НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики (Кабардино-Балкарская Республика) от 05.03.2020 № 33-349/20

Судья Огузов Р.М. 33-349/2020

2-4799/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

05 марта 2020 года г. Нальчик

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики в составе:

Председательствующего Кучукова О.М.

Судей: Хамирзова М.Х. и Бейтуганова А.З.

при секретаре Кишевой А.В.

с участием: представителя Тлупова Р.М. - Мамбетова К.Б., представителя МВД по КБР - Сокуровой М.М.

по докладу судьи Бейтуганова А.З.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы Министерства внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике и Тлупова Радислава Мухамедовича на решение Нальчикского городского суда КБР от 11 декабря 2019 года по гражданскому делу по иску Тлупова Радислава Мухамедовича к Министерству внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике о взыскании денежной компенсации за неиспользованные отпуска, санаторно-курортное лечение и материальной помощи в период прохождения службы в органах внутренних дел,

установила:

Тлупов Р.М. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике (далее по тексту – МВД по КБР), в котором с учетом уточнений просит взыскать денежную компенсацию за неиспользованные отпуска в размере 396 478 рублей 25 копеек, денежную компенсацию за санаторно-курортное лечение в размере 3 000 рублей, материальную помощь в размере 55 120 рублей, а всего 454 598 рублей 25 копеек.

В обоснование заявленных требований Тлупов Р.М. указал, что проходил службу в органах внутренних дел с марта 1994 года по 21 мая 2019 года на различных должностях.

Приказом от ДД.ММ.ГГГГ л/с Тлупов Р.М. уволен со службы в органах внутренних дел по п. 1 ч. 3 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», в связи с болезнью - на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел, дающей право на получение пенсии.

16 июля 2019 года Тлупов Р.М. обратился с заявлением в МВД по КБР, в котором просил о предоставлении компенсации за неиспользованные в период службы отпуска, за санаторно-курортное лечение, а также о выплате материальной помощи. По настоящее время ответа на заявление не поступало.

За период службы Тлуповым Р.М. не использованы основные отпуска за 1996, 1998, 2000, 2002, 2010, 2011 годы. Компенсация за санаторно-курортное лечение (СКЛ) за вышеуказанные периоды, а также материальная помощь за 1996 и 1998 годы, Тлупову Р.М. также не выплачивались.

Указанные обстоятельства подтверждаются справкой кадровой службы МВД по КБР от ДД.ММ.ГГГГ, а также справкой ЦФО МВД по КБР от ДД.ММ.ГГГГ.

О нарушении своего права Тлупов Р.М. узнал при ознакомлении с приказом о его увольнении, а именно ДД.ММ.ГГГГ, так как в соответствии с этим приказом Тлупову Р.М. полагалось компенсация за неиспользованный отпуск только за 2018 и 2019 годы.

Истец Тлупов Р.М., будучи надлежащим образом, извещен о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, о причинах неявки суд не известил.

Представитель истца Тлупова Р.М. - Мамбетов К.Б. в судебном заседании уточенные требования поддержал, просил удовлетворить их по основаниям, изложенным в иске. Суду пояснил, что ответчиком предоставлены сведения о том, что истцу в 2010 году был предоставлен отпуск в количестве 45 дней. Таким образом, общее количество неоплаченных дней отпуска составляет 175 дней, денежная компенсация за эти дни составляет 396 478 рублей 25 копеек.

Представитель ответчика МВД по КБР по доверенности Пантелиди В.А. в судебном заседании заявленные требования не признала, просила отказать в иске по основаниям, изложенным в возражении на исковое заявление. Суду пояснила, что истцу все выплаты были осуществлены. Документы, подтверждающие выплаты были уничтожены за истечением срока хранения. Истец, знает о том, что эти документы уничтожены. Из представленных карточек денежного довольствия, которые оформлены с нарушением ГОСТов видно, что истцу выплачивалась материальная помощь, соответственно, выплачивались и отпускные, и другие выплаты. В соответствии со ст. 392 Трудового кодекса РФ, работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Таким образом, Тлупову Р.М. необходимо отказать в иске и в части взыскания денежной компенсации за санаторно-курортное лечение и материальной помощи.

В возражениях на иск МВД по КБР просит в его удовлетворении отказать в полном объеме.

Решением Нальчикского городского суда КБР от 11 декабря 2019 года исковые требования удовлетворены частично и постановлено: «Взыскать с Министерства внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике в пользу Тлупова Радислава Мухамедовича денежную компенсацию за неиспользованные отпуска за 1996 и 1998 годы в размере 135 935 (сто тридцать пять тысяч девятьсот тридцать пять) рублей 40 копеек».

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Не согласившись с указанным решением, считая его незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением норм материального и процессуального права, МВД по КБР подало на него апелляционную жалобу, в которой просит отменить его в части взыскания денежной компенсации за неиспользованные отпуска в 1996 и 1998 годах в размере 135935 рублей и, приняв по делу новое решение, отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме по следующим основаниям.

Так, автор жалобы выражает свое несогласие с выводами суда в обжалуемом решении о том, что личная карточка денежного довольствия, а именно отсутствие в ней сведений о выплате истцу материальной помощи или предоставления отпуска, является достаточным доказательством не предоставления Тлупову Р.М. отпуска в 1996 и 1998 годах, поскольку многие графы личных карточек денежного довольствия Тлупова Р.М. за спорные годы не заполнены полностью, а именно сведения о том, кто составил в карточках отсутствует, в связи с чем невозможно установить уполномоченное ли лицо их заполняло.

Неполное заполнение карточек денежного довольствия Тлупова Р.М. указывает на отсутствие оснований считать их официальным документом.

В свою очередь не заполнение всех граф карточек денежного довольствия, не исключает тот факт, что графа «отметки о нахождении за штатом, в распоряжении, в отпуске, на излечении» могла быть также не заполнена, как и другие незаполненные графы, даже при наличии оснований ее заполнения.

Также судом первой инстанции не дана оценка тому, что законодательством РФ и нормативными правовыми актами МВД России не регламентирован порядок ведения и заполнения карточек денежного довольствия сотрудников МВД России, и тому, что указанная карточка является финансовым документом, а не кадровым, соответственно не может отражать сведений о предоставлении отпуска сотруднику ОВД.

Для решения вопроса о наличии неиспользованных дней отпуска, необходимо наличие документов, а именно: о наличии рапорта о предоставлении отпуска с резолюцией руководителя за спорные годы, журнала учета отпусков, отпускных удостоверений, а также данных о выплате материальной помощи к предоставляемым отпускам, карточек учета денежного довольствия, однако суд принял решение, основанное только на карточках денежного довольствия Тлупова Р.М. за 1996, 1998 гг.

В связи с истечением срока хранения, согласно приказа МВД России от ДД.ММ.ГГГГ, кроме личных карточек денежного довольствия Тлупова Р.М., другие документы не сохранились, однако данное обстоятельство не может служить основанием не распространения на данный спор требований ГПК РФ, а именно, допустимость, достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В свою очередь, именно длительное не обращение истца в порядке, установленном законом, за защитой своего нарушенного права в спорные годы, привело к истечению сроков хранения графиков отпусков, рапортов для предоставления отпуска с резолюцией непосредственного начальника, иных регистрационных журналов, планов очередных ежегодных отпусков и их уничтожению, что лишает суд возможность проверить обоснованность доводов истца. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Бремя негативных последствий того, что истец не имеет возможности реализовать принадлежащее ему право в связи с длительным обращением в суд за его защитой, несет он сам.

Судом первой инстанции не установлена виновность работодателя в нарушении права Тлупова Р.М. на отпуск в спорные годы, что в свою очередь, по мнению апеллянта, является юридически значимым по данному гражданскому спору, так как компенсация за неиспользованные отпуска, подлежит выплате только при условии, что данные отпуска были не использованы истцом по вине работодателя. Доказательств обращения истца к работодателю с рапортом о предоставлении ему отпуска в спорные годы, при условии, что отпуск предоставляется по желанию сотрудника ОВД на основании его рапорта, а также об отказе в предоставлении отпуска работодателем (резолюцией на рапорте), истцом в суд не предоставлено.

Суд, ограничившись только карточками денежного довольствия Тлупова Р.М., как доказательством, не стал устанавливать иные значимые обстоятельства по делу, в связи с отсутствием иных доказательств, которые должен был предоставить истец в суд в обоснование своих требований, тем самым необоснованно снята с истца обязанность по исполнению требований ч. 1 ст. 56 ГПК РФ.

Не согласившись с решением суда в части, считая его незаконным и необоснованным, Тлупов Р.М. подал на него апелляционную жалобу, в которой просит отменить его в части отказа в удовлетворении исковых требований, и вынести в этой части новое решение, удовлетворив исковые требования в полном объеме по следующим основаниям.

Так, в соответствии со справкой от ДД.ММ.ГГГГ. , представленной стороной ответчика в материалы дела, общее количество отпускных дней истца за спорный период получилось 220 дней.

При этом ответчиком в материалы дела также представлены доказательства предоставления истцу отпуска за 2010 год в количестве 45 дней.

Соответственно, ответчик признает причитающиеся истцу отпуска в количестве 220 дней за вычетом 45 дней отпуска за 2010 год, которые в итоге составляют 175 дней.

Как подтверждает ответчик в представленном в материалы дела письме от ДД.ММ.ГГГГ. , размер денежного довольствия истца на день увольнения составляет 68 874 рублей в месяц или 2 265, 59 рублей в день.

Соответственно размер денежной компенсации истцу за неиспользованные им отпуска будет равняться количеству дней неиспользованного отпуска умноженную на размер денежного довольствия за один день: 175 (дней) х 2265, 59 (рублей) = 396 478 рублей 25 копеек.

Карточка 1996 года в графе «Отметки о нахождении за штатом, в распоряжении, в отпуске, на излечении» имеется запись «Отпуск за 1995 год использован». Т.е. сведений об использовании истцом отпуска за 1996 год нет. Также нет отметок о начислении за 1996 год материальной помощи.

Карточка 1998 года в графе «Отметка» имеется запись «Отпуск за 1997 год с 06.02. по 12.03.1998г. без выезда, отпускное удостоверение от ДД.ММ.ГГГГ. т.е. сведений об использовании отпуска за 1998г. нет. Также нет отметок о начислении за 1998г. материальной помощи.

Карточка 2000г. в графе «Прочие выдачи» имеется запись «Материальная помощь 2000г. 1858,92 рублей. Однако отсутствует сведения в графе «Отметки.. .. », а также в иных графах о предоставлении истцу отпуска в 2000 году.

Карточка 2002г. в графе «Прочие выдачи» указано «Материальная помощь отпускные 1597,50 рублей». Однако сумма 1597,50 рублей это сумма премии за 4 квартал 2002 года, также отметки о нахождении истца в отпуске в графе «Отметки о нахождении за штатом, в распоряжении» за 2002 год нет. Кроме того запись в графе «Прочие выплаты», «Материальной помощи отпускные» не говорит о том, что истец находился в отпуске.

Карточка 2010г. содержит отметки о нахождении в отпуске за 2010 г., а также о начислении материальной помощи «Компенсации за санаторно-курортное лечение».

Именно по этой причине истец уточнил свои требования и исключил 2010 год из спорного периода. Т.е. в данном случае, в отличие от остальных периодов, письменным документом подтверждается факт предоставления истцу отпуска и материальной помощи 2010 году.

Карточка 2011г. в графе «Причитается» указана «Материальная помощь 12 722 рубля», однако данных о нахождении в 2011г. в отпуске нет.

Карточка 1999г. в графе «Отметки о нахождении в отпуске» есть запись «Отп. 98», однако данная запись не отчетлива (возможно внесена карандашом), кроме того в той же графе есть отчетливая запись о нахождении истца в отпуске за 1999г. с 02.06.1999 г. по 07.07.1999 г. без выезда по отпускному удостоверению от ДД.ММ.ГГГГ.

Карточка за 2001 г. не имеет отношения к делу, поскольку в ней произведена отметка нахождении истца в отпуске за 2001г. (с 05.05. 2001 г. по 15.06. 2001 г.) в то время как истцом не заявляется требования о выплате компенсации за данный год.

Также материальная помощь предоставлялась сотрудникам не только при уходе в очередной отпуск, но и по другим случаям в заявительном порядке. Это обстоятельство не опровергается возражением ответчика, («Инструкция от 13.03.2003 г. N2155»).

Таким образом, факт выплаты материальной помощи не доказывает нахождение в отпуске.

Необоснованным, по мнению автора жалобы, также являются выводы суда относительно пропуска истцом исковой давности, поскольку делая выводы о применении исковой давности, суд не установил, когда у истца возникло право требования, и когда именно истек срок исковой давности по каждому требованию, составляющий, по мнению суда, один год.

О нарушении своего права истец узнал на момент увольнения со службы, т.к. истец рассчитывал на получение компенсационных выплат при увольнении, однако истцу сообщили в кадровой службе, что такие выплаты будут произведены только за последние пять лет службы.

В связи с чем, он обратился к ответчику с заявлением о предоставлении сведений о неиспользованных отпусках, не выплаченных ему санаторно-курортных выплат, а также материальной помощи. Не согласившись с позицией ответчика, изложенной в поступившем ответе, он обратился в суд, с соблюдением установленного законом ст. 392 ТК РФ трехмесячного срока.

Кроме того сведения в кадровой службе МВД сохранились частично 1994, 1995, 1997 и т.д., то есть за неоспариваемые истцом периоды, в то время как за спорные периоды ответчиком не предоставлены надлежащие документы (журналы, отпускные удостоверения, учет отпусков).

В возражении ответчика указано, что отсутствуют основания считать личные карточки денежного довольствия за спорные периоды в качестве официальных документов ввиду их неполного заполнения, а также отсутствие сведений о должностном лице их поставившем. Ответчик считает, эти документы не достоверными доказательствами, вместе с тем он ссылается на них в обоснование своих доводов (л. 5 возражения).

При этом суд обосновал свои выводы именно на эти документы, по его мнению, являющиеся косвенными доказательствами.

Более того судом неправильно применены положения части 2 статьи 55 ГПК РФ, согласно которой доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда, поскольку суд сделал выводы противоречащие обстоятельствам дела и представленным в материалы дела доказательствам, не дав им надлежащей правовой оценки в своей совокупности, оценив доказательства произвольно и в противоречии с законом.

Изучив материалы дела, оценив имеющиеся в нем доказательства, проверив решение суда первой инстанции, как это предписано частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов апелляционных жалоб, обсудив эти доводы, заслушав участников судебного заседания, Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены либо изменения состоявшегося по делу судебного акта.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Тлупов Р.М. проходил службу в органах внутренних дел с марта 1994 года по 21 мая 2019 года на различных должностях.

Приказом от ДД.ММ.ГГГГ л/с Тлупов Р.М. уволен со службы в органах внутренних дел по пункту 1 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», в связи с болезнью - на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел, дающей право на получение пенсии и с ним произведён окончательный расчёт по всем причитающимся при увольнении выплатам.

16 июля 2019 года Тлупов Р.М. обратился с заявлением на имя МВД по КБР, в котором просил о предоставлении компенсации за неиспользованные в период службы отпуска за 1996, 1998, 2000, 2002, 2010, 2011 годы, за санаторно-курортное лечение за вышеуказанные периоды, а также о выплате материальной помощи за 1996 и 1998 годы.

К заявлению было приложено письмо начальника Управления по работе с личным составом МВД по КБР от 21 июня 2019 года, в котором Тлупову Р.М. сообщалось о том, что в связи с истечением срока хранения корешков отпускных удостоверений и рапортов сотрудников о предоставлении отпусков, указанные документы уничтожены, сведениями о предоставлении отпусков Тлупову Р.М. кадровое подразделение МВД по КБР не располагает.

Кроме того к заявлению было приложено письмо начальника ЦФО МВД по КБР от 09 июля 2019 года, которым Тлупову Р.М. сообщалось, что в карточках денежного довольствия отражены выплаты за санаторно-курортное лечение за 1997, 1999, 2001, с 2003 по 2009 годы; выплаты материальной помощи отражены за 1995, 1997, с 1999 по 2014 годы; записи об использованных отпусках отражены за 1995, 1997, 1999, 2001, с 2003 по 2009, с 2013 по 2014 годы.

Установив указанные обстоятельства, суд, руководствуясь положениями статей 127, 392 Трудового кодекса Российской Федерации, статьи 3 Федерального закона от 19 июля 2011 года № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, изложенными в его Постановлении от 25 октября 2018 года № 38-П, Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенными в пункте 5 его постановления от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», и частично удовлетворяя заявленный иск, исходил из того, что косвенными доказательствами, а именно личными карточками денежного довольствия, в которых содержаться сведения о выплате истцу в 2000, 2002, 2010 и в 2011 годы материальной помощи, подтверждаются обстоятельства его нахождения в эти годы в отпуске, что доказательств выплаты ему компенсации за неиспользованные отпуска за 1996 и 1998 годы у ответчика не имеется, что по требованиям о взыскании с МВД по КБР материальной помощи за 1996 и 1998 годы и компенсации за санаторно-курортное лечение за 1996, 1998, 2000, 2002, 2010, 2011 годы, истцом пропущен срок обращения в суд.

Судебная коллегия с такими выводами суда соглашается, считает из правильными, основанными на всесторонней и полной оценке, установленных по делу обстоятельств, и представленных сторонами доказательств.

В заявленные Тлуповым Р.М. периоды прохождения службы, вопросы предоставления отпусков сотрудникам органов внутренних дел регулировались Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-I "О милиции", и Положением о прохождении службы в органах внутренних дел, утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-I.

Частью 4 статьи 20 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-I "О милиции" было предусмотрено, что сотруднику милиции предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 30 суток с предоставлением времени, необходимого для проезда к месту проведения отпуска и обратно.

Вопросы, касающиеся предоставления отпусков сотрудникам органов внутренних дел, были также урегулированы в статье 46 Положения о прохождении службы в органах внутренних дел, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-I.

Частью 1 статьи 46 указанного Положения было предусмотрено, что очередной ежегодный отпуск сотрудникам органов внутренних дел предоставляется продолжительностью 30 календарных дней, а сотрудникам органов внутренних дел, проходящим службу в местностях с тяжелыми и неблагоприятными климатическими условиями, - 45 календарных дней.

Очередной ежегодный отпуск должен быть предоставлен в течение календарного года в соответствии с планами очередных ежегодных отпусков каждому сотруднику органов внутренних дел, кроме тех, кому в соответствии с действующим законодательством разрешается соединение очередных ежегодных отпусков за два года (часть 2 статьи 46 Положения).

Кроме того, приказом МВД России от 25 июня 1993 г. N 300 "Об утверждении Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации" был определен порядок предоставления отпусков сотрудникам органов внутренних дел, в пункте 15.12 которого было указано, что основанием для предоставления отпуска и выдачи отпускного удостоверения является план очередных ежегодных отпусков и рапорт сотрудника с резолюцией непосредственного начальника.

Приказы о предоставлении отпусков не издаются. Учет отпусков ведется в годовых планах очередных ежегодных отпусков, в которых делаются отметки о предоставлении отпуска либо об убытии сотрудника к новому месту службы, либо увольнении (пункт 15.9 названной Инструкции).

Аналогичные положения содержались и в пунктах 15.9, 15.12 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденной приказом МВД России от 14 декабря 1999 г. N 1038.

Постановлением Совета Министров РСФСР от 30 января 1991 г. N 57 "Об улучшении материального обеспечения работников органов внутренних дел РСФСР" руководителям органов внутренних дел в пределах выделенных ассигнований на содержание органов внутренних дел было предоставлено право оказывать материальную помощь работникам органов внутренних дел, включая лиц рядового и начальствующего состава, направляя на эти цели средства в размере месячного фонда оплаты труда, исчисленного по должностным окладам и окладам по специальным званиям (пункт 18).

Пункт 18 постановления Совета Министров РСФСР от 30 января 1991 г. N 57 утратил силу на основании постановления Правительства Российской Федерации от 4 июля 2002 г. N 487.

Выплата материальной помощи сотрудникам органов внутренних дел, в том числе при убытии их в отпуск, предусматривалась в абзаце втором пункта 19 приказа МВД России от 13 марта 2003 г. N 155 "О дополнительных выплатах сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации" и пункте 55 приказа МВД России от 14 декабря 2009 г. N 960 "Об утверждении Положения о денежном довольствии сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации".

Исходя из приведенных нормативных положений законодательства, действующих в в заявленные истцом периоды, а именно с 1996 по 2011 года, приказы руководителя о предоставлении сотруднику органов внутренних дел отпуска не издавались, достаточным основанием для предоставления отпуска сотруднику являлась резолюция руководителя на рапорте сотрудника о предоставлении отпуска, при этом сотруднику, убывающему в отпуск, выплачивалась материальная помощь.

Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-I "О милиции" утратил силу с 1 марта 2011 г. в связи с принятием Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", Положение о прохождении службы в органах внутренних дел, утвержденное постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-I, не применяется в отношении сотрудников органов внутренних дел в связи с принятием Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Федеральным законом от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ, введенным в действие с 1 марта 2011 г., установлено, что регулирование правоотношений, связанных со службой в органах внутренних дел, осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, названным Федеральным законом, Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" и другими федеральными законами, регламентирующими правоотношения, связанные со службой в органах внутренних дел, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел (часть 1 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

В случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами Российской Федерации, указанными в части 1 данной статьи, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства (часть 2 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Часть 1 статьи 57 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ предусматривает, что сотруднику органов внутренних дел ежегодно предоставляется основной отпуск продолжительностью 30 календарных дней, сотруднику, проходящему службу в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях или других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдаленных, - 45 календарных дней.

В соответствии с частью 1 статьи 58 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ сотрудникам органов внутренних дел устанавливаются следующие виды дополнительных отпусков: за стаж службы в органах внутренних дел; за выполнение служебных обязанностей во вредных условиях; за выполнение служебных обязанностей в особых условиях; за ненормированный служебный день.

В силу части 11 статьи 3 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" при увольнении со службы в органах внутренних дел по выслуге лет, дающей право на получение пенсии, либо по основаниям, указанным в части 10 названной статьи (по достижении сотрудником предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел; по состоянию здоровья; в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником; в связи с истечением срока нахождения сотрудника в распоряжении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения; в связи с нарушением условий контракта уполномоченным руководителем; в связи с болезнью; в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел; в связи с отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел в целях устранения обстоятельств, связанных с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью сотрудников, находящихся в отношениях близкого родства или свойства, в соответствии с законодательством Российской Федерации), сотрудникам по их желанию выплачивается денежная компенсация за неиспользованный в год увольнения основной отпуск полностью, а при увольнении по иным основаниям пропорционально периоду службы в год увольнения.

Из содержания части 11 статьи 3 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ следует, что сотруднику органов внутренних дел при увольнении со службы выплачивается полностью денежная компенсация за неиспользованный в год увольнения основной отпуск либо пропорционально периоду службы в год увольнения.

В соответствии с Федеральным законом от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" были изданы приказы МВД России от 19 декабря 2011 г. N 1260 "Об утверждении Порядка оказания материальной помощи сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации" и от 31 января 2013 г. N 65 "Об утверждении порядка обеспечения денежным довольствием сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации", в которых был предусмотрен порядок оказания сотрудникам органов внутренних дел материальной помощи.

В настоящее время вопросы выплаты денежной компенсации за неиспользованные сотрудниками органов внутренних дел отпуска регулируются Порядком обеспечения денежным довольствием сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденным приказом МВД России от 31 января 2013 г. N 65 (в редакции, действовавшей на момент увольнения истца со службы) (далее - Порядок обеспечения денежным довольствием).

Так, пунктом 101 Порядка обеспечения денежным довольствием предусмотрено, что при увольнении со службы в органах внутренних дел сотрудникам по их желанию выплачивается денежная компенсация за неиспользованный в год увольнения основной отпуск, в частности, в случае увольнения по достижении сотрудником предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел (подпункт 2 пункта 101.1 указанного Порядка).

Денежная компенсация выплачивается на основании приказа руководителя, в котором указывается общее количество дней неиспользованных отпусков (пункт 103 Порядка обеспечения денежным довольствием).

В силу части 12 статьи 56 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ предоставление сотруднику органов внутренних дел отпуска, соединение или разделение отпусков, продление или перенос отпуска, замена части отпуска денежной компенсацией и отзыв сотрудника из отпуска оформляются приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

Исходя приведенного правового регулирования вопросов предоставления сотрудникам органов внутренних дел отпусков с 2011 года, основанием для предоставления отпуска и, соответственно, выплаты материальной помощи является приказ руководителя органа внутренних дел о предоставлении сотруднику отпуска.

Соответственно для решения вопроса о наличии неиспользованных дней отпуска сотрудником органов внутренних дел, с учетом подлежащих применению к спорным отношениям норм права, в том числе при его увольнении со службы, необходимо предоставление сведений о наличии рапорта о предоставлении отпуска с резолюцией руководителя за спорные годы, журнала учета отпусков, отпускных удостоверений, а также данных о выплате материальной помощи к предоставляемым отпускам, карточек учета денежного довольствия.

Согласно части 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (статья 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В силу части 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Как видно из материалов дела, судом при принятии обжалуемого решения были исследованы карточки учета денежного довольствия истца за заявленные периоды.

Каких-либо иных доказательств в материалах дела, в том числе и после обсуждения указанного вопроса в суде апелляционной инстанции сторонами не представлено.

Из представленного суду апелляционной инстанции письма, заместителя начальника Центра финансового обеспечения МВД по КБР от 04 марта 2019 года следует, что за исключением личных карточек денежного довольствия, какой-либо иной документации финансовой отчётности в отношении истца, за спорный период не имеется.

При таких данных суд первой инстанции, дав, с учётом приведённых норм процессуального права, надлежащую оценку представленным по делу доказательствам, а именно карточкам денежного довольствия, пришёл к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения требований о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск.

Доводы ответчика, изложенные в возражениях на иск и воспроизведённые в его апелляционной жалобе о том, что карточки денежного довольствия Тлупова Р.М. не могут быть признаны относимыми и допустимыми доказательствами, поскольку не заполнены надлежащим образом, отклоняются Судебной коллегией, по тому основанию, что их ненадлежащее оформление, являются виной самого ответчика и, как следствие, не могут являться основанием к защите нарушенных прав истца.

Не могут повлечь отмены обжалуемого решения суда и доводы, изложенные в апелляционной жалобе Тлупова Р.М.

В частности апеллянт, утверждая о том, что факт выплаты материальной помощи не доказывает нахождение истца в спорные периоды в отпуске, поскольку материальная помощь предоставлялась сотрудникам не только при уходе в очередной отпуск, доказательств, как того требуют положения статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, свидетельствующих о том, что Тлупов Р.М. обращался за выдачей материальной помощи иного характера, нежели той, что выплачивается при уходе в очередной отпуск, ни суду первой, ни суду апелляционной инстанции не представил.

Вместе с тем, по мнению Судебной коллегии, бремя доказывания указанного обстоятельства лежит на истце.

Отклоняются Судебной коллегий и доводы Тлупова Р.М. о неправильности выводов суда о пропуске истцом срока на обращение в суд, по требованиям о взыскании с МВД по КБР материальной помощи за 1996 и 1998 годы, и компенсации за санаторно-курортное лечение за 1996, 1998, 2000, 2002, 2010, 2011 годы, поскольку действующим законодательством не предусмотрена выплата при увольнении, недополученной за время службы, денежной компенсации на санаторно-курортное лечение и материальной помощи.

Поскольку Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации наделяет истца правом на ежегодное получение указанных выплат, и соответственно, о его нарушении он должен узнать не позднее истечения указанного периода, то, как следствие, суд, констатировав, что обращение истца за защитой нарушенного права по каждой из этих выплат, имело место за пределами срока на реализацию права на судебную защиту, пришёл, вопреки доводам апеллянта, к правильному и обоснованному выводу об отказе в удовлетворении перечисленных требований, по изложенным в судебном решении мотивам.

Иные доводы апелляционных жалоб не свидетельствуют о наличии правовых оснований к отмене решения суда, поскольку по существу сводятся к выражению несогласия с произведенной судом оценкой обстоятельств дела, а также повторяют изложенную апеллянтами позицию, которая была предметом исследования и оценки суда первой инстанции. Оснований для иной оценки исследованных судом доказательств Судебная коллегия не усматривает.

Ссылок на какие-либо новые факты, которые остались без внимания суда, в апелляционных жалобах не содержится.

Руководствуясь статьями 328 - 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

определила:

Решение Нальчикского городского суда КБР от 11 декабря 2019 года оставить без изменения, апелляционные жалобы Министерства внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике и Тлупова Радислава Мухамедовича – без удовлетворения.

Председательствующий О.М. Кучуков

Судьи: М.Х. Хамирзов

А.З. Бейтуганов