НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Тамбовского областного суда (Тамбовская область) от 08.06.2020 № 2-1800/19

Гражданское дело № 2-1800/2019 (судья Елохова М.В.)

УИД: 68RS0003-01-2019-002427-28

Номер дела в апелляционной инстанции 33-1519/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

08 июня 2020 года город Тамбов

Судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда в составе:

председательствующего судьи Пачиной Л.Н.

судей: Коростелёвой Л.В., Рязанцевой Л.В.

при секретаре Ермаковой Л.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Султанова Минкаиля Юсуповича к Федеральному государственному бюджетному учреждению «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Тамбовской области» о взыскании доплаты за совмещение должностей и денежной компенсации за задержку выплат

по апелляционной жалобе Султанова Минкаиля Юсуповича на решение Советского районного суда г.Тамбова от 25 декабря 2019 года.

Заслушав доклад судьи Пачиной Л.Н., судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

Султанов М.Ю. обратился в суд иском к Федеральному Государственному бюджетному учреждению «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Тамбовской области» (далее ФГБУ «Управление Тамбовмелиоводхоз») о взыскании доплаты за совмещение должностей.

В обоснование иска указал, что с *** г. он состоит в трудовых отношениях с ФГБУ «Управление Тамбовмелиоводхоз», с *** г. в должности главного инженера Пушкарского филиала организации.

С 19.01.2016 г. по 16.04.2019 г. он исполнял обязанности ответственного по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству, то есть вакантную должность инженера по охране труда в порядке совмещения с основной должностью.

В ходе проводимых Государственной инспекцией труда контрольно-надзорных мероприятий в ФГБУ «Управление Тамбовмелиоводхоз» со стороны работодателя были выявлены нарушения, а именно отсутствие оплаты за выполняемую им дополнительную работу ответственного по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству, в связи с чем, в отношении ответчика было вынесено предписание № *** от *** г.

Во исполнение предписания Государственной инспекции, ФГБУ «Управление Тамбовмелиоводхоз» было составлено дополнительное соглашение № *** к трудовому договору от *** г. Данным соглашением на период с 19 января 2016 г. по 16 апреля 2019 г. ответчиком была установлена ему компенсационная выплата в размере 25 руб. 73 коп. в месяц, за выполнение дополнительной работы. С данными действиями ответчика он (Султанов М.Ю.) не согласен. Считает, что поручаемая работнику дополнительная работа по другой профессии (должности) может осуществляться путем совмещения профессий (должностей).

Указывает, что ФГБУ «Управление Тамбовмелиоводхоз» не отрицается выполнение им дополнительной работы в порядке совмещения должностей за период с 19 января 2016 г. по 16 апреля 2019 г.

Должностной оклад инженера по охране труда составляет 8562 рубля. Работа по совмещению в указанной должности ежедневно составляла не менее 50 % рабочего времени ответственного по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству (при 8-часовом рабочем дне), то есть 4 часа. Соответственно, доплата за совмещение должностей в спорный период должна составлять 170 598 руб.

Впоследствии Султанов М.Ю. уточнил исковые требования, указав, что предписанием Государственной инспекции труда в Тамбовской области №*** от *** г. ФГБУ «Управление Тамбовмелиоводхоз» обязано отменить Приказ № *** от *** г. о назначении Султанова М.Ю. ответственным по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству с 19.01.2016 г. После чего письмом от 22.02.2019 г. № *** Государственной инспекцией труда ему (Султанову М.Ю.) было разъяснено, что согласно должностной инструкции данная функция (по Приказу № *** от ***) не входит в его должностные обязанности (л.д.65-68.т.2).

В нарушение ст. 60 ТК РФ на него была возложена работа, не обусловленная трудовым договором, и не было взято письменное согласие на выполнение дополнительной работы. Доплата согласно представленным документам не производилась.

Указывает, что Положением об оплате труда работников ФГБУ «Управление Тамбовмелиоводхоз» установлена система оплаты труда работников Управления, включая работников его филиалов. Главой III данного Положения также предусмотрены компенсационные выплаты, в том числе за совмещение профессий (должностей). Выплаты компенсационного характера, установленные в процентном отношении, применяются к окладам, без учета повышающих коэффициентов.

С учетом представленных ответчиком штатного расписания и расчета полагает, что в его пользу подлежит взысканию доплата за совмещение должностей в размере 165 444 руб., а также в силу ст. 236 ТК РФ денежная компенсация за задержку выплат в размере 15900 руб.

Просит суд (с учетом заявления об уточнении исковых требований от 02.12.2019 г.) взыскать с ФГБУ «Управление Тамбовмелиоводхоз» в его пользу доплату за выполнение дополнительной работы за период с 19.01.2016 г. по 16.04.2019 г. в размере 165 444 рубля, а также денежную компенсацию в размере 15 900 рублей.

Решением Советского районного суда г.Тамбова от 25.12.2019 г. в удовлетворении исковых требований Султанова Минкаиля Юсуповича к ФГБУ «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Тамбовской области» о взыскании доплаты за совмещение должностей и денежной компенсации за задержку выплат отказано.

В апелляционной жалобе Султанов М.Ю. просит отменить решение Советского районного суда г.Тамбова от 25.12.2019 г. и принять по делу новое решение об удовлетворении его исковых требований в полном объеме.

Ссылаясь на нормы действующего трудового законодательства, указывает, что поскольку выполнение обязанностей ответственного по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству не предусмотрено его должностной инструкцией главного инженера, данная работа должна выполняться путем совмещения должностей за дополнительную оплату. Однако доплата за выполнение такой функции ему не производилась работодателем. Предписанием Государственной инспекции труда в Тамбовской области на ФГБУ «Управление Тамбовмелиоводхоз» возложена обязанность отменить Приказ № *** от *** г. о назначении Султанова М.Ю. ответственным по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству. Данное предписание ответчиком не обжаловалось.

Отмечает, что выполнение им дополнительной работы в качестве ответственного по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству ответчиком не отрицается, а также подтверждается соответствующей документацией, изученной судом в ходе выездного судебного заседания 14.11.2019 г.

Считает несостоятельными, противоречащими обстоятельствам дела выводы суда об установлении ответчиком ему (Султанову М.Ю.) стимулирующих выплат за выполнение дополнительной работы в качестве ответственного по охране труда и газовому хозяйству. Указывает, что стимулирующие выплаты установлены дополнительным соглашением №1 к трудовому договору для приведения его заработной платы в соответствие с занимаемой должностью и не связаны с выполнением им дополнительной работы. Отмечает, что данные обстоятельства нашли свое отражение в заключении Государственной инспекции труда в Тамбовской области.

Проверив материалы дела, выслушав лиц, явившихся в судебное заседание, обсудив доводы апелляционной жалобы по правилам статьи 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, Султанов М.Ю. был принят на работу в Пушкарский филиал ФГБУ «Управление «Тамбовмелиоводхоз» на должность главного инженера *** г. с должностным окладом (тарифной ставкой) 7 916 руб. и надбавкой 7 497 руб. (л.д.93,94, т.1).

Приказом № *** от *** г. Султанову М.Ю. была установлена тарифная ставка 7 916 руб. и надбавка 7 497 руб. (л.д.92,т.1).

Согласно приказу № *** от *** г. Султанов М.Ю. назначен ответственным по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству с 19 января 2016 года (л.д.46,т.1). С названным приказом Султанов М.Ю. ознакомлен.

Дополнительным соглашением от *** к трудовому договору от *** года внесены изменения. Султанову М.Ю. установлены должностной оклад (тарифная ставка) в размере 7 916 руб. в месяц и стимулирующие выплаты в размере 11 584 руб. (л.д.95, т.1).

В соответствии с требованиями ст. 60.2 Трудового кодекса РФ с письменного согласия работника ему может быть поручено выполнение в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную оплату (статья 151 настоящего Кодекса).

Поручаемая работнику дополнительная работа по другой профессии (должности) может осуществляться путем совмещения профессий (должностей). Поручаемая работнику дополнительная работа по такой же профессии (должности) может осуществляться путем расширения зон обслуживания, увеличения объема работ. Для исполнения обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы, определенной трудовым договором, работнику может быть поручена дополнительная работа как по другой, так и по такой же профессии (должности).

Срок, в течение которого работник будет выполнять дополнительную работу, ее содержание и объем устанавливаются работодателем с письменного согласия работника.

Работник имеет право досрочно отказаться от выполнения дополнительной работы, а работодатель - досрочно отменить поручение о ее выполнении, предупредив об этом другую сторону в письменной форме не позднее чем за три рабочих дня.

В силу ст. 151 Трудового Кодекса РФ при совмещении профессий (должностей), расширении зон обслуживания, увеличении объема работы или исполнении обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы, определенной трудовым договором, работнику производится доплата.

Размер доплаты устанавливается по соглашению сторон трудового договора с учетом содержания и (или) объема дополнительной работы (статья 60.2 настоящего Кодекса).

Суд первой инстанции, отказывая Султанову М.Ю. в удовлетворении исковых требований к ФГБУ «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Тамбовской области» о взыскании доплаты за совмещение должностей и денежной компенсации за задержку выплат, обоснованно исходил из того, что выполняемые Султановым М.Ю. обязанности ответственного по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству осуществлялись не в порядке совмещения занимаемой им должности главного инженера с должностью инженера по охране труда, не имеющейся в штате учреждения и не являющейся вакантной, а в порядке, предусмотренном ст. 60.2 ТК РФ путем увеличения объема работы по занимаемой истцом должности главного инженера Пушкарского филиала учреждения, с учетом внесенных изменений и дополнений в должностную инструкцию. Все согласованные сторонами трудового договора размеры стимулирующих выплат за выполнение истцом в период с 19 января 2016 года по 16 апреля 2019 года дополнительного объема работы по занимаемой им должности главного инженера Пушкарского филиала учреждения с учетом согласованных сторонами трудового договора изменений и должностной инструкции ответчиком были выплачены.

При заключении дополнительного соглашения *** к трудовому договору от *** года внесены изменения, Султанову М.Ю. установлены должностной оклад (тарифная ставка) в размере 7 916 руб. в месяц и стимулирующие выплаты в размере 11 584 руб. (л.д.95, т.1); разница в 4 087 руб. в месяц в величине стимулирующих надбавок относительно ранее установленного размера предполагала оплату дополнительного объема работы по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству обусловленной его должностными обязанностями по трудовому договору, в течение установленной продолжительности рабочего дня, выполняемой истцом как главным инженером Пушкарского филиала по охране труда.

Выводы суда первой инстанции соответствуют вышеприведенным нормам действующего трудового законодательства, полно мотивированы, подтверждены материалами дела и не опровергаются доводами апелляционной жалобы Султанова М.Ю., которые сводятся к основаниям иска, рассмотренным судом первой инстанции и получившим правильную правовую оценку в решении.

Статьи 60.2 и 151 Трудового кодекса Российской Федерации, на которые ссылается истец в обоснование иска, закрепляют правила привлечения работника наряду с работой, определенной трудовым договором, к выполнению дополнительной по другой или такой же профессии (должности) в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) и порядок ее оплаты.

По своей правовой природе совмещение профессий (должностей) представляет собой выполнение работником с его согласия в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) наряду со своей основной работой по профессии (должности), предусмотренной трудовым договором, с соответствующей оплатой, отвечающей требованиям трудового законодательства, дополнительной работы по другой профессии (должности). Как следует из буквального смысла указанных положений Трудового кодекса Российской Федерации, такая дополнительная работа в порядке совмещения профессий (должностей) оплачивается отдельно - за ее выполнение предусмотрена доплата, размер которой устанавливается по соглашению сторон трудового договора с учетом содержания и (или) объема дополнительной работы (статья 151 названного Кодекса).

Установление при совмещении профессий (должностей) повышенной оплаты в виде дополнительного вознаграждения обусловлено тем обстоятельством, что в течение рабочего дня (смены) работник выполняет как свою основную трудовую функцию, так и дополнительную работу по другой профессии (должности), что приводит к интенсификации труда и, соответственно, к дополнительной физиологической и психоэмоциональной нагрузке, которая должна быть компенсирована.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что факта совмещения истцом должностей главного инженера с вакантной (как заявлены исковые требования) должностью инженера по охране труда, не имело места.

Согласно должностной инструкции главного инженера Пушкарского филиала ФГБУ «Управление «Тамбовмелиоводхоз», с которой истец был ознакомлен *** года и согласился, главный инженер отвечает за соблюдение производственной и технологической дисциплины, правил и норм по охране труда, технике безопасности, производственной санитарии и пожарной безопасности, требований природоохранных, санитарных органов, а также органов, осуществляющих технический надзор (п.9), ведет работу по проведению инструктажей по охране труда, пожарной безопасности, электробезопасности в филиале (в случае назначения ответственным за охрану труда, пожарную безопасность и электробезопасность (п.21) (л.д. 47-50, т.1).

Приказ № ***, с которым истец согласился, был издан работодателем *** года (л.д.46), после чего одновременно *** года были внесены изменения и в должностную инструкцию главного инженера и в трудовой договор от *** года, заключенный сторонами, с чем согласился Султанов М.Ю. Впоследствии в связи с предписанием Трудовой инспекции приказ № *** был отменен работодателем.

Из содержания приказа № ***, дополнительного соглашения от *** года к трудовому договору от *** года не следует, что наряду со своей основной работой по профессии (должностью) главного инженера, предусмотренной трудовым договором, с соответствующей оплатой, отвечающей требований трудового законодательства, на истца возложено выполнение с его согласия в течение установленной продолжительности рабочего дня дополнительной работы по другой профессии (должности).

В штатном расписании учреждения отсутствовала вакантная должность инженера по охране труда (л.д.38-49 т.2).

Какого- либо письменного соглашения между истцом и работодателем о выполнении работы по другой вакантной должности инженера по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству не заключалось; письменного согласия истца с указанием срока, содержания и объема дополнительных выплат за выполнение работы по совмещению двух должностей не отбиралось.

Вместе с тем с возложением на него дополнительного объема работы как главного инженера по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству истец был согласен, о чем свидетельствуют его подписи в приказе № *** и должностной инструкции.

В уточненных исковых требованиях истец ставит вопрос о взыскании доплаты за выполнение дополнительной работы (л.д.65-68,т.2).

Доводы Султанова М.Ю. о том, что должность инженера по охране труда существовала в штате учреждения, не основаны на доказательствах.

Доказательств выполнения Султановым М.Ю. в течение 50 % рабочего времени наряду с выполнением обязанностей главного инженера обязанностей по должности инженера по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству (4 часа рабочего времени) не установлено.

Тогда как расчет в обоснование требований истцом заявлен с учетом осуществления им обязанностей по должности инженера по охране труда в течение 4 часов рабочего дня не менее 50 % рабочего времени в порядке совмещения с основной должностью (первоначально), а с учетом уточненных требований за выполнение дополнительной работы.

При этом судом первой инстанции установлено, что ввиду неустановления конкретного размера доплаты за дополнительную работу по должности главного инженера вплоть до вынесения Государственной инспекцией труда по Тамбовской области *** г. предписания ( л.д.172-177 т.1) ответчиком приказом № *** от *** г. было предписано выплатить Султанову М.Ю. компенсационную выплату за выполнение дополнительной работы – исполнение обязанностей ответственного по охране труда, технике безопасности и газовому хозяйству за период с 19 января 2016 г. по 16 апреля 2019 года сумму в размере 1029 руб. и проценты за нарушение срока выплаты 324,29 руб. (л.д.183,т.1 ).

Во исполнение предписания Государственной инспекции от *** г. ФГБУ «Управление Тамбовмелиоводхоз» было составлено *** г. дополнительное соглашение № *** к трудовому договору от *** г. Данным соглашением на период с 19 января 2016 г. по 16 апреля 2019 г. ответчиком была установлена истцу компенсационная выплата в размере 25 руб. 73 коп. в месяц, за выполнение дополнительной работы (л.д.8, т.1)

Размер причитающейся дополнительной компенсационной выплаты Султанову М.Ю. определен исходя из объема выполненный им дополнительной работы в спорный период с учетом результатов проведенной работодателем проверки, что не опровергнуто истцом (л.д.238-242, т.1).

С получением компенсационной выплаты за отыскиваемый период в названном размере истец не согласен, полагая, что оплата должна быть произведена ответчиком за совмещение профессий (должностей), а не выполнение дополнительной работы по должности главного инженера.

Между тем, согласно Положения об оплате труда работников федерального государственного бюджетного учреждения «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Тамбовской области» от 1 июня 2016 г. № 70 в пределах имеющихся средств на оплату труда работников федеральных бюджетных учреждений, учреждение самостоятельно определяет размеры окладов (должностных окладов), размеры доплат, надбавок, премий и других мер материального стимулировании без ограничения их максимальными размерами (л.д. 100-101, т.1).

Дав оценку установленным обстоятельствам по делу, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований Султанова М.Ю.

Нарушений норм гражданского процессуального законодательства, влекущих отмену судебного решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, судебная коллегия находит решение суда первой инстанции законным и обоснованным, оставляет его без изменения, а апелляционную жалобу Султанова М.Ю. – без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 328-329 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Советского районного суда г.Тамбова от 25 декабря 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Султанова Минкаиля Юсуповича – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: