НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Верховного Суда Республики Башкортостан (Республика Башкортостан) от 05.03.2020 № 2-5579/2019/19

В Е Р Х О В Н Ы Й С У Д

РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

дело №2-5579/2019/2019 (№33-5006/2020)

г. Уфа 05 марта 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:

председательствующего Вахитовой Г.Д.,

судей Арманшиной Э.Ю.,

Милютина В.Н.,

при секретаре Миграновой Д.Р.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Соцкова В.Е. к обществу с ограниченной ответственностью «Галилео» о признании договоров возмездного оказания услуг от 7 марта 2019 года, от 8 апреля 2019 года срочными трудовыми договорами, о заключении срочных трудовых договоров, внесении записей в трудовую книжку, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда,

по апелляционным жалобам Соцкова В.Е., общества с ограниченной ответственностью «Галилео» на решение Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 09 сентября 2019 года.

Заслушав доклад судьи Верховного суда Республики Башкортостан Вахитовой Г.Д., судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан

У С Т А Н О В И Л А:

Соцков В.Е. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Галилео» (далее ООО «Галилео») о признании договоров возмездного оказания услуг от 07 марта 2019 года, от 08 апреля 2019 года срочными трудовыми договорами, о заключении срочных трудовых договоров, внесении записей в трудовую книжку, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда.

В обоснование предъявленных требований Соцков В.Е. указал на то, что 23 апреля 2019 года на сайте компании HeadHunter (HH) было опубликовано объявление об открытой вакансии на должность юриста в ООО «Кубик Рубик». Обратившись по объявлению он (Соцков) выслал своё резюме в качестве кандидата. Менеджер по персоналу ФИО21 позвонила ему по телефону и пригласила на собеседование. 04 марта 2019 года присутствующими на собеседовании ФИО26 и ФИО25 сообщено, что они являются руководителями группы компаний Клевер Ленд, занимающейся обучением за плату и в эту группу компании входят в частности ООО «Кубик Рубик», ООО «Галилео», ООО «Знать» и др., в которых они являются директорами, учредителями и занимают различные должности, и им необходим юрисконсульт для работы на постоянной основе. Также ему было объяснено директором ООО «Кубик Рубик», подавшим объявление является жена ФИО22 учредителями ФИО23., вакансии юрисконсульта в ООО «Кубик рубик» в штате нет, его (Соцкова) могут принять на работу в ООО «Галилео», которое является действующим юридическим лицом, директором которого является ФИО27 с зарплатой 35 000 рублей в месяц как указано в объявлении. На собеседовании было принято решение о том, что первый месяц работы засчитывается как испытательный срок и заработная плата за этот месяц составит 33 000 рублей. Впоследствии, между ним и ООО «Галилео» был подписан договор оказания услуг (работ) от 07 марта 2019 года со сроком действия по 07 апреля 2019 года, который 08 апреля 2019 года был переподписан на тех же условиях путем заключения договора от 08 апреля 2019 года сроком действия по 30 апреля 2019 года. Стоимость услуг по второму договору определена в размере 26 833 рубля, исходя из расчета заработной платы в 35 000 рублей в месяц. В соответствии с пунктом 1.1 указанных договоров он принял на себя обязательство оказывать юридические услуги сопровождения ООО «Галилео», а ООО «Галилео» в соответствии с разделом 2 договоров оплачивать их. Указанные договора в последующем сторонами не были расторгнуты и исполнялись. На собеседовании директором ФИО24 было принято кадровое решение о принятии его (Соцкова) на работу в качестве юрисконсульта и в дальнейшем допуске его к работе с 07 марта 2019 года с его ведома и по его поручению. При выходе на работу в первый рабочий день (07 марта 2019 года) сотрудником по персоналу ФИО28 он был ознакомлен с правилами внутреннего распорядка и режимом работы ООО «Галилео»: с понедельника по пятницу с 9 до 18, обед с 13-14, выходные дни – суббота, воскресенье, подписал обязательство о неразглашении коммерческой тайны ООО «Галилео» и был допущен лично директором ООО «Галилео» ФИО29 к работе. По его просьбе ознакомить с должностными инструкциями юрисконсульта, положением об оплате труда и правилами ТБ и ОТ ФИО30 объяснила, что эти документы на 07 марта 2019 года находятся в процессе разработки и после их утверждения возможно ознакомление с ними. Ему выделено персональное рабочее место, созданы условия для труда – стол, стул, канцелярские принадлежности, телефон по адресу офиса арендованного ответчиком: адрес этаж, оборудованное компьютером с выходом в интернет и присоединением к многофункциональным устройствам. Вместе с ним в одной комнате выполняли свои должностные обязанности сотрудники ответчика ФИО31 - операционный менеджер и ФИО32 - руководитель отдела продаж. Он был внесен в адресную книгу предприятия как сотрудник юридического отдела с предоставлением адреса электронной почты – адрес по которой в дальнейшем вел переписку с сотрудниками и третьими лицами, в том числе по установленной у ответчика в офисе системы «Битрикс 24», отправлял и получал почтовую корреспонденцию сотрудникам ответчика, находящимся в других городах, получая задания непосредственно от директора ООО «Галилео» ФИО33 что подтверждается документами, исполненными им как юрисконсультом ответчика и подписанными директором ответчика, вел претензионно-исковую работу. Фактически им выполнялась ни разовая работа, а исполнялись определенные функции, входящие в его обязанности как юрисконсульта. Время и место работы он не определял самостоятельно, так как это должно быть при гражданско-правовых отношениях. Он, как и остальные сотрудники, подчинялся правилам трудового распорядка и руководству, продолжительности рабочего дня, выходных дней, обеденного перерыва. Договорами оказания услуг фактически были прикрыты трудовые отношения. Договора составлялись с целью уклонения ответчиком от расходов по налоговым и другим отчислениям, возложенным на работодателя действующим законодательством. Договорами не была определена конкретная работа. Оплата его труда зависела не от конечного результата, объема или характера работы, а от количества рабочих дней, отработанных за месяц, на который заключался договор, и устанавливалась оплата с периодичностью 1 раз в месяц в фиксированной сумме, что фактически свидетельствует о зарплате за фактически отработанное время. Отсутствие оплаты по договорам в соответствии с условиями оплаты за весь период его работы в ООО «Галилео», даже при подписании сторонами актов приема-сдачи выполненных работ от 07 апреля 2019 года и от 22 апреля 2019 года по ним, свидетельствует о притворности заключенных гражданско-правовых договоров и подмене ими трудовых договоров. Ему были выданы ключи от офиса, чтобы он до начала работы (до 09.00) смог открыть помещение для доступа других сотрудников и после окончания рабочего времени (18.00) закрыть помещение. Факт вручения ключей от офиса ответчика подтверждает график и распорядок работы, фактическое выполнение работы в офисе ответчика в рабочее время и в рабочие дни, а также подтверждает фактический допуск руководством его как сотрудника ответчика к работе. Он подчинялся непосредственно директору ООО «Галилео» ФИО34 путем выполнения всех его устных и письменных распоряжений и поручений, ежедневными и систематическим взаимодействием в условиях общего труда в одном офисе. С остальными сотрудниками ответчика главным бухгалтером ФИО35 менеджером по персоналу ФИО36., операционным менеджером ФИО37 руководителем отдела продаж ФИО38 региональными управляющими ФИО39ФИО40 и другими сотрудниками, он был интегрирован в организационный производственный процесс ответчика. Отношения носили длительный, устойчивый и стабильный характер на регулярной основе с неоднократным заключением договоров, с одним и тем же предметом договоров: юридическое сопровождение ООО «Галилео», что подтверждает постоянный характер работы. Договорами было предусмотрено ни разовое, а постоянное выполнение одной и той же функции юрисконсульта. Кадровой службой велся почасовой ежедневный учет рабочего времени фактически отработанного им (Соцковым). Ответчиком были предоставлены социальные гарантии защищенности, предусмотренные трудовым законодательством – 8 часовой рабочий день, гарантированный перерыв на обед, работа только в установленные рабочие дни, отсутствие работы в выходные и праздничные дни, отсутствие сверхурочной работы, установленные перерывы в течение рабочего дня на кофе-брейк для отдыха при работе на компьютере. Он соблюдал правила по охране труда и технике безопасности, что подтверждается пунктом 3.3 договоров. Указанные обстоятельства также свидетельствуют о наличии в его работе признаков трудовых правоотношений. Личным характером прав и обязанностей юрисконсульта – его обязанностью на протяжении длительного времени выполнять определенную заранее обусловленную одну и ту же трудовую функцию по одной должности юрисконсульта в одном офисе ответчика на одном и том же определенном рабочем месте, по одном и тем же договорам, ежедневно находясь в офисе ответчика. Работа у ответчика и оплата по ней являются для него основной, все время – полный рабочий день находился на работе. Он не является индивидуальным предпринимателем и указанная работа не была направлена на извлечение им прибыли, не уплачивались от этого в федеральный бюджет предусмотренные законом налоги. Перед другими организациями он предоставлял интересы ответчика без доверенности как должностное лицо - юрисконсульт ООО «Галилео». Он с ведома и по решению единоличного исполнительного органа ответчика – директора ООО «Галилео» ФИО41 приступил к выполнению обязанностей юрисконсульта в офисе ответчика, то есть имел место и фактический допуск к работе.

С учетом уточнения требований, просил признать правоотношения, возникшие между сторонами по договорам возмездного оказания услуг от 07 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года, трудовыми, а указанные договора – срочными трудовыми договорами; обязать ответчика заключить с истцом срочные трудовые договора с 07 марта 2019 года по 06 апреля 2019 года и с 08 апреля 2019 года по 30 апреля 2019 года в письменной форме на работу в должности юрисконсульта ООО «Галилео», внести записи в трудовую книжку истца о приеме на работу по вышеуказанным договорам; взыскать с ООО «Галилео» задолженность по заработной плате по срочным договорам за период с 07 марта 2019 года по 06 апреля 2019 года и с 08 апреля 2019 года по 22 апреля 2019 года в размере 58 075 рублей 06 копеек, компенсацию морального вреда в размере 35 000 рублей, судебные издержки по делу на почтовые расходы в сумме 311 рублей 39 копеек; признать незаконным отстранение истца от работы, признать период с 23 апреля 2019 года по 30 апреля 2019 года вынужденным прогулом и взыскать средний заработок за время вынужденного прогула в сумме 9 169 рублей 75 копеек, обязать ответчика допустить истца к работе юрисконсультом на предприятие ответчика, взыскать компенсацию за задержку выплат по заработной плате в размере 2 581 рублей 28 копеек рассчитанную на дату 17 июля 2019 года, компенсации за неиспользованный отпуск за отработанный период с 07 марта 2019 года по 06 апреля 2019 года, и с 08 апреля 2019 года по 30 апреля 2019 года в сумме 5 315 рублей 80 копеек, обязать ответчика сообщить предусмотренные сведения об истце в Пенсионный фонд и перечислить обязательные страховые взносы за истца, а также взыскать с ответчика государственную пошлину в доход местного бюджета согласно статье 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации.

Решением Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 09 сентября 2019 года исковые требования Соцкова В.Е. удовлетворены частично, постановлено признать правоотношения, возникшие между Соцковым В.Е. и ООО «Галилео» по договорам возмездного оказания услуг от 7 марта 2019 года, от 8 апреля 2019 года трудовыми; признать договора возмездного оказания услуг от 7 марта 2019 года, от 8 апреля 2019 года срочными трудовыми договорами; ООО «Галилео» заключить с Соцковым В.Е. срочные трудовые договора с 7 марта 2019 года по 6 апреля 2019 года, с 8 апреля 2019 года по 30 апреля 2019 года в письменной форме на работу в должности юрисконсульта ООО «Галилео»; внести запись в трудовую книжку Соцкова В.Е. о приеме на работу; взыскать с ООО «Галилео» в пользу Соцкова В.Е. задолженность по заработной плате по срочным трудовым договорам за период с 7 марта 2019 года по 6 апреля 2019 года, с 8 апреля 2019 года по 22 апреля 2019 года в размере 7 575 рублей 01 копеек, компенсацию морального вреда в размере 1000 рублей, почтовые расходы в размере 311 рублей 39 копеек. Также с ООО «Галилео» в доход местного бюджета – городского округа г. Стерлитамак Республики Башкортостан взыскана государственная пошлина в размере 400 рублей.

Дополнительным решением Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 26 декабря 2019 года уточненные исковые требования Соцкова В.Е. к ООО «Галилео» удовлетворены, постановлено признать незаконным отстранение Соцкова В.Е. от работы в ООО «Галилео», признать период с 23 апреля 2019 года по 30 апреля 2019 года вынужденным прогулом, взыскать с ООО «Галилео» в пользу Соцкова В.Е. средний заработок за время вынужденного прогула в размере 9 169 рублей 75 копеек, компенсацию за задержку выплат по заработной платы в размере 2 581 рублей 28 копеек, компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 5 315 рублей 80 копеек за период с 7 марта 2019 года по 6 апреля 2019 года, с 8 апреля 2019 года по 30 апреля 2019 года; обязать ООО «Галилео» сообщить сведения о Соцкове В.Е. в пенсионный фонд и перечислить обязательные страховые взносы за Соцкова В.Е.

Определением Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 26 декабря 2019 года прекращено производство по гражданскому делу по иску Соцкова В.Е. к ООО «Галилео» в части исковых требований Соцкова В.Е. об обязаниии ответчика допустить к работе юрисконсультом, в связи с отказом истца от иска в указанной части.

В апелляционной жалобе Соцкова В.Е. ставится вопрос об изменении решения суда в части взыскания с ответчика задолженности по заработной плате по срочным трудовым договорам в размере 58 075 рублей 06 копеек, компенсации морального вреда в размере 35 000 рублей Полагает, что судом первой инстанции не разрешены исковые требования о выплате заработной платы по трудовым договорам от 07 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года. Судом приняты в качестве доказательств по делу ненадлежащие доказательства. Истцом не получено от ответчика как вознаграждений по гражданско-правовым договорам от 07 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года, так и выплат в качестве заработной платы. Ответчиком не представлено допустимых доказательств, подтверждающих исполнение своей обязанности по выплате заработной платы истцу по договорам от 07 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года. Указывает, что принимая решение о выплате истцу компенсации морального вреда в размере 1 000 рублей, судом не учтены такие факты как невыплата ответчиком заработной платы по оспариваемым договорам до настоящего времени, истец не имеет постоянного места работы (в том числе по причине незаконного удержания ответчиком у себя трудовой книжки более 2-х месяцев), в связи с невозможностью трудоустроится из-за возраста, не учтены морально-нравственные страдания из-за невозможности прокормить семью, оплатить лекарства и коммунальные услуги из-за отсутствия работы и невыплаты заработной платы.

Не соглашаясь с постановленным судом первой инстанции решением, ООО «Галилео» апелляционной жалобе просит его отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме по мотиву неверного применения норм материального права, неправильного установления фактических обстоятельств, имеющих значение для дела. Указывают, судом первой инстанции неверно определен предмет оспариваемых договоров. Ни один приведенных судом документов в качестве основания для удовлетворения требований истца о признании возникших между сторонами отношений трудовыми ни прямо, ни косвенно не свидетельствует о субординированном подчинении истца ответчику, выполняющего контрольно-распорядительные функции, поскольку неразглашение коммерческой тайны является лишь способом защиты информации, а передача ключей от помещения является следствием окончания взаимоотношений истца и ответчика, поскольку предоставленная ранее Соцкову В.Е. (по его просьбе) офисная техника и документация предприятия не могла более оставаться в его распоряжении. Ознакомление Соцкова В.Е. с правилами техники безопасности и пожарной безопасности также является вынужденной необходимостью, поскольку Соцков В.Е. периодически находился по месту нахождения ответчика и работал с его документацией. При этом с правилами внутреннего распорядка ООО «Галилео» Соцков В.Е. ознакомлен не был и им не подчинялся, поскольку табель учета рабочего времени в отношении истца не велся, трудовой договор с ним не заключался, с соответствующим заявлением о заключении трудового договора к ответчику он не обращался, приказы о приеме на работу Соцкова В.Е. и его увольнении не издавались, записи в трудовую книжку не вносились, трудовую книжку и другие документы, требуемые в соответствии со статьей 65 Трудового кодекса Российской Федерации при приеме на работу он ответчику не предъявлял, оказывая возмездные услуги по юридическому сопровождению деятельности ООО «Галилео» и связанных с ним предприятий по гражданско-правовому договору. Относительно интеграции электронного рабочего профиля Соцкова В.Е. в программную среду «Битрикс 24», используемого ответчиком, следует учесть то, что данный программный комплекс применяется ответчиком для целей упрощения коммуникации сотрудников предприятия, не допуская при этом утечку информации в открытые источники. Электронный профиль Соцкову В.Е. был создан только для того, чтобы им максимально эффективно оказывалась услуга по юридическому сопровождению деятельности предприятия, поскольку у любого сотрудника может возникнуть юридический вопрос, требующий разрешения – для этого в профиль Соцкова В.Е. была введена специализация «Юрисконсульт», чтобы сотрудники предприятия видели к кому можно обратиться за разрешением вопросов. Соцков В.Е. все время действия договоров возмездного оказания услуг сохранял самостоятельность как хозяйствующий субъект, исполняя индивидуальное задание к оговоренному сроку, а не выполнял трудовые функции.

Принимая во внимание, что лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела, судебная коллегия находит возможным рассмотреть дело в порядке, предусмотренном статьями 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в отсутствие не явившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 327-1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Учитывая приведенные положения части 1 статьи 327-1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав Соцкова В.Е., представителя ООО «Галилео» – Посадского Э.А., поддержавших доводы своих апелляционных жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно статье 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение суда является законным в том, случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьями 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Принятое по делу решение суда не отвечает приведенным требованиям.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что 07 марта 2019 года между ООО «Галилео» в лице директора ФИО42.(заказчик) и Соцковым В.Е. (исполнитель) заключен договор возмездного оказания услуг (работ), по условиям которого исполнитель принимает на себя обязательства в течение срока действия договора оказывать заказчику услуги: юридические услуги сопровождения ООО «Галилео» и связанных с ним предприятий, сроки исполнения: начало 07 марта 2019 года, конец – 06 апреля 2019 года (включительно); по окончанию работ стороны подписывают акт приема-сдачи выполненных работ, являющийся основанием для расчетов и оплаты (пункт 1.1 договора).

По результатам выполненной работы заказчик выплачивает исполнителю вознаграждение согласно акту приема-сдачи выполненных работ (приложение № 1 к настоящему договору). Оплата, выполненной исполнителем работ, производится заказчиком в течение 2-х дней с момента подписания акта приема-сдачи выполненных работ. Форма оплаты: наличными денежными средствами в кассе предприятия или перечислением на карту исполнителя открытую в Сбербанке. Расчет за выполненные работы происходит из расчета 33 000 рублей за месяц (без НДФЛ) (раздел 2 договора «Порядок расчетов»).

В случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) условий договора стороны несут ответственность в соответствии с действующим договором (пункт 3.1 договора). Исполнитель несет полную материальную ответственность за имущество заказчика. Исполнитель ознакомлен с правилами техники безопасности и пожарной безопасности, ответственность по указанным правилам несет исполнитель (пункты 3.2, 3.3 договора).

Срок действия договора с 07 марта 2019 года до 07 апреля 2019 года (пункт 4.1 договора).

Из акта от 07 апреля 2019 года приема-сдачи выполненных работ к договору возмездного оказания услуг (работ) от 07 марта 2019 года видно, что между ООО «Галилео» в лице директора ФИО43заказчик) и Соцковым В.Е. (исполнитель) составлен акт о выполнении исполнителем в соответствии с пунктом 1.1 договора возмездного оказания услуг (работ) от 07 марта 2019 года работ в полном объеме (перечень работ юридические услуги сопровождения ООО «Галилео» и связанных с ним предприятий, оплата 33 000 рублей (без НДФЛ) за период с 07 марта 2019 года по 06 апреля 2019 года (включительно)). Оплата за выполненную работу в соответствии с пунктом 1.1 договора от 07 марта 2019 года производится заказчиком наличными денежными средствами в кассе предприятия заказчика или перечислением на карту исполнителя в течение 2-х дней с момента подписания заказчиком настоящего акта приема-сдачи выполненных работ в сумме 33 000 рублей (без НДФЛ) Количество и объем выполненной работы соответствует условиям договора возмездного оказания услуг (работ) от 07 марта 2019 года. Настоящий акт является основанием для проведения расчетов между сторонами.

Так же, 08 апреля 2019 года между ООО «Галилео» в лице директора ФИО44заказчик) и Соцковым В.Е. (исполнитель) заключен договор возмездного оказания услуг (работ), по условиям которого исполнитель принимает на себя обязательства в течение срока действия договора оказывать заказчику услуги: юридические услуги сопровождения ООО «Галилео» и связанных с ним предприятий, сроки исполнения: начало 08 апреля 2019 года, конец – 30 апреля 2019 года (включительно); по окончанию работ стороны подписывают акт приема-сдачи выполненных работ, являющийся основанием для расчетов и оплаты (пункт 1.1 договора).

По результатам выполненной работы заказчик выплачивает исполнителю вознаграждение согласно акту приема-сдачи выполненных работ (приложение № 1 к настоящему договору). Оплата, выполненной исполнителем работ, производится заказчиком в течение 2-х дней с момента подписания акта приема-сдачи выполненных работ. Форма оплаты: наличными денежными средствами в кассе предприятия или перечислением на карту исполнителя открытую в Сбербанке. Расчет за выполненные работы происходит из расчета 26 833 рублей (без НДФЛ) за период с 08 апреля 2019 года по 30 апреля 2019 года (раздел 2 договора «Порядок расчетов»).

В случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) условий договора стороны несут ответственность в соответствии с действующим договором (пункт 3.1 договора). Исполнитель несет полную материальную ответственность за имущество заказчика. Исполнитель ознакомлен с правилами техники безопасности и пожарной безопасности, ответственность по указанным правилам несет исполнитель (пункты 3.2, 3.3 договора).

Срок действия договора с 08 апреля 2019 года до 30 апреля 2019 года (пункт 4.1 договора).

В соответствии с актом от 22 апреля 2019 года приема-сдачи выполненных работ к договору возмездного оказания услуг (работ) от 08 апреля 2019 года, подписанного ООО «Галилео» в лице директора ФИО45 (заказчик) и Соцковым В.Е. (исполнитель), между сторонами составлен акт о выполнении исполнителем в соответствии с пунктом 1.1 договора возмездного оказания услуг (работ) от 08 апреля 2019 года работ в полном объеме (перечень работ: юридические услуги сопровождения ООО «Галилео» и связанных с ним предприятий; оплата 17 500 рублей 05 копеек (без НДФЛ) за период с 08 апреля 2019 года по 22 апреля 2019 года (включительно). Оплата за выполненную работу в соответствии с пунктом 1.1 договора от 08 апреля 2019 года производится заказчиком наличными денежными средствами в кассе предприятия заказчика или перечислением на карту исполнителя в течение 2-х дней с момента подписания заказчиком настоящего акта приема-сдачи выполненных работ в сумме 17 500 рублей 05 копеек (без НДФЛ) Количество и объем выполненной работы соответствует условиям договора возмездного оказания услуг (работ) от 08 апреля 2019 года. Настоящий акт является основанием для проведения расчетов между сторонами.

Разрешая спор и удовлетворяя требования, суд первой инстанции исходил из того, что гражданско-правовые договора, заключенные между сторонами, несут в себе сведения, фактически регулирующие трудовые отношения, в связи с чем возникшие между сторонами отношения следует считать трудовыми, при этом факт отсутствия в штатном расписании должности юрисконсульта не опровергает факта наличия трудовых отношений между сторонами, отсутствие оформленного трудового договора, приказа о приеме на работу, записи о приеме на работу в трудовой книжке, табеля учета рабочего времени в отношении истца, отсутствие сведений об ознакомлении истца с локальными актами, само по себе не подтверждает отсутствие между Соцковым В.Е. и ООО «Галилео» трудовых отношений, а свидетельствует лишь о ненадлежащем выполнении ответчиком обязанности по оформлению трудовых отношений, а так же исходил из того, что неустранимые сомнения при рассмотрении судом споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора трудовыми отношениями, толкуются в пользу наличия трудовых отношений; тот факт, что формуляр договора был предложен истцом, и ответчик не должен отвечать за его содержание, не может служить основанием к отказу в удовлетворении исковых требований, поскольку директор ООО «Галилео» ФИО46 был ознакомлен с договорами, поставил на них свою подпись и печать организации; доказательств того, что договора заключилась по инициативе истца, ответчиком не представлено.

Судебная коллегия считает, что выводы суда первой инстанции сделаны без учета требований закона и фактических обстоятельств по делу.

В соответствии с частью 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации статья 2 Трудового кодекса Российской Федерации относит в том числе свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается; право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.

В целях обеспечения эффективной защиты работников посредством национальных законодательств и практики, разрешения проблем, которые могут возникнуть в силу неравного положения сторон трудового правоотношения, Генеральной конференцией Международной организации труда 15 июня 2006 г. принята Рекомендация N 198 "О трудовом правоотношении" (далее также - Рекомендация МОТ о трудовом правоотношении, Рекомендация).

В пункте 2 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении указано, что характер и масштабы защиты, обеспечиваемой работникам в рамках индивидуального трудового правоотношения, должны определяться национальным законодательством или практикой либо и тем, и другим, принимая во внимание соответствующие международные трудовые нормы.

В пункте 9 этого документа предусмотрено, что для целей национальной политики защиты работников в условиях индивидуального трудового правоотношения существование такого правоотношения должно в первую очередь определяться на основе фактов, подтверждающих выполнение работы и выплату вознаграждения работнику, невзирая на то, каким образом это трудовое правоотношение характеризуется в любом другом соглашении об обратном, носящем договорной или иной характер, которое могло быть заключено между сторонами.

Пункт 13 Рекомендации называет признаки существования трудового правоотношения (в частности, работа выполняется работником в соответствии с указаниями и под контролем другой стороны; интеграция работника в организационную структуру предприятия; выполнение работы в интересах другого лица лично работником в соответствии с определенным Графиком или на рабочем месте, которое указывается или согласовывается стороной, заказавшей ее; периодическая выплата вознаграждения работнику; работа предполагает предоставление инструментов, материалов и механизмов стороной, заказавшей работу).

В целях содействия определению существования индивидуального Трудового правоотношения государства-участники должны в рамках своей национальной политики рассмотреть возможность установления правовой презумпции существования индивидуального трудового правоотношения в том случае, когда определено наличие одного или нескольких соответствующих признаков (пункт 11 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении).

В соответствии со статьей 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения определяются, как отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации, конкретного вида поручаемой работы работнику), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В силу статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В статье 57 Трудового кодекса Российской Федерации приведены требования к содержанию трудового договора, в котором, в частности, указываются: фамилия, имя, отчество работника и наименование работодателя (фамилия, имя, отчество работодателя - физического лица), заключивших трудовой договор, место и дата заключения трудового договора. Обязательными для включения в трудовой договор являются следующие условия: место работы; трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы); дата начала работы, а в случае, когда заключается срочный трудовой договор, - также срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с данным кодексом или иным федеральным законом; условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты); режим рабочего времени и времени отдыха (если для данного работника он отличается от общих правил, действующих у данного работодателя); гарантии и компенсации за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, если работник принимается на работу в соответствующих условиях, с указанием характеристик условий труда на рабочем месте, условия, определяющие в необходимых случаях характер работы (подвижной, разъездной, в пути, другой характер работы); условия труда на рабочем месте; условие об обязательном социальном страховании работника в соответствии с Кодексом и иными федеральными законами.

Трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено названным кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации или трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя (часть 1 статьи 61 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу части 2 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении N 597-О-О от 19 мая 2009 года, суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15, 56 Трудового кодекса Российской Федерации.

Из системного анализа норм трудового права, содержащихся в статьях 15, 16, 56, 57, 65 - 68 Трудового кодекса Российской Федерации, следует, что к характерным признакам трудового правоотношения относятся: личный характер прав и обязанностей работника; обязанность работника выполнять определенную, заранее обусловленную трудовую функцию; подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда; возмездный характер (оплата производится за труд). Процедура и порядок приема работника на работу, включающие в себя оформление трудового договора в письменной форме с включением в него обязательных и необходимых сторонам дополнительных условий (о месте работы, трудовой функции работника, условиях оплаты труда, дате начала работы и т.д.) направлены на закрепление и возможность дальнейшего подтверждения как факта заключения трудового договора, так и условий, на которых он заключен.

Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается.

Если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии в порядке, установленном названным Кодексом, другими федеральными законами, были признаны трудовыми отношениями, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права (часть 4 статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

В соответствии с пунктом 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика отказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

К договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде (статьи 702 - 729 Гражданского кодекса Российской Федерации) и положения о бытовом подряде (статьи 730 - 739 Гражданского кодекса Российской Федерации), если это не противоречит статьям 779 - 782 этого Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг (статья 783 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу приведенных норм Гражданского кодекса Российской Федерации, договор возмездного оказания услуг заключается для выполнения исполнителем определенного задания заказчика, согласованного сторонами при заключении договора. Целью договора возмездного оказания услуг является не выполнение работы как таковой, а осуществление исполнителем действий или деятельности на основании индивидуально-конкретного задания к оговоренному сроку за обусловленную в договоре плату.

От договора возмездного оказания услуг трудовой договор отличается предметом договора, в соответствии с которым исполнителем (работником) выполняется не какая-то конкретная разовая работа, а определенные трудовые функции, входящие в обязанности физического лица - работника, при этом важен сам процесс исполнения им этой трудовой функции, а не оказанная услуга. Также по договору возмездного оказания услуг исполнитель сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта, в то время как по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя; исполнитель по договору возмездного оказания услуг работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда.

Признание отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями может осуществляться: лицом, использующим личный труд и являющимся заказчиком по указанному договору, на основании письменного заявления физического лица, являющегося исполнителем по указанному договору, и (или) не обжалованного в суд в установленном порядке предписания государственного инспектора труда об устранении нарушения части 2 статьи 15 Трудового кодекса Российской Федерации; судом в случае, если физическое лицо, являющееся исполнителем по указанному договору, обратилось непосредственно в суд, или по материалам (документам), направленным государственной инспекцией труда, иными органами и лицами, обладающими необходимыми для этого полномочиями в соответствии с федеральными законами (часть 1 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации).

В случае прекращения отношений, связанных с использованием личного труда и возникших на основании гражданско-правового договора, признание этих отношений трудовыми отношениями осуществляется судом. Физическое лицо, являвшееся исполнителем по указанному договору, вправе обратиться в суд за признанием этих отношений трудовыми отношениями в порядке и в сроки, которые предусмотрены для рассмотрения индивидуальных трудовых споров (часть 2 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации).

Частью 3 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что неустранимые сомнения при рассмотрении судом споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии в порядке, установленном частями 1 - 3 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации, были признаны трудовыми отношениями, такие трудовые отношения между работником и работодателем считаются возникшими со дня фактического допущения физического лица, являющегося исполнителем по указанному договору, к исполнению предусмотренных указанным договором обязанностей (часть 4 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации).

Трудовое законодательство базируется, в числе прочего, на идее презумпции наличия трудовых правоотношений у любого физического лица, выполняющего личным трудом регулярную оплачиваемую работу в интересах другого лица. Дополнительной гарантией реализации этой идеи служит установленный статьей 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации механизм признания трудовыми отношений, возникших на основании гражданско-правового договора. При этом, любой истец или заявитель, обращающийся в суд по поводу признания трудовыми отношений конкретного работника и работодателя, должен представить доказательства, свидетельствующие о трудовом характере отношений, связывающих конкретное лицо с работодателем, то есть он должен подтвердить намерение работника вступить именно в трудовые отношения с работодателем, а не заключать с ним гражданско-правовой договор.

Из приведенных нормативных положений трудового законодательства следует, что к характерным признакам трудовых отношений относятся: достижение сторонами соглашения о личном выполнении работником определенной, заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя; подчинение работника действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка, графику работы (сменности); обеспечение работодателем условий труда; выполнение работником трудовой функции за плату.

О наличии трудовых отношений может свидетельствовать и стабильный характер этих отношений, подчиненность и зависимость труда, выполнение работником работы только по определенной специальности, квалификации или должности, наличие дополнительных гарантий работнику, установленных законами, иными нормативными правовыми актами, регулирующими трудовые отношения.

К признакам существования трудового правоотношения также относятся, в частности, выполнение работником работы в соответствии с указаниями работодателя; интегрированность работника в организационную структуру работодателя; признание работодателем таких прав работника, как еженедельные выходные дни и ежегодный отпуск; оплата работодателем расходов, связанных с поездками работника в целях выполнения работы; осуществление периодических выплат работнику, которые являются для него единственным и (или) основным источником доходов; предоставление инструментов, материалов и механизмов работодателем.

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают на основании трудового договора, который заключается в письменной форме. При этом обязанность по надлежащему оформлению трудовых отношений с работником (заключение в письменной форме трудового договора, издание приказа (распоряжения) о приеме на работу) нормами Трудового кодекса Российской Федерации возлагается на работодателя.

В то же время само по себе отсутствие оформленного надлежащим образом, то есть в письменной форме, трудового договора не исключает возможности признания сложившихся между сторонами отношений трудовыми, а трудового договора - заключенным при наличии в этих отношениях признаков трудового правоотношения, поскольку из содержания статей 11, 15, части 3 статьи 16 и статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положениями части 2 статьи 67 названного Кодекса следует, что трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. Датой заключения трудового договора в таком случае будет являться дата фактического допущения работника к работе.

Цель указанной нормы - устранение неопределенности правового положения таких работников и неблагоприятных последствий отсутствия трудового договора в письменной форме, защита их прав и законных интересов как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, в том числе путем признания в судебном порядке факта трудовых отношений между сторонами, формально не связанными трудовым договором. При этом неисполнение работодателем, фактически допустившим работника к работе, обязанности оформить в письменной форме с работником трудовой договор в установленный работник, с которым не оформлен трудовой договор статьей 67 Трудового кодекса Российской Федерации срок, вопреки намерению работника оформить трудовой договор, может быть расценено как злоупотребление со стороны работодателя правом на заключение трудового договора (статья 22 Трудового кодекса Российской Федерации). Правом на заключение трудового договора с работником обладает не только работодатель, но и его уполномоченный на это представитель.

Таким образом, по смыслу взаимосвязанных положений статей 15, 16, 56, части второй статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации, если в письменной форме, приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным. В связи с этим доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель. При разрешении вопроса, имелись ли между сторонами трудовые отношения, суд в силу статей 55, 59 и 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вправе принимать любые средства доказывания, предусмотренные процессуальным законодательством. К таким доказательствам, в частности, относятся письменные доказательства, свидетельские показания, аудио- и видеозаписи.

Следовательно, суд должен не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (трудового договора, гражданско-правовых договоров, штатного расписания, приказа о приеме на работу и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации, был ли фактически осуществлен допуск работника к выполнению трудовой функции.

Согласно части 1 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, конкретизирующей статью 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В развитие указанных принципов статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены в том числе из показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств (абзацы первый и второй части 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (часть 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Из изложенных норм процессуального закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что выводы суда об установленных им фактах должны быть основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании. При этом бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для данного дела, между сторонами спора подлежит распределению судом на основании норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также с учетом требований и возражений сторон.

На основании совокупности собранных по делу доказательств, судебная коллегия приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела не была установлена совокупность предусмотренных вышеприведенными нормами материального права обстоятельств, свидетельствующих о заключении между сторонами спора трудового договора; в нарушение положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в дело не представлены доказательства намерения сторон заключить именно трудовые отношения, а не сотрудничать в рамках гражданско-правового договора.

Доводы истца о нахождении с ответчиком в трудовых отношениях в результате фактического допущения его к работе, не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения дела.

Правовых оснований для удовлетворения иска Соцкова В.Е. у суда не имелось, вопреки доводам его иска, которые основаны на неправильном применении положений действующего трудового законодательства и гражданского процессуального законодательства применительно к установленным судом обстоятельствам по делу и характеру спорных правоотношений.

Так, согласно штатному расписанию, утвержденному на 2019 год приказом директора ООО «Галилео» от 09 января 2019 года не предусмотрена должность юрисконсульта.

Данных о наличии в ООО «Галилео» должностной инструкции «юрисконсульта», утвержденной в установленном порядке директором «Галилео», и об ознакомлении с ним Соцкова В.Е. материалы дела не содержат.

Как установлено, Соцков В.Е. в соответствии с пунктом 1.1 договоров возмездного оказания услуг (работ) как от 07 марта 2019 года, так и 08 апреля 2019 года осуществлял функции - оказывал юридические услуги сопровождения ООО «Галилео» и связанных с ним предприятий, что уже, чем определенные трудовые функции, входящие в обязанности юрисконсульта предприятия, Соцков В.Е. не подчинялся правилам внутреннего трудового распорядка ответчика - время работы его было свободное, табель учета рабочего времени в отношении истца не велся, с должностной инструкцией и локальными актами, регулирующими оплату труда, истец не знакомился, оплачиваемые отпуска и иные социальные гарантии ему не предоставлялись, приказ о приеме на работу не издавался, трудовой договор с истцом ответчиком не заключался, запись о приеме и увольнении в трудовую книжку не вносилась, доказательств обращения с заявлением о приеме на работу для заключения трудового договора на должность юрисконсульта истцом не представлено. Как следует из материалов дела, трудовую книжку истец ООО «Галилео» не передавал, указанные договоры подписал добровольно.

При этом, судебная коллегия соглашается с доводом апеллятора о том, что неразглашение коммерческой тайны является лишь способом защиты информации, а передача ключей от помещения является следствием окончания взаимоотношений истца и ответчика, поскольку предоставленная ранее Соцкову В.Е. офисная техника и документация предприятия не могла более оставаться в его распоряжении; ознакомление Соцкова В.Е. с правилами техники безопасности и пожарной безопасности являлось для предприятия необходимостью, поскольку Соцков В.Е. периодически находился по месту нахождения ответчика и работал с его документацией. Относительно интеграции электронного рабочего профиля Соцкова В.Е. в программную среду «Битрикс 24», используемого ответчиком, следует учесть то, что данный программный комплекс применяется ответчиком для целей упрощения коммуникации сотрудников предприятия, не допуская при этом утечку информации в открытые источники; электронный профиль Соцкову В.Е. был создан только для того, чтобы им максимально эффективно оказывалась услуга по юридическому сопровождению деятельности предприятия.

Доказательств опровергающих приведенные доводы материалы дела не содержат.

Актом приема-передачи ключей от помещения от 22 апреля 2019 года подтверждается, что Соцков В.Е. передал, а директор ООО «Галилео» принял ранее полученные 2 ключа от входных дверей помещения, расположенного по адресу: Стерлитамакский район, с.Мариинский улица Лазурная, д.9, в котором расположена группа компаний «Клевер ленд».

Наличие у истца ключей от помещения не является основанием для признания возникших между сторонами отношений трудовыми, поскольку ответчик не отрицает, что истец привлекался к оказанию услуг по гражданско-правовым договорам, в связи с чем, ему и были выданы ключи от помещения.

Закрепление за истцом рабочего места свидетельствует только о согласованной сторонами форме выполнения работы.

Как установлено, заключив договора возмездного оказания услуг (работ) от 07 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года Соцков В.Е. приступил к исполнению этих договоров и не оспаривал их условия до настоящего времени.

Из представленных в материалы дела актов приема-сдачи выполненных работ от 07 и 22 апреля 21019 года по договору возмездного оказания услуг (работ) от 07 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года, подписанных сторонами договора и условий заключенных между сторонами договоров следует, что оплата по оспариваемым договорам осуществлялась по конечному результату выполненной работы - на основании акта выполненных работ, один раз в месяц, что противоречит нормам трудового законодательства, по которому заработная плата выплачивается работнику два раза в месяц. Оплата услуг истца в соответствии в приведенными актами производится в течение 2-х дней с даты подписания настоящего акта приема-сдачи выполненных работ наличными денежными средствами в кассе предприятии заказчика или путем перечисления денежных средств на карту исполнителя, открытую в Сбербанке. При этом ведомости на выдачу заработной платы, данные о начислении заработной платы истцу (расчетные листки, иная финансовая документация по начислению заработной платы) в деле отсутствует.

Договора возмездного оказания услуг (работ) от 07 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года не содержат условий о режиме рабочего времени истца. Режим труда и отдыха устанавливался не правилами внутреннего трудового распорядка, а истцом по собственному усмотрению, ответчик ведение табеля учета рабочего времени в отношении истца не осуществлял, доказательств обратному материалы дела не содержат.

Из представленных гражданско-правовых договоров следует, что истец подписывал их без каких-либо возражений. Более того, согласно выводам суда первой инстанции (не обжалованных сторонами в указанной части) «формуляр договора был предложен истцом».

В представленных договорах истец именуется как исполнитель, ответчик - как заказчик, указан конкретный вид услуг «юридические услуги сопровождения ООО «Галилево» и связанных с ним предприятий», которые исполнитель должен оказать.

Таким образом, в оспариваемых договорах определены порядок исполнения договора, характер услуг, сроки и порядок ее оплаты, что соответствует требованиями, предъявляемым к договорам гражданско-правового характера.

Истцом не было представлено ни суду первой, ни суду апелляционной инстанции доказательств допуска его к работе с ведома ответчика, доказательств того, что работа носит постоянный характер, наличия места работы, подчинение правилам внутреннего трудового распорядка и выполнение трудовой функции в интересах работодателя за требуемую заработную плату.

Поскольку предметом настоящего спора является фактическое установление наличия трудовых отношений, то именно истец в соответствии с положениями статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязан доказать как состоявшееся между сторонами соглашение о заключении трудового договора, так и наличие существенных (обязательных) условий этого договора в силу статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации, а именно: место работы, трудовую функцию, дату начала работы, режим рабочего времени и отдыха, условия оплаты труда, место исполнения трудовых обязанностей, срок трудового договора и т.п. Таких доказательств, соответствующих критериям относимости и допустимости, как того требуют статьи 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, истец не представил (трудовую книжку, заявление о приеме на работу, требование оформления на работу в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации, включение в состав персонала ответчика, установления трудового распорядка, режима труда и отдыха и подчинение истца данным правилам, факт постоянного контроля и руководства его работой со стороны ответчика, установление размера заработной платы, выплата ее в порядке, установленном Трудовым кодексом Российской Федерации, предоставление и оплата отпуска, и т.д.).

Из текста договоров следует, что сторонами был определен конкретный вид услуг, который истец должен был выполнить по заданию ответчика, начальный и конечный срок их выполнения, цена услуги, что в силу положений Гражданского кодекса Российской Федерации является существенным условием гражданско-правового договора оказания услуг. Признаков возникновения между сторонами трудовых отношений, предусмотренных статьей 15 Трудового кодекса Российской Федерации, данные договора не содержат.

При таком положении, судебная коллегия считает, что вывод суда первой инстанции о наличии между сторонами трудовых отношений, а не гражданско-правовых отношений неправомерен, поскольку определен конкретный вид гражданско-правового договора, имевшего место между Соцковым В.Е. и ООО «Галилео», подпадающего по своему содержанию, характеру принятых взаимных обязательств, последствиям их исполнения положениям статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

По смыслу данной нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, договор возмездного оказания услуг заключается для выполнения исполнителем определенного задания заказчика, согласованного сторонами при заключении договора. Целью договора возмездного оказания услуг является не выполнение работы как таковой, а осуществление исполнителем действий или деятельности на основании индивидуально-конкретного задания к оговоренному сроку за обусловленную в договоре плату, что и было предусмотрено в заключенных между сторонами договорах возмездного оказания услуг.

Как было приведено выше, материалами дела подтверждается, что выполнение Соцковым В.Е. работ по договорам возмездного оказания услуг (работ) от 07 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года подтверждается актами о приемке работ от 07 апреля 2019 года и от 22 апреля 2019 года, каких-либо кадровых решений в отношении истца ответчиком не принималось, приказ о приеме его на работу не издавался, трудовой договор с истцом ответчиком не заключался, с правилами внутреннего трудового распорядка, должностной инструкцией и локальными актами ответчик истца не знакомил, какие-либо социальные гарантии не предоставлялись, записи в трудовую книжку не вносились, расчетные листки с указанием оклада или тарифной ставки не выдавались и не велись; истец не занимал должность, предусмотренную штатным расписанием предприятия.

К выводу о том, что между сторонами не возникли трудовые отношения, в том числе на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя, судебная коллегия приходит на основании доказательств, представленных сторонами в материалы дела, их совокупности и взаимосвязи которым дана оценка в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия, руководствуясь приведенными нормами права регулирующими спорные правоотношения, на основании оценки представленных истцом доказательств, в том числе, исходя из условий договоров от 07 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года, заключенных между ООО «Галилео» и Соцковым В.Е., приходит к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований, ввиду отсутствия доказательств возникновения между сторонами спора трудовых отношений и наличии гражданско-правовых отношений. При этом судебная коллегия исходит из того, что в нарушение положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Соцковым В.Е. в материалы дела не представлено достоверных доказательств, подтверждающих выполнение истцом трудовой функции юрисконсульта в ООО «Галилео», подчинение его правилам внутреннего распорядка при обеспечении работодателем условий труда, получение заработной платы, а не вознаграждения за выполненную работу по гражданско-правовому договору.

Согласно представленной в материалы дела истцом резюме, истец работал в различных организациях в должности юрисконсульта, следовательно, был осведомлен о порядке оформления трудового договора, реализации права на ежегодный оплачиваемый отпуск, обязанностях работодателя по уплате страховых взносов, однако с требованиями о реализации трудовых прав к ответчику не обращался, доказательств обратного не представлено. Указанное также свидетельствует о наличии согласованных между сторонами гражданско-правовых отношениях.

Заслуживает внимания и то, что Соцковым В.Е. в материалы дела представлена распечатка с Битрекс-24 от 22 апреля 2019 года, в котором последний обратился директору ООО «Галилео» ФИО47 с обращением следующего содержания «между ООО и мною заключен гражданско-правовой договор от 07 марта 2019 года о юридическом сопровождении ООО и связанных с ним предприятий. Договор с моей стороны исполнен, со стороны ООО «Галилео» в части оплаты договор не исполнен. Акт об оказании работ (услуг) по договору Вами подписан – услуги приняты Вами без замечаний 08 апреля 2019 года. Оплата должна быть произведена Вами в срок в течение 2-х дней с даты подписания акта. На сегодняшний день – 18 апреля 2019 года оплата по договору не произведена…».

Также Соцковым В.Е. представлена претензия от 26 апреля 2019 года в адрес директора ООО «Галилео» с указанием на то, что «между сторонами заключены договора возмездного оказания услуг (работ) от 07 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года по оказанию юридических услуг. Услуги по договорам оказаны, что подтверждается подписанием сторонами актов приемо-сдачи от 07 апреля 2019 года и 22 апреля 2019 года. Оплата по условиям указанных договоров должна быть произведена с Вашей стороны в течение 2-дней с даты подписания актов, то есть до 10 апреля 2019 года и до 25 апреля 2019 года. Оплата по договору в установленные сроки Вами не произведена. Общая сумма задолженности на 25 апреля 2019 года составляет 50 500,05 рублей…. Фактически между сторонами осуществлялись трудовые отношения по работе юрисконсультом согласно ТК РФ…».

Кроме того, истцом представлена копия письма от 29 апреля 2019 года о направлении в адрес ООО «Галилео» в дополнение к претензии заявления о приеме на работу и трудовой книжки.

Приведенные выше документы, подтверждают, что Соцков В.Е. сам указывал, что между сторонами заключены договора возмездного оказания услуг, а трудовая книжка им была направлена в адрес ответчика через несколько дней после подписания между сторонами актов приема-сдачи выполненных работ по оспариваемым договорам.

В силу статьи 11 Трудового кодекса Российской федерации, трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера.

При таком положении, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований Соцкова В.Е. к ООО «Галилео» о признании правоотношений между сторонами по договорам возмездного оказания услуг от 7 марта 2019 года, от 8 апреля 2019 года трудовыми, признании договоров возмездного оказания услуг от 7 марта 2019 года, от 8 апреля 2019 года срочными трудовыми договорами.

Поскольку не установлено наличие между сторонами трудовых отношений, то оснований для обязания ответчика заключить с истцом срочные договоры, внести записи в трудовую книжку, признании незаконным отстранение истца от работы, признании периода с 23 апреля 2019 года по 30 апреля 2019 года вынужденным прогулом, взыскания задолженности по заработной плате, среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за нарушение сроков выплаты заработной платы, компенсации морального вреда, а также обязании ответчика сообщить предусмотренные сведения об истце в Пенсионный фонд и перечислить обязательные страховые взносы за истца, не имеется, в связи с чем истцу в удовлетворении данных требований следует отказать.

В соответствии с требованиями статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в удовлетворении требований истца о взыскании с ответчика судебных расходов на оплату почтовых расходов в размере 311 рублей 39 копеек, следует также отказать.

При изложенных выше обстоятельствах, решение Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 09 сентября 2019 года, дополнительное решение Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 26 декабря 2019 года не могут быть признаны законными и обоснованными, они подлежат отмене с принятием по делу нового решения об отказе в удовлетворении требований истца полностью.

Руководствуясь статьями 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 09 сентября 2019 года, дополнительное решение Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 26 декабря 2019 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Соцкова В.Е. к обществу с ограниченной ответственностью «Галилео» о признании правоотношений между Соцковым В.Е. и обществом с ограниченной ответственностью «Галилео» по договорам возмездного оказания услуг от 7 марта 2019 года, от 8 апреля 2019 года трудовыми, признании договоров возмездного оказания услуг от 7 марта 2019 года, от 8 апреля 2019 года срочными трудовыми договорами, обязании заключить с Соцковым В.Е. срочные трудовые договора с 7 марта 2019 года по 6 апреля 2019 года, с 8 апреля 2019 года по 30 апреля 2019 года в письменной форме на работу в должности юрисконсульта общества с ограниченной ответственностью «Галилео», внесении записи в трудовую книжку Соцкова Владимира Евгеньевича о приеме на работу, взыскании с общества с ограниченной ответственностью в пользу Соцкова В.Е. задолженности по заработной плате по срочным трудовым договорам за период с 7 марта 2019 года по 6 апреля 2019 года, с 8 апреля 2019 года по 22 апреля 2019 года в размере 58 075 рублей 06 копеек, признании незаконным отстранение истца от работы ответчиком, признании периода с 23 апреля 2019 года по 30 апреля 2019 года вынужденным прогулом и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула в сумме 9 169 рублей 75 копеек, взыскании компенсации за задержку выплат по заработной плате в размере 2 581 рублей 28 копеек, взыскании компенсации за неиспользованный отпуск за отработанный период с 07 марта 2019 года по 06 апреля 2019 года и с 08 апреля 2019 года по 30 апреля 2019 года в сумме 5 315 рублей 80 копеек, об обязании ответчика сообщить предусмотренные сведения об истце в Пенсионный фонд и перечислить обязательные страховые платежи, компенсации морального вреда в размере 35 000 рублей, почтовых расходов в размере 311 рублей 39 копеек, отказать.

Председательствующий: Г.Д.Вахитова

Судьи: Э.Ю.Арманшина

В.Н. Милютин

Справка:

судья ФИО52.