НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Верховного Суда Республики Карелия (Республика Карелия) от 07.04.2017 № 33-1262/2017

Судья Софронова И.А. № 33-1262/2017

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

07 апреля 2017 г. г. Петрозаводск

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия в составе

председательствующего судьи Фаткуллиной Л.З.

судей Душнюк Н.В. и Переплесниной Е.М.

при секретаре Чесноковой Ю.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика на решение Костомукшского городского суда Республики Карелия от 02 февраля 2017 года по исковому заявлению Ярановой Ю.Ю. к государственному бюджетному учреждению Республики Карелия «Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг Республики Карелия» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад председательствующего судьи, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Яранова Ю.Ю. обратилась с иском по тем основаниям, что 08.04.2015 была принята на работу в государственное бюджетное учреждение Республики Карелия «Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг Республики Карелия» (далее ГБУ РК «МФЦ РК») по срочному трудовому договору на должность специалиста на период отпуска по беременности и родам основного работника. Отпуск по беременности и родам основного работника закончился, но трудовые отношения с истцом были продолжены. 16.11.2016 она предоставила работодателю заявление о продлении трудового договора и медицинскую справку о беременности, однако была уведомлена о расторжении трудового договора, в связи с выходом основного работника на работу, а 28.11.2016 была уволена на основании пункта 2 части первой статьи 77 Трудового кодекса РФ в связи с истечением срока трудового договора. Истец с таким увольнением не согласна, поскольку заключенный с ней срочный трудовой договор приобрел бессрочный характер. Истица просила признать незаконным приказ от 28.11.2016 об увольнении, восстановить её на работе в прежней должности, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула и денежную компенсацию морального вреда в размере (...) руб.

Решением суда иск удовлетворен. Признан незаконным и отменен приказ от ХХ.ХХ.ХХ об увольнении Я.Ю.Ю., она восстановлена на работе в должности специалиста отдела предоставления услуг по Костомукшскому городскому округу ГБУ РК «МФЦ РК» с 28.11.2016. С ответчика в пользу Ярановой Ю.Ю. взыскана заработная плата за время вынужденного прогула - (...) руб. (...) коп., денежная компенсация морального вреда - (...) руб., а всего (...) руб. (...) коп.; в доход бюджета Костомукшского городского округа - госпошлина (...) руб. (...) коп.

С таким решением суда не согласен ответчик, в апелляционной жалобе директор ГБУ РК «МФЦ РК» Ч.А.Н. просит его отменить, принять по делу новое решение, поскольку судом были неправильно применены нормы материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. Он не согласен с выводом суда о том, что отсутствие заключенного дополнительного соглашения с Ярановой Ю.Ю. привело к тому, что условие о срочности трудового договора от 08.06.2015 утратило силу и заключенный с истцом трудовой договор приобрел бессрочный характер. В данном случае у работодателя не возникло обязанности по внесению изменений в срочный трудовой договор с истцом в связи с изменением причины отсутствия основного работника на работе, так как для истца существенные условия трудового договора не изменялись. Неверным является вывод суда о том, что окончание срока действия срочного трудового договора с истцом обусловлено наступлением конкретного события - окончанием периода отпуска по беременности и родам основного работника. У основного работника отпуск по беременности и родам не истек, а прекратил свое действие в силу закона, так как был заменен на отпуск по уходу за ребенком. Истец была принята для исполнения обязанностей временно отсутствующего работника до его выхода на работу. Дата выхода основного работника - 29.11.2016 определила обязательный порядок действий работодателя: издание приказа о расторжении трудового договора, ознакомление с ним работника, выдача трудовой книжки и расчет по оплате труда. Не согласен с выводом суда о том, что работодатель расторг трудовой договор с истцом в нарушение положений части 1 статьи 261 Трудового кодекса РФ. Необоснованным является вывод суда о дискриминационном характере увольнения истца. У суда не имелось правовых оснований для удовлетворения требований истца о взыскании компенсации морального вреда, при этом размер компенсации материалами дела не подтвержден, истцом не доказан. Без учета требований статьи 84.1 Трудового кодекса РФ судом была определена дата восстановления истца на работе с 28.11.2016.

В возражениях на апелляционную жалобу истец и прокурор полагают решение суда законным и обоснованным, апелляционную жалобу - не подлежащей удовлетворению.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ГБУ РК «МФЦ РК», действующая по доверенности Эрти Е.В., доводы апелляционной жалобы поддержала по изложенным в ней основаниям.

Представитель истца, действующая по доверенности Юрченко Е.В., с доводами апелляционной жалобы не согласилась.

Прокурор Иовлев Д.С. в своем заключении просил решение суда оставить без изменения.

Заслушав участвующих в деле лиц, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, проверив материалы дела, судебная коллегия полагает решение суда по существу правильным.

В соответствии со статьями 58 и 59 Трудового кодекса РФ с работником может быть заключен срочный трудовой договора, в том числе на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

На основании статьи 79 Трудового кодекса РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия.

В силу части третьей статьи 261 Трудового кодекса РФ допускается увольнение женщины в связи с истечением срока трудового договора в период ее беременности, если трудовой договор был заключен на время исполнения обязанностей отсутствующего работника и невозможно с письменного согласия женщины перевести ее до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу, которую женщина может выполнять с учетом ее состояния здоровья.

Согласно части 4 статьи 58 Трудового кодекса РФ в случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок.

Судом установлено, что 08.06.2015 между Ярановой Ю.Ю. и ГБУ РК «МФЦ РК» был заключен трудовой договор, согласно которому работодатель предоставил истцу работу на период отпуска по беременности и родам основного работника по должности специалиста отдела предоставления услуг по Костомукшскому городскому округу ГБУ РК «МФЦ РК». В это время основной работник А.О.В. находилась в отпуске по беременности и родам, который был предоставлен ей на период с 08.04.2015 по 18.10.2015 в соответствии с приказом от 08.04.2015.

В последующем, по заявлению А.О.В. и на основании приказа работодателя от 16.09.2015 указанный отпуск по беременности и родам был заменен на отпуск по уходу за ребенком, 28.05. 2015 года рождения, с 29.05.2015 по 28.11.2016.

Поскольку с истцом 08.06.2015 был заключен срочный трудовой договор на период отпуска по беременности и родам основного работника, при этом, после 16.09.2015 в этот трудовой договор не были внесены какие-либо изменения относительно срока его действия, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что в силу части 4 статьи 58 Трудового договора указанный трудовой договор утратил срочный характер и считается заключенным на неопределенный срок.

16.11.2016 Яранова Ю.Ю. сообщила работодателю о своей беременности, после чего 24.11.2016 она была уведомлена о прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия, а приказом от 28.11.2016 была уволена на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ.

Разрешая спор, суд, руководствуясь положениями статьи 38 Конституции РФ, статей 58, 59, 79, 261 Трудового кодекса РФ и оценив представленные доказательства, правомерно признал увольнение Ярановой Ю.Ю. незаконным, учитывая, что с 16.09.2015 трудовой договор с истцом считается заключенным на неопределенный срок, а увольнение истца в период беременности не соответствует требованиям трудового законодательства.

Согласно статье 394 Трудового кодекса РФ в случае признания увольнения незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Данный орган принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула, а по требованию работника решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему увольнением без законного основания или с нарушением установленного порядка.

Учитывая изложенное, правильным является решение суда о восстановлении Ярановой Ю.Ю. на работе в прежней должности, взыскании в ее пользу заработной платы за время вынужденного прогула в размере (...) руб. (...) коп. и денежной компенсации морального вреда в размере (...) руб.

При этом, по мнению судебной коллегии несостоятельным является утверждение ответчика в апелляционной жалобе о том, что после предоставления основному работнику отпуска по уходу за ребенком у работодателя не возникло обязанности по внесению изменений в трудовой договор с истцом. Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что истец была принята на работу на период отпуска по беременности и родам основного работника, и, давая согласие на заключение трудового договора на определенный срок, знала о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода. Таким образом, указанный срок является определенным сторонами условием трудового договора, которое в силу статьи 72 Трудового кодекса РФ могло быть изменено только по письменному соглашению работника и работодателя. В данном случае условие срочного трудового договора, заключенного между истцом и ответчиком, в части срока его действия изменено не было, значит первоначально определенный сторонами срок трудового договора – период отпуска по беременности и родам основного работника – сохранился.

Поскольку трудовые отношения между Ярановой Ю.Ю. и работодателем после 18.09.2015 продолжились, трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок. Учитывая изложенное, не могут быть приняты во внимание доводы жалобы о том, что срочный характер трудового договора, заключенного с истцом, не утратил силу. При этом, суд апелляционной инстанции обращает внимание на то обстоятельство, что в трудовом договоре, заключенном с истцом 08.06.2015, помимо указания на срочный характер работы, в пункте 1.5 установлено, что трудовой договор заключается на неопределенный срок. Кроме того, 11.01.2015 между истцом и ГБУ РК «МФЦ РК» было заключено дополнительное соглашение к трудовому договору от 08.06.2015 об изменении персонального повышающего коэффициента, где также было указано, что остальные положения трудового договора остаются неизменными и обязательными к исполнению.

Не являются основанием для отмены судебного решения и доводы апелляционной жалобы о том, что у основного работника отпуск по беременности и родам не истек, а прекратил свое действие в силу закона, так как был заменен на отпуск по уходу за ребенком. Такая замена вида отпуска основного работника произошла 16.09.2015, что являлось основанием для заключения с истцом дополнительного соглашения к трудовому договору относительно срока его действия.

Ответчик полагает неверным вывод суда о том, что при увольнении истца были нарушены положения части 1 статьи 261 Трудового кодекса РФ, учитывая, что увольнение по истечении срока трудового договора не является увольнением по инициативе работодателя. Этот довод отклоняется судом апелляционной инстанции, поскольку после 16.09.2015 Яранова Ю.Ю. работала на условиях трудового договора с неопределенным сроком и увольнение истца, которая в это время являлась беременной, правильно признано судом первой инстанции как увольнение по инициативе работодателя.

Вывод суда о дискриминационном характере увольнения истца основан на совокупной оценке представленных сторонами доказательств, в связи с чем довод жалобы в этой части не может быть принят во внимание.

Не влияют на постановленное судебное решение и доводы жалобы об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований истца о взыскании компенсации морального вреда, поскольку решение суда в этой части соответствует требованиям статей 237, 394 Трудового кодекса РФ. Размер компенсации морального вреда определен судом с учетом фактических обстоятельств дела, степени вины работодателя в незаконном увольнении истца, характера причиненных ей нравственных страданий, связанных с ее индивидуальными особенностями.

Вместе с тем судебная коллегия соглашается с доводом жалобы о том, что судом неверно указана дата восстановления истца на работе. Поскольку 28.11.2016 являлось последним днем работы истца, в силу статьи 84.1. Трудового договора она подлежала восстановлению на работе с 29.11.2016. Между тем, данное обстоятельство не влечет отмену по существу правильного судебного решения.

Руководствуясь статьями 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Костомукшского городского суда Республики Карелия от 02 февраля 2017 г. по настоящему делу по существу оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика – без удовлетворения.

В резолютивной части судебного решения указать дату восстановления Ярановой Ю.Ю. на работе в государственном бюджетном учреждении Республики Карелия «Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг Республики Карелия» 29 ноября 2016 года вместо 28 ноября 2016 года

Председательствующий

Судьи