НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Свердловского областного суда (Свердловская область) от 29.05.2020 № 2-1706/19

УИД 66RS0022-01-2019-001748-41

Судья Цыпина Е.В. Дело № 2-1706/2019 (№ 33-6274/2020)

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Екатеринбург 29 мая 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Колесниковой О.Г.,

судей Кокшарова Е.В., Редозубовой Т.Л.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Безумовой А.А.,

с участием прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе Свердловской областной прокуратуры Привороцкой Т.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело

по иску Расуловой М.А. к государственному казенному общеобразовательному учреждению Свердловской области «Березовская школа-интернат» о взыскании задолженности по заработной плате, процентов (денежной компенсации) за нарушение сроков выплаты заработной платы, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, признании необоснованным отказа в продолжении (возобновлении) трудовых отношений, восстановлении на работе в должности учителя, признании действий руководителя не соответствующими требованиям трудового законодательства, взыскании компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе истца на решение Березовского городского суда Свердловской области от 30.12.2019.

Заслушав доклад судьи Колесниковой О.Г., объяснения истца и ее представителя Хвостенко М.С. (действует на основании ордера адвоката от 29.05.2020), поддержавших доводы жалобы, объяснения представителя ответчика Гавриловой О.А. (нотариальная доверенность от 20.11.2019 сроком на 3 года), возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы, заключение прокурора Привороцкой Т.М., полагавшей решение суда в части отказа в удовлетворении иска Расуловой М.А. о восстановлении на работе не подлежащим отмене, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Расулова М.А. обратилась в суд с указанным иском к ГКОУ «Березовская школа-интернат» (далее по тексту Учреждение), ссылаясь в обоснование требований на следующие обстоятельства.

С 01.01.1998 истец состояла с ответчиком в трудовых отношениях, была принята на работу на должность воспитателя, с 01.09.2002 переведена на должность учителя, с 11.04.2014 выполняла функции заместителя директора по учебной работе, с 11.04.2016 вновь переведена на должность учителя, с 08.08.2016 выполняла обязанности заместителя директора по учебно-воспитательной работе. В соответствии с тарифно-квалификационными требованиями для выполнения функций заместителя директора она по направлению работодателя прошла обучение по программе профессиональной переподготовки «Менеджмент в образовании» в период с октября 2014 г. по октябрь 2015 г. (в объеме 506 часов) на основании заключенного с ответчиком договора от 05.11.2014. На обучение истец затрачивала время сверх установленной нормальной продолжительности рабочего времени. Однако работодатель время, потраченное ею сверхурочно на дистанционное обучение, своевременно не оплатил, несмотря на неоднократные обращения к нему истца с соответствующими требованиями. Оплата времени в связи с прохождением истцом обучения в сумме 119129,22 руб. произведена ответчиком лишь 06.08.2019. Истец не согласна с размером выплаченной ей суммы, поскольку на время обучения от работы она освобождена не была, учебный отпуск ей на период обучения не предоставлялся, соответственно, часы обучения должны оплачиваться по правилам ст. 152 Трудового кодекса РФ, как сверхурочная работа. За нарушение срока оплаты часов обучения с работодателя должна быть взыскана компенсация по ст. 236 Трудового кодекса РФ. Истец также указала, что трудовой договор от 08.08.2016 был заключен с нею сроком до 08.08.2019, его действие было продлено до 31.08.2019 дополнительным соглашением от 03.09.2016, вместе с тем, фактически трудовой договор был расторгнут 08.08.2019, уведомление о расторжении трудового договора ей вручено в день расторжения трудового договора, в связи с чем полагает, что ответчик должен оплатить ей дни вынужденного прогула в период с 09.08.2019 по 31.08.2019 и компенсацию за досрочное расторжение трудового договора в размере среднемесячной заработной платы. Кроме того, истец полагала необоснованным отказ работодателя в продолжении с ней трудовых отношений по должности учителя при наличии достаточного количества тарификационных часов в соответствии с учебным планом, ссылаясь на предвзятое и неприязненное отношение к ней со стороны директора Учреждения. Указала на причинение ей морального вреда в связи с неправомерным поведением работодателя.

На основании изложенного, с учетом последующего уточнения исковых требований истец просила: взыскать с ответчика заработную плату за сверхурочные часы в размере 59653,96 руб., компенсацию за несвоевременную выплату заработной платы в размере 124022,85 руб., денежные средства в размере 89671,94 руб. за досрочное расторжение срочного трудового договора, компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.; признать необоснованным отказ в продолжении трудовых отношений в Учреждении, восстановить ее в должности учителя; признать действия руководителя Учреждения Щербаковой Л.Е. нарушением Трудового кодекса РФ и применить к ней взыскание в соответствии с действующим законодательством.

Ответчик с иском не согласился, указав, что обучение по программе профессиональной переподготовки истец проходила дистанционно, без отрыва от работы, истцом не доказан факт прохождения обучения во внерабочее время. Расчет за часы обучения произведен исходя из среднего заработка истца сразу после ее обращения с соответствующим заявлением. Оснований для восстановления истца на работе в должности учителя не имеется, поскольку истец уволена с должности заместителя директора по учебно-воспитательной работе.

Решением Березовского городского суда Свердловской области от 30.12.2019 исковые требования Расуловой М.А. удовлетворены частично: с ответчика в пользу истца взыскана заработная плата за сверхурочные часы работы в размере 59653,96 руб., проценты (денежная компенсация) за несвоевременную выплату заработной платы за период с 08.11.2015 по 06.08.2019 в размере 82006,58 руб., за период с 08.11.2015 по 08.09.2019 - 42016,27 руб., средний заработок за время вынужденного прогула за период с 08.08.2019 по 31.08.2019 в размере 31190,24 руб., компенсация морального вреда в размере 3 000 руб., всего - 217867,05 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований Расуловой М.А. отказано.

С таким решением не согласилась истец, подав апелляционную жалобу, в которой просит решение суда в части отказа в восстановлении ее на работе в должности учителя отменить и принять новое решение об удовлетворении данного требования, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, неправильное определение юридически значимых обстоятельств. В обоснование жалобы указывает, что суд не установил, имело ли место ее увольнение по собственному желанию с должности учителя 07.08.2016. Обращает внимание на положения ст. 80 Трудового кодекса РФ, согласно которым если по истечении срока предупреждения об увольнении трудовой договор не был расторгнут и работник не настаивает на увольнении, то действие трудового договора продолжается. Указывая на то, что приказ об увольнении с должности учителя с 07.08.2016 был издан 05.08.2016, однако в день увольнения работодатель трудовую книжку не выдал, окончательный расчет произвел только 08.08.2016, а компенсацию за сверхурочную работу в 2014-2015 гг. выплатил лишь в 2019 г., полагает доказанным то, что работу по должности учителя после увольнения 07.08.2016 она не прекращала, работала на условиях бессрочного трудового договора по 08.08.2019 включительно, а работа в должности заместителя директора являлась для нее работой по совмещению на условиях срочного трудового договора.

В возражениях на апелляционную жалобу помощник прокурора г. Березовского Алимова А.А., представитель ответчика Гаврилова О.А. просят отказать в удовлетворении апелляционной жалобы истца, полагая несостоятельными доводы апеллянта.

Руководствуясь положениями ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при данной явке.

Решение Березовского городского суда Свердловской области от 30.12.2019 в части удовлетворения исковых требований Расуловой М.А. никем из сторон не обжалуется, а потому предметом проверки суда апелляционной инстанции не является (ч. 2 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Заслушав объяснения сторон, заключение прокурора, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, в пределах которых проверив законность и обоснованность решения суда в обжалуемой истцом части (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ), судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела следует и установлено судом, что стороны состояли в трудовых отношениях с 1998 г., изначально истец приказом № 30к от 31.08.1998 была принята на работу с 01.09.1998 на должность воспитателя, затем приказом работодателя от 19.08.2002 переведена на должность учителя, проработав в указанной должности до увольнения 10.08.2014 по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ приказом № 91-к от 11.08.2014 (т.2 л.д. 28, 36, 133).

11.08.2014 стороны заключили трудовой договор № 241, на основании которого Расулова М.А. приказом № 93-к от 11.08.2014 была принята на работу в Учреждение с 11.08.2014 на должность заместителя директора Учреждения на период отсутствия основного работника М., находившейся в отпуске по уходу за ребенком (т. 2 л.д. 134, 137). 11.04.2016 стороны подписали дополнительное соглашение к трудовому договору № 241 от 11.08.2014, в соответствии с которым истец с 11.04.2016 в связи с выходом на работу основного работника переведена на должность учителя с указанием на то, что трудовой договор по данной должности заключается на неопределенный срок (т.2 л.д. 154, 155).

05.08.2016 Расулова М.А. обратилась к работодателю с заявлением об увольнении по собственному желанию с 07.08.2016, приказом № 101/3-к от 05.08.2016 была уволена 07.08.2016 по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ (т.1 л.д. 160, 161).

08.08.2016 истец на основании ее личного заявления приказом № 102/1-к от 08.08.2016 принята на работу в Учреждение на должность заместителя директора по учебно-воспитательной работе, сторонами в соответствии со ст. 59 Трудового кодекса РФ заключен срочный трудовой договор № 311 от 08.08.2016 сроком на 3 года, до 08.08.2019 (т.2 л.д. 162-165). Действие данного трудового договора сторонами фактически было продлено до 31.08.2019 (до окончания 2018-2019 учебного года) на основании дополнительного соглашения № 13 от 03.09.2018 (т.2 л.д. 211).

30.05.2019 истцу вручено уведомление о предстоящем увольнении 08.08.2019 в связи с истечением срока действия трудового договора, с данным уведомлением истец выразила несогласие (т.2 л.д. 218).

Приказом по Учреждению № 167-к от 07.08.2019 Расулова М.А. уволена по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, в связи с истечением срока действия трудового договора, что подтверждается соответствующими записями в трудовой книжке истца (т.1 л.д. 7-9).

Разрешая при указанных обстоятельствах спор и отказывая в удовлетворении требований Расуловой М.В. о признании незаконным отказа в продолжении трудовых отношений с Учреждением и восстановлении ее на работе в должности «учитель», суд первой инстанции руководствовался положениями ст.ст. 59, 60.2 Трудового кодекса РФ и исходил из того, что после заключения сторонами трудового договора № 311 от 08.08.2016, в соответствии с которым истец была принята на работу на должность заместителя директора по учебно-воспитательной работе, истец, действительно, выполняла обязанности по должности «учитель», в частности, в течение 2018-2019 учебного года имела тарификационную нагрузку в объеме 6 часов, однако данная работа выполнялась ею на условиях совмещения должностей, в течение установленной продолжительности рабочего дня наряду с работой, определенной трудовым договором № 311 от 08.08.2016, без заключения отдельного трудового договора о приеме на работу на должность учителя. Выполнение истцом обязанностей учителя на условиях совмещения должностей, по мнению суда, не может являться основанием для восстановления истца на работе в должности учителя после увольнения с должности заместителя директора по учебно-воспитательной работе.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с такими выводами суда первой инстанции.

Доводы апелляционной жалобы истца о том, что фактически ее увольнение с должности учителя 08.08.2016 не состоялось, так как в день увольнения ей не была выдана трудовая книжка и не произведен окончательный расчет, она продолжала выполнять функции учителя и после заключения трудового договора № 311 от 08.08.2016 о приеме на должность заместителя директора по учебно-воспитательной работе, не могут быть признаны состоятельными.

Расторжение трудового договора № 241 от 11.08.2014 и увольнение 07.08.2016 с должности учителя приказом № 101/3-к от 05.08.2016 по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ истцом в установленном законом порядке не оспаривалось и незаконным не признавалось. Таким образом, факт прекращения 07.08.2016 трудового договора № 241 от 11.08.2014 между сторонами достоверно подтвержден материалами дела и истцом не опровергнут.

То обстоятельство, что трудовая книжка была выдана истцу и окончательный расчет в связи с увольнением произведен с ней 08.08.2016, о незаконности увольнения не свидетельствует, как и не является, вопреки доводам апеллянта, основанием полагать, что трудовые отношения между сторонами прекращены не были и продолжились в порядке ч. 6 ст. 80 Трудового кодекса РФ, согласно которой если по истечении срока предупреждения об увольнении трудовой договор не был расторгнут и работник не настаивает на увольнении, то действие трудового договора продолжается.

Утверждение истца в жалобе о том, что работа в должности заместителя директора по учебно-воспитательной работе не являлась для нее основной работой и выполнялась на условиях совмещения, наряду с работой учителя по бессрочному трудовому договору № 241 от 11.08.2014, действие которого, по мнению истца, 07.08.2016 не прекратилось, судебная коллегия отклоняет, поскольку оно противоречит установленным по делу обстоятельствам и содержанию трудового договора № 311 от 08.08.2016, в соответствии с п. 1.3 которого работа по данному договору является для истца основной.

Поскольку трудовой договор № 241 от 11.08.2014 между сторонами был прекращен в установленном законом порядке 07.08.2016 и иного договора на замещение должности учителя после указанной даты стороны не заключали, доказательства обратного в материалах дела отсутствует и истцом не представлены, выполнение истцом обязанностей по должности учителя в период замещения должности заместителя директора по учебно-воспитательной работе, что стороной ответчика не оспаривалось и подтверждается имеющимися в материалах дела дополнительными соглашениями от 01.09.2016, 01.09.2017 и 01.09.2018 к трудовому договору № 311 от 08.08.2016, обоснованно квалифицировано судом как выполнение истцом дополнительной работы на условиях совмещения должностей, без заключения отдельного трудового договора о приеме на работу должность учителя.

В соответствии с подп. «ж» п. 2 постановления Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 30.06.2003 № 41 «Об особенностях работы по совместительству педагогических, медицинских, фармацевтических работников и работников культуры» работа без занятия штатной должности в том же учреждении и иной организации, в том числе преподавательская работа руководящих и других работников образовательных учреждений, не считается совместительством для педагогических работников и не требует заключения (оформления) трудового договора.

Таким образом, выполнение Расуловой М.А. преподавательской работы (наличие педагогической нагрузки) одновременно с выполнением обязанностей по замещаемой должности заместителя директора Учреждения по учебно-воспитательной работе не являлось совместительством и не требовало как заключения самостоятельного трудового договора, так и его прекращения путем издания отдельного приказа об увольнении как учителя, а потому при расторжении приказом № 167-к от 07.08.2019 трудового договора с истцом как с заместителем директора по учебно-воспитательной работе одновременно прекратилось и ее право осуществлять преподавательскую деятельность в Учреждении в качестве учителя.

При таких обстоятельствах, оснований для удовлетворения требования истца о восстановлении ее на работе в должности учителя по тому мотиву, что трудовой договор № 211 от 11.08.2014 прекращен 07.08.2016 не был, и она продолжала на условиях этого трудового договора выполнять обязанности в должности учителя вплоть до увольнения 08.08.2019, у суда не имелось, в удовлетворении иска Расуловой М.А. в данной части отказано правомерно.

Иных доводов апелляционная жалоба истца не содержит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РФ безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Березовского городского суда Свердловской области от 30.12.2019 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца – без удовлетворения.

Председательствующий: Колесникова О.Г.

Судьи: Кокшаров Е.В.

Редозубова Т.Л.