставщиком товаров (работ, услуг) в договорах, первичных документах, выставленных счетах-фактурах. Однако из смысла положений налогового законодательства (п.1 ст. 221, п.1 ст. 252 НК РФ и т.д.) следует, что обязанность документально подтвердить понесенные расходы возложена на налогоплательщика, претендующего на получения налогового вычета.

С.Е.А. не проявил должную осмотрительность и осторожность при заключении сделок с контрагентами при осуществлении предпринимательской деятельности с целью получения дохода, подлежащего в силу закона налогообложению. Последствием недостаточной осмотрительности налогоплательщика в хозяйственной деятельности явилось причинение ущерба бюджету в связи с непоступлением обязательных платежей.

Ссылка кассатора на то, что суд не придал правового значения достоверности хозяйственных операций по реализации третьим лицам щебня, приобретенного у ООО , является несостоятельной.

Указанному доводу заявителя судом первой инстанции дана правильная оценка, согласно которой дальнейшее использование товара не может являться достаточным доказательством реального приобретения товара именно у спорного контрагента.

Также не может быть признана обоснованной ссылка заявителя в жалобе на то, что суд первой инстанции установил факт, который не был установлен налоговым органом в ходе налоговой проверки, а именно факт групповой согласованности операций заявителя и его контрагента, что, по мнению суда, указывает на недобросовестность всех участников хозяйственных операций.

Указанное не свидетельствует, что суд установил какие-либо новые факты, касающиеся вопросов выполнения заявителем обязанности по уплате налогов при осуществлении им хозяйственной деятельности, так как суд лишь мотивировал свой вывод о том, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности, и при необходимой осторожности ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом. Делая указанные выводы, суд фактически согласился с выводом налогового органа, изложенным в Решении № 8 от 03.03.2011 г. о том, что в проверяемом периоде с 01.01.2007 г. по 31.12.2009 г. индивидуальным предпринимателем была применена схема уклонения от уплаты налогов путем заключения фиктивных договоров и использования фиктивного документооборота по взаимоотношениям с неправоспособной организацией ООО

Судом первой инстанции дана правильная, основанная на законе оценка как несостоятельным доводам представителя заявителя о неправомерности осуществления налоговым органом налогового контроля в отношении С.Е.А. до принятия решения о проведении выездной налоговой проверки 29.09.2010 года.

Заявитель ошибочно полагает, что доказательства, полученные в рамках иных мероприятий налогового контроля, могут свидетельствовать о существенном нарушении требований налогового законодательства.

Статья 82 НК РФ, содержащая общие положения о налоговом контроле, устанавливает, что налоговый контроль заключается не только в проведении налоговых проверок, но и в получении объяснений налогоплательщиков, налоговых агентов, проверки данных учёта и отчетности и других формах, предусмотренных настоящим Кодексом.

Согласно п.1 ст. 93.1 НК РФ должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у контрагента или у иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента), эти документы (информацию).

Истребование документов (информации), касающихся деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента), может проводиться также при рассмотрении материалов налоговой проверки на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа при назначении дополнительных мероприятий налогового контроля.

В соответствии с пунктом 2 статьи 93.1 НК РФ в случае, если вне рамок проведения налоговой проверки у налоговых органов возникает обоснованная необходимость получения информации относительно конкретной сделки, должностное лицо налогового органа вправе истребовать информацию у участников этой сделки или у иных лиц, располагающих информацией об этой сделке.

Согласно п. 4. ст. 101 НК РФ при рассмотрении материалов налоговой проверки исследуются представленные доказательства, в том числе документы, ранее истребованные у лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка, документы, представленные в налоговые органы при проведении камеральных или выездных налоговых проверок данного лица, и иные документы, имеющиеся у налогового органа.

Приведенные нормы закона свидетельствуют о том, что налоговый контроль включает в себя не только выездные и камеральные проверки, но и иные мероприятия, проводимые вне рамок таких проверок, при этом законом предусмотрена возможность учета документов, полученных налоговым органом при проведении иных мероприятий налогового контроля, при рассмотрении материалов налоговой проверки в отношении налогоплательщика.

Статья 89 НК РФ не содержат оснований для отмены решения и не указывают на нарушения, которые могли бы послужить основанием для отмены решения налогового органа по приведенным заявителем основаниям.

На основании изложенного, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Судом правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам и основаны на законе. Доводы жалобы не влекут отмену решения суда и не опровергают выводы суда по существу дела.

Руководствуясь ч. 1ст. 327.1, 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Яйского районного суда Кемеровской области от 13 декабря 2011 года оставить без изменения, апелляционную жалобу С.Е.А. – без удовлетворения.

Председательствующий Т.Ю. Чунькова

Судьи И.В. Хомутова

А.В. Сорокин

.