НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Верховного Суда Республики Тыва (Республика Тыва) от 10.06.2013 № 22-724/2013

Судья **                       

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Кызыл                      10 июня 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва в составе:

председательствующего Куулар А.И.,

судей Сендаш Р.В. и Кужугет Ш.К.,

при секретаре Ооржак А.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу осужденной Сангаа А.А. на приговор Бай-Тайгинского районного суда Республики Тыва от 07 февраля 2013 года, которым

Сангаа А.А., **,

осуждена:

- по ч. 1 ст. 292 УК РФ (по эпизоду в отношении С.) к штрафу в размере 40 000 рублей;

- по ч. 3 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении С.) к штрафу в размере 150 000 рублей с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в муниципальных оздоровительных образовательных учреждениях сроком на 2 (два) года;

- по ч. 1 ст. 292 УК РФ (по эпизоду в отношении А.) к штрафу в размере 30 000 рублей.

- по ч. 3 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении А.) к штрафу в размере 120 000 рублей лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в муниципальных оздоровительных образовательных учреждениях сроком на 2 (два) года;

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступления путем частичного сложения наказаний окончательно к штрафу в размере 250 000 рублей с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в муниципальных оздоровительных образовательных учреждениях сроком на 3 (три) года.

Дополнительное наказание в виде не занимать руководящие должности в муниципальных образовательных учреждениях, постановлено исполнять самостоятельно.

Заслушав доклад судьи Куулар А.И., выступления осужденной Сангаа А.А. и ее защитника Ооржака К.Э., поддержавших доводы апелляционной жалобы и просивших отменить приговор, возражение прокурора Осмоловского И.Л., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Сангаа А.А. признана виновной и осуждена за служебный подлог, за внесение должностным лицом в официальный документ заведомо ложных сведений их корыстной заинтересованности (по двум эпизодам в отношении С. и А.), а также за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное с использованием служебного положения (по двум эпизодам в отношении С. и А.).

Согласно приговору, преступления ею совершены при следующих обстоятельствах, приведенных в приговоре.

Сангаа А.А., являясь ** муниципального общеобразовательного оздоровительного учреждения Санаторная школа-интернат с. **, на основании приказа ** Управления образования ** (далее школа-интернат) о приеме на работу № от 18 августа 2010 года, в чьи должностные обязанности входили прием на работу и контроль за работой школы-интерната, будучи наделенной полномочиями должностного лица во время выполнения организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций, связанных с оформлением табелей учета использования рабочего времени и расчета заработной платы сотрудников школы-интерната, действуя в нарушение должностной инструкции, с которой Сангаа А.А. ознакомилась 01 сентября 2009 года и Устава школы-интерната, утвержденного постановлением администрации ** № от 25 марта 2004 года, Устава муниципального казенного оздоровительного образовательного учреждения санаторная школа-интернат с. **, утвержденного приказом ** Управления образования Администрации муниципального района «**» от 19 декабря 2011 года №, 01 ноября 2010 года в рабочее время с 08 часов по 18 часов в кабинете **, из корыстных побуждений с целью хищения денежных средств, принадлежащих Администрации «**», путем обмана, используя свое служебное положение, издала и подписала фиктивные приказы № от 01 ноября 2010 года и № от 01 декабря 2010 года о принятии на работу С. в качестве социального педагога за счет вакантной должности психолога, умышленно внесла в него заведомо ложные сведения о принятии на работу С., фактически не работавшей в указанном учреждении, придав фиктивному документу официальный характер и необходимые для этого реквизиты.

В период с ноября 2010 года по октябрь 2011 года в рабочее время с 08 часов до 18 часов Сангаа А.А., находясь в своем служебном кабинете, зная, что С. не будет исполнять обязанности социального педагога, из корыстной заинтересованности умышленно внесла заведомо ложные сведения, не соответствующие действительности в табель учета рабочего времени за периоды с ноября по декабрь 2010 года, с января по октябрь 2011 года на имя СД., фактически не работавшей в данном учреждении, придав фиктивным документам официальный характер и необходимые для этого реквизиты, наименование документа «табель учета рабочего времени», должностное положение лица, подписавшего документ, подделав подписи лица, ответственного за составление табеля учета рабочего времени Д., утвердила вышеуказанные фиктивные табели.

На основании вышеуказанных табелей в период времени с декабря 2010 года по март 2011 года в рабочее время с 08 часов до 18 часов Сангаа, в продолжение противоправных действий, направленных на хищение чужого имущества путем обмана с использованием своего служебного положения, являясь согласно договору о полной материальной ответственности от 01 октября 2010 года ответственным лицом за хранение и выдачу заработной платы сотрудников МООУ СШИ с. **, получала их заработную плату в период с декабря 2010 года по март 2011 года в кассе управления образования **, в пять приемов, незаконно лично получила денежные средства в виде заработной платы С. на сумму ** рублей, проставив в платежных ведомостях свои подписи, подделав подписи С., распорядилась данными денежными средствами по своему усмотрению.

С марта 2011 года по сентябрь 2011 года в рабочее время с 08 часов до 18 часов после перечисления заработной платы сотрудников МООУ СШИ с. ** на банковские счета ** регионального филиала ОАО «**», Сангаа А.А., продолжая свои преступные действия, в кабинете ** незаконно составила шесть заявок, на основании которых в шесть приемов за указанный выше период были перечислены на банковский счет С. денежные средства в сумме ** рублей, которые Сангаа А.А. незаконно получила у С., говоря последней, что поступившие на ее расчетный счет денежные средства предназначены для нужд МООУ СОШ с. **. С. в вышеуказанный период передала наличными денежные средства Сангаа А.А., которая распорядилась ими по своему усмотрению.

Затем 03 февраля 2011 года в рабочее время с 08 часов до 18 часов Сангаа А.А., продолжая свои преступные действия, находясь в кабинете ** школы-интерната, с целью совершению служебного подлога, из корыстных побуждений, используя свое служебное положение издала и подписала фиктивный приказ № о приеме на работу А. в качестве **, которая фактически не работала в школе-интернате, придав фиктивному документу официальный характер и необходимые для этого реквизиты.

В феврале 2011 года в рабочее время 08 часов до 18 часов Сангаа А.А., находясь на рабочем месте, используя свои служебные положения, с целью хищения чужого имущества, из корыстной заинтересованности, в табель учета рабочего времени за февраль 2011 года, умышленно внесла заведомо ложные сведения, не соответствующие действительности, о якобы отработанном времени А., придав фиктивному табелю официальный характер и необходимые для этого реквизиты, подделав подпись лица, ответственного за составление табелей учета рабочего времени Сангаа А.А., утвердила фиктивный табель учета рабочего времени.

В марте 2011 года в рабочее время с 08 часов до 18 часов Сангаа, на основании вышеуказанного приказа № от 03 февраля 2011 года, получив в кассе управления образования ** денежные средства, предназначенные для выплаты заработной платы сотрудникам МООУ СШИ с. **, находясь в кабинете ** школы-интерната, в дни выплаты ежемесячной заработной платы лично получила денежные средства в виде заработной платы, начисленной А. в сумме ** рублей, проставив в платежной ведомости № от 02 марта 2011 года на выдачу заработной платы за февраль 2011 года свою подпись, подделала подпись А. и похитила денежные средства в сумме ** рублей и распорядилась по своему усмотрению.

Осужденная Сангаа А.А. в судебном заседании вину в предъявленном обвинении по ч. 3 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении С.), по ч. 3 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении А.), по ч. 1 ст. 292 УК РФ (по эпизоду в отношении С.), по ч. 1 ст. 292 УК РФ (по эпизоду в отношении А.) признала и показала, что школа-интернат находилась в запущенном состоянии, ее собирались ликвидировать, она приглашала учителей, начала строительство новой бани, нанимала для этого студентов, обращалась к частным предпринимателям для сбора денежных средств для пожертвования, но их не хватало. 07 сентября 2010 года С. обращалась к ней по поводу трудоустройства, говорила, что у нее имеются легковой и грузовой автомашины, которыми можно пользоваться, на данное обращение решила согласиться. Заместители принесли документы и заявление С., договорились выдать часть заработной платы за использование грузовой автомашины, остальную часть заработной платы потратить на нужды школы. Цели присвоить чужое имущество не имела, денежные средства расходовались на нужды школы, о чем имеются документы. Перед аккредитацией школы потребовался учитель информатики. Когда к ней позвонили и попросили разрешения о принятии на работу А., работавшей в детском саду «**», она согласилась, после забыла об этом. А. потребовала выдать ее заработную плату, после была выдана в сумме ** рублей. Причиненный местному бюджету ущерб будет возмещать.

В апелляционной жалобе Сангаа А.А. просит приговор отменить, оправдать ее в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления по всем эпизодам. В обоснование указала, что приговор является незаконным, необоснованным и не справедливым. Суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, в материалах уголовного дела имелись противоречивые доказательства, суд не указал, по каким основаниям принял одни из этих доказательств и отверг другие. В выводах суда содержатся противоречия, которые повлияли, по ее мнению, на решение вопроса о ее виновности и на правильность применения уголовного закона. Допущены нарушения уголовно-процессуального закона при постановлении приговора. Судом отвергнуты и не приняты во внимание документы, подтверждающие, что полученные ею денежные средства потрачены на ремонт, постройку бани, другие нужды школы-интерната в сумме ** рублей. Считает, что выводы о наличии у нее корыстного мотива не соответствует фактическим обстоятельствам, поскольку у нее корыстного мотива не имелось. Так же полагает, что диспозиция ст. 292 УК РФ предусматривает ответственность за совершение служебного подлога и не содержит обязательного признака корыстный мотив.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, исследовав доказательства, которые не были исследованы в судебном заседании и допросив дополнительных свидетелей, выслушав стороны, судебная коллегия приходит к следующему.

Выводы суда о виновности осужденной Сангаа А.А. в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем обмана, совершенное с использованием служебного положения (по двум эпизодам в отношении С. и А..), в служебном подлоге, то есть внесения должностным лицом в официальный документ заведомо ложных сведений из корыстной заинтересованности (по двум эпизодам в отношении С. и А.) соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым дана надлежащая оценка и подтверждается совокупностью следующих доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре:

- показаниями П., данными в суде о том, что финансовое обеспечение МООУ СШИ с. ** проходит через администрацию **. Из местного бюджета денежные средства на выплату заработной платы перечислялись в управление финансов района, после они перечислялись в управление образования **, и выдавались на руки **. С мая 2011 года все сотрудники организаций получали заработную плату в банке. Действиями ** Сангаа А.А. администрации муниципального района «**» причинен ущерб;

- показаниями свидетеля С., данными в суде о том, что она нигде кроме своей работы в МДОУ «**» не работала и не работает, с заявлением о принятии ее на работу не писала, временные, срочные трудовые договоры с Сангаа А.А. не подписывала. В декабре 2010 года узнала, что в табеле учета рабочего времени МООУ СШИ с. ** и в ведомостях на получение заработной платы числится ее имя. Работу в качестве социального педагога не исполняла, заработную плату не получала, в ведомостях не расписывалась. После того как денежные средства поступали на ее банковский счет по ** рублей, то эти деньги забирала Сангаа А.А. указывая, что они предназначены для нужд школы. От учителей МООУ СШИ с. ** слышала, что Сангаа А.А. фиктивно приняла на работу в школу, издавала фиктивные приказы о принятии на работу А. в качестве **;

- показаниями свидетеля А., данными в суде о том, что она не работала в МООУ СШИ с. **, заявление о приеме на работу в данное учреждение не писала. В феврале 2011 года на ее счет в банке поступили денежные средства в сумме ** рублей, которые она потратила, подумав, что это ее денежные средства. В марте 2011 года Сангаа сказала, что это денежные средства, перечисленные со школы-интерната за проставленные на ее имя часы, просила вернуть их. Бухгалтер управления образования подтвердила Сангаа А.А., что это деньги за ее работу в школе-интернате, хотя она там не работала, не трудоустраивалась, срочные трудовые договоры не подписывала. От сестры Х. узнала, что она числится среди сотрудников данного учреждения;

- показаниями свидетелей СС, К., АШ, БМ., данными в суде о том, что А. и С. в школе-интернате с. ** не работали;

- показаниями свидетеля Б., данными в суде о том, что с момента ее начала работы в школе-интернате с 10 октября 2011 года А. и С. не работали. Табель учета рабочего времени она никогда не заполняла, их заполняют заведующий по учебно-воспитательной работе и директор школы. Со слов сотрудников школы знает, что А. включена в табель учета рабочего времени в качестве **, С. в качестве социального педагога;

- показаниями свидетелей ЛБ., РБ., УБ., АА., ДМ., ЧС., УС., данными в суде о том, что в период работы Сангаа А.А. в школе-интернате А. и С. не работали;

- показаниями свидетеля АБ. о том, что с 2008 года по май 2010 года она заполняла табеля учета рабочего времени воспитателей интерната, она в них расписывалась, директор школы их утверждала. В школе-интернате А. и С. никогда не работали. В сентябре 2010 года один раз передала Сангаа А.А. черновой вариант табеля учета рабочего времени, после отдала табель учета рабочего времени в районный отдел образования **. После этого ни разу не составляла табель учета рабочего времени;

- показаниями свидетеля АМ. о том, что в школе-интернате с  А. и С. не работали, за время работы Сангаа А.А. в школе был сделан ремонт, построена баня из тех же материалов, из которых она была;

- показаниями свидетеля РА. о том, что в сентябре 2011 года в кабинете ** школы-интерната Сангаа А.А. видела черновой вариант табеля учета рабочего времени, в котором С была включена социальным педагогом, хотя не работала в данном учреждении, также как и А.;

- показаниями свидетеля БС., о том, что она видела, что в табелях учета рабочего времени были включены С. и А., которые никогда в их школе не работали, в ведомостях были их имена;

- показаниями свидетеля МИ. о том, что однажды в ведомостях на получение заработной платы увидела имя А., спросив последнюю, работает ли она у них, та ответила, что не работает;

- показаниями свидетеля ДХ., данными в ходе предварительного следствия о том, что за время его работы в школе-интернате с.  С. и А. . не работали, если бы работали, он бы их заметил. Знает, что Сангаа Е. входил в табель учета рабочего времени в качестве воспитателя, хотя фактически им не работал;

- показаниями свидетеля ДВ., данными в ходе предварительного следствия о том, что с 07 ноября 2011 года начала работать в качестве социального педагога по устному указанию ** Сангаа А.А. За время ее работы в данной школе С. и А. , О. не работали. 17 января 2012 года она видела электронный вариант табеля учета рабочего времени, в котором она была включена в качестве психолога, хотя данную работу не выполняла, заработную плату не получала. До ноября 2011 года по табелю учета рабочего времени социальным педагогом была включена С., которую она с сентября 2011 года не видела, она там не работала, денежные средства на ее имя получала Сангаа А.А.;

- показаниями свидетеля ОЧ., данными в ходе предварительного следствия о том, что с 2010 года А. и С. не работали. Во время получения заработной платы директор Сангаа А. А. закрывала платежную ведомость чистым листом бумаги, чтобы бала видна графа для подписи. Был случай неправильного составления табеля учета его рабочего времени;

- показаниями свидетеля АМ, ГИ., ВБ., данными в ходе предварительного следствия о том, что с момента ее работы в школе-интернате А. и С.. никогда не работали;

- показаниями свидетеля УБ., данными в ходе предварительного следствия о том, что С. была воспитателем в детском саду «**», в школе не работала и не преподавала. А в их школе тоже не работала;

- показаниями осужденной Сангаа А.А., данными в суде о том, что была договоренность о выплате С. части заработной платы за использование грузовой автомашины, остальной части заработной платы потратить на нужды школы. Денежные средства расходовались на нужды школы.

- протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что осмотрено здание районного отдела образования **, в ходе осмотра изъяты: журнал операций по счету № «Касса» за июль 2010 года, проводка № за июль 2010 года, проводка № за, август 2010 года, проводка № за март 2010 года, проводка № за октябрь 2010 года, проводка № за август 2010 года, проводка № за июнь 2010 года, проводка № за май 2010 года, проводка № за ноябрь 2010 года, проводка № за октябрь 2010 года, проводка № за декабрь 2010 года, проводка № за май 2010 года, проводка № за июль 2010 года; журналы операций № по заработной плате октябрь, ноябрь 2011 года; проводка № за апрель 2011 год, журнал операций № за декабрь 2011 года, проводка № за март 2011 год, журнал операций № по заработной плате за сентябрь 2011 года, проводка № за январь, февраль 2010 года, журнал операций № по заработной плате за март 2010 года, проводка № за апрель, май, июнь 2010 года, журнал операций № по заработной плате за июнь, август, сентябрь, октябрь, ноябрь 2010 года, проводка № за декабрь 2010 года, проводка № за июль 2010 года, штатное расписание за 2010 и 2011 годы, проводка № за февраль, март 2010 года;

- протоколом осмотра места происшествия от 20 января 2012 года, из которого следует, что осмотрены здание Муниципального казенного учреждения Управления образования «**, в помещении «Материальной группы бухгалтерии» осмотрены бухгалтерские документы (проводки, расчетно-платежные ведомости за 2010 и 2011 год, кроме августа 2010 года расчетно-платежной ведомости; договор с руководителем директора ОУ, УДОУ, заведующим детским садом общеобразовательного учреждения копия между Учреждением образования ** и санаторной школы-интерната с. **.; табель учителей МООУ СШИ с. ** за октябрь 2011-2012 учебный год; табель учета рабочего времени воспитателей и социальных работников санаторной школы-интерната с. ** на август; табель учителей, технического персонала санаторной школы-интерната с. ** за август 2011 года; заявки на кассовый ордер № от 27 декабря 2011 года; расчетно-платежные ведомости за август 2010 года), которые были изъяты;

- протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что осмотрены здание Муниципального казенного учреждения Управления образования «**, в кабинете «Материальной группы бухгалтерии» на столе имелись бухгалтерские документы: книга раздатчиков с октября 2008 года; журнал регистрации приходных и кассовых документов, договор о полной индивидуальной материальной ответственности; платежное поручение № от 09 декабря 2011 года на Сангаа А.А.; платежное поручение № от 27 декабря 2011 года на Сангаа А.А.; платежное поручение № от 09 декабря 2011 года на Сангаа А.А.; платежная ведомость за декабрь 2011 года с. ** санаторная лесная школа; платежное поручение № от 27 декабря 2011 года на СС; платежное поручение № от 09 декабря 2011 года на СС.; расчетные листки на Сангаа, А., заявка на кассовый расход № от 03 октября 2011 года на Сангаа А.А.;

- протоколом выемки от 30 марта 2012 года, согласно которому в Управлении образования администрации ** изъяты: форма СЗВ-6-3 на С.; форма СЗВ-6-3- на А.; форма СЗВ-6-1 на С. за 4 квартал 2010 года;

- протоколом выемки, согласно которому из кабинета ** МООУ СШИ с. ** Сангаа А.А. изъяты: книга приказов о личном составе с регистрациями; книга приказов ** о личном составе за 2010-2011 гг.; книга учета личного состава с 01.09.04-10.02.09 г.; книга учета движения трудовых книжек; книга учета заявлений; бюджетные сметы за 2011-2012 гг.; книга должностных инструкций за 2011-2012 гг.; книга приказов об отпусках, командировках, поощрениях, наложенных взысканиях и о замещениях и др. за 2010-2011 г.; номенклатура дел; классные журналы - 1 классный журнал за 2010-2011 гг. за 8-11 класс, где на 41 листе с 9 по 10 строку графы заполнены Сангаа А.А.; приказ «О новой системе оплаты труда от 17.01.2011 г.»; Положение об оплате труда работников МООУ СШИ с. **. Не установлены оборотная ведомость, кассовые чеки, оправдательные документы, акты о выполнении работы, договора подряда, купли-продажи. Заявление о приеме на работу С. и А. отсутствуют;

- протоколом осмотра места происшествия, согласно которому осмотрен кабинет учительской и кабинет директора МООУ СШИ с. **, в последнем в ходе осмотра не установлены финансовые документы, чеки, квитанций, оправдательных документов, договоров с индивидуальными предпринимателями, также при осмотре стенки установлен, что заявлений о приеме на работу С. и А., их личные дела отсутствуют. Изъяты табеля учета рабочего времени за 2010-2012 гг.;

- протоколом осмотра предметов (документов), согласно которому осмотрены документы, обнаруженные при осмотре места происшествия;

- заключением судебно-бухгалтерской экспертизы № от 14 апреля 2012 года, согласно которого сумма, начисленной на имя А. составила ** рублей, сумма полученной А. заработной платы составила ** рублей;

- заключением почерковедческой экспертизы № от 20 сентября 2012 года, из которого следует, что подпись в графе «** школы» приказа № от 03 февраля 2011 года о принятии на работу А., приказа № от 03 февраля 2011 года о временном назначении А., приказа № а от 01 декабря 2010 года о принятии на работу С., приказа № от 01 декабря 2010 года о принятии на работу С., приказа № от 01 ноября 2010 года о принятии на работу С., приказа № от 01 ноября 2011 года об увольнении с работы С выполнены Сангаа А.А.; подпись в графе «** школы» приказа № от 01 ноября 2010 года о принятии на работу С. вероятно выполнена Сангаа А.А.;

- заключением почерковедческой экспертизы № от 06 ноября 2012 года, из которого следует, что подписи в графах «Утверждаю: **: Сангаа А.А.» в табелях учета рабочего времени учителей СШИ с. ** за ноябрь, декабрь 2010 года, февраль, ноябрь 2011 года, а также подписи в графах «Утверждаю: **: Сангаа А.А.» в табелях учета рабочего времени воспитателей и социальных работников СШИ с. ** за сентябрь, ноябрь, декабрь 2010 года, январь, февраль, март, апрель, май, июнь, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь 2011 года выполнены Сангаа А.А.

Суд обоснованно положил в основу обвинительного приговора показания вышеприведенных свидетелей, указавших, что С. и А. никогда в школе-интернате с. ** не работали, а также показания С. и А., которые указали, что они не работали в школе-интернате. Указанные доказательства добыты с соблюдением требований ст.ст. 189-190 УПК РФ, они согласуются с другими доказательствами, в частности письменными доказательствами, приведенными в приговоре и исследованными в суде апелляционной инстанции доказательствами, в частности заключениями судебно-бухгалтерской, почерковедческими экспертизами, которые являются допустимыми доказательствами, как составленные и проведенные в соответствии с требованиями ст.ст. 176,177,183 УПК РФ.

Суд обоснованно не принял во внимание показания свидетелей защиты АА, ТД., УО, ЭЭ., данные в судебном заседании и обоснованно отнес их к сведениям, характеризующим личность Сангаа А.А., поскольку их показания указывают лишь на то, что Сангаа А.А. действовала в интересах школы-интерната.

Суд также обоснованно подверг сомнению показания свидетеля ТД. о том, что А., фактически не работая в школе-интернате получала заработную плату, поскольку данные показания опровергаются совокупностью вышеприведенных доказательств, и суд первой инстанции правильно расценил показания данного свидетеля, как попытку ввести суд в заблуждение с целью ограждения от уголовной ответственности Сангаа А.А.

Вопреки доводам жалобы осужденной, судом приняты правильные выводы о виновности Сангаа А.А. в инкриминируемых ей деяниях по всем эпизодам преступлений, они не содержат противоречий, которые могли поставить их под сомнение. Приняты на основании совокупности полно и подробно приведенных в приговоре доказательств, также доказательствами, исследованными в суде апелляционной инстанции, а именно протоколами осмотров места происшествия от 13 января 2012 года, от 20 января 2012 года, от 25 января 2012 года, протоколом выемки от 30 марта 2012 года, из которых следует, что в ходе осмотра места происшествия были изъяты финансовые документы, книги приказов, форма СЗВ-6-3 на С.; форма СЗВ-6-3- на А.; форма СЗВ-6-1 на С. за 4 квартал 2010 года, которые добыты с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и заключением судебно-бухгалтерской экспертизы № от 14 апреля 2012 года, согласно которой на имя А. были начислены ** рубля ** коп., сумма полученной заработной платы составила ** рублей.

Утверждения осужденной и ее защитника о недопустимости протокола осмотра предметов от 01 августа 2012 года судебная коллегия находит необоснованными, поскольку данное доказательство было исследовано в судебном заседании, оснований подвергать сомнению данное следственное действие судебная коллегия не находит, оно проведено в соответствии с требованиями ст. 165, 166, 170 и ст. 183 УПК РФУПК РФ в присутствии двух понятых ДД. и АО. При составлении данного следственного действия от участвующих лиц замечаний не поступало.

Давая оценку показаниям дополнительных свидетелей ЭХ. и ТД., допрошенных в суде апелляционной инстанции по ходатайству стороны защиты, судебная коллегия не принимает их во внимание, поскольку в своих показаниях указанные свидетели указывают лишь о том, что осужденная Сангаа А.А. действовала в интересах школы-интерната. Показания указанных свидетелей на правильность квалификации действий осужденной не влияют.

Утверждения осужденной и ее защитника о том, что Сангаа А.А. подлежит оправданию в связи с тем, что она действовала в интересах школы-интерната и потратила денежные средства в целях восстановления школы-интерната судебная коллегия находит несоответствующим закону, основанными на ошибочном понимании норм ч. 1 ст. 292 и ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Обстоятельства, при которых совершены преступления и которые подлежали доказыванию судом установлены верно. Оценив в соответствии со ст. 88 УПК РФ, имеющиеся по делу доказательства в их совокупности, суд учел все обстоятельства, которые могли повлиять на его выводы, и сделал обоснованный вывод о виновности Сангаа А.А. в совершении за служебный подлог, за внесение должностным лицом в официальный документ заведомо ложных сведений из корыстной заинтересованности (по двум эпизодам в отношении С. и А.), а также за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное с использованием служебного положения (по двум эпизодам в отношении С. и А.), в связи с чем доводы жалобы осужденной и ее защитника о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела судебная коллегия находит необоснованными.

На основании совокупности приведенных доказательств, дав им надлежащую оценку, исследовав доказательства, допросив дополнительных свидетелей, судебная коллегия находит, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о том, что Сангаа А.А., являясь должностным лицом, совершила служебный подлог, за внесение должностным лицом в официальный документ заведомо ложных сведений из корыстной заинтересованности (по двум эпизодам в отношении С. и А.), а также совершила мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное с использованием служебного положения (по двум эпизодам в отношении С. и А.). В связи с чем, действия Сангаа А.А. суд первой инстанции квалифицировал правильно по ч. 1 ст. 292 УК РФ, по ч. 3 ст. 159 УК РФ, по ч. 1 ст. 292 УК РФ и ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Назначенное Сангаа А.А., наказание отвечает целям и задачам, которые определены уголовным законом, соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного ею, ее личности, а потому судебная коллегия находит его справедливым.

При таких обстоятельствах оснований для оправдания осужденной и отмены приговора судебная коллегия по доводам, изложенным в апелляционных жалобах осужденной и ее защитника, не находит.

В соответствии с ч. 1 ст. 389.15 УПК РФ одним из оснований отмены или изменения приговора является нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации. Допущенные судом нарушения закона в суде апелляционной инстанции являются устранимыми, в связи с чем судебная коллегия находит приговор в части осуждения Сангаа А.А. по ч. 1 ст. 292 и ч. 1 ст. 292 УК РФ, относящихся к категории небольшой тяжести преступлений, подлежащим изменению по следующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести прошло два года.

В соответствии с п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, что влечет за собой и прекращение уголовного преследования лица, совершившего преступления.

Совершенное Сангаа А.А. преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 292 УК РФ по эпизоду в отношении С. 01 ноября 2010 года подлежит прекращению в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности с освобождением Сангаа А.А. от уголовной ответственности с прекращением производства в этой части. Поскольку срок давности привлечения к уголовной ответственности истек 01 ноября 2012 года до назначения уголовного дела к судебному заседанию (29 декабря 2012 года), а суд первой инстанции, не разрешив данный вопрос, рассмотрел дело с вынесением приговора без выяснения мнения сторон.

Что касается осуждения по ч. 1 ст. 292 УК РФ по эпизоду в отношении А., совершенного 03 февраля 2011 года судебная коллегия также находит приговор подлежащим изменить с освобождением осужденной Сангаа А.А. от назначенного наказания на основании п. «а» ч. 1 ст. 83 УК РФ, поскольку срок давности истек 03 февраля 2013 года после вынесения судом постановления о назначении судебного заседания по уголовному делу и до вступления приговора в законную силу.

С учетом внесенных изменений судебная коллегия находит назначенные по ч. 3 ст. 159 и ч. 3 ст. 159 УК РФ подлежащими назначить в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ с соразмерным снижением наказания по совокупности преступлений.

Справедливым находит и назначение дополнительного наказания в виде не занимать должности связанные с выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в муниципальных оздоровительных образовательных учреждениях по совокупности преступлений сроком на 03 года.

На основании вышеизложенного оснований для отмены приговора по доводам, изложенным в апелляционной жалобе осужденной, судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

    ОПРЕДЕЛИЛА

Приговор Бай-Тайгинского районного суда Республики Тыва от 07 февраля 2013 года в отношении Сангаа А.А. изменить:

- осуждение по ч. 1 ст. 292 УК РФ (по эпизоду в отношении С.) отменить на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ и п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ освободить Сангаа А.А. от уголовной ответственности за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности и производство в этой части прекратить;

- по ч. 1 ст. 292 УК РФ (по эпизоду в отношении А.) освободить от назначенного наказания на основании п. «а» ч. 1 ст. 83 УК РФ и п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности;

- признать Сангаа А.А. осужденной по ч. 3 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении С.) к штрафу в размере 150 000 (сто пятьдесят тысяч) рублей в доход государства с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в муниципальных оздоровительных образовательных учреждениях сроком 2 (два) года, по ч. 3 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении А.) к штрафу в размере 120 000 (сто двадцать тысяч) рублей в доход государства с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в муниципальных оздоровительных образовательных учреждениях сроком 2 (два) года;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний по ч. 3 ст. 159 УК РФ и по ч. 3 ст. 159 УК РФ назначить наказание в виде штрафа в размере 160 000 (сто шестьдесят тысяч) рублей в доход государства (федерального бюджета) с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в муниципальных оздоровительных образовательных учреждениях сроком 3 (три) года.

В остальной части приговор в отношении Сангаа А.А. оставить без изменения, жалобу осужденной Сангаа А.А. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в течение одного года со дня его оглашения непосредственно в Президиум Верховного Суда Республики Тыва.

Председательствующий           

Судьи