НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Тюменского областного суда (Тюменская область) от 23.12.2020 № 2А-4551/20

72RS0013-01-2020-003681-17

Дело № 33а-5944/2020

В суде первой инстанции № 2а-4551/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Тюмень

23 декабря 2020 года

Судебная коллегия по административным делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего

Левиной Н.В.

судей

Ревякина А.В., Глушко А.Р.

при секретаре

Семенец Е.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе открытого акционерного общества «Российские железные дороги» на решение Калининского районного суда г. Тюмени от 14 сентября 2020 года, которым постановлено:

«В удовлетворении административного искового заявления открытого акционерного общества «Российские железные дороги» к Государственной инспекции труда в Тюменской области о признании незаконным и отмене заключения, предписания – отказать».

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Глушко А.Р., объяснения представителя открытого акционерного общества «Российские железные дороги» Агарёва В.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя административного ответчика Государственной инспекции труда в Тюменской области Майканова А.А., заинтересованного лица Лагзденберг Ю.Ю., полагавших, что оснований к удовлетворению апелляционной жалобы не имеется, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Открытое акционерное общество «Российские железные дороги» (далее по тексту также – ОАО «РЖД») обратилось в суд с административным иском к административному ответчику Государственной инспекции труда в Тюменской области (далее по тексту также - Государственная инспекция труда, Инспекция) с требованием о признании незаконным и отмене заключения начальника отдела в государственной инспекции труда Лагзденберг Ю.Ю. № 72/8-140-20-И/12-3429-И/58-20 от 12.05.2020 г., признании незаконным и отмене предписания начальника отдела в государственной инспекции труда Лагзденберг Ю.Ю. №72/8-140-20-И/10-1248-И/58-20 от 12.05.2020 г., вынесенные по результатам проведенного начальником отдела в государственной инспекции труда Лагзденберг Ю.Ю. дополнительного расследования по несчастному случаю с оператором по обслуживанию и ремонту вагонов и контейнеров Назаровой А.Ю., произошедшего 24.03.2020 г. Требования мотивированы тем, что названные акты должностного лица государственной трудовой инспекции нарушают права и законные интересы работодателя, поскольку требование о составлении, утверждении в соответствии с заключением акта формы Н-1 и выдаче его пострадавшему и выводы о неудовлетворительной организации производства работ, считает неправомерными. Полагал, что основной причиной травмирования Назаровой А.Ю. как указано в акте служебного расследования, проведенного работодателем, является грубая неосторожность. Двадцать четвертого марта 2020 года в 19 часов 41 минуту при следовании по территории станции Войновка, для сокращения пути следования, Назарова А.Ю. подлезла под вагон, стоящий на 1 главном пути парка А, который в этот момент пришел в движение и наехал на работника. В результате наезда работник получила травму левой стопы. При этом отсутствуют обстоятельства, обусловившие движение пострадавшей к месту работы по территории железнодорожной станции Войновка не по специально установленным маршрутам служебного прохода: маршрут служебного прохода не был заставлен вагонами и открыт для следования работников станции Войновка. Пострадавшая подтвердила, что для сокращения пути следования от здания ПТО парка «А» до своего рабочего места подлезла под не огражденный грузовой поезд № 2978, стоящий на 1-ом главном пути станции Войновка парка «А», чем нарушила требования пунктов 1.10, 1.11, 2.5.5 Инструкции по охране труда для операторов по обслуживанию и ремонту вагонов и контейнеров ПТО «Войновка» ИОТ-ВЧДЭ-19-115-2019, с которой ознакомлена 28.11.2019 г. Административным ответчиком не мотивирована причина изменения вида (степени) неосторожности потерпевшей. Инфраструктура ОАО «РЖД» является источником повышенной опасности, о чем не могла не знать пострадавшая. Исходя из вышеизложенного, административный истец считает, что вывод государственного инспектора труда о неудовлетворительной организации производства работ не соответствует действительности. Должностным лицом, внесшим заключение и предписание в адрес ОАО «РЖД», не были изучены фактические обстоятельства дела. Из заключения и предписания не следует, что акт служебного расследования Н-1 оформлен с нарушениями или не соответствует материалам расследования несчастного случая.

К участию в деле в качестве заинтересованных лиц привлечены Назарова А.Ю. и должностное лицо административного ответчика Лагзденберг Ю.Ю.

Представитель административного истца ОАО «РЖД» в судебном заседании суда первой инстанции на удовлетворении административного иска настаивала.

Представители административного ответчика Государственной инспекции труда в Тюменской области Майканов А.А., Лагзденберг Ю.Ю. являющаяся также заинтересованным лицом, в судебном заседании с административным иском не согласились.

Заинтересованное лицо Назарова А.Ю. в судебное заседание суда первой инстанции не явилась, извещена надлежащим образом о дате, месте и времени судебного заседания.

Судом постановлено указанное выше решение, с которым не согласно ОАО «РЖД», которое в лице представителя Агарёва В.В. в апелляционной жалобе просит решение Калининского районного суда г. Тюмени от 14 сентября 2020 года отменить и принять по делу новый судебный акт, указывая, что Государственная инспекции труда установила нарушение порядка оформления несчастного случая, а не порядка расследования несчастного случая. Не определение в акте Н-1 степени вины работника в процентах при установлении грубой неосторожности самого работника не является нарушением порядка расследования, соответственно оснований для проведения дополнительного расследования не имелось. Требования к работодателю об установлении степени вины работника не предъявлены, соответствующее предписание не вынесено. Полагает, что основания для проведения дополнительного расследования являлись лишь формальным поводом для принятия решения о проведении дополнительного расследования с целью изменения результатов расследования. Оспариваемым заключением Инспекцией изменена классификация неосторожности работника с грубой на личную неосторожность и установлены нарушения, допущенные работниками работодателя, не истребования соответствующих сведений и документов, возложена обязанность составить и утвердить акт формы Н-1, а не внести в имеющийся акт необходимые изменения. Полагает, что выводы заключения Инспекции опровергаются документами, представленными в районный суд.

На апелляционную жалобу поступили возражения административного ответчика в лице представителя Майканова А.А., в которых он полагает решение суда первой инстанции законным и обоснованным, а доводы апелляционной жалобы административного истца удовлетворению не подлежащими.

Заинтересованное лицо Назарова А.Ю. в судебное заседание не явилась. Учитывая, что о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы она извещена надлежащим образом, доказательства уважительности причин неявки в заседание суда апелляционной инстанции не представлены, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие указанного лица.

Проверив материалы дела в соответствии с требованиями ст. 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее по тексту также – КАС РФ) в полном объёме, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на неё, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с частью 1 ст. 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего (далее - орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями), если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности. Гражданин, организация, иные лица могут обратиться непосредственно в суд или оспорить решения, действия (бездействие) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, в вышестоящие в порядке подчиненности орган, организацию, у вышестоящего в порядке подчиненности лица либо использовать иные внесудебные процедуры урегулирования споров.

Статьёй 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации предусмотрено, что, если иное не предусмотрено данным Кодексом, при рассмотрении административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суд выясняет, в частности, нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в защиту прав, свобод и законных интересов которых подано соответствующее административное исковое заявление (пункт 1 части 9).

В соответствии с требованиями ст. 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием к удовлетворению заявленных административным истцом требований является как не соответствие оспоренных решения, действия (бездействия) нормативным правовым актам, так и нарушение ими прав, свобод и законных интересов административного истца.

Несчастный случай на производстве - событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерти (статья 3 Федерального закона от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее по тексту также - Федеральный закон от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ).

Из статьи 227 Трудового кодекса Российской Федерации (далее по тексту также – ТК РФ) следует, что расследованию и учету в соответствии с названной главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том числе нанесенные другим лицом; тепловой удар; ожог; обморожение; утопление; поражение электрическим током, молнией, излучением; укусы и другие телесные повреждения, нанесенные животными и насекомыми; повреждения вследствие взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств, иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием внешних факторов, повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли: в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни (статья 227 Трудового кодекса Российской Федерации)

Из разъяснений, содержащихся в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», следует, что для правильной квалификации события, в результате которого причинен вред жизни или здоровью пострадавшего, необходимо в каждом случае исследовать следующие юридически значимые обстоятельства: относится ли пострадавший к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя (часть вторая статьи 227 ТК РФ); указано ли происшедшее событие в перечне событий, квалифицируемых в качестве несчастных случаев (часть третья статьи 227 ТК РФ); соответствуют ли обстоятельства (время, место и другие), сопутствующие происшедшему событию, обстоятельствам, указанным в части третьей статьи 227 ТК РФ; произошел ли несчастный случай на производстве с лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (статья 5 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ); имели ли место обстоятельства, при наличии которых несчастные случаи могут квалифицироваться как не связанные с производством (исчерпывающий перечень таких обстоятельств содержится в части шестой статьи 229.2 ТК РФ), и иные обстоятельства.

Государственные инспекторы труда при осуществлении федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, имеют право: предъявлять работодателям и их представителям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, о восстановлении нарушенных прав работников, привлечении виновных в указанных нарушениях к дисциплинарной ответственности или об отстранении их от должности в установленном порядке (статья 357 Трудового кодекса Российской Федерации).

Статьёй 229.3 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что государственный инспектор труда при выявлении сокрытого несчастного случая, поступлении жалобы, заявления, иного обращения пострадавшего (его законного представителя или иного доверенного лица), лица, состоявшего на иждивении погибшего в результате несчастного случая, либо лица, состоявшего с ним в близком родстве или свойстве (их законного представителя или иного доверенного лица), о несогласии их с выводами комиссии по расследованию несчастного случая, а также при получении сведений, объективно свидетельствующих о нарушении порядка расследования, проводит дополнительное расследование несчастного случая в соответствии с требованиями настоящей главы независимо от срока давности несчастного случая. Дополнительное расследование проводится, как правило, с привлечением профсоюзного инспектора труда, а при необходимости - представителей соответствующего федерального органа исполнительной власти, осуществляющего государственный контроль (надзор) в установленной сфере деятельности, и исполнительного органа страховщика (по месту регистрации работодателя в качестве страхователя). По результатам дополнительного расследования государственный инспектор труда составляет заключение о несчастном случае на производстве и выдает предписание, обязательное для выполнения работодателем (его представителем). Государственный инспектор труда имеет право обязать работодателя (его представителя) составить новый акт о несчастном случае на производстве, если имеющийся акт оформлен с нарушениями или не соответствует материалам расследования несчастного случая. В этом случае прежний акт о несчастном случае на производстве признается утратившим силу на основании решения работодателя (его представителя) или государственного инспектора труда.

Постановлением Минтруда России от 24.10.2002 г. № 73 утверждено положение об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях (далее по тексту также – Положение), согласно пункту 27 которого содержание акта формы Н-1 (Н-1ПС) должно соответствовать выводам комиссии или государственного инспектора труда, проводивших расследование несчастного случая на производстве. В акте подробно излагаются обстоятельства и причины несчастного случая на производстве, а также указываются лица, допустившие нарушения установленных нормативных требований, со ссылками на нарушенные ими правовые нормы законодательных и иных нормативных правовых актов. В случае установления факта грубой неосторожности застрахованного, содействовавшей возникновению или увеличению размера вреда, причиненного его здоровью, в пункте 10 акта формы Н-1 (пункте 9 акта формы Н-1ПС) указывается степень его вины в процентах, определенная лицами, проводившими расследование страхового случая, с учетом заключения профсоюзного или иного уполномоченного застрахованным представительного органа данной организации.

Если при осуществлении надзорно-контрольной деятельности государственным инспектором труда установлено, что утвержденный работодателем (его представителем) акт формы Н-1 (Н-1ПС) составлен с нарушениями установленного порядка или не соответствует обстоятельствам и материалам расследования несчастного случая, государственный инспектор труда вправе обязать работодателя (его представителя) внести в него необходимые изменения и дополнения. В необходимых случаях государственным инспектором труда проводится дополнительное расследование несчастного случая (при необходимости - с участием пострадавшего или его доверенного лица, профсоюзного инспектора труда, должностных лиц иных органов государственного надзора и контроля, представителей страховщика). По результатам проведенного дополнительного расследования государственный инспектор труда оформляет акт о расследовании несчастного случая установленной формы и выдает соответствующее предписание, которое является обязательным для исполнения работодателем (его представителем). При этом прежний акт формы Н-1 (Н-1ПС) признается утратившим силу на основании решения работодателя (его представителя) или государственного инспектора труда (пункт 38 Положения).

Из материалов дела следует, что 24.03.2020 г. с оператором по обслуживанию и ремонту вагонов и контейнеров Эксплуатационного вагонного депо Войновка Назаровой А.Ю. произошёл несчастный случай в результате наезда 55-го с головы состава вагона №55324776 (АО «НПК «УралВагонЗавод»», постройки 2010 г.) грузового поезда № 2978, весом 3491 тонн, состоящего из локомотива 2ТЭ116 №297 и 77 грузовых вагонов, пришедшего в движение на 1-ом главном пути станции Войновка. При следовании по территории станции Войновка, для сокращения пути следования, Назарова А.Ю. подлезла под вагон, стоящий на 1 главном пути парка А, который в этот момент пришел в движение и наехал на работника.

Согласно медицинского заключения о характере полученных повреждений здоровья Областной клинической больницы № 2 г. Тюмени от 25.03.2020 г. оператору Назаровой А.Ю. установлен диагноз: травматическая ампутация левой стопы в районе плюсневых костей.

Профсоюзным комитетом эксплуатационного вагонного депо Войновка на заседании от 06.04.2020 г. при рассмотрении документов по травматизму оператора Назаровой А.Ю., принято мотивированное мнение о том, что в грубых нарушениях Назаровой А.Ю. по неосторожности, приведших к нарушению в области охраны труда имеется 50 % её вины.

Актом расследования тяжёлого несчастного случая на производстве, проведенного в период с 25.03.2020 г. по 07.04.2020 г. установлено, что тяжёлый несчастный случай произошел с оператором по обслуживанию и ремонту вагонов и контейнеров Эксплуатационного вагонного депо Войновка Назаровой А.Ю. в рабочее время, при проследовании к месту работы на территории работодателя. Комиссия, проводившая расследование тяжелого несчастного случая, квалифицирована данный тяжелый случай, как несчастный случай, связанный с производством, который подлежит оформлению актом формы Н-1.

В то же время акт о несчастном случае на производстве № 01/01-2020 от 07.05.2020 г. содержит вывод о том, что основной и единственной причиной тяжелого травмирования оператора Назаровой А.Ю. стало грубое нарушение ею требований безопасности при нахождении на железнодорожных путях, приведшее к наезду на неё подвижного состава, которое выразилось в нарушении требований пунктов 1.10, 1.11, 2.5.5 Инструкции по охране труда для операторов по обслуживанию и ремонту вагонов и контейнеров ПТО «Войновка» ИОТ-ВЧДЭ-19-115-2019, с которой Назарова А.Ю. была ознакомлена 28.11.2019 г. Акт подписан всеми членами комиссии при наличии особого мнения председателя комиссии по расследованию Лагзденберг Ю.Ю., а также особого мнения члена комиссии М.

Председателем комиссии по расследованию Лагзденберг Ю.Ю. в особом мнении среди причин несчастного случая указана, как личная неосторожность Назаровой А.Ю., так и не реализация работодателем мер по исключению или снижению риска «Наезд подвижного состава», поскольку отсутствует реализация инженерных, технических методов ограничения риска воздействия опасностей на работника, отсутствует контроль со стороны руководства (в лице уполномоченных лиц работодателя) за исполнением работником Назаровой А.Ю. дисциплины труда, нормативных требований охраны труда, в части соблюдения безопасного маршрута прохода.

В особом мнении член комиссии по расследованию тяжелого несчастного случая М. указал, что вину Назаровой А.Ю. следует переквалифицировать как личную неосторожность, поскольку в силу подпункта д) пункта 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации грубое нарушение работником трудовых обязанностей трактуется как установленное комиссией по охране труда или уполномоченным по охране труда нарушение работником требований охраны труда, если это нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай на производстве, авария, катастрофа) либо заведомо создавало реальную угрозу наступления таких последствий, подтверждений чему в рамках работы комиссии по охране труда не представлено.

Начальником отдела охраны труда Государственной инспекции труда в Тюменской области Лагзденберг Ю.Ю. на имя руководителя указанной инспекции 10.04.2020 г. направлена служебная записка, в которой указано на необходимость проведения дополнительного расследования, поскольку в акте расследования и акте формы Н-1 указано на грубую неосторожность Назаровой А.Ю. без указания степени её вины, в то время как в мотивированном мнении профсоюзного комитета Эксплуатационного вагонного депо Войновка установлена грубая неосторожность Назаровой А.Ю. при 50 % её вины.

Решением руководителя Государственной инспекции труда в Тюменской области от 13.04.2020 г. установлено, что сведения, указанные в особых мнениях и акте расследования, объективно свидетельствуют о грубом нарушении трудового законодательства в части установления причины несчастного случая, а также виновных в нём лиц. По результатам рассмотрения представленной документации руководителем Инспекции принято решение о проведении дополнительного расследования несчастного случая с работником Эксплуатационного вагонного депо Войновка – филиала ОАО РЖД Назаровой А.Ю., по результатам которого предписано составить заключение государственного инспектора труда, выдать предписание руководству Эксплуатационного вагонного депо Войновка – филиала ОАО РЖД с требованием о составлении акта формы Н-1 в соответствии с заключением государственного инспектора труда по несчастному случаю с Назаровой А.Ю.

Двенадцатого мая 2020 года начальником отдела государственной инспекции труда Лагзденберг Ю.Ю. вынесено заключение государственного инспектора труда № 72/8-140-20-И/12-3429-И/58-20 по несчастному случаю с тяжёлым исходом происшедшим 24.03.2020 г. в 19 часов 41 минуту с Назаровой А.Ю. Заключение составлено по материалам расследования, проведённого комиссией, сформированной 25.03.2020 г. В заключении указано, что основной причиной несчастного случая стал наезд подвижного железнодорожного состава, в результате чего пострадавшая Назарова А.Ю. получила травму; неудовлетворительная организация производства работ (код 09); личная неосторожность Назаровой А.Ю.; не реализация работодателем мер по исключению или снижению риска «Наезд подвижного состава», отсутствие реализации инженерных, технических методов ограничения риска воздействия опасностей на работника, отсутствие контроля со стороны руководства (в лице уполномоченных лиц работодателя) за исполнением работником Назаровой А.Ю. дисциплины труда, нормативных требований охраны труда, в части несоблюдения работником безопасного маршрута прохода.

Предписанием №72/8-140-20-И/10-1248-И/58-20 в адрес Эксплуатационного вагонного депо Войновка – структурного подразделения Свердловской дирекции инфраструктуры – структурного подразделения Центральной дирекции инфраструктуры - филиала открытого акционерного общества «Российские железные дороги» от 12.05.2020 г. возложена обязанность устранить нарушения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права: в соответствии с заключением государственного инспектора труда от 12.05.2020 года №72/8-140-20-И/12-3429-И/58-20, составить и утвердить акт о несчастном случае на производстве (по форме Н-1) на пострадавшего. со сроком выполнения 26.05.2020 года; выдать пострадавшему (его представителю) акт о несчастном случае на производстве (по форме Н-1), со сроком выполнения 26.05.2020 г.

В силу требований статьи 212 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан обеспечить создание и функционирование системы управления охраной труда.

Система управления охраной труда (далее по тексту также СУОТ) представляет комплекс взаимосвязанных и взаимодействующих между собой элементов, устанавливающих политику и цели в области охраны труда у конкретного работодателя и процедуры по достижению этих целей. Типовое положение о системе управления охраной труда утверждается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда, с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (статья 209 ТК РФ).

Под профессиональным риском понимается вероятность причинения вреда здоровью в результате воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов при исполнении работником обязанностей по трудовому договору или в иных случаях, установленных настоящим Кодексом, другими федеральными законами. Порядок оценки уровня профессионального риска устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (статья 209 ТК РФ).

Типовое положение о системе управления охраной труда утверждено приказом Минтруда России от 19.08.2016 г. № 438н (далее по тексту также – Типовое положение). Требования СУОТ обязательны для всех работников, работающих у работодателя, и являются обязательными для всех лиц, находящихся на территории, в зданиях и сооружениях работодателя (пункт 6 Типового положения).

Меры по исключению или снижению уровней профессиональных рисков определены пунктом 39 Типового положения, где одной из соответствующих мер указана реализация инженерных (технических) методов ограничения риска воздействия опасностей на работников (подпункт в).

С целью планирования мероприятий по реализации процедур работодатель исходя из специфики своей деятельности устанавливает порядок подготовки, пересмотра и актуализации плана мероприятий по реализации процедур (далее по тексту также - План) (пункт 51 Типового положения). В Плане отражаются: а) результаты проведенного комитетом (комиссией) по охране труда (при наличии) или работодателем анализа состояния условий и охраны труда у работодателя; б) общий перечень мероприятий, проводимых при реализации процедур; в) ожидаемый результат по каждому мероприятию, проводимому при реализации процедур; г) сроки реализации по каждому мероприятию, проводимому при реализации процедур; д) ответственные лица за реализацию мероприятий, проводимых при реализации процедур, на каждом уровне управления; е) источник финансирования мероприятий, проводимых при реализации процедур (пункт 52 Типового положения).

Из материалов дела следует, что начальником депо Л. 10.01.2020 г. утвержден план мероприятий по предупреждению случаев травматизма, связанных с наездом подвижного состава на работников Эксплуатационного вагонного депо Войновка, выполняющих работы в зоне движения поездов на 2020 год.

Пунктом 3 названного Плана мероприятий предусмотрено установить контроль за использованием работниками утвержденных маршрутов служебных проходов и технологических проходов на станциях при выполнении работ в парках приема-отправления поездов в пределах обслуживаемых участков, а пунктом 6 указанного плана предусмотрено установление контроля за установкой и содержанием в исправном состоянии барьеров, предотвращающих внезапный выход работников на пути.

С учётом изложенного судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции, руководствуясь положениями Трудового законодательства, пришёл к обоснованному выводу об отсутствии оснований к удовлетворению заявленных административным истцом требований, поскольку оспариваемое заключение и предписание вынесены компетентным должностным лицом в пределах предоставленных полномочий, являются обоснованными и соответствуют фактическим обстоятельствам и нормам Трудового кодекса Российской Федерации, и прав административного истца не нарушают, в связи с чем правовые основания для удовлетворения административного искового заявления у суда первой инстанции отсутствовали.

Из представленных в материалы дела доказательства выполнения плана мероприятий, а именно: актов выполнения сопровождения в маневровом локомотиве по железнодорожным станциям; актов проверки соблюдения технологии и качества технического обслуживания поездов на ПОТ; актов проверки в период месячника по безопасности выполнению работ на железнодорожных путях; актов оперативной проверки (оперативного контроля) соблюдения требований охраны труда, промышленной и пожарной безопасности, производственной и трудовой дисциплины; актов целевых проверок в период проведения повышенного режима управления охраной труда; докладных записок по результатам проверки дня охраны труда; протоколов совещаний «Действий системы информации «Человек на пути» в депо; отчетов о действии системы контроля за соблюдением требований охраны труда с использованием предупредительных талонов; контрольных листов по охране труда № 1; контрольных листов № 2 не следует, что план мероприятий по предупреждению случаев травматизма, связанных с наездом подвижного состава на работников выполнялся всесторонне, как и реализация мер по исключению или снижению риска «наезд подвижного состава», поскольку отсутствует реализация инженерных (технических) методов ограничения риска воздействия опасностей на работников, а также не установлен надлежащий контроль за использованием работниками утвержденных маршрутов служебных проходов и технологических проходов, что находится в прямой причинно-следственной связи с травмированием работника административного истца. В то время, как дополнительными документами, представленными в суд первой инстанции, включая соответствующие акты проверок, докладные записки, протоколы совещаний, отчёты и иными документами, правомерность указанного вывода не опровергается, поскольку данными документами не подтверждается фактическое установление контроля, предусмотренного пунктами 3 и 6 Плана мероприятий, поскольку указываемые в данных документах мероприятия возможности данного несчастного случая не предотвратили.

Существенных процессуальных нарушений, влекущих незаконность постановленных должностным лицом Государственной инспекции труда актов не установлено. Вопреки доводам апелляционной жалобы, дополнительное расследование несчастного случая проведено по основанию, определяемому пунктом 38 Положения в соответствии с требованиями главы 36 Трудового кодекса Российской Федерации, вследствие чего оснований к отмене решения суда первой инстанции не имеется.

С учётом изложенного, поскольку судом первой инстанции нарушения или неправильного применения норм процессуального права повлекших принятие неправильного решения, не допущено, судебная коллегия находит, что суд первой инстанции руководствуясь требованиям трудового и административного законодательства пришёл к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных административных исковых требований, в то время, как доводы апелляционной жалобы основанием к отмене оспариваемого решения так же не являются.

С учётом изложенного судебная коллегия оснований к удовлетворению апелляционной жалобы и к отмене оспариваемого решения суда первой инстанции не усматривает.

Руководствуясь статьёй 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Решение Калининского районного суда г. Тюмени от 14 сентября 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу открытого акционерного общества «Российские железные дороги» оставить без удовлетворения.

Кассационная жалоба может быть подана через суд первой инстанции в течение шести месяцев со дня вынесения апелляционного определения в Седьмой кассационный суд общей юрисдикции.

Председательствующий

Судьи коллегии