НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Свердловского областного суда (Свердловская область) от 23.08.2017 № 33-14556/17

Судья ( / / )3 Дело

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

... 23.08.2017

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Колесниковой О.Г.,

судей Кокшарова Е.В.,

Редозубовой Т.Л.,

с участием прокурора Губиной А.А.,

при секретаре Михайловой Н.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства гражданское дело по иску Ирбитского межрайонного прокурора, действующего в интересах Горбунова Анатолия Васильевича к государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Ирбите и Ирбитском районе Свердловской области о включении периодов участия в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, нахождения на инвалидности в трудовой стаж, перерасчете пенсии по старости,

по апелляционной жалобе ответчика государственного учреждения - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Ирбите и Ирбитском районе Свердловской области на решение Ирбитского районного суда Свердловской области от 10.05.2017.

Заслушав доклад судьи Кокшарова Е.В., объяснения прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Губиной А.А., судебная коллегия

установила:

Ирбитский межрайонный прокурор, действуя в интересах Горбунова А.В., обратился в суд с иском к государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Ирбите и Ирбитском районе Свердловской области (далее - пенсионный орган) о возложении обязанностей включить в общий трудовой стаж периодов участия в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 30-километрой зоне отчуждения с 21.01.1987 по 09.06.1987 из расчета один день за три дня, нахождения на инвалидности вследствие радиационного воздействия, полученного при исполнении обязанностей военной службы при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС с 21.08.1998 по 31.12.2001 в календарном исчислении, перерасчета пенсии по старости с 17.12.2004.

В обоснование иска указал, что Горбунов А.В., будучи призванным на специальные военные сборы, принимал участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 30-километрой зоне отчуждения с 21.01.1987 по 09.06.1987. Заключением ВТЭК Горбунову А.В. с 21.08.1998 вследствие радиационного воздействия, полученного при исполнении обязанностей военной службы при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС установлена вторая группа, а также назначена пенсия по инвалидности. 17.12.2004 при достижении возраста 50 лет Горбунову А.В. назначена пенсия по старости в соответствии с требованиями Федерального закона от 17.12.2001 №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». При оценке пенсионных прав застрахованного лица, по состоянию на 01.01.2002, и последующем расчете пенсии по старости пенсионный фонд не включил в общий трудовой стаж Горбунова А.В. период нахождения на инвалидности с 21.08.1998 по 31.12.2001 по мотиву того, что в общий трудовой стаж подлежат включению периоды нахождения на инвалидности в связи с трудовым увечьем или профессиональным образованием. Причиной получения Горбуновым А.В. инвалидности послужило увечье, полученное при исполнении им иных обязанностей военной службы при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Ссылаясь на п. «а» ст. 92 Закона Российской Федерации от 20.11.1990 №340-1 «О государственных пенсиях в Российской федерации», ст.30 Федерального закона от 17.12.2001 №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», п.1 ст. 29 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (в редакции Федерального закона от 24.11.1995 №179-ФЗ) прокурор полагал, что до внесения в пенсионное законодательство изменений Федеральным законом от 18.07.2006 №112-ФЗ, законодатель гарантировал назначение пенсии по инвалидности вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, как пенсии вследствие трудового увечья или профессионального заболевания. Причиной установления Горбунову А.В. второй группы инвалидности является заболевание, полученное в связи работами по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, в связи с чем, период нахождения его на инвалидности подлежит включению в общий трудовой стаж в календарном исчислении. Помимо этого, период непосредственного участия Горбунова А.В. в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 30-километрой зоне отчуждения с 21.01.1987 по 09.06.1987, в соответствии с нормами права, регулирующими спорные правоотношения, подлежит включению в общий трудовой стаж из расчета один день за три дня. Не включение пенсионным органом в общий трудовой стаж периодов участия в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 30-километрой зоне отчуждения, нахождения на инвалидности вследствие радиационного воздействия, полученного при исполнении обязанностей военной службы при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, нарушает пенсионные права Горбунова А.В., восстановление которых возможно только путем перерасчета пенсии по старости с 17.12.2004.

Ответчик иск не признал, ссылаясь на необоснованность заявленных требований.

Решением Ирбитского районного суда Свердловской области от 10.05.2017 иск Ирбитского межрайонного прокурора, действующего в интересах Горбунова А.В., удовлетворен в полном объеме.

Не согласившись с решением суда, ответчиком подана апелляционная жалоба, содержащая просьбу отменить судебное постановление, принять по делу новое решение об отказе Ирбитскому межрайонному прокурору, действующему в интересах Горбунова А.В., в удовлетворении исковых требований в полном объеме, поскольку выводы суда, изложенные в судебном постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом неправильно применены нормы материального права.

На апелляционную жалобу от Ирбитского межрайонного прокурора, Горбунова А.В., поступили письменные возражения, согласно которым решение суда является законным и обоснованным, вынесенным с учетом обстоятельств, имеющих значение для дела, с правильным применением норм материального и процессуального права, не подлежащим отмене по доводам апелляционной жалобы.

В суд апелляционной инстанции явился прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области, поддержавший возражения Ирбитского межрайонного прокурора на апелляционную жалобу.

Истец Горбунов А.В., представитель ответчика в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились.

В материалах дела имеются сведения об их извещении о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, в том числе, путем направления судебных извещений (№33-14556/2017 от 27.07.2017), истец Горбунов А.В. дополнительно извещен СМС от 31.07.2017. Также, лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции посредством размещения соответствующей информации на официальном сайте Свердловского областного суда в сети «Интернет».

До начала судебного заседания в суде апелляционной инстанции от пенсионного органа поступило ходатайство о рассмотрении дела без участия его представителя.

Судебная коллегия не нашла оснований для отложения судебного разбирательства и сочла возможным рассмотреть дело при данной явке.

Выслушав объяснения прокурора, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы, в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 2,3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости, допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст.ст. 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленный фактов.

Постановленное по делу решение суда не отвечает вышеуказанным требованиям.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что Горбунов А.В., работая в Верхнепышминской автобазе треста Свердловскстройтранск «Главсредуралстрой», будучи призванным на специальные военные сборы, принимал участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 30-километрой зоне отчуждения с 21.01.1987 по 09.06.1987.

Заключением ВТЭК Горбунову А.В. с 21.08.1998 вследствие радиационного воздействия, полученного при исполнении обязанностей военной службы при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС установлена вторая группа, а также назначена пенсия по инвалидности.

17.12.2004 при достижении возраста 50 лет Горбунову А.В., с учетом положений п.п.1 п.3 ст. 3 Федерального закона от 15.12.2001 №166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», п.п.1 ч.1 ст. 29 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» назначена пенсия по старости в соответствии с требованиями Федерального закона от 17.12.2001 №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Таким образом, с момента установления инвалидности истец являлся получателем пенсии по инвалидности вследствие военной травмы на Чернобыльской АЭС, а с 17.12.2004 трудовой пенсии.

С 01.01.2015 вступил в силу Федеральный закон от 28.12.2013 № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», в связи с чем пенсионный орган производил начисление Горбунову А.В. страховой пенсии по старости на основании ст. 8 указанного Федерального закона, с применением норм п.п.1 ч.2 ст. 30 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Как следует из положений ч.10 ст.15 Федерального закона от 28.12.2013 № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» размер страховой пенсии по старости (инвалидности, случаю потери кормильца) на 31.12.2014 рассчитывается по нормам Федерального закона от 17.12.2001 № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», действовавшего с 01.01.2002, т.е. на момент оценки ответчиком пенсионных прав Горбунову А.В. при назначении ему трудовой пенсии по старости (17.12.2004).

Согласно п.3,4 ст. 30 Федерального закона от 17.12.2001 № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» под общим трудовым стажем понимается суммарная продолжительность трудовой и иной общественно полезной деятельности до 01.01.2002, в которую включается, в том числе, период пребывания на инвалидности I и II группы, полученной вследствие увечья, связанного с производством, или профессионального заболевания.

Аналогичное правило было предусмотрено в п. «а» ст. 92 Закона Российской Федерации от 20.11.1990 №340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации», действовавшего на момент установления истцу инвалидности впервые и до 01.01.2002.

В соответствии со ст. 29 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», в редакции, действовавшей до внесения в неё изменений Федеральным законом от 18.07.2006 №112-ФЗ, гражданам, указанным в пунктах 1 и 2 части первой статьи 13 настоящего Закона гарантируется назначение пенсии по инвалидности и пенсии по случаю потери кормильца вследствие Чернобыльской катастрофы, в том числе установленных до вступления настоящего Закона в силу, в соответствии с Законом РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР» как пенсии вследствие трудового увечья или профессионального заболевания.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из вышеуказанных положений закона, а также положений п. 1 ст. 29 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в редакции, Федерального закона от 24.11.1995 №179-ФЗ, предусматривающей назначение пенсии по инвалидности вследствие чернобыльской катастрофы, в том числе установленных до вступления настоящего Закона в силу, в соответствии с Законом РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР» как пенсии вследствие трудового увечья или профессионального заболевания, исходя из того, что внесенные Федеральным законом от 18.07.2006 №112-ФЗ изменения в п. 1 ст.29 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 №1244-1 распространили свое действие на правоотношения, возникшие с 01.01.2002. При этом, суд пришел к выводу о том, что до указанной даты законодатель гарантировал назначение пенсии по инвалидности вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, как пенсии вследствие трудового увечья или профессионального заболевания, а потому период пребывания истца на инвалидности с 21.08.1998 по 31.12.2001 подлежит включению в общий трудовой стаж.

С указанными выводами судебная коллегия согласиться не может, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального права.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 24.11.1995 №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» порядок и условия признания гражданина инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 20.02.2006 №95 (п. 14) среди причин инвалидности различались в том числе: трудовое увечье, профессиональное заболевание, военная травма, инвалидность, связанная с катастрофой на Чернобыльской АЭС, иные причины, установленные законодательством РФ.

Исходя из указанных нормативных актов, причины инвалидности определяются в зависимости от обстоятельств наступления инвалидности, предусмотренных законодательством Российской Федерации, от установленных причин инвалидности зависит уровень пенсионного обеспечения инвалида, выплата компенсаций и предоставления различных льгот.

Как следует из Разъяснений Минтруда Российской Федерации от 15.04.2003 №1 «Об определении федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы причин инвалидности», утвержденным постановлением Минтруда Российской Федерации от 15.04.2003 №17, в качестве причин инвалидности предусмотрены: «профессиональное заболевание» (инвалидность наступила вследствие острых и хронических профессиональных заболеваний - п. 5), «трудовое увечье» (инвалидность наступила вследствие повреждения здоровья, связанного с несчастным случаем на производстве, - п. 6), «военная травма» (инвалидность наступила вследствие увечья или заболевания, полученных при защите Родины или при исполнении иных обязанностей военной службы, - п. 7), «заболевание, полученное при исполнении иных обязанностей военной службы (служебных обязанностей), связано с катастрофой на Чернобыльской АЭС» (устанавливается указанным в п. 2 ч. 1 ст. 13 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 №1244-1 бывшим военнослужащим и гражданам, призванным на специальные сборы и привлеченным к выполнению работ, связанных с ликвидацией последствий чернобыльской катастрофы, на основании удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС и заключения межведомственного экспертного совета о причинной связи заболеваний, приведших к инвалидности, с воздействием радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС - п. 12).

При этом в соответствии с п. 2 ст. 15 Федерального закона от 15.12.2001 №166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» инвалидностью вследствие военной травмы считается также и инвалидность, наступившая, в том числе в связи с прохождением военной службы при исполнении иных обязанностей военной службы.

Системный анализ содержания вышеприведенных норм позволяет сделать вывод о том, что законодатель разграничил понятия «инвалидность, связанную с профессиональным заболеванием, трудовым увечьем» и «инвалидность, наступившую вследствие военной травмы».

Инвалидность вследствие военной травмы обязательно предполагает, что увечье либо заболевание, приведшее к инвалидности, получено при исполнении обязанностей военной службы.

Пунктом 2 ст. 29 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» установлено, что граждане из числа военнослужащих и приравненных к ним лиц, направленные и командированные для работы по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС и при этом исполнявшие обязанности военной службы, ставшие инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, приравнены в назначении пенсии к гражданам, ставшим инвалидами вследствие военной травмы.

В свою очередь, гражданам, ставшим инвалидами вследствие военной травмы, в соответствии с п.п. 1 п. 3 ст. 3 Федерального закона от 15.12.2001 №166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», предоставлено право на одновременное получение двух пенсий, а именно по инвалидности (п.п. 1 п. 2 ст. 15 данного Федерального закона) и трудовой пенсии по старости.

Часть 2 статьи 29 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 №1244-1 закрепляя условия пенсионного обеспечения инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, приравнивает их к инвалидам вследствие военной травмы и предоставляет им тем самым возможность пользоваться льготами в сфере пенсионного обеспечения, включая право на одновременное получение двух пенсий.

Следовательно, право на одновременное получение двух пенсий: по инвалидности и трудовой пенсии по старости обусловлено и вытекает из установленной причины инвалидности «вследствие военной травмы».

Такое право на получение двух пенсий, как гражданину, ставшему инвалидом вследствие военной травмы, реализовано истцом в 2004 году, пенсионным органом Горбунову А.В. назначена пенсия в соответствии с п.п. 1 п. 3 ст. 3 Федерального закона от 15.12.2001 №166-ФЗ и трудовая пенсия по старости, на основании Федерального закона от 17.12.2001 №173-ФЗ.

В настоящем иске истец просит включить в общий трудовой стаж для назначения трудовой пенсии период нахождения на инвалидности.

Вместе с тем, такой период подлежит включению в общий трудовой стаж только при указании причины инвалидности «увечье, связанное с производством или профзаболевание» ( п.3,4 ст. 30 Федерального закона от 17.12.2001 №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», п. «а» ст. 92 Закона Российской Федерации от 20.11.1990 №340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации»). В данном же случае причина инвалидности у истца иная, причислена к «военной травме», эта причина и определяет назначение двух пенсий, в том числе и трудовой пенсии по старости.

Пунктом 1 части 1 статьи 29 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» гарантируется назначение пенсии по инвалидности вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС по желанию гражданина в соответствии с Федеральным законом от 15.12.2001 №166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» или Федеральным законом от 17.12.2001 №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». При этом, действие данной редакции распространено на правоотношения, возникшие с 01.01.2002.

В соответствии с редакцией п. 1 ст. 29 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 №1244-1, действовавшей до 01.01.2002, назначение пенсии по инвалидности указанным в законе лицам, как пенсии вследствие трудового увечья или профзаболевания, гарантировалось законодателем при её назначении по нормам Закона РСФСР от 20.11.1990 №340-1 «О государственных пенсиях в РСФСР».

Истец претендует на одновременное получение двух пенсий по инвалидности и трудовой пенсии по старости, такое право по своему характеру является льготным для указанных в п. 2 ст.29 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 №1244-1 лиц.

Указанное право на получение двух пенсий у истца, как у инвалида вследствие военной травмы, возникло после 01.01.2002, что не оспаривалось сторонами при рассмотрении спора, следовательно, назначение пенсий по инвалидности и трудовой пенсии по старости должно производиться только на основании п.3 ст. 3 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», как пенсии по инвалидности вследствие военной травмы, предусмотренной п.п.1 п. 2 (с применением п. 3 и п. 5) ст. 15 указанного Федерального закона и трудовой пенсии по старости, в соответствии с Федеральным законом от 17.12.2001 №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации.

Таким образом, назначение трудовой пенсии по старости, произведенное ответчиком в 2004 году на основании Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» и Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», исключает возможность зачета в общий трудовой стаж периода пребывания на инвалидности в связи с увечьем, полученным при исполнении иных обязанностей военной службы в связи с аварией на Чернобыльской АЭС.

Помимо этого, истец просил зачесть в общий трудовой стаж период участия в работах по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС с 21.01.1987 по 09.06.1987 в льготном исчислении из расчета один день за три дня.

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 23 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», Постановлением Совмина СССР, ВЦСПС от 05.06.1986 № 665-195 «Об условиях оплаты труда и материального обеспечения работников предприятий, организаций и учреждений, занятых на работах, связанных с ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС и предотвращением загрязнения окружающей среды», пришел к выводу об удовлетворении данного требования, поскольку такой порядок зачета установлен действующими нормативными актами.

Судебная коллегия не может согласиться с указанным выводом суда первой инстанции, который не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Действительно, в соответствии со ст. 23 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (в редакции, действующей на момент рассмотрения гражданского дела) время на выполнение заданий и несение военной службы (службы) в зоне отчуждения засчитывается в выслугу лет на пенсию один месяц за три.

Такое же право закреплялось за лицами, принимавшими участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, а именно в абз. 6 ст. 23 названного Закона Российской Федерации в редакции, действовавшей до изменений, внесенных Федеральным законом от 18.07.2006 № 112-ФЗ.

Кроме того, действовавшим на момент возникновения спорных правоотношений и не утратившим силу Постановлением Совмина СССР, ВЦСПС от 05.06.1986 № 665-195 «Об условиях оплаты труда и материального обеспечения работников предприятий, организаций и учреждений, занятых на работах, связанных с ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС и предотвращением загрязнения окружающей среды», установлено, что время работы в 30-километровой зоне Чернобыльской АЭС военнослужащим и военным строителям военно-строительных отрядов и частей, а также военнообязанным, призванным на сборы, засчитывается в трудовой стаж и в стаж, дающий право на льготную пенсию по Списку №1, в трехкратном размере (п.п. «в» п. 8).

Вместе с тем, судом не учтено, что при назначении Горбунову А.В. 17.12.2004 трудовой пенсии по старости, пенсионным органом производилась оценка пенсионных прав застрахованного лица по состоянию на 01.01.2002 путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал на основании п.3 ст. 30 Федерального закона от 17.12.2001 №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», предусматривающего возможность зачета в общий трудовой стаж службы в Вооруженных Силах Российской Федерации только в календарном исчислении, что ответчиком и было сделано.

Зачет периода военной службы в зоне отчуждения, определяемой в соответствии с Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», в общий трудовой стаж в льготном исчислении (один день за три дня), возможен лишь в случае оценки пенсионных прав застрахованного лица при определении его права на трудовую пенсию по старости только на основании п.4 ст. 30 Федерального закона от 17.12.2001 №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», который предполагает их конвертацию (преобразование) в расчетный пенсионный капитал по иному алгоритму, нежели, содержащемуся в п.3 ст. 30 Федерального закона от 17.12.2001 №173-ФЗ, в отношении всех периодов трудовой деятельности истца, а не только являющегося предметом настоящего спора, и только с соблюдением Горбуновым А.В. заявительного порядка обращения в пенсионный орган для перерасчета пенсии.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия отменяет решение суда первой инстанции в связи с неправильным применением норм материального права (п. 4 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) и принимает по делу новое решение об отказе Ирбитскому межрайонному прокурору, действующему в интересах Горбунова А.В., в удовлетворении исковых требований, предъявляемых к государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Ирбите и Ирбитском районе Свердловской области о возложении обязанностей включить в общий трудовой стаж периодов участия в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 30-километрой зоне отчуждения с 21.01.1987 по 09.06.1987 из расчета один день за три дня, нахождения на инвалидности вследствие радиационного воздействия, полученного при исполнении обязанностей военной службы при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС с 21.08.1998 по 31.12.2001 в календарном исчислении, перерасчета пенсии по старости с 17.12.2004 в полном объеме.

Руководствуясь ст. 327, ст. 327.1, п. 2 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ирбитского районного суда Свердловской области от 10.05.2017 отменить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении иска Ирбитского межрайонного прокурора, действующего в интересах Горбунова Анатолия Васильевича к государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Ирбите и Ирбитском районе Свердловской области о возложении обязанностей включить в общий трудовой стаж периоды участия в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 30-километрой зоне отчуждения с 21.01.1987 по 09.06.1987 из расчета один день за три дня, нахождения на инвалидности вследствие радиационного воздействия, полученного при исполнении обязанностей военной службы при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС с 21.08.1998 по 31.12.2001 в календарном исчислении, перерасчета пенсии по старости с 17.12.2004, отказать.

Председательствующий: О.Г. Колесникова

Судья: Е.В. Кокшаров

Судья: Т.Л. Редозубова