НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Верховного Суда Республики Бурятия (Республика Бурятия) от 27.01.2021 № 33-3871/20

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ

УИД 04RS0015-01-2020-000354-49

номер дела 33-3871/2020 поступило <...> года

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

27 января 2021 года город Улан-Удэ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия в составе председательствующего судьи Ивановой В.А., судей коллегии Васильевой С.Д., Чупошева Е.Н., при секретаре Бадмаевой А.А., рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Миссюры Е.Г. к Восточно-Сибирскому ЛУ МВД России на транспорте о признании заключения служебной проверки, приказов о наложении дисциплинарного взыскания, об увольнении незаконными и их отмене, изменении формулировки увольнения, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула, компенсации морального вреда по апелляционной жалобе истца Миссюры Е.Г. и ее представителя по доверенности Цыренжаповой Х.Б. на решение Муйского районного суда Республики Бурятия от 28 сентября 2020 года, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Ивановой В.А., выслушав лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на нее, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Обращаясь в суд с иском к Северобайкальскому линейному отделу Министерства внутренних дел РФ на транспорте, Миссюра Е.Г. просила признать незаконными приказ № <...> от <...> г. «О наложении дисциплинарного взыскания», приказ № <...> от <...> г. «По личному составу» Северобайкальского линейного отдела Министерства внутренних дел РФ на транспорте о расторжении контракта и увольнении с 4 июня 2020 года и отменить их, восстановить в должности <...> (дислокация п.г.т. Таксимо) группы дознания Северобайкальского линейного отдела Министерства внутренних дел РФ на транспорте с 4 июня 2020 года, взыскать с Северобайкальского линейного отдела Министерства внутренних дел РФ на транспорте в ее пользу заработную плату за дни вынужденного прогула с 4 июня 2020 года по день восстановления на службе.

Исковые требования мотивированы следующим. <...> года истец была принята в Северобайкальский линейный отдел Министерства внутренних дел РФ на транспорте с местом дислокации в п.г.т. Таксимо. С нею заключен контракт на время службы. 3 июня 2020 года истец подала рапорт о предоставлении очередного отпуска за отработанный календарный год. По графику она должна была выйти в очередной отпуск в <...> года. При подаче рапорта о предоставлении отпуска в <...> года начальник ЛОПа М. посчитал необходимым перенести отпуск на более поздний срок, мотивируя это необходимостью окончания расследования уголовных дел и передачи их в суд, на что она дала согласие. 4 июня 2020 года М. пояснил, что ее рапорт на предоставление отпуска на стадии рассмотрения. Однако 4 июня 2020 года ей объявили об увольнении, прочитав резолютивную часть приказа №<...> от 4 июня 2020 г. «О наложении дисциплинарного взыскания». После этого ей сразу дали подписать три документа - вышеуказанный приказ, приказ № <...> от 04 июня 2020 г. «По личному составу» и представление к увольнению со службы в органах внутренних дел РФ от 4 июня 2020 г.

С приказами о привлечении к дисциплинарной ответственности и об увольнении она не согласна, поскольку <...> г. отсутствовала на работе по уважительным причинам. <...> г. она заболела, в связи с чем обратилась в поликлинику по месту жительства, где ей был выставлен диагноз, назначено лечение и выдано направление на обследование. В этот же день она представила в отдел кадров направление врача и позвонила специалисту отдела кадров, которой сообщила о необходимости выезда на лечение в кратчайшие сроки и необходимости выдачи направления в поликлинику МВД РБ. <...> года ей было выдано направление в поликлинику МВД РБ. Инспектор отдела кадров от нее никаких заявлений, рапорта не потребовала, разъяснений о порядке выезда на лечение не давала. В этот же день она сообщила о своем выезде на лечение <...> года непосредственному начальнику М.<...> года она выехала поездом в г. <...> и прибыла туда <...> года в воскресенье. <...> года в понедельник она обратилась в поликлинику ФКУЗ <...>, где находилась на лечении с <...> года по <...> года. Вечером <...> года выехала обратно домой. На ее вопрос, почему листок нетрудоспособности уже закрыт и не учтен период дороги до дома, врач пояснила, что они не продлевают больничный лист на дни проезда до дома. <...> года истец прибыла поездом в п.<...> и <...> г. обратилась за лечением в ГБУЗ <...>, где ей был открыт листок нетрудоспособности с <...> г. по <...> года. <...> года она вышла на работу. <...> года с нее потребовали объяснительную, так как <...> года не вошли в листки нетрудоспособности. В объяснительной она указала, что данные дни - это дни проезда в г. <...> на лечение и обратно. С заключением служебной проверки до издания приказов об увольнении ее не знакомили. Она не была на работе <...> года по уважительной причине, поскольку это дни ее проезда на лечение и обратно. С учетом отдаленности места жительства и места лечения проезд из пос. <...> до г. <...> занимает трое суток, в связи с чем ей необходимы были дни на проезд, документально был подтвержден факт ее болезненного состояния и необходимости лечения. Кроме того, истец уведомила непосредственного руководителя М., инспектора отдела кадров о необходимости поездки на лечение и дате выезда на лечение. Факт болезни подтвержден листками нетрудоспособности. Нарушений служебной дисциплины с ее стороны не имеется. Эти существенные факты не были приняты во внимание ответчиком как при проведении служебной проверки, так и при увольнении, расторжении контракта.

Определением суда от 27 июля 2020 года произведена замена ответчика - Северобайкальского линейного отдела МВД России на транспорте на Восточно-Сибирское ЛУ МВД России на транспорте.

19 августа 2020 года истец увеличила исковые требования, просила, кроме прочего, признать незаконным и отменить заключение служебной проверки от 4 июня 2020 года.

9 сентября 2020 года истец уточнила исковые требования и просила вместо восстановления на работе изменить формулировку увольнения на пункт 4 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (по выслуге лет, дающей право на получение пенсии). Датой увольнения считать дату вынесения судебного решения.

В судебном заседании истец Миссюра Е.Г. поддержала исковые требования.

Представитель истца Цыренжапова Х.Б. исковые требования с учетом уточнения поддержала, дополнив, что непонятна причина увольнения, нарушение всех правил внутреннего распорядка в целом или несообщение в дежурную часть. Объяснение Б., которое он дал в ходе служебной проверки и которое положено в основу заключения, является недопустимым доказательством, Б. в рамках проведения служебной проверки не истребовал объяснение у Миссюры Н.Г. Кроме того, в рапорте А. содержится вывод о том, что <...> года Миссюра Е.Г. отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин, т.е. имеется обвинительный уклон. Рапорт А. является фальсификацией, ранее Миссюре Е.Г. был представлен иной рапорт, с которым она была ознакомлена, копия которого представлена в суд. Акт о непредоставлении объяснения Миссюрой Е.Г. в рамках служебной проверки составлен начальником М., а не лицом, проводящим проверку, при этом Миссюра Е.Г. не отказывалась дать объяснение. Нарушен срок составления акта. Допущенные нарушения являются основанием для признания акта недопустимым доказательством. Признание акта незаконным влечет за собой нарушение процедуры увольнения Миссюры Е.Г., а также признание заключения служебной проверки незаконным. Лицом, проводящим служебную проверку, не установлено смягчающих обстоятельств, уважительных причин отсутствия истца на службе, однако установлено, что Миссюра Е.Г. находилась в болезненном состоянии, отсутствовала на работе в связи с проездом на обследование и лечение в г. <...> и обратно. К уважительным причинам отсутствия сотрудника на службе может быть отнесена болезнь сотрудника, вследствие которой он был лишен возможности исполнять свои служебные обязанности. Листок нетрудоспособности подтверждает факт наступления временной нетрудоспособности гражданина, а не временный промежуток (час, минута), с которого она наступает. Данная позиция выражена в Определении Верховного Суда РФ от 22.01.2018 г. № 80 КГ17-11. Отказ врача Б. в оформлении листка нетрудоспособности являлся незаконным, что и повлекло за собой негативные последствия для истца. Данным обстоятельствам не дана оценка при проведении проверки. Заключение не содержит выводов о последствиях отсутствия истца на службе, был ли причинен вред. Заключение служебной проверки утверждено 4 июня 2020 г., в этот же день проведена процедура увольнения, что является сомнительным ввиду отдаленности месторасположения Северобайкальского линейного отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации на транспорте с местом дислокации п.г.т. Таксимо. Само по себе неуведомление сотрудником непосредственного руководителя в возможно короткие сроки о наступлении временной нетрудоспособности не может служить основанием для признания причин отсутствия работника на службе неуважительными.

Представитель ответчика Нелюбина А.А. исковые требования не признала, пояснив, что <...> года на имя начальника Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте майора полиции К. поступил рапорт главного специалиста-эксперта группы по работе с личным составом Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте А. о том, что <...> Миссюра Е.Г., дознаватель (дислокация п.г.т. Таксимо) группы дознания Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте в период времени с <...> г. по <...> г. отсутствовала по месту службы - пребывала на лечении. <...> г. приступила к выполнению служебных обязанностей, предоставив листки освобождения от выполнения служебных обязанностей - с <...> г., выданный ФКУЗ <...>, с <...> г., выданный ГБУЗ <...>, с <...> г., выданный ГБУЗ <...>. Таким образом был установлен факт отсутствия Миссюры Е.Г. на рабочем месте без уважительных причин в течение двух рабочих дней - <...> 2020 г. По факту, указанному в рапорте начальником Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте, <...> года назначена служебная проверка, проведение которой поручено заместителю начальника Таксимовского ЛОП Северобайкальского МВД России на транспорте Б. <...> года срок проведения служебной проверки продлен на <...> суток до <...> года. В ходе проведения служебной проверки установлено, что с <...> года <...> группы дознания (дислокация п.г.т. Таксимо) Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте <...> Миссюра Е.Г. отсутствовала по месту службы, сообщив руководству о своей нетрудоспособности. <...> г. Миссюра Е.Г. приступила к выполнению служебных обязанностей, предоставив при этом листки освобождения от выполнения служебных обязанностей, при проверке которых был установлен факт ее отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение двух рабочих дней <...> 2020 г. и <...> 2020 года. <...> 2020 года <...> Миссюре Е.Г. было выдано направление №<...> на медицинское освидетельствование в военно-врачебную комиссию МСЧ МВД России по Республике Бурятия в г. Улан-Удэ для обследования и консультации в условиях госпиталя. При этом Миссюре Е.Г. был разъяснён порядок отъезда в город <...> для прохождения военно-врачебной комиссии, и так как выданное направление ГБУЗ <...> от <...> г. № <...> носит рекомендательный характер (без открытия листка освобождения от выполнения служебных обязанностей) ей была разъяснена необходимость предоставления дней отдыха для проезда. При этом Миссюре Е.Г было разъяснено, что для выезда необходимо написание рапорта на командировку, либо на предоставление дней отпуска с выездом. Поэтому в пункте 3 выданного направления от 12 марта 2020 г. № <...> дата явки на военно-врачебную комиссию не была указана, так как рапорт на имя начальника Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте от Миссюры Е.Г. на предоставление дней в счет очередного отпуска либо отгулов, если таковые имелись, для осуществления выезда в город <...> не поступал, и период выезда Миссюры Е.Г. в г. <...> не был определен начальником линейного отдела. <...> года Миссюре Е.Г. было предложено дать письменное объяснение по факту проводимой проверки. Указанное объяснение Миссюрой Е.Г. в установленный срок предоставлено не было, о чем <...> года составлен соответствующий акт. <...> Миссюрой Е.Г. в нарушение норм законодательства без фактического открытия листка освобождения от выполнения служебных обязанностей, путем введения в заблуждение руководства Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте о нахождении на листке освобождения от выполнения служебных обязанностей, <...> г. был совершен выезд железнодорожным транспортом в г. <...> и только после этого <...> был открыт листок освобождения от выполнения служебных обязанностей № <...>, выданный ФКУЗ <...>. Таким же образом, после закрытия указанного листка освобождения от выполнения служебных обязанностей <...> года с записью лечащего врача «приступить к выполнению служебных обязанностей с <...> г.», без предоставления времени на дорогу до места проживания и прохождения службы, <...> года к выполнению служебных обязанностей не приступила. Миссюра Е.Г. обязана знать и исполнять должностной регламент (должностную инструкцию) и положения иных документов, определяющие ее права и служебные обязанности, исполнять приказы и распоряжения прямых руководителей (начальников). Таким образом, своими неправомерными действиями (отсутствие на рабочем месте без уважительных причин в течение двух рабочих дней - <...> 2020 г.) Миссюра Е.Г. в нарушение п. 1 ч. 1 ст. 12 Закона о службе в органах внутренних дел не обеспечила исполнение законодательных актов РФ, в результате чего нарушила п. 2 ч. 2 ст. 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», п. 65 должностного регламента (должностной инструкцией), утвержденного 12 декабря 2019 года начальником Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте (Миссюра Е.Г. ознакомлена с ним под роспись 12 декабря 2019 г.), пп. «а», «б» п. 4 Дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, выразившееся в отсутствии по месту службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного служебного времени, а именно <...> г. и <...> г. и несоблюдении правил внутреннего распорядка Северобайкальского ЛО МВД России транспорте и подчиненных подразделений, утвержденных приказом Северобайкальского ЛО МВД России па транспорте от 13.01.2020 № 6, несообщении в дежурную часть в возможно короткие сроки информации об обстоятельствах, исключающих возможность выполнения своих служебных обязанностей, что является грубым нарушением служебной дисциплины. Порядок проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях МВД России, утвержденный приказом МВД России от 26.03.2013 № 161, при проведении в отношении истца служебной проверки, как и порядок увольнения со службы не нарушены.

Судом первой инстанции исковые требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, истец Миссюра Е.Г. и ее представитель по доверенности Цыренжапова Х.Б. подали апелляционную жалобу, в которой просят решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований. Указывают, что резолютивная часть приказа №<...> от <...> года «О наложении дисциплинарного взыскания» содержит два основания увольнения истца, при этом трактовка второго основания увольнения не понятна, так как не указан, какой именно пункт Правил внутреннего распорядка Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте истец нарушила. Кроме того, проверяющий Б. при проведении служебной проверки права истцу не разъяснял, по фактам отсутствия на службе <...> года объяснений не требовал. Вместе с тем, в материалах служебной проверки имеется акт от <...> года об отказе предоставления объяснения, о наличии которого истец узнала уже после предоставления материалов служебной проверки ответчиком в суд, поскольку в ходе проведения служебной проверки ее с актом не знакомили, что также подтвердили свидетели М., Б. Сам акт составлен начальником отдела М., которому не было поручено проведение служебной проверки в отношении истца, что является нарушением подпункта 30.9 пункта Приказа №161. В акте нет данных, когда и кем предлагалось истцу предоставить объяснение. Объяснение врача Б., имеющееся в материалах заключения, является доказательством, полученным с нарушением закона и не может являться доказательством по делу, следовательно и заключение при наличии недопустимого документа является также незаконным и подлежит отмене. Истец вынужденно по состоянию здоровья выехала на лечение в больницу города <...>, болезненное состояние истца было подтверждено документально, а также пояснениями свидетеля М.. Дни проезда на лечение и обратно не могут признаваться в качестве неуважительных причин отсутствия истца на службе и не могут служить основанием увольнения. При этом отказ врача Б. в оформлении листка нетрудоспособности был незаконным, что повлекло в дальнейшем негативные последствия для истца. Данным обстоятельствам при проведении проверки оценка не давалась. В заключении от <...> года не указаны необходимые сведения, а именно характер и размер вреда, причиненного сотрудником в результате совершения дисциплинарного проступка, наличие или отсутствие обстоятельств, препятствующих прохождению сотрудником службы в органах внутренних дел, нет никаких данных о смягчающих обстоятельствах. Эти факты также свидетельствуют о незаконности заключения. Кроме того, с приказом об увольнении от <...> года, представлением и листом опроса истца ознакомили одновременно в этот же день. При этом А. не приезжала в <...>, не проводила с истцом беседу и не разъясняла истцу по листу опроса все полагаемые сведения, в то время как до увольнения истца должны были ознакомить с представлением и заполнить лист опроса, в нарушение порядка ее ознакомили со всеми документами сразу. Считают, что увольнение истца являлось слишком жесткой мерой, не соответствующей тяжести проступка - двух дней невыхода на службу с учетом заболевания и необходимости лечения, а также длительности службы в органах и пенсионного возраста.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель Восточно- Сибирского ЛУ МВД России на транспорте Нелюбина А.А. полагает, что оснований для отмены судебного решения не имеется.

В заседании суда апелляционной инстанции истец Миссюра Е.Г. и ее представитель по ордеру Доржиева С.В. доводы апелляционной жалобы поддержали, просили изменить формулировку увольнения с пункта 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» на пункт 4 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», считать датой увольнения 28 сентября 2020 г. (день вынесения решения судом первой инстанции).

Представители ответчика Восточно-Сибирского ЛУ МВД России на транспорте по доверенности Нелюбина А.А., Камынин И.А. возражали против доводов апелляционной жалобы.

Изучив материалы дела, выслушав лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на нее, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является законным и обоснованным тогда, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Проверив законность постановленного решения, судебная коллегия считает, что вышеназванным требованиям закона состоявшееся по делу судебное постановление не соответствует, при рассмотрении настоящего дела судом первой инстанции были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, и они выразились в следующем.

При разрешении спора судом установлено, что <...> г. начальником Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте с Миссюрой Е.Г. заключен контракт о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации.

Приказом Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте от <...><...> Миссюра Е.Г. назначена на должность <...> (дислокация п.г.т. Таксимо) Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте.

Как следует из медицинской карты истца, <...> г. она обратилась в поликлинику по месту жительства (ГБУЗ «<...>) на прием к терапевту Б. с жалобами на боль в области <...>. Из медицинской карты пациента следует, что ей был выставлен диагноз <...>. Назначено лечение. Лист нетрудоспособности не оформлен. Выдано направление на консультацию в <...>.

<...> г. Миссюре Е.Г. выдано направление № <...> на медицинское освидетельствование в военно-врачебную комиссию МСЧ МВД России по РБ. Основание: обследование и консультация в условиях госпиталя <...> на основании направления пациента на консультацию ГБУЗ <...> исх.№ <...> от <...> г. Направление подписано начальником Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте К.

Из проездных билетов РЖД следует, что Миссюра Е.Г. приобрела <...> г. билеты: на поезд № <...> от станции <...> до станции <...> (отправление <...> г. в <...> часов местного времени, прибытие <...> г. в <...> часов местного времени); на поезд № <...> от станции <...> до станции <...> (отправление <...> г. в <...> часа местного времени, прибытие <...> г. в <...> часов местного времени); на поезд № <...> от станции <...> до станции <...> (отправление <...> г. в <...> часов местного времени, прибытие <...> г. в <...> час местного времени).

<...> г. Миссюра Е.Г. обратилась на прием к врачу терапевту поликлиники ФКУЗ <...>. В этот же день оформлен листок освобождения от выполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности № <...> Основание - заболевание. Период нетрудоспособности с <...> г. по <...> г.

<...> г. Миссюра Е.Г. приобрела билеты: на поезд № <...> от станции <...> до станции <...> (отправление <...> г.) в <...> часов местного времени, прибытие <...> г.в <...> часа местного времени); на поезд № <...> от станции <...> до станции <...> (отправление <...> г. в <...> часа местного времени, прибытие <...> в <...> часов местного времени); на поезд № <...> от станции <...> до станции <...> (отправление <...> г. в <...> часов местного времени, прибытие <...> г. в <...> часов местного времени).

<...> г. Миссюра Е.Г. вновь обратилась к врачу терапевту ГБУЗ <...>, в этот же день оформлен листок освобождения от выполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности, период нетрудоспособности с <...> г. по <...> г.

<...> г. Миссюра Е.Г. вновь обратилась к врачам терапевту и инфекционисту ГБУЗ <...>, в этот же день оформлен листок освобождения от выполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности № <...>. Период нетрудоспособности с <...> г. по <...> г.

Листки освобождения от выполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности № <...>, копии проездных билетов направлены в группу по работе с личным составом Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте.

<...> г. на имя начальника Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте поступил рапорт главного специалиста-эксперта группы по работе с личным составом Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте А. о том, что <...> Миссюра Е.Г., <...> (дислокация п.г.т. Таксимо) группы дознания Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин в течение двух рабочих дней <...> г.

В тот же день начальником Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте К. назначена служебная проверка, проведение которой было поручено заместителю начальника Таксимовского ЛОП Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте Б. <...> г. срок проведения служебной проверки в установленном законом порядке продлен на <...> суток, т.е. до <...> г.

Проведение служебной проверки окончено <...> г., в тот же день заключение утверждено начальником Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте.

В ходе проведенной служебной проверки в отношении Миссюры Е.Г., установлено, что <...> Миссюра Е.Г. отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин в течение двух рабочих дней - <...> г., а также нарушила правила внутреннего трудового распорядка Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте, не сообщив в дежурную часть в возможно короткие сроки информацию об обстоятельствах, исключающих возможность выполнения своих служебных обязанностей, в связи с чем принято решение о привлечении Миссюры Е.Г. к дисциплинарной ответственности.

<...> г. начальником Таксимовского ЛОП Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте М. внесено представление к увольнению со службы в органах внутренних дел РФ <...> (дислокация п.г.т. Таксимо) группы дознания Северобайкальского линейного отдела МВД РФ на транспорте Миссюры Е.Г. в связи с грубым нарушением служебной дисциплины.

Приказом от <...> г. № <...> на Миссюру Е.Г. за нарушение п.2 ч. 2 ст. 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», п. 65 должностного регламента (должностной инструкции), п.п. «а», «б» п.4 Дисциплинарного Устава органов внутренних дел РФ от 14 октября 2012г. № 1377, выразившееся в отсутствии по месту службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного служебного времени, а именно <...> г., и несоблюдении правил внутреннего трудового распорядка Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте, несообщении в дежурную часть в возможно короткие сроки информации об обстоятельствах, исключающих возможность выполнения своих служебных обязанностей, что является грубым нарушением служебной дисциплины, наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения со службы в органах внутренних дел.

Приказом начальника Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте от <...> г. N <...> контракт с Миссюрой Е.Г. расторгнут, Миссюра Е.Г. уволена со службы в органах внутренних дел по п. 6 ч. 2 ст. 82 Федерального закона Российской Федерации от 30.11.2011 г. N 342 ФЗ "О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ" в связи с грубым нарушением служебной дисциплины.

В соответствии с пунктом 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с грубым нарушением служебной дисциплины.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 49 указанного Федерального закона грубым нарушением служебной дисциплины сотрудника органов внутренних дел признается отсутствие сотрудника по месту службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного служебного времени.

Основанием для издания указанных выше приказов послужило заключение служебной проверки от <...> г., согласно которому установлено, что дознаватель Миссюра Е.Г. совершила прогулы - отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин в течение двух рабочих дней - <...> г., нарушила правила внутреннего трудового распорядка Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте, не сообщив в дежурную часть в возможно короткие сроки информацию об обстоятельствах, исключающих возможность выполнения своих служебных обязанностей.

Разрешая спор и принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что увольнение истца являлось правомерным в связи с допущенным истцом грубым нарушением служебной дисциплины: <...> Миссюра Е.Г. отсутствовала на работе без уважительных причин, поскольку листки нетрудоспособности в указанные даты ей не выдавались, являясь сотрудником органов внутренних дел, выехала по направлению в г. <...> на обследование, при этом не приняла мер по соблюдению установленной законом и ведомственными нормативными актами процедуры оформления дней проезда для подтверждения права на освобождение от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью, нарушила правила внутреннего трудового распорядка, не сообщив в дежурную часть в возможно короткие сроки информацию об обстоятельствах, исключающих возможность выполнения своих служебных обязанностей.

Данные выводы судебная коллегия находит ошибочными по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, в судебном заседании нашел свое подтверждение факт обращения Миссюры Е.Г. в медицинское учреждение в связи с болезнью.

Так, <...> г. Миссюра Е.Г. обратилась в поликлинику по месту жительства (ГБУЗ <...>) на прием к терапевту с жалобами, по результатам обращения ей был выставлен диагноз <...>, назначено лечение, однако лист нетрудоспособности оформлен не был, выдано направление на консультацию №<...> к <...>.

На основании данного направления <...> г. Миссюре Е.Г. выдано направление № <...> на медицинское освидетельствование в военно-врачебную комиссию <...>.

<...> г. в пятницу в <...> часов местного времени Миссюра Е.Г. выехала на обследование в г. <...>.

Как видно из материалов дела, на дорогу с использованием железнодорожного транспорта из п. <...> до г. <...> на поезде необходимо не менее <...> суток. В г. <...> Миссюра Е.Г. прибыла <...> марта (в воскресенье) и <...> марта обратилась в поликлинику ФКУЗ <...>. В этот же день был оформлен листок освобождения от выполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности, диагноз, выставленный терапевтом в п. <...>, являлся правильным.

В силу пункта 18 статьи 11 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ и части 1 статьи 11 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" сотрудники органов внутренних дел имеют право на медицинское обеспечение и на получение медицинской помощи в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Освобождение сотрудника органов внутренних дел от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью осуществляется согласно части 1 статьи 65 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ на основании заключения (листка освобождения от выполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности) медицинской организации федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а при отсутствии такой медицинской организации по месту службы, месту жительства или иному месту нахождения сотрудника - иной медицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения.

Согласно пунктам 1, 3 Правил оказания медицинской помощи сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации в организациях государственной или муниципальной системы здравоохранения, за исключением медицинских организаций Министерства внутренних дел Российской Федерации, и возмещения расходов указанным организациям, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2011 года N 1232, в случаях отсутствия по месту службы, месту жительства или иному месту нахождения сотрудников медицинских организаций Министерства внутренних дел Российской Федерации либо при отсутствии в них соответствующих отделений или специального медицинского оборудования, в том числе при наличии медицинских показаний для оказания экстренной медицинской помощи, предусмотрено направление сотрудников на плановое лечение или обследование (освидетельствование) в медицинские организации государственной или муниципальной системы здравоохранения медицинской организацией Министерства внутренних дел Российской Федерации, осуществляющей медицинское обслуживание прикрепленных к ней сотрудников.

Из приведенных нормативных положений следует, что отношения по медицинскому обслуживанию, по освобождению сотрудников органов внутренних дел от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью регулируются специальным законодательством.

При этом в случае отсутствия в населенном пункте, где проходит службу сотрудник, медицинской организации федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, медицинская помощь оказывается иной медицинской организацией государственной или муниципальной системы здравоохранения.

Поскольку медицинская организация федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел в п. <...> отсутствует, <...> г. Миссюра Е.Г. в связи с болезненным состоянием правомерно обратилась в поликлинику по месту жительства (ГБУЗ <...>) на прием к терапевту. Из медицинской карты Миссюры следует, что ей был выставлен диагноз <...>, назначено лечение, однако лист нетрудоспособности оформлен не был.

Поскольку факт болезненного состояния был установлен, диагноз выставлен, основания для открытия истцу больничного листа имелись.

Из показаний свидетеля Б., являющегося врачом-терапевтом в ГБУЗ <...>, допрошенного районным судом, следует, что в <...> года к нему на прием обратилась Миссюра Е.Г. по поводу болей в <...>, был выставлен диагноз <...>. Поскольку вопросительный знак при выставлении диагноза поставлен не был, значит этот диагноз не был под сомнением. Поскольку Миссюра являлась сотрудником полиции, он посчитал, что ей необходимо пройти более глубокое обследование в своем учреждении, поэтому выдал ей соответствующее направление. В случае выставления такого диагноза обычному гражданину – не сотруднику органов внутренних дел, открывается больничный лист и лечение проводится в поликлинике. Так как <...> в поликлинике нет, такое лечение проводит терапевт. Однако сотрудникам полиции больничный лист они не открывают, либо открывают, но когда нет необходимости выезжать в МСЧ. Поскольку в случае с Миссюрой была большая очередь на исследование <...>, он рекомендовал ей как можно быстрее обратиться в МСЧ и пройти лечение и обследование там. Действительно его вызывали в ЛОВД для дачи объяснения по данному факту. При даче пояснения он дал показания аналогичные, данным в суде. Он объяснял это своими словами, возможно сотрудник его пояснения записал немного по-своему (т. <...> л.д. <...>).

Оснований не доверять показаниям свидетеля Б., данным в суде первой инстанции, не имеется, свидетель был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Кроме того, его показания в суде о наличии у Миссюры заболевания, объективно подтверждены совокупностью представленных доказательств.

Как уже было отмечено выше, из медицинской карты Миссюры следует, что ей был выставлен диагноз <...>, назначено лечение.

Кроме того, этим же врачом Миссюре было выдано направление в МСЧ, гв котором также указан аналогичный диагноз.

Кроме того, в дальнейшем по прибытии Миссюры на обследование и лечение в поликлинику <...> данный диагноз ей был подтвержден и проведенными медицинскими исследованиями.

При этом из показаний свидетеля Б. – врача терапевта поликлиники МСЧ МВД следует, что симптомы Миссюры были достаточными для открытия листка нетрудоспособности даже без проведения <...> (т. <...>, л.д. <...>).

При таких обстоятельствах судебная коллегия объяснение Б. от <...> г., данное в ходе служебной проверки, о том, что в ходе осмотра Миссюры он не обнаружил признаков наличия какого-либо заболевания, оценивает критически.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что при установлении истцу <...> г. диагноза <...>, больничный лист ей должен быть открыт, несмотря на то, что она проходила службу в органах внутренних дел.

Поскольку факт нахождения Миссюры Е.Г. в болезненном состоянии <...> года был безусловно установлен, следует признать, что невыход на работу <...> года имел место по уважительной причине, в связи с чем отсутствие на работе в указанную дату нельзя считать прогулом.

Что касается дня прогула <...> года, судебная коллегия также приходит к выводу о том, что отсутствие на работе в указанную дату, нельзя признать прогулом.

Так, судом первой инстанции было установлено, и это обстоятельство не оспаривается ответчиком, что <...> г. Миссюра Е.Г. обратилась на прием к врачу терапевту поликлиники ФКУЗ <...>. В этот же день оформлен листок освобождения от выполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности, период нетрудоспособности с <...> г. по <...> г. Из города <...> в п. <...> Миссюра Е.Г. выехала <...> г. и прибыла в п. <...><...> г. ( в субботу). <...> г. Миссюре в поликлинике по месту жительства открыт новый больничный лист.

Таким образом, сразу же в день закрытия листка нетрудоспособности истец выехала по месту своего жительства, однако, поскольку дорога на железнодорожном транспорте занимает более <...> суток, по объективным причинам прибыть на работу на следующий день Миссюра Е. Г. не могла.

При таких обстоятельствах отсутствие истца на работе <...> г. было вызвано уважительными причинами, следовательно, не может быть признано прогулом.

При этом само по себе отсутствие у Миссюры Е.Г. листка временной нетрудоспособности не может служить основанием для вывода об отсутствии у истца уважительных причин для невыхода на службу <...> года, учитывая, что исчерпывающий перечень таких причин действующим законодательством не определен.

Кроме того, из материалов дела следует, что о своем болезненном состоянии Миссюра Е.Г. сообщила руководству, однако ей в вину было поставлено отсутствие больничных листов в указанные даты – <...> г. со ссылкой на введение руководства в заблуждение.

Согласно ст. 47 ФЗ N 342-ФЗ служебная дисциплина - соблюдение сотрудником органов внутренних дел установленных законодательством Российской Федерации, Присягой сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, дисциплинарным уставом органов внутренних дел Российской Федерации, контрактом, приказами и распоряжениями руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, приказами и распоряжениями прямых и непосредственных руководителей (начальников) порядка и правил выполнения служебных обязанностей и реализации предоставленных прав.

В целях обеспечения и укрепления служебной дисциплины руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел и уполномоченным руководителем к сотруднику органов внутренних дел могут применяться меры поощрения и на него могут налагаться дисциплинарные взыскания, предусмотренные статьями 48 и 50 ФЗ N 342-ФЗ.

Согласно ст. 49 ФЗ N 342-ФЗ нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав.

Согласно ч. 1 ст. 50 ФЗ N 342-ФЗ на сотрудника органов внутренних дел в случае нарушения им служебной дисциплины, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, могут налагаться следующие дисциплинарные взыскания: 1) замечание; 2) выговор; 3) строгий выговор; 4) предупреждение о неполном служебном соответствии; 5) перевод на нижестоящую должность в органах внутренних дел; 6) увольнение со службы в органах внутренних дел.

Частью 8 статьи 51 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ предусмотрено, что перед наложением дисциплинарного взыскания по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в соответствии со статьей 52 данного закона может быть проведена служебная проверка.

Статьей 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ определены основания и регламентирован порядок проведения служебной проверки.

Служебная проверка проводится по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя при необходимости выявления причин, характера и обстоятельств совершенного сотрудником органов внутренних дел дисциплинарного проступка, подтверждения наличия или отсутствия обстоятельств, предусмотренных статьей 14 названного закона, а также по заявлению сотрудника (часть 1 статьи 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Согласно части 3 статьи 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ при проведении служебной проверки в отношении сотрудника органов внутренних дел должны быть приняты меры по объективному и всестороннему установлению: 1) фактов и обстоятельств совершения сотрудником дисциплинарного проступка; 2) вины сотрудника; 3) причин и условий, способствовавших совершению сотрудником дисциплинарного проступка; 4) характера и размера вреда, причиненного сотрудником в результате совершения дисциплинарного проступка; 5) наличия или отсутствия обстоятельств, препятствующих прохождению сотрудником службы в органах внутренних дел.

В заключении по результатам служебной проверки указываются установленные факты и обстоятельства, предложения, касающиеся наложения на сотрудника органов внутренних дел дисциплинарного взыскания (часть 7 статьи 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Порядок проведения служебной проверки устанавливается федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел (часть 9 статьи 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Организация работы по проведению служебных проверок в органах, организациях и подразделениях МВД России урегулирована Порядком проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденным приказом МВД России от 26 марта 2013 г. N 161 (далее также - Порядок).

Сотрудник (председатель и члены комиссии), проводящий служебную проверку, обязан документально подтвердить дату и время совершения дисциплинарного проступка, обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности сотрудника, в отношении которого проводится служебная проверка, как отягчающие, так и смягчающие его вину; осуществить сбор документов и материалов, характеризующих личные и деловые качества сотрудника, совершившего дисциплинарный проступок. Изучить материалы проводившихся ранее служебных проверок в отношении сотрудника, информацию о фактах совершения им дисциплинарных проступков (подпункты 30.6 - 30.8 пункта 30 Порядка).

Сотрудник (председатель и члены комиссии), проводящий служебную проверку, обязан опросить сотрудников, государственных гражданских служащих и работников системы МВД России, которым могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе служебной проверки (подпункт 30.11 пункта 30 Порядка).

Заключение по результатам служебной проверки составляется на основании имеющихся в материалах служебной проверки данных и должно состоять из трех частей: вводной, описательной и резолютивной (пункт 34 Порядка).

Во вводной части указываются должность, звание, фамилия, имя, отчество, год рождения сотрудника, в отношении которого проведена служебная проверка, а также сведения об образовании, о времени его службы в органах внутренних дел и в замещаемой должности, количестве поощрений, взысканий, наличии (отсутствии) у него неснятых дисциплинарных взысканий (подпункт 35.2 пункта 35 Порядка).

Описательная часть должна содержать, в частности, факт совершения сотрудником дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия совершения сотрудником дисциплинарного проступка; материалы, подтверждающие (исключающие) вину сотрудника; обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность сотрудника (подпункты 36.3, 36.4, 36.7, 36.8 пункта 36 Порядка).

С учетом изложенной в описательной части информации в резолютивной части, в частности, указываются предложения о применении (неприменении) к сотруднику, в отношении которого проведена служебная проверка, мер дисциплинарной ответственности, иных мер воздействия (подпункт 37.2 пункта 37 Порядка).

Таким образом, названными выше нормативными правовыми актами, регулирующими прохождение службы в органах внутренних дел и порядок проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации, определены основания и регламентирован порядок проведения служебной проверки, по результатам которой составляется соответствующее заключение, установлены четкие и последовательные нормы, касающиеся порядка проведения служебной проверки, несоблюдение которых может служить основанием для признания недействительным (незаконным) заключения по результатам служебной проверки. К таким нормам, в том числе, отнесены нормы, содержащие требования к заключению по результатам служебной проверки, нормы о целях и порядке проведения служебной проверки, о сборе документов и материалов, характеризующих личные и деловые качества сотрудника, об опросе сотрудников органов внутренних дел, которым могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе служебной проверки.

Суд первой инстанции счел, что заключение по результатам служебной проверки от <...> г. является доказательством, подтверждающим факт совершения истцом проступка в виде прогулов в течение двух рабочих дней - <...> г., нарушении правил внутреннего трудового распорядка Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте, связанных с несообщением в дежурную часть в возможно короткие сроки информации об обстоятельствах, исключающих возможность выполнения своих служебных обязанностей.

Между тем, выводы служебной проверки нельзя признать правильными, объективными, поскольку факт отсутствия Миссюры на работе без уважительных причин подтвержден не был, соответственно, нельзя признать обоснованным привлечение Миссюры Е.Г. к дисциплинарной ответственности в виде увольнения.

При этом заключение содержит и внутреннее противоречие. Признавая дни невыхода на работу <...> г. прогулами, в вину Миссюре поставлено, что истец не сообщила непосредственному начальнику (в случае невозможности сообщить непосредственному начальнику - сотрудникам дежурной части, находящимся на дежурстве) о наступлении временной нетрудоспособности и об иных обстоятельствах, исключающих возможность выполнения сотрудником своих служебных обязанностей,

Факт нарушения правил внутреннего трудового распорядка Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте, выразившийся в несообщении Миссюрой Е.Г. в дежурную часть в возможно короткие сроки информации об обстоятельствах, исключающих возможность выполнения своих служебных обязанностей, нашел свое подтверждение.

Действительно, зная об отсутствии возможности своевременно прибыть на службу <...> г. истец не сообщила об этом непосредственному начальнику (в случае невозможности сообщить непосредственному начальнику - сотрудникам дежурной части, находящимся на дежурстве) о происшествиях, наступлении временной нетрудоспособности и об иных обстоятельствах, исключающих возможность выполнения сотрудником своих служебных обязанностей, чем нарушила п.65 раздела 3 должностного регламента (должностной инструкции).

Однако эти обстоятельства, а также нарушение порядка проезда к месту обследования и лечения, инструкции о порядке осуществления служебных командировок в Восточно-Сибирском ЛУ МВД России на транспорте, на что ссылался представитель ответчика в суде апелляционной инстанции, не могут быть признаны грубыми нарушениями служебной дисциплины.

Перечень грубых нарушений служебной дисциплины сотрудником органов внутренних дел приведен в части 2 статьи 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. №342-ФЗ.

Как следует из указанного перечня, данное нарушение не является грубым нарушением, влекущим применение такого дисциплинарного взыскания как увольнение.

Статьей 40 Дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14 октября 2012 года N 1377 "О Дисциплинарном уставе органов внутренних дел Российской Федерации" (далее - Дисциплинарный устав органов внутренних дел Российской Федерации), предусмотрено, что дисциплинарное взыскание должно соответствовать тяжести совершенного проступка и степени вины. При определении вида дисциплинарного взыскания принимаются во внимание: характер проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, прежнее поведение сотрудника, совершившего проступок, признание им своей вины, его отношение к службе, знание правил ее несения и другие обстоятельства.

Кроме того, обстоятельством, определяющим меру дисциплинарного воздействия, является характер и размера вреда, причиненного сотрудником в результате совершения дисциплинарного проступка. Однако в нарушение положений ст. 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ данные обстоятельства в служебной проверке не приведены, ссылки на наступление каких-либо негативных последствий в результате действий Миссюры, в том числе в связи нарушением правил внутреннего трудового распорядка Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте, а именно – несообщении в дежурную часть в возможно короткие сроки информации об обстоятельствах, исключающих возможность выполнения своих служебных обязанностей, отсутствуют.

Сведения о наступлении каких-либо негативных последствий в результате действий Миссюры Е.Г. в связи с нарушением правил внутреннего трудового распорядка Северобайкальского ЛО МВД России на транспорте, а именно – несообщении в дежурную часть в возможно короткие сроки информации об обстоятельствах, исключающих возможность выполнения своих служебных обязанностей, в заключении служебной проверки не отражены. При установленных обстоятельствах наложенное на Миссюру Е.Г. дисциплинарное взыскание в виде увольнения за несообщение Миссюрой Е.Г. в дежурную часть в возможно короткие сроки информации об обстоятельствах, исключающих возможность выполнения своих служебных обязанностей, нельзя признать соответствующим тяжести вмененного проступка.

Таким образом, оценивая все представленные в материалы дела доказательства, судебная коллегия не находит оснований для вывода о том, что Миссюра Е.Г. отсутствовала <...> на рабочем месте без уважительной причины, в связи с чем ее увольнение нельзя признать правомерным.

С учетом изложенного вывод районного суда об отсутствии оснований для удовлетворения иска не основан на обстоятельствах дела, сделан при неправильном применении норм материального права. Судом первой инстанции при разрешении спора не применены в системной взаимосвязи и совокупности изложенные выше нормативные положения, подлежащие применению к спорным отношениям, не дана с их учетом надлежащая оценка обстоятельствам дела, касающимся обоснованности применения в отношении Миссюры меры дисциплинарного взыскания в виде увольнения.

При таких обстоятельствах, решение суда подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении иска.

Согласно ст. 394 Трудового кодекса РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

В случае признания увольнения незаконным орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может по заявлению работника принять решение об изменении формулировки основания увольнения.

В случае признания формулировки основания и (или) причины увольнения неправильной или не соответствующей закону суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить ее и указать в решении основание и причину увольнения в точном соответствии с формулировками настоящего Кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи настоящего Кодекса или иного федерального закона.

Если в случаях, предусмотренных настоящей статьей, после признания увольнения незаконным суд выносит решение не о восстановлении работника, а об изменении формулировки основания увольнения, то дата увольнения должна быть изменена на дату вынесения решения судом. В случае, когда к моменту вынесения указанного решения работник после оспариваемого увольнения вступил в трудовые отношения с другим работодателем, дата увольнения должна быть изменена на дату, предшествующую дню начала работы у этого работодателя.

Как видно из материалов дела, Миссюра Е.Г. обратилась в суд с иском о восстановлении ее в должности в связи с незаконным увольнением.

9 сентября 2020 года районным судом принято уточнение ее исковых требований, Миссюра Е.Г. просила изменить формулировку увольнения с пункта 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» на пункт 4 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», взыскать заработную плату за время вынужденного прогула по день вынесения судебного решения.

В заседании суда апелляционной инстанции Миссюра Е.Г. просила изменить дату увольнения на <...> года – дату решения суда первой инстанции, а также взыскать заработную плату за время вынужденного прогула по <...> г.

В соответствии с ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами Российской Федерации, указанными в части 1 настоящей статьи, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства.

В силу положений части 4 ст. 394 Трудового кодекса РФ в случае признания увольнения незаконным суд по заявлению работника может принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию.

Исходя из разъяснений в абз. 3 п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" по заявлению работника, увольнение которого признано незаконным, суд может ограничиться вынесением решения об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию (ч. ч. 3 и 4 ст. 394 ТК РФ).

Учитывая, что увольнение истца признано незаконным, и наличие соответствующего заявления от истца, судебная коллегия считает возможным удовлетворить требования истца об изменении формулировки основания его увольнения из органов внутренних дел с п. 6 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" пункт 4 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Частями 5-7 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» определены перечни оснований, по которым расторжение контракта осуществляется по инициативе одной из сторон контракта.

В соответствии с частью 5 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» расторжение контракта по основанию, предусмотренному пунктом 2, 4 или 16 части 2 настоящей статьи, осуществляется по инициативе сотрудника органов внутренних дел.

В силу пунктов 2, 4, 16 части 2 ст. 82 ФЗ № 342 контракт может быть расторгнут по инициативе сотрудника органов внутренних дел и он может быть уволен со службы в органах внутренних дел по следующим основаниям:

по инициативе сотрудника (пункт 2);

по выслуге лет, дающей право на получение пенсии (пункт 4);

в связи с нарушением условий контракта уполномоченным руководителем (пункт 16).

Согласно части 8 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» при наличии одновременно нескольких оснований прекращения или расторжения контракта, предусмотренных частью 1, пунктами 1, 3, 4, 8, 9, 11, 12 и 16 части 2 и пунктом 3 части 3 настоящей статьи, контракт прекращается или расторгается по одному из этих оснований по выбору сотрудника органов внутренних дел.

Таким образом, увольнение по выслуге лет, дающей право на получение пенсии (пункт 4 ч. 2 ст. 82 ФЗ-342), является разновидностью увольнения по инициативе работника и выбор такого основания является правом работника, предусмотренным данным Федеральным Законом, которым Миссюра Е.Г. вправе воспользоваться.

Как видно из материалов дела, на <...> г. необходимая выслуга лет, дающая право на получение пенсии у Миссюры Е.Г. имеется. Так, в материалы дела представлен расчет выслуги лет для назначения пенсии, согласно которому выслуга лет Миссюры Е.Г. на <...> г. составляет <...> (т. <...> л.д<...>). Данное обстоятельство не оспаривалось и стороной ответчика.

С учетом изложенного судебная коллегия считает необходимым изменить формулировку основания увольнения Миссюры Евгении Геннадьевны с пункта 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» на пункт 4 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»,

Ответчиком представлены сведения о неполученной заработной плате Миссюры с <...> г., согласно которым за период с <...> г., по <...> года, ее денежное довольствие составило бы <...> руб.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", данным в пункте 60, работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе. По заявлению работника, увольнение которого признано незаконным, суд может ограничиться вынесением решения о взыскании в его пользу среднего заработка за время вынужденного прогула и об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию (части третья и четвертая статьи 394 ТК РФ).

Поскольку требования Миссюры Е.Г. о незаконности увольнения являлись обоснованными, а требования об изменении о формулировки увольнения заявлены только 9 сентября 2020 г., то есть перед окончанием рассмотрения иска по существу, судебная коллегия считает необходимым удовлетворить требования о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Наличие спора о законности увольнения, восстановлении на работе свидетельствует о том, что прогул являлся вынужденным, а утраченная в связи с этим заработная плата подлежит взысканию.

Доводы ответчика о том, что Миссюра не представила доказательств невозможности трудоустройства в связи с неправильной формулировкой увольнения судебная коллегия отклоняет, поскольку они основаны на неправильном толковании норм трудового законодательства.

Миссюрой изначально были заявлены требования о восстановлении на работе в связи с незаконностью увольнения, в связи с чем представлять доказательства невозможности трудоустройства в связи с такой формулировкой увольнения оснований не имелось.

Соответствующие разъяснения содержатся в п. 61 Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", согласно которым если при разрешении спора о восстановлении на работе суд признает, что работодатель имел основание для расторжения трудового договора, но в приказе указал неправильную либо не соответствующую закону формулировку основания и (или) причины увольнения, суд в силу части пятой статьи 394 Кодекса обязан изменить ее и указать в решении причину и основание увольнения в точном соответствии с формулировкой Кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи Кодекса или иного федерального закона, исходя из фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения. В случае доказанности того, что неправильная формулировка основания и (или) причины увольнения препятствовала поступлению работника на другую работу, суд в соответствии с частью восьмой статьи 394 Кодекса взыскивает в его пользу средний заработок за все время вынужденного прогула.

В настоящем споре оснований для расторжения контракт с Миссюрой не имелось, равно как и оснований к тому, чтобы признает, что работодатель имел основание для расторжения трудового договора, но в приказе указал неправильную либо не соответствующую закону формулировку основания и (или) причины увольнения,

Согласно ч. 9 ст. 394 Трудового кодекса РФ в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

С учетом конкретных обстоятельств дела, данных о личности истца, потерявшей работу, требований разумности и справедливости, судебная коллегия считает необходимым взыскать с ответчика в ее пользу компенсацию морального вреда в размере <...> рублей. Оснований для взыскания компенсации в заявленном истцом размере – <...> руб. - судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Муйского районного суда Республики Бурятия от 28 сентября 2020 года отменить.

Принять новое решение, которым исковые требования Миссюры Е.Г. удовлетворить частично.

Признать незаконным заключение служебной проверки от <...> года, приказ №№ <...> г. «О наложении дисциплинарного взыскания», приказ № <...> г. об увольнении.

Изменить формулировку основания увольнения Миссюры Е.Г. с пункта 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» на пункт 4 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», считать Миссюру Е.Г. уволенной с <...> года.

Взыскать с Восточно-Сибирского ЛУ МВД России на транспорте в пользу Миссюры Евгении Геннадьевны заработок за время вынужденного прогула за период с <...> года по <...> года в сумме <...>., а также компенсацию морального вреда в сумме <...> рублей.

Председательствующий:

Судьи коллегии: