НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Кассационное определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18.08.2020 № 88А-12666/20

№ 88а-12666/2020

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Челябинск 18 августа 2020 г.

Судебная коллегия по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего судьи Степанова П.В.

судей Ермолаевой Л.П., Загайновой А.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Овчинникова Павла Юрьевича на решение Калининского районного суда г. Челябинска от 27 ноября 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Челябинского областного суда от 17 марта 2020 года, по административному делу № 2а-3365/2019 по административному иску Овчинникова Павла Юрьевича о признании незаконным и отмене решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, встречному административному иску Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 22 по Челябинской области к Овчинникову Павлу Юрьевичу о взыскании налоговых недоимок и штрафных санкций,

заслушав доклад судьи Ермолаевой Л.П., Судебная коллегия по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции,

УСТАНОВИЛА:

Овчинников Павел Юрьевич (далее - Овчинников П.Ю., административный истец) обратился в суд с административным исковым заявлением к инспекции Федеральной налоговой службы России по Калининскому району г. Челябинска (далее - ИФНС по Калининскому району г. Челябинска, административный ответчик) о признании незаконным и отмене решения №11499 от 02 июля 2018 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В обоснование заявленных требований административный истец ссылался на отсутствие оснований для признания совершенных им сделок по продаже и покупке облигаций <данные изъяты> датированных 29 декабря 2015 года формальными сделками, не порождающими правовых последствий и не предполагающими перехода права собственности на ценные бумаги, а так же несостоятельность выводов налогового органа о том, что сумма расходов, связанных с операциями с ценными бумагами и реальность несения затрат на проведение указанных операций им документально подтверждена. Полагая ошибочными выводы налогового органа о занижении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц в налоговом периоде, считает отсутствующими основания для доначисления налога и привлечения его к налоговой ответственности.

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 22 по Челябинской области (далее - МИФНС России № 22 по Челябинской области) обратилась в суд с административным иском к Овчинникову П.Ю. о взыскании недоимки по налогу на доходы физических лиц за 2015 год в размере 28 778 072 рублей, задолженности по пени по налогу на доходы физических лиц в размере 6 176 973, 35 рублей, а также штрафа - 11 511 228, 80 рублей, ссылаясь на привлечение Овчинникова П.Ю. решением ИФНС России по Калининскому району города Челябинска от 02 июля 2018 года за № 11498 к ответственности за совершение налогового правонарушения, и на отсутствие добровольной оплаты налогоплательщиком названных сумм недоимок и штрафных санкций.

К участию в деле в качестве заинтересованного лица привлечено акционерное общества «Открытие Брокер» (далее - АО «Открытие Брокер»).

Решением Калининского районного суда г. Челябинска от 27 ноября 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Челябинского областного суда от 17 марта 2020 года, в удовлетворении административного искового заявления Овчинникова П.Ю. к ИФНС России по Калининскому району города Челябинска об отмене решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения отказано; административное исковое заявление МИФНС России № 22 по Челябинской области к Овчинникову П.Ю. о взыскании недоимки по налогу на доходы физических лиц, пени и штрафа удовлетворено.

Не согласившись с принятыми судебными актами, Овчинников П.Ю. обратился в Седьмой кассационный суд общей юрисдикции с жалобой, поданной 30.06.2020, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам, ссылаясь на допущенные судом первой и апелляционной инстанции нарушения и неправильное применение норм материального и процессуального права.

Выводы судов о мнимости и фиктивном характере сделок с ценными бумагами <данные изъяты> а так же о том, что данные сделки были им заключены формально, исключительно в целях получения налоговой выгоды автор жалобы полагает ошибочными, основанными на неправильном применении положений пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в материалы дела представлена первичная документация, подтверждающая реальный характер сделок, наличие у Овчинникова П.Ю. деловой цели и экономической целесообразности в их совершении, тогда как сама по себе убыточность данных сделок обусловлена высокой степенью риска на рынке ценных бумаг. Судами необоснованно отклонен отчет брокера в качестве доказательства реальности сделок, поскольку такой отчет является единственным документом, получаемым клиентом брокера по результатам заключения сделок на организованных торгах, подтверждающим факт оплаты и поставки товара, а так же оплаты различных платежей по условиям договоров (комиссии брокера, биржи, клиринговой организации и т.д.). Кроме того автор жалобы полагает отсутствующими основания для применения к оспариваемым сделкам положений пункта 1 статьи 54 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку данные сделки не подлежали отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика. Выводы об аффилированности брокера и контрагента по сделкам - компании <данные изъяты> по мнению автора жалобы, противоречат положению пункта 2 статьи 105.1 Налогового кодекса РФ, устанавливающей критерии для признания лиц взаимозависимым с точки зрения налогового законодательства. Так же суд необоснованно опросил в качестве специалиста сотрудника ИФНС <данные изъяты> находящегося в прямой зависимости от налогового органа как своего работодателя, и необоснованно исключил из числа заинтересованных лиц компанию <данные изъяты>

В суде кассационной инстанции административный истец Овчинников П.Ю. при надлежащем извещении участие в судебном заседании не принимал.

Представитель административного истца Овчинникова П.Ю. - Зарипов К.К. на удовлетворении кассационной жалобы настаивал по приведенным в жалобе основаниям.

Представитель административных ответчиков УФНС России по Челябинской области, МИФНС № 22 по Челябинской области, ИФНС России по Калининскому району г. Челябинска - Истомин С.Ю., а так же представитель ИФНС России по Калининскому району г. Челябинска - Воргуданова А.В., в судебном заседании возражали против удовлетворения кассационной жалобы по основаниям и доводам, изложенным в письменных возражениях, просили в удовлетворении жалобы отказать.

Заинтересованное лицо АО «Открытие Брокер», при надлежащем извещении представителя в судебное заседание не направило.

На основании статьи 326 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации судебная коллегия находит возможным рассмотрение дела в отсутствие неявившихся лиц, извещенных надлежащим образом о месте и времени судебного разбирательства.

Представителем административного истца Овчинникова П.Ю. – Зариповым К.К. заявлено ходатайство об обращении в Конституционный суд Российской Федерации с запросом о проверке на соответствие статьям 1, 6 (ч.2), 8 (ч.1), 15 (ч. 1 и 2), 19 (ч.1), 34 (ч.1), 45, 46, 54 (ч.1, 2) 57 Конституции Российской Федерации пункта 1 статьи 54 Налогового кодекса Российской Федерации в части применения указанной нормы Налогового кодекса РФ в отношении физических лиц, расчет финансового результата, определение налоговой базы, а так же исчисление и удержание суммы НДФЛ которых осуществляет налоговый агент. Просит приостановить производство по делу до вступления в силу судебного акта Конституционного суда по указанному запросу.

В соответствии со статьей 101 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" суд при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации закона, примененного или подлежащего применению в указанном деле, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности данного закона.

Если при разрешении административного дела суд придет к выводу о несоответствии закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом административном деле, Конституции Российской Федерации, он обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этого закона (часть 3 статьи 15 КАС РФ).

Согласно пункту 5 части 1 статьи 190 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд обязан приостановить производство по делу в случае обращения суда в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о соответствии закона, подлежащего применению в данном административном деле, Конституции Российской Федерации.

Таким образом, обращение суда, рассматривающего административное дело, в Конституционный суд с запросом о проверке конституционности закона обусловлено наличием у суда сомнений в части соответствия Конституции Российской Федерации нормы закона, подлежащей применению в рассматриваемом административном деле.

Судебная коллегия в настоящем случае не усматривает оснований для обращения в Конституционный суд, поскольку не находит приведенные заявителем ходатайства в аргументы, обосновывающие необходимость обращения с соответствующим запросом убедительными, свидетельствующими о несоответствии Конституции Российской Федерации положений части 1 статьи 54 Налогового кодекса Российской Федерации.

При этом судебная коллегия отмечает, что вопрос о наличии оснований для применения названой нормы Налогового кодекса РФ в конкретном споре не относится к компетенции Конституционного суда Российской Федерации.

С учетом изложенного судебной коллегией Седьмого кассационного суда общей юрисдикции отказано в удовлетворении ходатайства административного истца о направлении запроса в Конституционный суд РФ и приостановлении производства по делу.

Согласно части 2 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

В силу части 2 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Судебный акт подлежит безусловной отмене кассационным судом общей юрисдикции в случаях, указанных в части 1 статьи 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (часть 3 статьи 328 Кодекса).

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность судебных решений, судебная коллегия полагает, что таких нарушений судом первой и апелляционной инстанции не допущено.

Судами установлено, что административным истцом в 2015 году осуществлялась деятельность на рынке ценных бумаг на основании договора на брокерское обслуживание с АО «Открытие Брокер» от 29 июля 2014 года <данные изъяты> депозитарного договора <данные изъяты> от 29 июля 2014 года, договора на ведение индивидуального инвестиционного счета от 25 марта 2015 года.

29 августа 2017 года Овчинников П.Ю. по телекоммуникационным каналам связи представил в ИФНС России по Калининскому району города Челябинска уточненную (корректировка № 2) налоговую декларацию по форме 3-НДФЛ за 2015 год, в которой им отражен доход в общей сумме 2 217 344 092,35 рублей, в том числе полученный от налогового агента АО «Открытие Брокер» в размере 2 000 045 361,45 рублей, от налогового агента <данные изъяты> в размере 136 135 620,03 рублей, от <данные изъяты> в размере 81 067 206,87 рублей, от налогового агента АО «Открытие Брокер» в сумме полученных дивидендов 95 904 рублей. Налогоплательщиком заявлены следующие налоговые вычеты: социальный налоговый вычет (на лечение) в размере 4800 рублей; инвестиционный налоговый вычет в размере 400 000 рублей; налоговый вычет в сумме расходов по операциям с ценными бумагами и производными финансовыми инструментами в размере 2 126 666 541,43 рубля; вычет дивиденды в размере 1828,18 рублей. Сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисленная налогоплательщиком, составила 1 180 088 рублей.

В расчет суммы расходов по операциям с ценными бумагами в размере 2 126 666 541,43 рублей Овчинниковым П.Ю. включены суммы расходов, связанные с приобретением, реализацией, хранением и погашением ценных бумаг, эмитентом которых является <данные изъяты>

Налоговым органом была проведена камеральная налоговая проверка налоговой декларации истца по НДФЛ за 2015 год, по результатам которой составлен акт № 67846 от 12 декабря 2017 года (т. 6 л.д. 37-66).

Налоговым органом установлено, что сумма расходов, связанная с приобретением, реализацией, хранением и погашением ценных бумаг (гос. per. № 4-13-55005-Е, гос. per. №4-14-55005-Е) составляет 89 632 918,24 рублей (расходы за облигации <данные изъяты> в общем количестве 42018 штук составили 28 613 201,9 рублей, за облигации <данные изъяты> в количестве 89 697 штук составили 61 019 716,34 рублей), вместо заявленных истцом 89 634 718,24 рублей, то есть истцом завышена сумма расходов, что повлекло занижение налогооблагаемого дохода на 1800 рублей.

Кроме того, в соответствии с отчетом АО «Открытие Брокер» за 2015 год по договору на брокерское обслуживание от 29 июля 2014 года № 47555-БФ Овчинниковым П.Ю., в том числе, произведены операции с облигациями <данные изъяты> (государственный регистрационный номер 4-14-55005-Е), <данные изъяты> (государственный регистрационный номер 4-17-55005-Е), <данные изъяты> (государственный регистрационный номер 4-18-55005-Е), <данные изъяты> (государственный регистрационный номер 4-19-55005-Е).

Из данных брокерского отчета налоговым органом установлено, что Овчинников П.Ю. в течение двух часов 29 декабря 2015 года в режиме переговорных сделок (РПС) совершил продажу крупных пакетов указанных облигаций по минимальной цене, сложившейся на бирже и обратную покупку этих же облигаций в тех же количествах, но по более высокой цене.

Из отчета АО «Открыте Брокер» так же следует, что в течение торгового дня (29 декабря 2015 года) до заключения сделок РПС в режиме рыночных сделок, налогоплательщик в одно время продавал незначительное количество облигаций <данные изъяты> с существенными отклонениями в цене.

С 10:13:43 ч. по 10:13:49 ч. Овчинников П.Ю. продал незначительное количество облигации <данные изъяты> по ценам от 67,03% до 42% номинальной стоимости (42% - минимальная стоимость ценной бумаги (29 декабря 2015 года)).

В режиме РПС налогоплательщик продал облигации <данные изъяты> в количестве 144 658 штук за 67 974 794,2 рублей в 14:51:34 ч. 29 декабря 2015 года, по самому низкому курсу (42,1) и произвел их выкуп обратно в тот же день в 17:01:41 ч. в том же количестве за 68 003 725,8 рублей, то есть с убытком.

С 10:00:27 ч. по 10:00:35 ч. Овчинников П.Ю. продал незначительное количество облигации <данные изъяты> по ценам от 56,00% до 36% номинальной стоимости (36% - минимальная стоимость ценной бумаги 29 декабря 2015 года). В режиме РПС налогоплательщик продал облигации <данные изъяты> в количестве 408 889 штук за 150 258 529,72 рублей в 14:51:06 ч. 29 декабря 2015 года, по курсу 36,15% и произвел их выкуп обратно в тот же день в 17:00:56 ч. в том же количестве, но с убытком - за 150 340 307,52 рублей.

С 10:01:30 ч. по 10:16:13 ч. Овчинников П.Ю. продал незначительное количество облигации <данные изъяты> по ценам от 59,04% до 36,1% номинальной стоимости (36,1% - минимальная стоимость ценной бумаги 29 декабря 2015 года). В режиме РПС налогоплательщик продал облигации <данные изъяты> в количестве 188 199 штук за 69 159 368,52 рублей в 14:50:40 ч. 29 декабря 2015 года, по курсу 36,15% и произвел их выкуп обратно в тот же день в 17:00:07 ч. и в том же количестве за 69 178 188,42 рублей.

С 10:14:47 ч. по 10:14:51 ч. Овчинников П.Ю. продал незначительное количество облигаций <данные изъяты> по ценам от 56,06% до 36,0% номинальной стоимости (36,0% - минимальная стоимость ценной бумаги 29 декабря 2015 года). В режиме РПС налогоплательщик продал облигации <данные изъяты> в количестве 230 531 штук за 84 450 421,23 руб. в 14:50:13 ч. 29 декабря 2015 г., по курсу 36, 15% и произвел их выкуп обратно в тот же день в 16:59:35 ч. и в том же количестве за 84 495 527,43 рублей, то есть также с убытком.

С учетом метода ФИФО определения расходов, предусмотренного статьей 214.1 НК РФ, эти сделки позволили Овчинникову П.Ю. создать отрицательный финансовый результат (убыток) по совокупности операций, совершенных в налоговом периоде с ценными бумагами у Брокера в сумме 37 132 280,38 рублей, и, соответственно, уменьшить налогооблагаемый доход, поскольку для целей исчисления НДФЛ брокером были учтены расходы на первые по дате приобретения облигации (метод ФИФО).

Вместе с тем налоговым органом установлено, что фактические убытки в реальном денежном выражении от спорных сделок в режиме РПС были незначительными (0,02 % от номинальной стоимости) - 175,6 тыс. рублей (по сделкам в режиме РПС 29 декабря 2015 года с облигациями <данные изъяты>).

При этом налоговым органом в решении было указано на то, что в акте камеральной налоговой проверки № 67846 допущена арифметическая ошибка: неверно указана сумма фактических убытков в реальном денежном выражении от спорных сделок в режиме РПС (0,02 % от номинальной стоимости) -143,7 тыс. рублей (вместо 175,6 тыс. рублей).

Налоговым органом так же установлено, что спорные сделки были совершены истцом с организацией <данные изъяты> расположенной на Кипре, Никосия, которая также обслуживается АО «Открытие брокер» при совершении сделок с ценными бумагами, что позволило налоговому органу сделать вывод о том, что организация <данные изъяты> намеренно включена в схему с целью совершения Овчинниковым П.Ю. сделок купли-продажи облигаций для создания отрицательного финансового результата, при этом сумма разницы между совершенными сделками (175 600 рублей) фактически является доходом организации <данные изъяты>

Проанализировав обстоятельства совершения сделок с облигациями <данные изъяты> (характер произведенных операций, временной период, сведения о контрагенте по сделкам), налоговый орган, руководствуясь положениями подпункта 5 пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 27.07.2010 № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», статьей 54 Налогового кодекса РФ, пришел к выводу о том, что сделки носят признаки манипулирования рынком ценных бумаг, совершены с целью получения налоговой экономии (создание для целей налогообложения убытка и перенос его на операции с положительным финансовым результатом) и направлены на получение необоснованной налоговой выгоды. С учетом выявленных обстоятельств налоговый орган пришел к выводу о том, что данные сделки совершены без намерения создать соответствующие гражданско-правовые последствия, в силу чего являются мнимыми, совершенными для вида с целью уклонения от исполнения налоговых обязательств.

По результатам проверки при исчислении налоговой базы за 2015 год налоговый орган рассчитал финансовый результат по операциям с облигациями <данные изъяты> без учета сделок, совершенных 29 декабря 2015 года.

Общая сумма доходов, подлежащая налогообложению по ставке 13%, составила 1 845 405 074,68 рублей (вместо указанных истцом 2 217 248 188, 35 рублей), в том числе доходы от операций, совершенных через АО «Открытие Брокер», - в размере 1 628 202 247,78 рублей (вместо указанных истцом 2 000 045 361,45 рублей). Общая сумма расходов и налоговых вычетов принята налоговым органом в размере 1 533 858 440,78 рублей (вместо 2 127 071 341, 43 рублей, указанных истцом в декларации), налоговая база составила 311 546 633, 90 рублей (вместо 90 176 846, 92 рублей, указанных в декларации истца), то есть налогоплательщиком занижена налогооблагаемая база на 221 369 786,98 рублей, сумма НДФЛ, рассчитанная налоговым органом, составила 40 501 062 рубля (вместо 11 722 990 рублей, указанных истцом в декларации).

02 июля 2018 года ИФНС России по Калининскому району г. Челябинска вынесено решение №11499, которым Овчинников П.Ю. привлечен к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 3 статьи 122 НК РФ за неуплату НДФЛ за 2015 год в результате занижения налоговой базы.

Овчинникову П.Ю. доначислена сумма НДФЛ за 2015 год в размере 28 778 072 рубля (40 501 062-11 722 990), штраф в размере 11 511 228,80 рублей, а так же на основании статьи 75 Налогового кодекса РФ начислены пени за период с 16 июля 2016 года по 02 июля 2018 года в размере 6 176 973,35 рублей.

Решением УФНС от 15 октября 2018 года №16-07/006040 @ решение ИФНС по Калининскому району № 11499 утверждено, а апелляционная жалоба Овчинникова П.Ю. оставлена без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении административного иска Овчинникова П.Ю. и удовлетворяя встречные требования налогового органа, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, пришел к выводу о том, что процедура и сроки проведения камеральной налоговой проверки и оформления ее результатов налоговым органом соблюдены; решение налоговой инспекции вынесено в сроки и порядке, предусмотренные статьей 101 Налогового кодекса РФ, соответствует по содержанию пункту 8 указанной статьи.

Суды так же согласились с выводами налогового органа об умышленном занижении налогоплательщиком налоговой базы и наличии оснований для привлечения его к налоговой ответственности по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату НДФЛ за 2015 год.

Выводы судов первой и апелляционной инстанции являются верными, основанными на правильном применении норм действующего законодательства, соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам.

Согласно статье 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

В соответствии со статьей 207 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Налоговый кодекс РФ, НК РФ) налогоплательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Статьей 210 Налогового кодекса РФ установлено, что при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 настоящего Кодекса.

В соответствии с пунктом 7 статьи 214.1 Налогового кодекса РФ доходами от операций с ценными бумагами признаются, в том числе доходы от реализации, полученные в налоговом периоде, доходы в виде купона.

На основании пунктов 12 и 14 статьи 214.1 Налогового кодекса РФ налоговой базой по операциям с ценными бумагами и по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок признается положительный финансовый результат по совокупности соответствующих операций, исчисленный за налоговый период. При этом, финансовый результат по операциям с ценными бумагами и по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок определяется как доходы от операций за вычетом соответствующих расходов, указанных в пункте 10 статьи 214.1 Налогового кодекса РФ. В частности, расходами по операциям с ценными бумагами признаются документально подтвержденные и фактически осуществленные налогоплательщиком расходы, связанные с приобретением, реализацией, хранением и погашением ценных бумаг. Расходы учитываются в том налоговом периоде, в котором признаются доходы (абз. 2 пункта 12 статьи 214.1 НК РФ).

Согласно части 1 статьи 252 Налогового кодекса РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Положением пункта 1 статьи 54.1 Налогового кодекса РФ установлен запрет на уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

При этом под искажением сведений о фактах хозяйственной жизни следует понимать так же и совершение действий, направленных на искусственное создание условий, направленных на освобождение от налогообложения.

Подпункт 5 пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 27 июля 2010 года № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» квалифицирует действия, направленные на неоднократное в течение торгового дня совершение на организованных торгах сделок за счет или в интересах одного лица на основании заявок, имеющих на момент их выставления наибольшую цепу покупки либо наименьшую цену продажи финансового инструмента, иностранной валюты и (или) товара, в результате которых их цена существенно отклонилась от уровня, который сформировался бы без таких сделок, в целях последующего совершения за счет или в интересах того же или иного лица противоположных сделок по таким ценам и последующее совершение таких противоположных сделок, как манипулирование рынком.

По смыслу разъяснений, содержащихся в пункте 3 постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», следует, что налоговая выгода не может быть обоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, плательщика страховых взносов, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность (статья 106 НК РФ).

Поскольку материалами налоговой проверки подтвержден факт применения Овчинниковым П.Ю. в 2015 году схемы купли-продажи ценных бумаг, не изменяющей инвестиционного пакета держателя, в рамках которой неоднократно в течение торгового дня на организованных торгах в режиме РПС совершались сделки за счет одного лица и на основании заявок этого же лица, имеющих на момент их выставления наименьшую цену продажи, в результате чего с учетом метода ФИФО, предусмотренного статьей 214.1 Налогового кодекса РФ был создан отрицательный финансовый результат (убыток) по совокупности операций, совершенных в налоговом периоде с ценными бумагами у Брокера, что в свою очередь позволило уменьшить налогооблагаемый доход за 2015 год, суды пришли к верному выводу о том, что единственной целью совершения данных сделок являлось искусственное создание условий для использования налоговых преференций и получения Овчинниковым П.Ю. необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на доходы физических лиц.

При таких обстоятельствах налоговый орган правомерно исчислил налоговую базу без учета совершенных 29 декабря 2015г. сделок с пакетами облигаций <данные изъяты> и обоснованно привлек Овчинникова П.Ю. к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса РФ.

Оснований для переоценки указанных выводов у суда кассационной инстанции не имеется.

Доводы подателя жалобы об отсутствии оснований для оценки судами спорных сделок в качестве мнимых, либо имеющих фиктивный характер и заключенных исключительно в целях получения налоговой выгоды, а так же о необоснованном отклонении отчета брокера несостоятельны.

Согласно статье 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимой признается сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

В соответствии с абз. 2 пункта 4 статьи 226.1 Налогового кодекса РФ, в качестве документального подтверждения соответствующих расходов физическим лицом должны быть представлены оригиналы или надлежащим образом заверенные копии документов, на основании которых это физическое лицо произвело соответствующие расходы, брокерские отчеты, документы, подтверждающие факт перехода налогоплательщику прав по соответствующим ценным бумагам, факт и сумму оплаты соответствующих расходов. В случае представления физическим лицом оригиналов документов налоговый агент обязан изготовить заверенные копии таких документов и хранить их в течение пяти лет.

Таким образом, названной нормой предусмотрено предоставление документов, подтверждающих факт и сумму оплаты соответствующих расходов.

Из материалов дела следует, что в отчете брокера отсутствует информация о способе исполнения обязательств по сделкам - фактическое перечисление или зачет взаимных требований. Даже при условии использования клиринговой системы расчетов между участниками рынка ценных бумаг, у Овчинникова П.Ю. имелась обязанность оплатить компании <данные изъяты> разницу между совершенными сделками по продаже и обратной покупке облигаций в сумме 175600 рублей. Доказательств выплаты указанной суммы административным истцом так же не представлено.

При этом судебная коллегия отмечает, что наличие в Отчете брокера за период с 01 января 2015 года по 31 декабря 2015 года сведений о производстве расчетов по спорным сделкам и переходе права собственности на ценные бумаги не отменяет правильности выводов судов нижестоящих инстанций о мнимости спорных сделок.

Формальное исполнение сторонами сделки, осуществленное лишь для вида (составление актов о передаче недвижимого имущества во исполнение договора купли-продажи или доверительного управления, заключенных во избежание обращения взыскания, а так же осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество) не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ (пункт 86 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Довод об отсутствии оснований для применения к оспариваемым сделкам положений пункта 1 статьи 54 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку данные сделки не подлежали отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика, основаны на ошибочном толковании нормы.

Как указано выше, под искажением сведений о фактах хозяйственной жизни, запрет на совершение которого установлен пунктом 1 статьи 54.1 Налогового кодекса РФ, следует понимать так же и совершение действий по искусственному созданию условий, направленных на освобождение от налогообложения.

Материалами дела подтверждены обстоятельства, свидетельствующие о том, что у Овчинникова П.Ю. фактически отсутствовало намерение по передаче права собственности на облигации, являвшиеся объектом спорных сделок, а так же отсутствовали намерения по получению дохода от указанных сделок, т.к. сделки были совершены в течение одного рабочего дня, облигации реализованы по цене, минимальной, сформированной на рынке ценных бумаг 29.12.2015 и выкуплены у того же приобретателя по истечении двух часов с убытком.

Совершая указанные сделки в режиме РПС, Овчинников П.Ю. не мог не осознавать, что эти действия приведут к наращиванию расходов (убытка) по приобретению ценных бумаг и, соответственно, уменьшению налоговой базы за налоговый период.

Таким образом, вывод судов о наличии оснований для применения положений пункта 1 статьи 54 Налогового кодекса РФ, содержащего запрет на уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), в настоящем случае является верным.

Доводы об отсутствии признаков аффилированности брокера и контрагента по сделкам - компании <данные изъяты> и противоречии обратных выводов суда первой инстанции положению пункта 2 статьи 105.1 Налогового кодекса РФ, устанавливающей критерии для признания лиц взаимозависимыми, не имеют самостоятельного правового значения и не влияют на правильность принятых судебных актов, поскольку отсутствие взаимозависимости указанных лиц не изменяет фактического характера совершенных Овчинниковым П.Ю. сделок с облигациями <данные изъяты>

Довод о необоснованном исключении из числа заинтересованных лиц компании <данные изъяты> был предметом исследования при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, ему дана надлежащая правовая оценка, оснований для несогласия с которой судебная коллегия не усматривает.

Выводы судов, изложенные в обжалованных судебных актах, соответствуют обстоятельствам административного дела.

Нарушения норм материального права, а также требований процессуального законодательства, повлиявших на исход судебного разбирательства, судами не допущено.

Поскольку предусмотренные статьей 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основания для отмены или изменения в кассационном порядке судебных актов в настоящем случае отсутствуют, решение суда первой инстанции и апелляционное определение областного суда, подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Калининского районного суда г. Челябинска от 27 ноября 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Челябинского областного суда от 17 марта 2020 года, оставить без изменения, кассационную жалобу Овчинникова Павла Юрьевича - без удовлетворения.

Определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в течение шести месяцев со дня принятия апелляционного определения, за вычетом срока рассмотрения кассационной жалобы кассационным судом общей юрисдикции.

Определение в полном объеме изготовлено 20.08.2020 г.

Председательствующий

Судьи