НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Верховного Суда Удмуртской Республики (Удмуртская Республика) от 14.11.2018 № 33-4838/18

Судья Созонов А.А. Дело № 33-4838/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Копотева И.Л.,

судей Батршиной Ф.Р., Нургалиева Э.В.,

при секретарях Корепановой С.В., Гильмановой Д.Т.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г.Ижевске Удмуртской Республики 14 ноября 2018 года гражданское дело по апелляционным жалобам ООО «Проктер энд Гэмбл» и Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА на решение Первомайского районного суда г.Ижевска Удмуртской Республики от 27 июня 2018 года, которым исковые требования Лебедева Дмитрия Ивановича к ООО «Проктер энд Гэмбл» о признании незаконными действий, признании увольнения незаконным, изменение формулировки увольнения, взыскании заработной платы, среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда удовлетворены частично.

Изменена формулировка увольнения истца Лебедева Дмитрия Ивановича из Общества с ограниченной ответственностью «Проктер энд Гэмбл» с увольнения по подп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (прогул), на увольнение по собственному желанию на основании п.3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, а дата увольнения с 31 августа 2017 года на 27 июня 2018 года. На Общество с ограниченной ответственностью «Проктер энд Гэмбл» возложена обязанность внести изменения основания и даты увольнения Лебедева Д.И. в трудовую книжку последнего.

С Общества с ограниченной ответственностью «Проктер энд Гэмбл» в пользу Лебедева Дмитрия Ивановича взыскан средний заработок за время вынужденного прогула в размере 3238713 руб. 00 коп., компенсация времени вынужденного простоя в размере 1364234 руб. 00 коп., денежная компенсация неиспользованного отпуска в размере 1355467 руб. 30 коп., с удержанием из перечисленных выплат всех предусмотренных законодательством РФ платежей, а также денежная компенсация морального вреда в размере 10000 руб.

В остальной части иска отказано.

С Общества с ограниченной ответственностью «Проктер энд Гэмб» в пользу местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 37992 руб. 07 коп.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Нургалиева Э.В., пояснения представителя ООО «Проктер энд Гэмбл» и Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА - Берлиной А.Л. поддержавшей доводы апелляционной жалобы, представителя Лебедева Д.И. – Кручинина А.В., считавшего доводы апелляционной жалобы необоснованными, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Лебедев Д.И. обратился в суд с иском к ООО «Проктер энд Гэмбл», которым с учетом изменения, просил:

1. Признать увольнение незаконным и изменить формулировку увольнения Лебедева Дмитрия Ивановича, произведенного приказом ООО «Проктер энд Гэмбл» № 31/2-у от 31.08.2017 на основании пп. а п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, на увольнение по собственному желанию на основании п.3 ст. 77 ТК РФ с даты вынесения судом решения.

2. Взыскать оплату за время вынужденного прогула с даты, следующей за днем увольнения по дату вынесения судом решения из расчета 16113 руб. среднедневного заработка в размере 2416950 руб. (по состоянию на 11.04.2018).

3. Взыскать оплату за время простоя по вине работодателя за период с 01.03.2017 по 31.08.2017 в размере 1364234 руб.

4. Взыскать компенсацию за неиспользованный отпуск за период с 01.05.2013 по 31.08.2017 (118 дней) в сумме 1869108 руб.

5. Взыскать премию по итогам финансового года согласно п. 4.4.1 Положения об оплате труда ООО «Проктер энд Гэмбл» в размере 384780 руб.

6. Взыскать надбавку согласно п. 3.4.3 Положения об оплате труда в размере 234000 руб.

7. Взыскать компенсацию причиненного морального вреда в размере 100000 руб.

В обоснование требований указал, что был принят на работу в ООО «Проктер энд Гэмбл» с 06.07.2009.

22.04.2013 на адрес электронной почты истца поступило электронное письмо, которым был уведомлен о его направлении для работы в подразделение «Проктер энд Гэмбл» в Женеве, Швейцария, с 01.05.2013 по поручению руководителя - Виноградовой Наталии, в связи с чем истцом был сдан пропуск от московского офиса ООО «Проктер энд Гэмбл».

С 01.05.2013 по дату увольнения истец находился в зарубежной командировке по заданию ответчика в Женеве, Швейцария, за счет принимающей стороны. То есть основная сумма заработной платы выплачивалась истцу Компанией Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшнз СА (3-е лицо).

Каких-либо распорядительных документов о переводе в порядке, предусмотренном действующим трудовым законодательством РФ, истца к иному работодателю ответчиком не издавалось, каких-либо заявлений о переводе на другую работу и/или к другому работодателю истцом ответчику также не подавалось. Истец продолжал находиться в штате ответчика. Более того, согласно табелям рабочего времени и расчетным листкам учет рабочего времени истца осуществлялся ответчиком, ответчик продолжал частично выплачивать заработную плату истцу.

Во время нахождения в командировке между истцом и ответчиком было заключено дополнительное соглашение от 24.04.2014 к трудовому договору, согласно которому ежемесячная облагаемая подоходным налогом заработная плата составляет 223400 руб., и выплачивается путем банковского перевода в рублях не реже, чем каждые полмесяца.

Фактический размер заработный платы истца за период работы по заданию ответчика в Швейцарии составлял 365000 руб. в месяц, из которой 15277,37 руб. выплачивалось ответчиком (в соответствии с приказом № 22-пр от 06.05.2013 истец переведен на должность руководителя проекта) и остальная часть заработной платы выплачивалась Компанией Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшнз СА.

Приказом № 31/2-у от 31.08.2017 трудовой договор с истцом был расторгнут на основании подпункта «а» пункта 6 части первой ст. 81 Трудового кодекса РФ (далее – ТК РФ) (за прогул) в связи отсутствием истца на рабочем месте без уважительных причин в период с 01.08.2017 по 17.08.2017.

Истец полагает действия ответчика незаконными и необоснованными.

28.02.2017 на адрес электронной почты истца было получено уведомление об окончании работы в г. Женеве, Швейцария, без каких-либо дальнейших действий со стороны ответчика, связанных с отзывом истца из командировки и возвращением в Российскую Федерацию.

01.03.2017 ответчик через офис своей компании в г. Женеве, Швейцария, стал чинить истцу препятствия в работе, прекращен доступ к рабочему месту в офисе ответчика в г. Женеве, Швейцария.

03.04.2017 истцом был получен по почте ответ за подписью руководителя группы по политикам, льготам и трудовому праву ответчика ФИО1, из которого узнал, что ответчик в командировку в г. Женеву, Швейцария, истца не направлял и к какому-либо иному работодателю не переводил. Из чего следует, что истец таким образом находится в прогуле (не выходит на работу) с 01.05.2013.

Все следующее время истец постоянно находился на связи по телефону и посредством электронной почты с ответственными сотрудниками службы по работе с персоналом ответчика с целью прояснения ситуации и определения порядка своего возвращения для работы в московском офисе ответчика, в том числе с руководителем службы персонала ответчика Е. Федоровой.

16.08.2017 истец получил письмо от ответчика, в котором у него запрашивались объяснения о причине неявки в офис. 18.08.2017 истец самостоятельно и за счет собственных средств возвратился из г. Женевы, Швейцария, в г. Москву для продолжения работы в московском офисе ответчика.

18.08.2017 истец был допущен в московский офис ответчика, однако без определения рабочего места и предоставления средств труда и без определения должности и функциональных обязанностей.

Таким образом, истец был незаконно по инициативе ответчика и в результате необоснованных действий ответчика лишен возможности трудиться с 01.03.2017 по 31.08.2017.

При постоянном психологическом прессинге со стороны ответчика истцу было направлено итоговое требование о расторжении трудового договора по соглашению сторон, предлагалось дать ответ на него 31.08.2017. 31.08.2017 трудовой договор с истцом был расторгнут. На стороне ответчика имеется злоупотребление правом и создание ситуации преднамеренного прогула со стороны истца.

Истец полагает также, что он подвергся дискриминации со стороны ответчика, что выразилось в длительном непредоставлении работы в соответствии с трудовым договором, фактическом отстранении от работы при отсутствии каких-либо законных оснований, а впоследствии и увольнении по негативным основаниям.

С 01.03.2017 по 31.08.2017 (по дату увольнения) заработная плата истцу не выплачивалась (за исключением 6060,98 руб., выплаченных за период с 18.08.2017 по 31.08.2017, а также 401,35 руб. в виде компенсации за неиспользованный отпуск).

Кроме того, истцу не была выплачена премия по итогам работы за период с 01.07.2016 по 01.07.2017 в размере 384780,00 руб. в соответствии с Положением об оплате труда ответчика.

Истцу также незаконно не была выплачена надбавка за высокую квалификацию за период с 01.03.2017 по 30.08.2017 в размере 39000 руб. в месяц, что в общей сумме составляет 234000 руб. (п. 3.4.1. Положения об оплате труда).

Компенсация за неиспользованный отпуск за период с 01.05.2013 по 31.08.2017 составляет за 121 день 1369681,28 руб.

Допущенными ответчиком нарушениями трудового законодательства, истцу был причинен моральный вред, который он оценивает в сумме 100000 руб.

В судебное заседание истец Лебедев Д.И. не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие, с участием его представителя Кручинина А.В.

В судебном заседании представитель истца Кручинин А.В., действующий на основании доверенности, исковые требования поддержал, ссылался на то, что в данном случае имеется перевод истца в г. Женеву.

В судебном заседании представитель ответчика Берлина А.Л., действующая на основании доверенности, исковые требования не признала. Поддержала письменные возражения из которых следует, что в начале 2013 истец вел переговоры со Швейцарской компанией Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшнз СА о возможном сотрудничестве, получении разрешения на работу в Швейцарии. С 01.05.2013 истец переехал на работу в г. Женеву в целях сотрудничества с указанной компанией, получал вознаграждение от данной компании. Ответчик не возражал против такого сотрудничества, но такой переход не инициировал и не контролировал. Ответчик не направлял истца в командировку. Истец обратился к ответчику с вопросом сохранения в силе своего российского трудового договора в целях поддержания социального, медицинского и пенсионного страхования истца в РФ. Ответчик согласился выплачивать истцу минимальный размер оплаты труда, данная договоренность оформлена дополнительным соглашением к трудовому договору. Сотрудничество истца и Швейцарской компании прекращено 28.02.2017. С 28.02.2017 истец по телефону и письмами был проинформирован о необходимости явиться на работу в офис ответчика в г. Москву. На работу явился ответчик только 18.08.2017. Истцом не представлено доказательств уважительных причин отсутствия с 01.03.2017 по 17.08.2017. Право на компенсацию за неиспользованный отпуск за период отсутствия на работе у истца отсутствует, отсутствует право на премию, поскольку премирование является правом, а не обязанностью работодателя. Отсутствует у истца и право на стимулирующую надбавку за высокую квалификацию, которая выплачивается по определенным должностям, которую истец не занимал. В части требования истца о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск заявила ходатайство о применении последствий пропуска истцом срока обращения в суд, установленного ст. 392 ТК РФ.

В судебном заседании представитель ответчика Зыков Д.А., действующий на основании доверенности, исковые требования не признал.

В судебном заседании представитель третьего лица (Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшнз СА) Берлина А.Л., действующая на основании доверенности, исковые требования не признала.

Представитель истца возражал против удовлетворения ходатайства представителя ответчика о пропуске срока для разрешения индивидуального трудового спора, указывая на то, что заявленный представителем ответчика срок истцом не пропущен.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе ответчик ООО «Проктер энд Гэмбл» просит решение суда первой инстанции в части, удовлетворения требований истца, отменить, принять в этой части новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. При этом ссылается на следующие обстоятельства. Не согласен, что имел место перевод истца в Швейцарию. Соглашение о возвращении не является изменением к трудовому договору, оно подразумевало согласие работодателя на работу истца у другого работодателя в Швейцарии и обязанность истца вернуться к ответчику по окончании этой работы. Данное соглашение не могло оформлять перевод. Ответчик находился в г.Москве и структурные подразделения в г.Женеве отсутствуют. Соглашение не подписывалось уполномоченным представителем работодателя. Суд сделал неверный вывод, что ответчик и швейцарская компания имеют единого собственника, а потому труд истца в швейцарской компании является трудом в интересах ответчика. Ответчик и швейцарская компания являются независимыми юридическими лицами. Работа истца в г.Женеве не была связана с его трудовыми отношениями с ответчиком. Не согласен с оценкой судом табелей учета рабочего времени, которая дана без учета фактических обстоятельств дела. Имело место сохранение за истцом его должности на время отсутствия, то есть дополнительный отпуск. Вывод суда о наличии вынужденного простоя у истца основан на неверной оценке обстоятельств дела. Процедура увольнения соблюдена. Основания для компенсации за неиспользованный отпуск отсутствовали. Суд неправомерно рассчитал средний заработок истца исходя из сумм выплаченных ему третьим лицом.

В апелляционной жалобе третье лицо Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА просит решение суда первой инстанции в части, удовлетворившей требования истца, отменить, принять в этой части новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Приводит доводы, аналогичные доводам апелляционной жалобы ответчика.

В возражениях на апелляционные жалобы представитель истца Кручинин А.В. выражает несогласие с содержащимися в них доводами.

В соответствии со ст. ст. 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) дело по апелляционной жалобе рассмотрено в отсутствие истца Лебедева Д.И., надлежащим образом извещенного о дате, времени и месте судебного разбирательства, представившего заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.

В соответствии с ч. 3 ст. 322 ГПК РФ апелляционная жалоба подписывается лицом, подающим жалобу, или его представителем. К жалобе, поданной представителем, должны быть приложены доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочие представителя, если в деле не имеется такое полномочие.

Апелляционная жалоба третьего лица Проктер энд Гэмбл Интернейшнл Оперейшн СА подана 21.08.2018 и подписана представителем Берлиной А.Л., полномочия которой на подписание и подачу апелляционной жалобы в этот период не подтверждены, т.е. апелляционная жалоба не отвечает требованиям ч.3 ст.322 ГПК РФ, в связи с чем подлежит оставлению без рассмотрения, что согласуется с разъяснениями данными в абз.2 п.40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции».

На основании ч.1 ст.327.1 ГПК РФ законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверены судебной коллегией в пределах доводов апелляционной жалобы ответчика и возражений на неё.

Относительно требований, в удовлетворении которых судом отказано, апелляционная жалоба доводов не содержит, поэтому в этой части решение суда не проверяется.

Как следует из материалов дела, Лебедев Дмитрий Иванович принят на работу в ООО «Проктер энд Гэмбл» в финансовый отдел на должность финансового аналитика постоянно по основному месту работы на основании трудового договора от 06.07.2009 № 48/09. Пунктом 18 Трудового договора определено, что к отношениям сторон применяется российское законодательство.

В соответствии с Приказом № 7-3-пр от 10.02.2012 истец переведен на должность старшего менеджера по расчету себестоимости и работе с филиалами.

С 01.05.2013 истец работал в г.Женеве в должности старшего финансового аналитика в компании Проктер энд Гэмбл Интернейшнл Оперейшнз СА. И за эту работу в период с 01.05.2013 по 28.02.2017 заработная плата зачислялась истцу Компанией Проктер энд Гэмбл Интернейшнл Оперейшнз СА (3-е лицо по делу).

06.05.2013 между истцом и ответчиком подписано дополнительное соглашение к трудовому договору от 07.07.2009, согласно которому Работник нанимается на работу в ООО «Проктер энд Гэмбл» на должность руководителя проекта. Ежемесячная облагаемая налогом на доходы физических лиц зарплата составляет: оклад в размере одного минимального размера оплаты труда, установленного в субъекте РФ г. Москва действующим региональным соглашением.

За период нахождения истца в г. Женеве в табелях рабочего времени ответчиком указывалось выполнение истцом нормы труда в части рабочего времени.

28.02.2017 истцу был прекращен доступ на рабочее место в Швейцарии. Компания Проктер энд Гэмбл Интернейшнл Оперейшнз СА. мотивировала это прекращением миссии экспатрианта.

18.08.2017 истец явился в головной офис компании ООО «Проктер энд Гэмбл» (ответчик).

Приказом № 31/2-у от 31.08.2017 трудовой договор с истцом был расторгнут на основании подпункта «а» пункта 6 части первой ст. 81 ТК РФ (за прогул) в связи отсутствием истца на рабочем месте без уважительных причин в период с 01.08.2017 по 17.08.2017.

Разрешая спор, суд руководствовался ст.ст.12, 14, 22, 72, 72.1, 72.2, 81, 84.1, 114, 115, 121, 123, 128, 135, 140, 157, 166, 191, 192, 193, 209, 234, 237, 392, 394 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ), Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».

Рассматривая заявление ответчика о пропуске истцом срока обращения в суд по требованиям о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, суд исходил из того, что срок истцом не пропущен. Истец уволен 31.08.2017, исковое заявление направлено истцом в суд почтой 29.09.2017, то есть в пределах установленного ст. 392 ТК РФ срока.

Удовлетворяя частично исковые требования и изменяя формулировку увольнения на п.3 ч. 1 ст.77 ТК РФ, суд первой инстанции исходил из того, что 30.04.2013 между тремя сторонами (истцом, ответчиком и третьим лицом) было заключено соглашение, по которому с 01.05.2013 истец будет выполнять работу в г.Женеве по должности старший финансовый аналитик под контролем компании Проктер энд Гэмбл Интернейшнл Оперейшнз СА. Данное соглашение является соглашением о переводе истца на другую работу, которое состоялось с 01.05.2013. Факт прогула истца в период времени с 01 по 17.08.2017 ответчиком не доказан. Также суд исходил из того, что работодателем не соблюден порядок применения дисциплинарного взыскания, а именно не учтена тяжесть проступка и обстоятельства, при которых он совершен, в связи с чем увольнение истца является незаконным. Признав увольнение незаконным, суд взыскал с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула с учетом заработной платы, получаемой истцом в г. Женеве от компании Проктер энд Гэмбл Интернейшнл Оперейшнз СА.

Удовлетворяя требование истца о взыскании с ответчика оплаты за время простоя по вине работодателя за период с 01.03.2017 по 31.08.2017, суд исходил из того, что 01.03.2017 был прекращен доступ истца к своему рабочему месту в г. Женеве, Швейцария. Поскольку рабочее место истца с 01.03.2017 стало истцу недоступно, возник простой по вине работодателя. Фактически простой был окончен 31.08.2017, то есть в день увольнения истца, так как в период с момента прибытия в головной офис в г.Москве, 18.08.2017 и до 31.08.2017 рабочее место и работа истцу не предоставлялся, заработная плата не выплачивалась.

Удовлетворяя требования истца о взыскании с ответчика компенсации за неиспользованный отпуск за период с 01.05.2013 по 31.08.2017, суд исходил из того, что за период времени 01.05.2013 по 31.08.2017 истец имел право на отпуск, продолжительностью 121 день, ответчик не представлял истцу дни отпуска. Учитывая, что ответчиком частично выплачена компенсация отпуска, суд взыскал с ответчика недоплаченную часть компенсации неиспользованного отпуска.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании с ответчика премии по итогам финансового года согласно п. 4.4.1 Положения об оплате труда ООО «Проктер энд Гэмбл», а также надбавки за высокую квалификацию согласно п. 3.4.3 Положения об оплате труда, суд исходил из того, что из содержания раздела 3 (Доплаты и надбавки) и 4 (Стимулирующие премиальные выплаты) Положения об оплате труда ООО «Проктер энд Гэмбл» следует, что выплата заявленной истцом премии и надбавки является правом, а не обязанностью работодателя.

Придя к выводу, что нарушением трудовых прав действиями работодателя истцу причинен моральный вред, суд взыскал с ответчика в пользу истца соответствующую компенсацию.

С выводами суда о наличии оснований для удовлетворения исковых требований об изменении формулировки увольнения, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании оплаты за время простоя судебная коллегия согласиться не может, не соглашается судебная коллегия и с определенной судом ко взысканию суммой компенсации за неиспользованный отпуск.

Доводы апелляционной жалобы ответчика заслуживают внимания.

В соответствии со ст.72.1 ТК РФ перевод на другую работу - постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором работает работник (если структурное подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем. Перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и третьей статьи 72.2 настоящего Кодекса (ч.1).

По письменной просьбе работника или с его письменного согласия может быть осуществлен перевод работника на постоянную работу к другому работодателю. При этом трудовой договор по прежнему месту работы прекращается (пункт 5 части первой статьи 77 настоящего Кодекса) (ч.2).

Согласно разъяснениям данным в п.16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» переводом на другую работу следует считать постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором работает работник (если структурное подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем (часть первая статьи 72.1 ТК РФ). Под структурными подразделениями следует понимать как филиалы, представительства, так и отделы, цеха, участки и т.д., а под другой местностью - местность за пределами административно-территориальных границ соответствующего населенного пункта.

Таким образом переводом считается изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем.

Предметом спора является период работы истца с 01.05.2013 по 31.08.2017, в том числе в г.Женеве в Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА с 01.05.2013 по 18.02.2017.

Из материалов дела следует, что ответчик является юридическим лицом, филиалов и представительств в г.Женеве (Швейцария) не имеет, что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ (л.д.107-122 т.2).

Третье лицо Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА не является филиалом или представительством ответчика.

Согласно выписке из торгового реестра Женевы, представленной в суд на английском языке вместе с переводом на русский язык, Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА является акционерным обществом, то есть самостоятельным юридическим лицом (л.д.120-146 т.3). Данный документ является иностранным официальным документом и признается судебной коллегией письменным доказательством без его легализации исходя из следующего.

В соответствии с частью 5 статьи 71 ГПК РФ иностранные официальные документы признаются в суде письменными доказательствами без их легализации в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации. В частности, легализация документов не требуется в отношениях между государствами - участниками Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов (Гаага, 5 октября 1961 года), вступившей в силу для Российской Федерации с 31 мая 1992 года. Вместо дипломатической или консульской легализации официальных документов в государствах - участниках Конвенции в подтверждение подлинности подписей должностных лиц, печатей или штампов на документе проставляется апостиль компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен (статьи 3, 5 Конвенции).

Швейцария является участником Конвенции с 11.03.1973.

Исследуя выписку из торгового реестра Женевы и давая оценку ее достоверности, судебная коллегия приходит к выводу, что соблюден порядок проставления апостиля, предусмотренного статьей 4 названной Конвенции, а именно: апостиль проставляется на самом документе или на отдельном листе, скрепляемом с документом, он должен соответствовать образцу, приложенному к указанной Конвенции. Образцу апостиль соответствует.

Между тем представленная истцом распечатка с сайта в сети интернет выписки на английском языке с переводом, согласно которой ООО «Проктер энд Гэмбл» и Компания Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшнз СА (3-е лицо) являются дочерними структурами транснациональной компании «Проктер энд Гэмбл», зарегистрированной в США, то есть имеют единого собственника (л.д.68-73 т.2) судебной коллегией не принимается в качестве достоверного доказательства, поскольку определить от кого исходит данная информация не представляется возможным.

Соглашение от 30.04.2013, которое суд расценил как перевод работника, представлено в суд на английском языке, с двумя видами переводов с английского языка, заверенных нотариусом (л.д.85 т.2, л.д.15 т.2). В первом случае его название переведено как Соглашение о возвращении в Восточную Европу, во втором как Соглашение о возвращении работника на место работы в Восточной Европе.

Соглашение подписано направляющим руководителем, принимающим руководителем и сотрудником. Фамилии и должности уполномоченных лиц, а также наименования организаций, со стороны которых они действуют, не указаны. Ответчик в апелляционной жалобе указывает, что соглашение подписано с его стороны за направляющего руководителя непосредственным руководителем истца ФИО2, которая не уполномочена на подписание трудовых соглашений и изменений к ним, а также подписано будущим руководителем истца комании Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшнз СА (3-е лицо).

При таких обстоятельствах оснований полагать, что соглашение подписано представителем работодателя (ответчика), полномочным на заключение трудовых договоров, совершения распорядительных действий связанных с переводом, командировкой в отношении работника, не имеется. Поэтому нет оснований считать его дополнительным соглашением к трудовому договору.

Из первого варианта перевода соглашения следует, что, начиная с мая 2013 года, истец назначается на должность старшего финансового аналитика с расширением полномочий в рамках реализации программы ухода за полостью рта в Центральной и Восточной Европе, Ближнем Востоке и Африке. Назначение на должность рассматривается как инвестирование в карьеру истца, как предоставление редкой особой возможности в рамках компании «Проктер энд Гэмбл». Компания «Проктер энд Гэмбл» самостоятельно устанавливает продолжительность международных командировок, которые длятся около 2-3 лет. В настоящий момент планируется перевод в рамках выполнения одной международной командировки. Полагают, что после завершения данной командировки Лебедев Д. вернется домой с сохранением текущей должности, вознаграждения и надбавок. Отказ от возвращения домой будет рассматриваться как отказ от работы в их компании (л.д.15 т.2).

Второй вариант перевода указанного соглашения содержит сведения о том, что в мае 2013 года истец переезжает в Женеву с расширительной миссией в должности старшего финансового аналитика. Назначение на должность рассматривается как инвестирование в карьеру истца, как эксклюзивная возможность профессионального роста в группе «Проктер энд Гэмбл». Срок международных назначений определяется исключительно «Проктер энд Гэмбл» и составляет 2-3 года. На данном этапе они планируют для истца только одно международное назначение, описанное выше. Ожидают, что после окончания срока назначения Лебедев вернется на свое место работы в страну, из которой прибыл, с возвращением к прежнему уровню вознаграждения и льготам. Отказ от возвращения на свое место работы в стране, из которой Лебедев прибыл, будет считаться расторжением трудовых отношений с его стороны (л.д.85 т.2).

Из доводов ответчика следует, что данное соглашение подразумевало согласие ответчика сохранить за истцом его трудовой договор на тот период, пока истец будет работать у третьего лица (в швейцарской компании Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА), а также обязанность истца вернуться к работе у ответчика по завершению работы в Швейцарии.

Исходя из содержания указанного соглашения, позиции ответчика и фактических обстоятельств дела, судебная коллегия приходит к выводу, что данным соглашением констатируется, что в рамках группы «Проктер энд Гэмбл» для получения истцом профессиональных навыков, ему предоставляется работа в принимающей стороне (у третьего лица Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА) в течение 2-3 лет и по окончании этой работы он обязуется вернуться к направившей стороне (в ООО «Проктер энд Гэмбл» в г. Москва), а отказ будет рассматриваться как отказ от продолжения работы в группе компаний «Проктер энд Гэмбл». Таким образом, соглашение не является дополнительным соглашением к трудовому договору, не изменяет рабочее место и должность истца занимаемую в ООО «Проктер энд Гэмбл», поскольку не содержит условий об изменении трудового договора и не подписано представителем работодателя, полномочным на изменение трудовых договоров.

В связи с тем, что с мая 2013 истец фактически работал в Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА в г.Женеве по должности, которую он не занимал в ООО «Проктер энд Гэмбл», находился под контролем и получал от Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА оплату за труд, то указанное соглашение не подтверждает перевод в рамках одного работодателя, нет и перевода к другому работодателю, т.к. рабочее место за истцом в ООО «Проктер энд Гэмбл» в г.Москве было ответчиком сохранено.

Представленная истцом переписка по электронной почте относительно работы истца в г.Женеве накануне 01.05.2013 не принимается судебной коллегией в качестве достоверного доказательства, поскольку не представлено сведений о том, что это переписка между истцом и ответчиком и именно с электронной почты, принадлежащей истцу. Кроме того, из указанной переписки также не следует, что имел место перевод. Из неё следует, что истец будет работать с 01.05.2013 в Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА, т.е. у другого юридического лица.

Оформление истцом обходного листа (л.д.86,87 т. 2) для международного перехода также не подтверждает перевод или командировку.

В соответствии со статьей 56.1 ТК РФ (введенной Федеральным законом от 05.05.2014 N 116-ФЗ и действующей с 01.01.2016) заемный труд, то есть труд, осуществляемый работником по распоряжению работодателя в интересах, под управлением и контролем физического лица или юридического лица, не являющихся работодателем данного работника, запрещен.

Отсутствуют основания и полагать, что в данном случае имел место заемный труд, который не был запрещен до 01.01.2016. Истец работал в Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА и получал от данной организации оплату за работу в ином размере и по иной должности, чем предусмотрено трудовым договором с ООО «Проктер энд Гэмбл». Оснований полагать, что ответчик с 01.01.2016 в соответствии со ст. 341.1 ТК РФ имел право осуществлять деятельность по предоставлению труда работников и что между ответчиком и третьим лицом заключен договор о предоставлении труда работников не имеется. Представитель ответчика факт таких правоотношений между сторонами отрицал.

Работа истца в г.Женеве в Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА не является и направлением истца ответчиком в командировку.

В силу ст. 166 ТК РФ служебная командировка - поездка работника по распоряжению работодателя на определенный срок для выполнения служебного поручения вне места постоянной работы. Особенности направления работников в служебные командировки устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Согласно п. 1 Положения "Об особенностях направления работников в служебные командировки", утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.10.2008 N 749 (в редакции действующей на 01.05.2013), настоящее Положение определяет особенности порядка направления работников в служебные командировки, как на территории Российской Федерации, так и на территории иностранных государств.

Цель командировки работника определяется руководителем командирующей организации и указывается в служебном задании, которое утверждается работодателем (п.6).

Направление работника в командировку за пределы территории Российской Федерации производится по распоряжению работодателя без оформления командировочного удостоверения, кроме случаев командирования в государства - участники Содружества Независимых Государств, с которыми заключены межправительственные соглашения, на основании которых в документах для въезда и выезда пограничными органами не делаются отметки о пересечении государственной границы (п.15).

Из возражений третьего лица (л.д.123-124 т.2) следует, что они подтверждают, что в период с 01.05.2013 по 28.02.2017 истец выполнял работы в их интересах, получал оплату из их средств.

Признаки направления истца в командировку в г.Женеву отсутствуют, т.к. указанное выше соглашение от от 30.04.2013 нельзя расценивать как распоряжение для выполнения служебного поручения со стороны ответчика. Соответствующее поручение ответчиком не выносилось, служебное задание истцу не выдавалось. Истец с 01.05.2013 не выполнял служебное задание ответчика, а работал в г.Женеве в интересах и под руководством Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА (третьего лица), которая из своих средств производила ему оплату за работу в этой компании.

В свою очередь ответчик по соглашению с истцом сохранил за ним место работы и выплачивал ему заработную плату в соответствии с дополнительным соглашением от 06.05.2013 к трудовому договору от 07.07.2009, которая составляла оклад в размере одного минимального размера оплаты труда, установленного в субъекте РФ г. Москва действующим региональным соглашением, что подтверждается справкой о заработной плате, выданной ответчиком, расчетными листками.

Таким образом, истец работал в Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА с согласия, а не поручению работодателя. Эта работа не являлась переводом и командировкой.

Об окончании работы в г.Женеве в Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА 28.02.2017 истец был уведомлен 28.02.2017 (л.д.99 т.1), что подтверждается соответствующим письмом Проктер энд Гэмбл Сервисез (Швейцария) СА и доводами истца, изложенными в иске.

Из изложенного следует, что в период с 01.05.2013 по 28.02.2017, по соглашению с работодателем ООО «Проктер энд Гэмбл», за истцом сохранялось место работы и установленная дополнительным соглашением заработная плата на период работы в г.Женеве в Проктер энд Гэмбл интернейшнл Оперейшенз СА. С 01.03.2017 такого соглашения уже не имелось, т.к. работа в г.Женеве истцом окончена. С 01.03.2017 истец должен был явиться к работодателю в г.Москву и исполнять свои должностные обязанности, о чем истец знал.

Согласно ст. 209 ТК РФ рабочее место - место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя.

В соответствии с трудовым договором от 06.07.2009 место работы истца находится в г. Москве.

Поэтому доводы истца о том, что работодатель не допускал его к месту работы в г.Женеве с 01.03.2017 необоснованны, так как это не было рабочим местом, предоставленным ответчиком.

Работодатель также письменно 02.03.2017 извещал истца о необходимости явиться на рабочее место 03.03.2017 в ООО «Проктер энд Гэмбл» в г. Москве, извещение было получено истцом 07.03.2017, что подтверждается справкой курьерской службы (л.д.145, 146 т.1).

10.05.2017 работодатель запросил у истца объяснение о причине отсутствия на рабочем месте с 01.03.2017, которое истец получил 15.05.2017 (л.д.147,148 т.1), а также письмом от 24.05.2017, которое истец получил 31.05.2017, что подтверждается справкой курьерской службы (149,150 т. 1).

К тому же в иске истец указывает, что 03.04.2017 от руководителя аналитического отдела ФИО1 он узнал, что находится в прогуле с 01.05.2013.

Таким образом, о необходимости явиться на работу в г.Москву истец знал еще 28.02.2017 и дополнительно был проинформирован работодателем 07.03.2017, 15.05.2017, 31.05.2017. Доводы истца о том, что эти уведомления не получал, судебной коллегией отклоняются, поскольку опровергаются указанными письменными доказательствами, которые являются относимыми, допустимыми и достоверными.

На работу истец явился 18.08.2017.

Ответчик вменил истцу в качестве прогула, послужившего основанием к увольнению, период с 01 по 17.08.2017.

В соответствии со ст. 91 ТК РФ рабочее время - время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка организации и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами относятся к рабочему времени.

В соответствии с п. п. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ расторжение трудового договора по инициативе работодателя возможно в связи с однократным грубым нарушением работника трудовых обязанностей, а именно прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Судебная коллегия соглашается с доводами ответчика о том, что период с 01 по 17.08.2017 является прогулом, т.к. истец отсутствовал на рабочем месте, по месту нахождения ООО «Проктер энд Гэмбл» в г. Москве без уважительных причин. Рабочее время истцу установлено п. 9 Трудового договора от 06.07.2009 с 9.00 до 18.00 с перерывом на обед 1 час. с понедельника по пятницу. Рабочие дни в указанный период были с 01 по 4, с 07 по 11 августа – 9 дней. Факт прогула подтверждается актами об отсутствии истца на рабочем месте (л.д.159-172 т. 1), докладной заместителя генерального директора по персоналу ООО «Проктер энд Гэмбл» от 21.08.2017 (л.д.174,175 т.1).

В соответствии с п.53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Судебная коллегия приходит к выводу, что порядок применения дисциплинарного взыскания, установленный ст.193 ТК РФ, соблюден. Объяснение от истца затребовано и им представлено 21.08.2017 (л.д.172-173 т.1).

Учитывая длительность прогула – 9 дней, каждый из которых является грубым нарушением работником трудовых обязанностей, негативное отношение истца к труду, о чем свидетельствует его длительное отсутствие на работе с 01.03.2017, исходя из фактических обстоятельств дела, судебная коллегия считает, что тяжесть проступка и обстоятельства, при которых он совершен, учтены при применении дисциплинарного взыскания.

Поэтому оснований для признания увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула не имеется.

Период с 01.03.2017 по 31.08.2017 не является простоем.

Понятие простоя дано в ч.3 ст.72.2 ТК РФ. Так под простоем понимается временная приостановка работы по причинам экономического, технологического, технического или организационного характера.

В соответствии с ч. 3 ст.157 ТК РФ время простоя по вине работника не оплачивается.

С 01.03.2017 истец знал, что должен вернуться к работодателю (ответчику) в г.Москву, однако не возвращался до 18.08.2017. Отсутствие истца на работе с 01.03.2017 по 17.08.2017 не было связано с приостановкой работы по причинам экономического, технологического или организационного характера, поэтому не является простоем, и не подлежит оплате в качестве простоя.

Период с 18.08.2017 по 31.08.2017 истец был на рабочем месте, имел доступ к компьютерной технике, доступ к электронной почте, о чем свидетельствует его переписка с работодателем в эти даты. За этот период ответчик выплатил истцу зарплату, исходя из установленного дополнительным соглашением к трудовому договору размера. Поэтому оснований считать период с 18.08.2017 по 31.08.21017 простоем не имеется.

Требования истца об оплате простоя удовлетворению не подлежат.

Вопреки доводам апелляционной жалобы ответчика, основания для взыскания с ответчика в пользу истца компенсации за неиспользованный отпуск за период с 01.05.2013 по 31.08.2017 имелись и срок, установленный ст.392 ТК РФ по данным требованиям не пропущен.

В соответствии с ч.1 ст.127 ТК РФ при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

Согласно ч.2 ст.392 ТК РФ за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении.

Истец уволен 31.08.2017, исковое заявление направлено им в суд почтой 29.09.2017, то есть в пределах установленного ст. 392 ТК РФ срока, в том числе исковое заявление содержит требование о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск.

С учетом конституционно-правового смысла части первой статьи 127 и части первой статьи 392 ТК РФ выявленного в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25.10.2018 № 38-П, поскольку истец обратился с требованием о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск в срок, установленный ст. 392 ТК РФ, то он имеет право на ее взыскание в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной неиспользованный (полностью либо частично) отпуск.

Достоверных доказательств о представлении истцу отпуска в период с 01.05.2013 по 31.08.2017 не представлено.

Доводы ответчика о том, что период с 01.05.2013 по 31.08.2017 является дополнительным отпуском истца, подлежат отклонению, поскольку основания для предоставления данного отпуска, установленные ст. 116 ТК РФ, отсутствуют. Не представлено доказательств, что указанный период являлся отпуском без сохранения заработной платы, так как соответствующих заявлений истца о предоставлении данного отпуска в соответствии со ст. 128 ТК РФ также не представлено.

В соответствии с п.1, 2 ч.1 ст.121 ТК РФ в стаж работы, дающий право на ежегодный основной оплачиваемый отпуск, включаются: время фактической работы; время, когда работник фактически не работал, но за ним в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохранялось место работы (должность), в том числе время ежегодного оплачиваемого отпуска, нерабочие праздничные дни, выходные дни и другие предоставляемые работнику дни отдыха.

Пункт 1 ч.2 ст.121 ТК РФ предусматривает, что в стаж работы, дающий право на ежегодный основной оплачиваемый отпуск, не включаются: время отсутствия работника на работе без уважительных причин, в том числе вследствие его отстранения от работы в случаях, предусмотренных статьей 76 настоящего Кодекса.

Период с 01.03.2017 по 17.08.2017 подлежит исключению из стажа работы в соответствии с п.1 ч.2 ст.121 ТК РФ, дающего право на ежегодный основной оплачиваемый отпуск, поскольку в этот период истец отсутствовал на работе без уважительных причин.

В период с 18 по 31.08.2017 истец фактически работал, поэтому этот период подлежит включению в стаж работы, дающий право на ежегодный оплачиваемы отпуск. Также подлежит включению и период с 01.05.2013 по 28.02.2017, поскольку в этот период истец фактически не работал, но за ним в соответствии с соглашением с работодателем сохранялось место работы (должность).

Истцу установлен ежегодный оплачиваемый отпуск 28 календарных дней.

Всего по состоянию на 31.08.2017 истцу положено 107 дней отпуска (28+28+28+23).

Вывод суда о том, что истец имеет право на 121 день отпуска, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

С 01.05.2013 по 28.02.2017 заработная плата зачислялась истцу Компанией Проктер энд Гэмбл Интернейшнл Оперейшн СА (3-е лицо по делу). Суд сделал вывод, что выплачиваемая заработная плата, поступавшая на его лицевой счет от третьего лица, является заработной платой истца по трудовому договору с ответчиком. Между тем оснований для такого вывода не имеется.

06.05.2013 между истцом и ответчиком подписано дополнительное соглашение к Трудовому договору от 07.07.2009, согласно которому в п. 10 Трудового договора было внесено изменение и указано, что ежемесячная облагаемая налогом на доходы физических лиц зарплата составляет: оклад в размере одного минимального размера оплаты труда, установленного в субъекте РФ г.Москва действующим региональным соглашением.

Как указывалось ранее Проктер энд Гэмбл Интернейшнл Оперейшн СА (3-е лицо) не является представительством или филиалом ответчика – работодателя.

В материалы дела представлены расчетные листки в период работы истца в г.Женеве в Проктер энд Гэмбл Интернейшнл Оперейшн СА, в которых указаны начисляемые ему суммы, сведения об операциях по счету, их которых следует, что истцу в период с марта 2016 года по февраль 2017 года платежи осуществляла Проктер энд Гэмбл Интернейшнл Оперейшн СА (3-е лицо) (л.д.32-67 т.2) в швейцарских франках.

Из показаний представителя ответчика и третьего лица следует, что в расчетных листках указана информация о платежах, производимых двумя компаниями, поскольку у них единая система САБ, это мотивационная компания для работников и она видна всем компаниям. Оклад МРОТ платил ответчик, заработную плату в Швейцарии истец получал на другой счет (л.д.62 т.4).

Поскольку дополнительным соглашением от 06.05.2013 к трудовому договору истцу установлена заработная плата в размере МРОТ, которая и выплачивалась ответчиком, оснований считать, что суммы, перечисляемые истцу третьим лицом Проктер энд Гэмбл Интернейшнл Оперейшн СА, являются заработной платой истца, выплачиваемой работодателем – ответчиком, не имеется.

Истец ссылается в иске, что размер заработной платы определен ему дополнительным соглашением от 24.04.2014, между тем данное соглашение в материалы дела не представлено.

В соответствии с ч.4 ст.139 ТК РФ средний дневной заработок для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется за последние 12 календарных месяцев путем деления суммы начисленной заработной платы на 12 и на 29,3 (среднемесячное число календарных дней).

Часть 7 ст.139 ТК РФ устанавливает, что особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного настоящей статьей, определяются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

В соответствии с п.10 Постановления Правительства РФ от 24.12.2007 N 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы» средний дневной заработок для оплаты отпусков, предоставляемых в календарных днях, и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за расчетный период, на 12 и на среднемесячное число календарных дней (29,3).

В случае если один или несколько месяцев расчетного периода отработаны не полностью или из него исключалось время в соответствии с пунктом 5 настоящего Положения, средний дневной заработок исчисляется путем деления суммы фактически начисленной заработной платы за расчетный период на сумму среднемесячного числа календарных дней (29,3), умноженного на количество полных календарных месяцев, и количества календарных дней в неполных календарных месяцах.

Количество календарных дней в неполном календарном месяце рассчитывается путем деления среднемесячного числа календарных дней (29,3) на количество календарных дней этого месяца и умножения на количество календарных дней, приходящихся на время, отработанное в данном месяце.

В соответствии со справкой о среднем заработке от 08.11.2017, предоставленной ответчиком в сентябре 2016 года, истцу начислено 17300 руб., с октября по февраль 2017 года – по 17561 руб., с марта по июль 2017 начисления отсутствуют, в августе 2017 года начислено 7670,43 руб. (л.д.129 т.2). Всего начислено 112775,43 руб.

С учетом приведенных норм, расчет компенсации за неиспользованный отпуск примет следующий вид.

Средний дневной заработок составит: (112775,43 (29,3 * 6 + 29,3 : 31 * 14) = 596,60 руб.

Компенсация за неиспользованный отпуск составляет 63836,2 руб. (107 * 596,60 руб.).

Из материалов дела следует, что истцу в период работы выплачены отпускные в сумме 596,60 руб. в сентябре 2017 года и 13617,38 руб. в феврале 2017 года, что подтверждается расчетными листками.

Таким образом, сумма компенсации за неиспользованный отпуск, подлежащая взысканию с ответчика в пользу истца, составляет 49622,22 руб. (63836,2 - 596,60 - 13617,38).

Поскольку неправомерными действиями работодателя, связанными с неполной выплатой сумм причитающихся при увольнении, истцу причинен моральный вред, который в соответствии со ст.237 ТК РФ. Исходя из характера причиненных истцу нравственных страданий, степени вины ответчика, с учетом требований разумности и справедливости судебная коллегия соглашается с определенным судом первой инстанции размером компенсации морального вреда в сумме 5000 руб.

Дискриминация на которую ссылается истец в иске со стороны ответчика отсутствует.

При указанных обстоятельствах решение суда подлежит отмене в соответствии с п.3 ч.1 ст.330 ГПК РФ с принятием по делу нового решения, которым в удовлетворении исковых требований Лебедева Дмитрия Ивановича к ООО «Проктер энд Гэмбл» о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании оплаты за время простоя, взыскании премии и надбавки отказать. Исковые требования Лебедева Дмитрия Ивановича к ООО «Проктер энд Гэмбл» о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск и компенсация морального вреда удовлетворить частично.

В соответствии со ст. 101 ГПК РФ с ответчика в пользу местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в сумме 1989 руб.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Первомайского районного суда г.Ижевска Удмуртской Республики от 27 июня 2018 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Лебедева Дмитрия Ивановича к ООО «Проктер энд Гэмбл» о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании оплаты за время простоя, взыскании премии и надбавки отказать.

Исковые требования Лебедева Дмитрия Ивановича к ООО «Проктер энд Гэмбл» о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск и компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Проктер энд Гэмб» в пользу Лебедева Дмитрия Ивановича компенсацию за неиспользованный отпуск в сумме 49622 руб. 22 коп., с удержанием из перечисленных выплат всех предусмотренных законодательством РФ платежей, компенсацию морального вреда в размере 5000 руб.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Проктер энд Гэмб» в пользу местного бюджета государственную пошлину в сумме 1989 руб.

Апелляционную жалобу ООО «Проктер энд Гэмб» удовлетворить.

Апелляционную жалобу Проктер энд Гэмбл Интернейшнл Оперейшнз СА оставить без рассмотрения.

Председательствующий И.Л. Копотев

Судьи Ф.Р. Батршина

Э.В. Нургалиев