НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Тульского областного суда (Тульская область) от 14.09.2020 № 22-2209

Дело № 22-2209 судья Воротникова Е.В.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Тульского областного суда в составе:

председательствующего судьи Поляковой Н.В.,

судей Григорьевой О.Ю., Гапонова М.А.,

с участием:

прокурора Воронцовой У.В.,

адвоката Точилова Д.В., представившего удостоверение от 25 января 2008 года и ордер № 273152 от 14 сентября 2020 года

осужденного Комарова Р.В. в режиме видеоконференц-связи,

при ведении протокола секретарем Кудиновой И.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционные жалобы адвоката Точилова Д.В. в защиту осужденного Комарова Р.В., осужденного Комарова Р.В. и апелляционное представление прокурора Ленинского района на приговор Ленинского районного суда Тульской области от 25 июня 2020 года, которым

Комаров Роман Михайлович, <данные изъяты> ранее судимый:

3 марта 2011 года Привокзальным районным судом г.Тулы (с учетом последующих изменений) по п. «а» ч.3 ст.158 (6 эпизодов), п.п. «а, в» ч.3 ст.158, ч.3 ст.30, п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ к наказанию, назначенному на основании ч.3 ст.69 УК РФ, в виде лишения свободы на срок 4 года 10 месяцев; освобожден 9 октября 2015 года по отбытию наказания,

21 февраля 2017 года Зареченским районным судом г. Тулы по ч.2 ст.228 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года 5 месяцев; постановлением Донского городского суда Тульской области от 6 июня 2019 года неотбытая часть наказания в виде лишения свободы заменена исправительными работами на срок 10 месяцев 16 дней с удержанием 20% из заработной платы в доход государства; постановлением Пролетарского районного суда г.Тулы от 19 ноября 2019 года исправительные работы заменены на лишение свободы на срок 3 месяца 12 дней с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, постановлено взять под стражу в зале суда,

осужден по п.«а» ч.3 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии особого режима,

мера пресечения в виде содержания под стражей до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения,

срок отбывания наказания исчислен с 25 июня 2020 года, с зачетом в срок отбытия наказания содержание под стражей до постановления приговора в период с 30 октября 2019 года по 24 июня 2020 года включительно,

постановлено снять арест, наложенный на гараж, находящийся в собственности Комарова Р.М. по адресу: <адрес>, <адрес>

судьба вещественных доказательств решена.

Заслушав доклад судьи Григорьевой О.Ю., выслушав пояснения осужденного Комарова Р.В., адвоката Точилова Д.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Воронцовой У.В., полагавшей приговор суда изменить по доводам апелляционного представления, судебная коллегия,

установила:

Комаров Р.В. признан виновным в краже, то есть тайном хищении чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище.

Преступление совершено 12 октября 2019 года в период времени с 13 часов 00 минут до 15 часов 30 минут из дачного участка садоводческого некоммерческого товарищества «<данные изъяты>» по адресу: <адрес>, <адрес>, в отношении имущества потерпевших Потерпевший №2 и Потерпевший №1, с причинением им значительного ущерба в размере 75 054 рубля 22 копейки, и 51 309 рубля соответственно.

Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе (и дополнениях к ней) адвокат Точилов Д.В. в защиту осужденного Комарова Р.В. выражает несогласие с приговором суда, считает его незаконным и необоснованным, наказание, назначенное осужденному, чрезмерно суровым.

Полагает, что судом не принято во внимание, что Комаров Р.М. полностью признал свою вину в совершении кражи имущества потерпевшей, не находящегося в жилище, признал сам факт данного хищения, согласился с размером причиненного ущерба, написал заявление по данному факту, которое было расценено следствием, как явка с повинной.

С самого начала следственных действий Комаров Р.М. давал признательные показания и участвовал в проверки данных показаний на месте, что должно расцениваться как активное содействие следствию в раскрытии данного преступления; в ходе судебного разбирательства Комаров Р.М. принес извинения потерпевшим и частично возместил причиненный им материальный вред, что говорит об осознании своей вины, полном раскаивании и стремлении загладить вред причиненный данным преступлением.

Считает, что суд лишь формально учел частичное возмещение осуждённым причиненного ущерба в размере 5 000 рублей.

Указывает, что согласно протоколу судебного заседания от 21 мая 2020 года, допрошенный в ходе судебного заседания потерпевший Потерпевший №1 пояснил, что похищенное пенсионное удостоверение и карта «<данные изъяты>» были ему возвращены сотрудником полиции по имени «ФИО4», со слов которого он узнал, что данная карта и пенсионное удостоверение были обнаружены на заброшенном садовом участке вместе сумкой потерпевшей Потерпевший №2 при осмотре места происшествия.

Между тем, обращает внимание на то, что в отношении именно этого сотрудника полиции, ФИО2, осужденный Комаров Р.М. подавал заявление о противоправных действиях, именно ФИО2 проводил обыск помещения - квартиры осужденного Комарова Р.М., где было обнаружено похищенное имущество потерпевшего Потерпевший №1 - пенсионное удостоверение и карта «Забота», при этом иного имущества обнаружено не было. Отмечает, что данный факт подтвердил допрошенный в судебном заседании понятой ФИО11 Вместе с тем, оперуполномоченный ОП «Ильинское» УМВД РОССИИ по г. Туле ФИО2 не смог пояснить в судебном заседании, почему при этом Комаров Р.М. избавился от телефона марки «<данные изъяты>», представляющего существенную материальную ценность.

Указывает на пояснения Комарова Р.М. в судебном заседании о том, что пенсионное удостоверение и карта «<данные изъяты>» на имя потерпевшего, ему были подброшены сотрудником полиции, производившим обыск, чтобы привязать его к преступлению, которого он не совершал и находит эти пояснения Комарова Р.М. вполне логичными и последовательными.

Обращает внимание суда на то, что в протоколе обыска от 30 октября 2019 года, в нём отсутствуют какие-либо отметки о том, что Комаров Р.М. делал заявления об обнаруженных предметах.

Считает, что в отношении Комарова Р.М были грубо нарушены его права как подозреваемого, а составленный процессуальный документ является недопустимым доказательством и подлежит исключению.

Обращает внимание суда на то, что осужденный Комаров Р.М. в связи с отсутствием в материалах дела сведений из Росреестра о жилом строении - дачном домике в СНТ «<данные изъяты>» потерпевших, в ходе судебного разбирательства заявил ходатайство запросить сведения в Росреестре о данной постройке, однако суд постановив разрешить данное ходатайство после исследования письменных материалов дела, так его и не рассмотрел, что является нарушением права на защиту Комарова Р.М.

Ссылаясь на п.2 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 11 января 2007 года № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», положения уголовно – процессуального законодательства, считает, что суд не указал, по какой именно причине осужденному назначено столь суровое наказание, по какой причине Комарову Р.М. не может быть назначено наказание, не связанное с лишением свободы, тем более что санкция части 3 статьи 158 УК РФ предоставляет суду такую возможность.

Полагает, что размер назначенного Комарову Р.Н. наказания не соответствует тяжести содеянного.

Считает, что при назначении Комарову Р.Н. наказания судом не была учтена степень общественной опасности содеянного, его деятельное раскаяние, конкретные смягчающие обстоятельства, подтверждённые материалами дела.

Просит приговор отменить, направить уголовное дело на новое судебное разбирательство.

В апелляционной жалобе (и дополнениях к ней) осужденный Комаров Р.М. выражает несогласие с приговором суда, считает его незаконным и необоснованным.

Указывает, что в СНТ оказался потому, что хотел сократить свой путь. В дачный домик, принадлежащий Яшонковым, зашел с целью спросить дорогу для следования в нужном ему направлении. Увидел на террасе дачного домика сумку и пакет, которые забрал. Возвращался обратно через заброшенный участок, вытащил из сумки денежные средства, сумку и телефон выкинул. Утверждает, что в дом не заходил и вещи Потерпевший №1 не брал. Указывает на то, что забрал сумку в 12-00 часов, таким образом, без присмотра дачный дом находился три с половиной часа, а не два часа, как на то указано в протоколе проверки показаний на месте.

Обращает внимание на то, что следственные действия по делу в нарушение ч.2 ст. 41 УПК РФ были проведены одним и тем же сотрудником ОП «Ильинка» ФИО2, который: проводил в отношении него ОРМ, оформлял протокол задержания, составлял протокол об административном правонарушении, проводил проверку показаний на месте и обыск его квартиры без участия следователя и адвоката. Отмечает, что именно ФИО2 было обнаружено пенсионное удостоверение и карта «<данные изъяты>».

Утверждает, что документы наимя Потерпевший №1 были ему подброшены, о чем он и сказал при проведении обыска, что подтверждил свидетель ФИО11 в своих показаниях.

Указывает также, что лица, проводившие обыск его квартиры, не имели на это никаких полномочий.

Полагает, что протокол обыска составлен с грубым нарушением закона и должен быть признан недопустимым доказательством по делу.

Приводит показания потерпевшего Потерпевший №1, который пояснил о том, что по обнаружению 12 октября 2019 года кражи им были вызваны сотрудники полиции, с которыми пропавшие вещи были найдены, в том числе и пропавшее пенсионное удостоверение и карта «<данные изъяты>». Все похищенные вещи были ему возвращены в тот же день, кроме пенсионного удостоверения и карты «Забота». На его вопрос «Почему?», потерпевший ответил, что со слов сотрудника полиции ФИО21 (фамилию которого потерпевший назвал сам) сообщил, что удостоверение и карта будут приобщены к материалам дела.

При этом осужденный Комаров Р.М. указывает, что эти обстоятельства в протоколе судебного заседания искажены.

Указывает о своей невиновности в преступлении по ч.3 ст.158 УК РФ, за совершение которого осужден.

Считает, что судебное разбирательство было проведено с обвинительным уклоном.

Обращает внимание на то, что, согласно по показаниям ФИО21 на записи камер видеонаблюдения он выходит с территории СНТ и несет в руках прямоугольный предмет, а опрошенные свидетели пояснили, что видели, как он выбрасывал телефон. Считает это доказательством того, что он не похищал с дачного участка ботинки и куртку, в которой находились карта и удостоверение. Кроме того, отпечатки его обуви, в которой он был в момент события преступление, не совпадают с отпечатками обуви, имеющимися в деле.

Отмечает, что его ходатайство о запросе сведений из Росреестра и БТИ о жилом строении - дачном домике в СНТ «<данные изъяты>», принадлежащем потерпевшим, не было разрешено судом.

Просит приговор отменить.

В апелляционном представлении прокурор Ленинского района считает назначенное осужденному наказание несправедливым, просит учесть в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Комарова Р.М. в соответствии с п. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ его активное способствование раскрытию и расследованию преступления, так как при допросе и при проверке показаний на месте он указал местонахождение похищенной им сумки.

Проверив доводы апелляционной жалобы, материалы дела, выслушав мнения участников процесса, судебная коллегия приходит к следующему.

Доказанность вины Комарова Р.М. в совершении инкриминируемого ему преступного деяния подтверждается достаточной совокупностью приведенных в приговоре относимых и допустимых доказательств, проверенных в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и получивших надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ.

Так, согласно показаниям потерпевшей Потерпевший №2, данным на предварительном следствии (т.1 л.д.121-123, 131-133), у нее в собственности имеется жилой дачный домик на участке в СНТ «<данные изъяты>» с. <адрес><адрес>, который она совместно с мужем используют в летний период. 12 октября 2019 года примерно в 11-12 часов она с мужем приехала на дачный участок, свои личные вещи, а именно дамскую сумку и принадлежащий ей телефон марки Айфон 8 в корпусе белого цвета она положила на подоконник на летней веранде дачного домика. Пакет с продуктами находился на стуле. Свои куртку и ботинки муж, переодевшись, оставил в самом дачном домике. В куртке находились ключи от автомобиля, ключи от дома, автомобиля, гаража, было водительское удостоверение на его имя, а также ПТС на автомобиль, пенсионное удостоверение, карта «<данные изъяты>», карта Сбербанка России, социальная карта «<данные изъяты>» и карта из ТМ «<данные изъяты>». Оставив вещи, они с мужем пошли на садовый участок, вернулась к дачному домику примерно в 15 часов 10 минут и обнаружила, что отсутствуют:

принадлежащий ей телефон марки Айфон 8 в корпусе белого цвета, на котором имелся защитный бампер красного цвета с логотипом; стоимостью 34 990 рублей; чехол по цене 1000 рублей; в телефоне была установлена сим-карта оператора сотовой связи МТС с абонентским номером ;

ее дамская сумка, выполненная из искусственной кожи малинового цвета, в форме чемоданчика размерами 25x30см с одной короткой ручкой и двумя молниями, стоимостью 3000 рублей;

находившиеся в сумке - кошелек из натуральной кожи сиреневого цвета прямоугольной формы закрывается на молнию стоимостью 5000 рублей;

находившиеся в кошельке денежные средства на общую сумму 30 000 рублей, а именно 4 купюры по 5000 рублей, а также еще несколько купюр достоинством 1000, 500, 100 рублей, а также один доллар США, стоимость которого в пересчете на российский рубль составляет 65 рублей;

находившиеся в сумке 4 ключа на связке - от домофона, от почтового ящика, от домофона, от рабочего кабинета, стоимостью 100 рублей каждый, всего на общую сумму;

находившиеся в сумке ключи от дачного участка в количестве 6 ключей на одной связке, стоимостью 100 рублей каждый, на общую сумму 600 рублей;

проследовав затем в дом, она обнаружила, что оттуда пропала куртка мужа с находящимися в ней вещами, а также его ботинки; обо всем этом она сообщила мужу, который со своего телефона сразу же позвонил на ее телефон, последний находился во включенном состоянии, звонки проходили; через программу «Найти Айфон» было установлено, что телефон находится рядом с <адрес>; муж вызвал сотрудников полиции и сказал, что пойдет искать телефон, спустя некоторое время он вернулся с сотрудниками полиции, от которых она узнала, что принадлежащий ей телефон в разбитом состоянии был найдет в зарослях травы недалеко от <адрес>. В результате кражи ей причинен материальный ущерб на общую сумму 75 054 рубля 22 копейки, являющийся для нее значительным, так как ее заработная плата в месяц составляет около 40 000 рублей, муж является пенсионером, размер пенсии составляет 21 440 рублей. Общий доход семьи в месяц составляет около 60 000 рублей. В ходе предварительного следствия ей были предъявлены 3 женские сумки, среди которых она узнала принадлежащую ей женскую сумку, похищенную 12 октября 2019 года с веранды дачного дома.

Потерпевший Потерпевший №1, подтвердив свои показания, данные на предварительном следствии, дал в судебном заседании аналогичные показания, а также пояснил, что когда они с обнаружили пропажу вещей, он потом вместе с приехавшими сотрудниками полиции обнаружили телефон супруги на заброшенном участке недалеко от <адрес>; позднее от сотрудника полиции по имени ФИО4 ему стало известно, что недалеко от проезда СНТ были обнаружены пенсионное удостоверение и карта «Забота». В результате кражи ему был причинен материальный ущерб на общую сумму 51 309 руб., а его супруге – на сумму 75 054 руб. 22 коп, ущерб для них является значительным, так как он получает пенсию в размере 21 440 рублей, зарплата супруги – около 40 000 рублей.

Вина Комарова Р.М. подтверждается также следующими доказательствами:

- показаниями свидетеля ФИО2 в судебном заседании, который пояснил, что в ходе проверки информации о причастности лиц к совершению кражи имущества потерпевших Яшонковых, был установлен Комаров Р.М., 29 октября 2019 года Комаров Р.М. был задержан, на следующий день Комаров Р.М. заявил о желании сотрудничать со следствием, написал заявление о совершении кражи, дал объяснения; в ходе проведения проверки показаний на месте в СНТ «<данные изъяты>» Комаров Р.М. указал место, где была обнаружена дамская сумка, которую он похитил, и которая там же была изъята и впоследствии возвращена потерпевшей; в тот же день - 30 октября 2019 года на основании поручения следователя по месту жительства Комарова Р.М. был проведен обыск, где присутствовали Комаров Р.М., понятые, ФИО14, в квартире, кроме того, находились мать Комарова Р.М. и ребенок, а также сотрудники ОП «Ленинский», не принимавшие участия в обыске не принимали; в ходе обыска были обнаружены в ящике комода в комнате Комарова Р.М. были обнаружены - пенсионное удостоверение на имя потерпевшего Потерпевший №1 и карта «<данные изъяты>», все обнаруженное было изъято, по окончании обыска составлен протокол, где расписались все, принимавшие участие в обыске;

- показаниями свидетеля ФИО14, также пояснившего, что 29 октября 2019 года он участвовал в задержании Комарова Р.М. в связи с имевшейся оперативной информацией о его причастности к совершению кражи из СНТ «Зеленая роща»; на следующий день – 30 октября 2019 года Комаров Р.М. написал явку с повинной, где указал, что именно он совершил эту кражу;

- показаниями свидетеля ФИО11 в судебном заседании, пояснившего, что в октябре 2019 года он вместе со своей соседкой принимал участие в проведении обыска в квартире Комарова Р.М., обыск проводил сотрудник полиции; в ходе обыска в тумбе возле гардероба в комнате Комарова Р.М. были обнаружены - карта «<данные изъяты>» и пенсионное удостоверение, которые были изъяты и опечатаны в конверт, на котором он (Рубцов) поставил подпись; Комаров Р.М. заявил, что обнаруженное ему подкинули, в составленном протоколе обыска он (ФИО11) и вторая понятая поставили свои подписи, протокол был им прочитан, замечаний не поступало; он (Рубцов) и вторая понятая всегда находились в комнате, где проводился обыск, никуда не отлучались и наблюдали за действиями сотрудника полиции, который никаких противоправных действий в отношении Комарова Р.М. не совершал, никаких предметов не подкидывал.

Кроме того, доказательствами виновности Комарова Р.М. являются, в том числе, сведения, содержащиеся в:

- заявлении Комарова Р.М. от 30.10.2019, в котором он добровольно сообщил, что 12.10.2019 года около 12 часов совершил кражу женской сумки с имуществом из дачного дома, расположенного в СНТ «Зеленая роща» (т.1 л.д. 95);

- протоколе осмотра места происшествия от 12.10.2019 года, в ходе которого был осмотрен дачный дом, расположенный на участке СНТ «<данные изъяты>» <адрес><адрес>, установлено, что указанный дом деревянный, одноэтажный, оборудован окнами и входной дверью, электрофицирован, в нем имеются комнаты, где расположены предметы мебели и бытовые предметы (т.1 л.д. 61-67);

- протоколе осмотра места происшествия от 12.10.2019 года, согласно которому осмотрен участок местности, расположенный у <адрес>, в ходе которого на расстоянии 2 метров от левого внешней стороны дома на земле обнаружен мобильный телефон в корпусе белого цвета марки Айфон 8 и чехол красного цвета (т.1 л.д. 68-72);

- протоколе осмотра места происшествия от 30.10.2019 года, согласно которому в присутствии понятых, Комарова Р.М., защитника Точилова Д.В. осмотрен указываемый Комаровым Р.М. участок местности, расположенный в СНТ «Зеленая Роща» <адрес><адрес>, имеющий географические координаты 54.204254, 37.710682, на котором обнаружена женская сумка малинового цвета (т.1 л.д. 187-190);

- протоколе проверки показаний на месте от 30.10.2019 года, согласно которому Комаров Р.М. указал на дачный <адрес> СНТ «<данные изъяты>» <адрес><адрес>, где с открытой террасы похитил сумку с кошельком и денежными средствами, а также мобильный телефон и указал место, где им выброшена похищенная сумка (т.1 л.д. 180-186);

- протоколе выемки от 11.03.2020 года, согласно которому у потерпевшей Потерпевший №2 в присутствии понятых изъяты: коробка от мобильного телефона марки Apple Iphone 8, кассовый чек на приобретение указанного телефона (т.1 л.д. 136- 139);

- протоколе обыска от 30.10.2019 года, согласно которому оперуполномоченным ОУР ОП «Ильинское» УМВД России по г.Туле ФИО2 с участием Комарова Р.М. и понятых ФИО11 и ФИО15 проведен обыск по адресу: <адрес>, в ходе которого изъяты: пенсионное удостоверение и карта «<данные изъяты>» на имя Потерпевший №1 (т.1 л.д. 209-214);

- протоколе предъявления предмета для опознания от 01.11.2019 года, согласно которому в присутствии понятых, потерпевшей Потерпевший №2 среди предъявленных на опознание трех женских сумок, в сумке под № 2, она опознала принадлежащую ей женскую сумку, которая была похищена 12.10.2019 года с открытой террасы <адрес> СНТ «<данные изъяты>» <адрес><адрес>, которую опознала по форме, цвету и ручке (т.1 л.д. 127-130);

- протоколах осмотра предметов: от 25.10.2019 года - мобильного телефона марки Apple Iphone (т.1 л.д. 85-86); от 05.11.2020 года - коробки от мобильного телефона марки Apple Iphone 8 и кассового чека (т.1 л.д. 140-141); от 01.11.2019 года – женской сумки, изъятой на участке местности в СНТ «<данные изъяты>», а также пенсионного удостоверения на имя Потерпевший №1 и карты «Забота» на имя Потерпевший №1, изъятых 30.10.2019 года в ходе обыска по адресу: <адрес> (т.1 л.д. 144-146);

- сведениями из автосалона «<данные изъяты>», согласно которому стоимость сип- ключа составляет 34 809 рублей (т.1 л.д. 111-113);

- справкой ИП «<данные изъяты>», согласно которой стоимость болоньевой куртки мужской размер 48-50 варьируется от 10 000 до 12 000 рублей, стоимость мужских ботинок размер 41-42 от 4000 до 7000 рублей, женская сумка от 2500 до 5000 рублей, кошелек из натуральной кожи от 4500 до 6000 рублей (т. 1 л.д. 155).

Помимо изложенного, вина осужденного подтверждается также и показаниями самого ФИО1, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, где он пояснял, что, действительно, с террасы дачного домика похитил женскую сумку, с находившимися там телефоном, кошельком с деньгами, согласен с суммой ущерба, причиненного потерпевшей Потерпевший №2

При этом, судебная коллегия находит убедительными, приведенные в приговоре мотивы, по которым суд первой инстанции признал несостоятельной позицию осужденного Комарова Р.М., отрицавшего свою вину в хищении имущества, принадлежащего потерпевшему Потерпевший №1 из дачного домика, в том числе, о том, что пенсионное удостоверение и карта «Забота», принадлежавшие потерпевшему, были ему подброшены в ходе обыска.

Так, доводы осужденного и адвоката в апелляционных жалобах со ссылкой на показания потерпевшего Потерпевший №1 в судебном заседании о том, что со слов сотрудника полиции по имени «ФИО4» ему стало известно, что его документы были обнаружены сотрудниками полиции на территории СНТ, - фактически не опровергают выводы суда о доказанности виновности осужденного Комарова Р.М. в совершении хищения имущества потерпевшей потерпевшего Потерпевший №1 с незаконным проникновением в жилище.

Доводы в апелляционной жалобе осужденного Комарова Р.М. о том, что изложенные в протоколе судебного заседания показания потерпевшего Потерпевший №1 не соответствуют его фактическим показаниям в судебном заседания, где тот называл фамилию оперативного сотрудника «ФИО21», который сообщил ему о найденных на территории СНТ пенсионном удостоверении и карте «Забота», - не подтверждаются содержанием аудиозаписи судебного заседания, согласно которой потерпевший Потерпевший №1 не называл фамилии сотрудника полиции, а пояснил о том, что об обнаружении его документов на территории СНТ ему стало известно от оперативного сотрудника по имени ФИО4.

Утверждения осужденного Комарова Р.М. о том, что изъятые у него в ходе обыска пенсионное удостоверение и карта «Забота» были ему подброшены, суд первой инстанции обоснованно признал надуманными, так как они опровергаются показаниями не только сотрудника полиции ФИО2, проводившего обыск в квартире Комарова Р.М., но и показаниями ФИО11, принимавшего участие при проведении обыска в качестве понятого и пояснившего в судебном заседании, что он (Рубцов) и вторая понятая всегда находились в комнате, где проводился обыск, никуда не отлучались и наблюдали за действиями сотрудника полиции, который никаких противоправных действий не совершал, никаких предметов не подкидывал.

Оснований для признания недопустимым доказательством протокола обыска в жилище осужденного, - не имеется.

Обыск проводился на основании постановления следователя от 30 октября 2019 года в связи с наличием обстоятельств, не терпящих отлагательства.

Постановлением судьи Ленинского районного суда Тульской области от 31 октября 2019 года обыск по месту жительства Комарова Р.М., произведенный без судебного решения 30 октября 2019 года, - признан законным (л.д. 216-217).

Суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и правильно квалифицировал действия Комарова Р.М. по п. «а» ч.3 ст. 158 УК РФ, как совершение кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, совершенной с причинением значительного ущерба потерпевшим, с незаконным проникновением в жилище.

Учитывая показания потерпевших Потерпевший №2 и ФИО16 о том, что, имея ежемесячный доход в общей сумме около 60 000 рублей, суд первой инстанции верно признал причиненный им материальный ущерб от кражи значительным.

Как установлено в ходе судебного разбирательства на основании показания потерпевших, признанных судом достоверными, и не доверять которым оснований не имеется, имеющийся у них дачный домик является пригодным для проживания, в нем имеется электричество, кухня, жилая комната, предметы мебели и быта.

Данные обстоятельства подтверждаются и содержанием протокола осмотра места происшествия от 12 октября 2019 года (т.1 л.д.61-67).

Ссылка в апелляционных жалобах на отсутствие сведений из Росреестра не опровергает в данном случае вывода суда о том, что имеющийся у потерпевших дачный дом, из которого была совершена кража их имущества, является пригодным для проживания.

Доводы апелляционных жалоб о том, что суд фактически не рассмотрел ходатайство осужденного о направлении запроса в Росреестр об истребовании сведений, касающихся права собственности на дачный домик № 32 в СНТ «Зеленая роща», - не являются основанием для отмены приговора суда и не свидетельствуют о нарушении права на защиту осужденного, поскольку, как усматривается из протокола судебного заседания, после исследования всех доказательств, представленных стороной обвинения, ни осужденный Комаров Р.М., ни его защитник не настаивали на рассмотрении указанного ходатайства и дополнений к судебному следствию не заявляли (т.2 л.д. 256).

Учитывая изложенное, судебная коллегия находит, что принцип состязательности при рассмотрении дела судом первой инстанции не нарушен, стороны не были ограничены в праве предоставления доказательств.

Данных о необъективности, односторонности, предвзятости разбирательства, обвинительном уклоне, ставящих под сомнение законность и обоснованность судебного решения, судом апелляционной инстанции не установлено.

При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности Комарова Р.М., который состоит под диспансерным наблюдением: у врача нарколога в ГУЗ «Тульский областной наркологический диспансер№ 1» с диагнозом - <данные изъяты>, в ГУЗ «Тульский областной центр по профилактике и борьбе со СПИДом» с диагнозом - <данные изъяты>

Обстоятельствами, смягчающими наказание, признаны: явка с повинной, частичное добровольное возмещение Потерпевший №2 имущественного ущерба, причиненного в результате преступления, а также частичное признание вины, наличие несовершеннолетнего ребенка, состояние здоровья осужденного.

Отягчающим наказание обстоятельством признан рецидив преступлений в действиях ФИО1, который в соответствии с пунктом "а" части 3 статьи 18 УК РФ, обоснованно установлен как особо – опасный.

Мотивированные выводы суда о необходимости назначения Б. наказания в виде реального лишения свободы и об отсутствии оснований для назначения дополнительного наказания, суд апелляционной инстанции считает правильными.

Правовых оснований для применения положений части 6 статьи 15, статьи 53.1 УК РФ не имеется.

В соответствии с пунктом "в" части 1 статьи 73 УК РФ условное осуждение не может быть назначено.

Обстоятельств, дающих основания для применения статьи 64 УК РФ не имеется, поскольку исключительные обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности преступления, которые сами по себе или в совокупности могли бы служить основанием для применения положений указанной статьи, по делу отсутствуют.

Вид исправительного учреждения определен правильно, в соответствии с пунктом "г" части 1 статьи 58 УК РФ.

Принятое судом решение в части судьбы вещественных доказательств соответствует требованиям статей 81, 82, 299, 309 УПК РФ.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Согласно статье 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым, таковым он признается, если постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно статье 6 УК РФ, наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В соответствии с частью 3 статьи 60 УК РФ при назначении наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления, учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Как усматривается из материалов уголовного дела Комаров Р.М., признавая вину в совершении хищения имущества, принадлежащего потерпевшей Потерпевший №2, в своих показаниях пояснял, что может указать место, где находится похищенная сумка и в дальнейшем, в ходе проведения проверки на месте указал это место, где и была обнаружена принадлежавшая потерпевшей сумка, которая была впоследствии возвращена потерпевшей.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым признать обстоятельством, смягчающим наказание осужденного Комарова Р.М. – его активное способствование раскрытию и расследованию преступления, в связи с чем, смягчить назначенное ему наказание.

Кроме того, как усматривается из материалов уголовного дела, а также показаний свидетелей ФИО2 и ФИО14, признанных судом достоверными, по подозрению в совершении кражи имущества потерпевших Потерпевший №1 и И.А. из дачного домика СНТ «<данные изъяты>» Комаров Р.М. фактически был задержан 29 октября 2019 года и в дальнейшем содержался в месте содержания задержанных; на следующий день – 30 октября 2019 года, написав заявление с признанием в совершении кражи, был допрошен и в тот же день принимал участие в проведении обыска в жилище.

В связи с изложенным, в срок отбывания наказания Комарову Р.М., исчисленный судом с 25 июня 2020 года, следует зачесть период не с 30 октября 2019 года, а с 29 октября 2019 года по 24 июня 2020 года.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 389.15, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ленинского районного суда Тульской области от 25 июня 2020 года в отношении Комарова Романа Михайловича изменить:

в соответствии с п. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ признать обстоятельством, смягчающим наказание осужденного его активное способствование раскрытию и расследованию преступления,

смягчить назначенное осужденному Комарову Р.М. наказание по п. «а» ч.3 ст. 158 УК РФ до 3 лет лишения свободы.

В срок отбывания наказания Комарову Р.М. зачесть период его содержания под стражей с 29 октября 2019 года по 24 июня 2020 года.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Председательствующий судья