НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Свердловского областного суда (Свердловская область) от 04.04.2018 № 33-5680/2018

Судья Савельев Ю.В.

дело № 33-5680/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Екатеринбург

04.04.2018

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Волковой Я.Ю., судей Кокшарова Е.В. и Сорокиной С.В.

при секретаре Маршихиной И.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Мирной Алены Омаровны к индивидуальному предпринимателю Ивановой Лилии Рашитовне об установлении факта трудовых отношений, внесении записей в трудовую книжку, взыскании выходного пособия, компенсации за неиспользованный отпуск,, компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда

по апелляционным жалобам сторон на решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 10.01.2018.

Заслушав доклад судьи Волковой Я.Ю., объяснения истца и ее представителя Мирного С.И. (по ордеру от 04.04.2018), поддержавших доводы своей жалобы и возражавших против доводов жалобы ответчика, объяснения представителя ответчика Овчиннникова А.А. (по ордеру от 03.04.2018), поддержавшего доводы жалобы ответчика и возражавшего против доводов жалобы истца, судебная коллегия

установила:


Мирная А.О. обратилась в суд с иском к ИП Ивановой Л.Р., просила установить факт трудовых отношений с ответчиком в период с 01.09.2015 по 13.08.2015 в качестве продавца-кассира, обязать ответчика внести в трудовую книжку истца записи о приеме на работу в качестве продавца-кассира с 01.09.2015 и увольнении по сокращению штата 13.08.2017, взыскать выходное пособие в связи с увольнением по сокращению штата за 3 месяца в сумме 121518 руб., компенсацию за неиспользованный отпуск 27806 руб., компенсацию за задержку выплаты заработной платы в сумме 27806 руб., компенсацию морального вреда в сумме 20000 руб.

В обоснование исковых требований указала, что в период с 01.09.2015 по 13.08.2017 без оформления трудового договора работала у ответчика в качестве продавца-кассира, сторонами достигнуто соглашение о заработной плате в размере от 1200 руб. за смену с оплатой 3% от суммы проданного товара, с режимом работы в осенне-зимний период ежедневно с 10:00 до 20:00, в летний период с 10:00 до 19:00 с выходными и отпуском по соглашению с другими продавцами. 18.07.2017 в связи с расторжением договора аренды используемого под магазин ответчик сообщил о сокращении штата. 13.08.2017 ей (истцу) ответчиком была выплачена заработная плата за последний месяц работы, от выплаты компенсации за неиспользованный отпуск и компенсации в связи с увольнением по сокращению штата ответчик отказался.

Истцом подано заявление об изменении исковых требований, в которых она просила восстановить её на работе с 13.08.2017 по настоящее время, взыскать задолженность по заработной плате за время вынужденного прогула с 13.08.2017 по дату вынесения решения суда, обязать ответчика сократить её одновременно с восстановлением на работе в качестве продавца-кассира со взысканием в её пользу компенсации за 2 месяца в размере 80812 руб., обязать ответчика внести в трудовую книжку записи о приеме на работу в качестве продавца-кассира с 01.09.2015 до даты увольнения по сокращению сразу после восстановления на работе, остальные требования – прежние. В принятии к производству измененных исковых требований определением суда от 10.01.2018 отказано. Суд рассматривал первоначально заявленные требования.

Решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 10.01.2018 исковые требования Мирной А.О. удовлетворены частично: установлен факт трудовых отношений между ИП Ивановой Л.Р. и Мирной А.О. в период с 01.09.2015 по 13.08.2017 в качестве продавца-кассира, на ответчика возложена обязанность внести запись в трудовую книжку истца о приеме её на работу с 01.09.2015 и об её увольнении 13.08.2017 по собственному желанию (ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации), с ИП Ивановой Л.Р. в пользу Мирной А.О. взыскана компенсация за часть неиспользованного отпуска в размере 24 799 руб. 68 коп., компенсация морального вреда в размере 3000 руб.; в остальной части иска отказано. С ИП Ивановой Л.Р. в доход местного бюджета взыскана гос.пошлина 1 643 руб. 99 коп.

В апелляционной жалобе истец просит решение в части возложения обязанности на ответчика внести запись в трудовую книжку об её увольнении по собственном желанию отменить, обязать ответчика внести в трудовую книжку истца запись об её увольнении по сокращению штата в порядке ч. 2 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, взыскать с ответчика в пользу истца выходное пособие в связи с увольнением по сокращению штата за 3 месяца в сумме 121518 руб. Полагает, что суд необоснованно не принял к рассмотрению заявление об уточнении исковых требований, чем лишил ее права восстановления на работе и получения соответствующих компенсаций (при вынесении решения о внесении в трудовую книжку записи об увольнении по собственному желанию). Считает безосновательным вывод суда о прекращении трудовых отношений 13.08.2017 по ее (истца) инициативе в связи отсутствием таких доказательств. Выражает несогласие с отказом во взыскании компенсации при увольнении по сокращению штата в размере 121518 руб., ссылаясь на то, что суд не учел переписку с ответчиком о согласии ответчика выплатить компенсацию в сумме 81018 руб. Указывает, что ответчик нарушила процедуру увольнения по сокращению штата, а впоследствии стала оспаривать наличие трудовых отношений.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить, принять новое решение об отказе в иске. В обоснование жалобы указывает на неправильное определение судом юридически значимых обстоятельств. Полагает не соответствующим обстоятельствам дела вывод суда о признании ответчиком факта допуска истца к работе, т.к. ответчик отрицал и отрицает факт существования трудовых отношений между сторонами. Указывает, что все работники магазина - это работники ООО «Линком». Считает, что суд не дал должной оценки договору между ответчиком и ООО «Линком». Отмечает, что суд проигнорировал статус и роль ООО «Линком» как контрагента ответчика по договору коммерческого представителя, который должен был организовать работу магазина, в т.ч. и путем набора своего штата работников. Обращает внимание на то, что копии документов, принятые судом в качестве доказательств (незаверенные копии кассовой книги, журналов, графика отпусков), не являются таковыми, так как не составлялись ответчиком при ведении хозяйственной деятельности, подписи ответчика в указанных документах нет, происхождение указанных документов неизвестно. Считает, что размер заработной платы истца не доказан допустимыми и достоверными доказательствами. Указывает, что показания свидетелей, трудоустроенных в ООО «Линком», позицию истца о наличии у нее трудовых отношений с ответчиком не подтверждают.

В заседание суда апелляционной инстанции ответчик не явилась, представитель ответчика подтвердил тот факт, что ответчику известно о судебном заседании, явиться в процесс она не планировала, доверив представление своих интересов представителю. С учетом положений ч. 1 ст. 327, ч. ч. 3, 4 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в отсутствие причин для отложения судебного заседания, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о возможности рассмотрения апелляционных жалоб при данной явке.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь нормами ст.ст. 15, 16, 56, 57, 67, 68, 237 Трудового кодекса Российской Федерации, установив тот факт, что ответчик 01.09.2015 допустил истца к работе в качестве продавца-кассира, истец с ведома ответчика работала продавцом-кассиром в магазине ИП Ивановой Л.Р. (что подтверждено последовательными и непротиворечивыми объяснениями истца, свидетельскими показаниями бывших сотрудников этого же магазина ( / / )12 и ( / / )13 а также фотокопиями журнала прихода и расхода денежных средств, фотокопией кассовой книги ИП Ивановой Л.Р., где содержатся записи об истце Мирной А.О., фотокопией графика отпусков за 2017 год с печатью ИП Ивановой Л.Р., из которой следует, что истцу Мирной А.О. полагался отпуск в мае 2017 года), пришел к выводу о доказанности возникновения между сторонами трудовых отношений, фактическом допуске истца к работе ответчиком. Установив, что между истцом и ответчиком имели место быть именно трудовые отношения, не оформленные ответчиком надлежащим образом, суд пришел к выводу о законности требований истца о внесении соответствующих записей о приеме на работу в должности продавца-кассира с 01.09.2015, а также об её увольнении 13.08.2017 по собственному желанию по ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку увольнение истца в связи с сокращением численности или штата работников судом установлено не было, а такое прекращение трудовых отношений отвечает интересам истца. Судом принято решение о внесении записи об увольнении по собственному желанию, поскольку данная формулировка в максимальной степени не ведет к нарушению прав истца. Учитывая, что истцом не представлено надлежащих доказательств увольнения ее в связи с сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации), суд указал на отсутствие оснований по выплате выходного пособия в связи с увольнением по сокращению штата за 3 месяца в сумме 121518 руб. Поскольку компенсация за задержку выплаты компенсации является производным требованием от требования о выплате выходного пособия при сокращении штата работников, то в удовлетворении указанного требования также отказано. Установив, что истцу предоставлялся ежегодный оплачиваемый отпуск с 01.05.2017 по 10.05.2017, с выплатой 12 700 руб. отпускных, суд счел, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация за неиспользованный отпуск в сумме 24 799 руб. 68 коп. (за оставшиеся 18 дней отпуска). Поскольку фактом нарушения ответчиком трудовых прав истца Мирной А.О. причинены нравственные страдания, с учетом требований разумности и справедливости суд удовлетворил требования о взыскании компенсации морального вреда, определив ко взысканию компенсацию в сумме 3 000 рублей.

С выводом суда о наличии между сторонами трудовых отношений судебная коллегия соглашается.

С учетом ст.ст. 15, 16 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснений, данных в абз. 2 п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", суд правомерно установил возникновение трудовых отношений на основании фактического допуска истца ответчиком к работе в качестве продавца-кассира в магазине ответчика 01.09.2015.

Этот факт подтвержден как объяснениями истца, так и показаниями свидетелей, допрошенных судом, названными выше письменными доказательствами. Оспаривая достоверность и относимость письменных доказательств (копий книги прихода-расхода, кассовой книги и т.д.), ответчик не представила суду этих доказательств иного содержания, при том, что кассовая книга должна вестись у ответчика, сторона ответчика имела возможность представить ее суду (за период с сентября 2015 г. по август 2017 г.), однако не представила в подтверждение своих возражений. Учитывая, что оригиналы документов, фотокопии которых представлены истцом, у истца не могут храниться (это документы ответчика), а сторона ответчика не доказала, что содержание находящихся у нее документов отлично от тех документов, которые в копиях представила сторона истца, суд, учитывая в совокупности с этими доказательствами объяснения истца и показания свидетелей, правомерно принял данные документы в качестве доказательств (ч. 1 ст. 68, ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Тот факт, что ответчик не признавала допуск истца к работе, не свидетельствует о незаконности решения суда, т.к. совокупностью иных названных выше доказателсьвт этот факт подтвержден.

Ссылка в жалобе ответчика на то, что свидетели, подтвердившие факт работы истца в магазине ответчика, работают в ООО «Линком», а потому трудовые отношения сторон подтверждать не могут, отклоняется судебной коллегией.

Действительно, свидетели, работавшие вместе с истцом в одном магазине, были трудоустроены в ООО «Линком». При этом ответчик ссылался на договор коммерческого представительства, заключенный 01.07.2015 между ним и ООО «Линком». По условиям этого договора ИП Иванова Л.Р. поручает, а ООО «Линком» принимает на себя обязательство совершать за вознаграждение от имени ИП Ивановой Л.Р. осуществление организации торговой деятельности по реализации меховых изделий, принадлежащих ИП Ивановой Л.Р. (при этом права и обязанности по сделкам возникают непосредственно у ИП Ивановой Л.Р.), обеспечить бесперебойный процесс розничной торговли имуществом, что предполагает необходимость наличия необходимого персонала для ежедневной розничной торговли, численность работников и характер выполняемой ими деятельности определяется коммерческим представителем самостоятельно, а ИП Иванова Л.Р. обязалась возместить издержки и уплатить вознаграждение ООО «Линком».

Ссылка стороны ответчика на необходимость учета нормы ст. 184 Гражданского кодекса Российской Федерации не может быть признана обоснованной, т.к. правовое значение имеет не отношения между сторонами гражданско-правовой сделки, а отношения между работниками и работодателем. Эти отношения регулируются нормами Трудового кодекса Российской Федерации.

Никем не оспаривалось, что свидетели ( / / )7 и ( / / )8 работали в магазине ответчика в тот же период, что и истец, при этом трудовые отношения со свидетелями, действительно, были оформлены с ООО «Линком», из показаний свидетелей следует, что они и истец работали под управлением и контролем ответчика, которая выплачивала заработную плату, сообщала информацию о прекращении трудовых отношений. Данных о том, что в одном магазине параллельно осуществлялась деятельность и ответчиком и ООО «Линком» нет, ответчик не оспаривал тот факт, что продажа товара в магазине осуществлялась только от ее имени,. При этом из показаний свидетелей следует, что часть работников, работавших в магазине, была трудоустроена в ООО «Линком» (с учетом указанного выше договора коммерческого представительства), часть – работает без оформления трудовых отношений. По изложенным мотивам суд правомерно принял свидетельские показания очевидцев в качестве допустимых и достоверных доказательств.

ООО «Линком» не подтверждало наличие трудовых отношений с истцом, сама истец также указывала, что работала с ведома и по поручению ответчика, а не третьего лица, доказательств возникновения трудовых отношений между истцом и ООО «Линком» не имеется (ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). При этом факт работы истца в магазине ответчика, осуществления такой работы с ведома ИП Ивановой Л.Р. и в ее интересах следует из показаний названных свидетелей, перечисленных выше письменных доказательств. Наличие у ответчика договора коммерческого представительства с третьим лицом не препятствовало ответчику осуществлять и самостоятельно полномочия работодателя в отношении истца, т.к. таковые возникают при фактическом допуске к работе с ведома или по поручению работодателя (ст.ст. 15, 16, 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

Приходя к выводу о возникновении между сторонами спора трудовых отношений судебная коллегия учитывает не только доказанность допуска истца к работе ответчиком, работу истца с ведома ответчика и в интересах ответчика в ее же магазине, но и законодательный запрет заемного труда, действующий с 01.01.2016, что также исключало возможность трудовых отношений истца с ООО «Линком» при работе под управлением и контролем ответчика.

В соответствии со ст. 56.1 Трудового кодекса Российской Федерации заемный труд запрещен. Заемный труд - труд, осуществляемый работником по распоряжению работодателя в интересах, под управлением и контролем физического лица или юридического лица, не являющихся работодателем данного работника. Особенности регулирования труда работников, направленных временно работодателем к другим физическим лицам или юридическим лицам по договору о предоставлении труда работников (персонала), устанавливаются главой 53.1 настоящего Кодекса.

В рассматриваемом случае нет доказательств того, что ООО «Линком» являлось предусмотренным ст. 341.1 Трудового кодекса Российской Федерации частным агентством занятости или юридическим лицом, которое в соответствии с законодательством Российской Федерации о занятости населения в Российской Федерации вправе осуществлять деятельность по предоставлению труда работников (персонала), а также доказательств того, что ООО «Линком» временно направляло своих сотрудников (свидетелей) для выполнения определенных их трудовыми договорами трудовых функций в интересах, под управлением и контролем физического лица (документов о таком временном направлении сотрудников в деле нет).

Ссылка в жалобе ответчика на недоказанность истцом размера заработной платы отклоняется, т.к. при доказанности факта трудовых отношений с ответчиком, именно ответчик обязан был надлежащим образом оформить эти отношения, указав, в т.ч. и размер заработной платы, а ответчик эту обязанность не выполнил, доказательств иного размера заработной платы истца, опровергающих представленные истцом доказательства, суду не представил, мотивированных возражений по этому поводу не заявлял, вследствие чего суд правомерно принял те доказательства, на которые ссылалась сторона истца (ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Доводы жалобы истца о необоснованном отказе суда в принятии к производству заявления об уточнении исковых требований не могут быть признаны обоснованными, т.к. в этом заявлении истец фактически заявила дополнительные и ранее не заявленные требования с иными предметом и основанием (о восстановлении на работе с последующим увольнением, взыскании оплаты вынужденного прогула), при том, что ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации допускает изменение либо предмета, либо основания, не предусматривает права на заявление дополнительных требований. По этим мотивам процессуальный закон судом не нарушен.

Ссылка в жалобе истца на несогласие с выводом суда о прекращении трудовых отношений 13.08.2017 по ее (истца) инициативе заслуживает внимания. Как правильно указывает в жалобе истец, таких доказательств в деле нет, истец не поясняла, что она подавала ответчику заявление об увольнении с 13.08.2017 по своей инициативе, такое заявление суду не представлялось и ответчиком, приказ о прекращении трудовых отношений 13.08.2017 не издавался ответчиком. Соответственно, вывод суда первой инстанции о прекращении трудовых отношений 13.08.2017 по инициативе работника не основан на доказательствах.

Трудовые отношения могут быть прекращены по основаниям, перечисленным в законе (ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации), прекращение трудовых отношений оформляется по правилам ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации, с изданием приказа (распоряжения) работодателя о прекращении трудового договора.

Такого приказа о расторжении 13.08.2017 трудового договора с истцом не имеется в материалах дела, стороны подтверждают, что такой приказ не издавался, в т.ч. не был издан приказ об увольнении истца по сокращению численности или штата (п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации). Следовательно, трудовые отношения сторон, возникшие 01.09.2015 при фактическом допуске к работе с ведома ответчика, продолжаются и не прекращены до настоящего времени.

Требование истца об установлении конечного срока трудовых отношений 13.08.2017 не могло быть удовлетворено судом, в т.ч. и по основанию сокращения штата. Доводы истца о необходимости внесения в ее трудовую книжку записи об увольнении по этому основанию правомерно не удовлетворены судом, т.к. в отсутствие решения работодателя, оформленного приказом, об увольнении по этому основанию, суд не может понудить работодателя уволить работника по данной норме (даже если работодатель и сообщал работнику о возможности такого увольнения, но не издал такой приказ).

По существу, с 13.08.2017 истец не допущена ответчиком к работе, но не уволена по сокращению штата. Способы защиты права при отстранении от работы иные, чем иск об обязании внести запись об увольнении по инициативе работодателя.

По приведенным мотивам, в соответствии с п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, решение суда первой инстанции в части установления даты окончания трудовых отношений сторон спора, внесении в трудовую книжку Мирной А.О. записи об увольнении подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении названных требований.

Учитывая, что нет оснований для вывода об увольнении истца по сокращению численности, штата, соответственно, нет предусмотренных ч. 1 ст. 178 Трудового кодекса Российской Федерации оснований для взыскания выходного пособия за три месяца. Доводы жалобы истца о необходимости взыскания такой выплаты не могут быть признаны состоятельными.

Компенсация за неиспользованный отпуск, предусмотренная ст. 127 Трудового кодекса Российской Федерации, выплачивается при увольнении. Поскольку истец не уволена до настоящего времени, срок выплаты компенсации за неиспользованный отпуск не наступил. Решение суда о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск подлежит отмене (п. 3 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) с вынесением нового решения об отказе в иске о взыскании названной компенсации.

Компенсация морального вреда правомерно взыскана с ответчика в пользу истца, учитывая установленный факт нарушения трудовых прав истца (в связи с неоформлением трудовых отношений, необходимостью защищать свои трудовые права в судебном порядке, причиненными нравственными страданиями), соразмерность суммы компенсации морального вреда причиненным названным фактом страданиям (ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации).

Поскольку решение суда в части отменено, оно подлежит изменению в части размера госпошлины, взысканной с ответчика в доход местного бюджета (ч. 4 ст. 1, ч. 3 ст. 98, ч. 1 ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). С учетом удовлетворения двух требований неимущественного характера (об установлении факта трудовых отношений и о взыскании компенсации морального вреда) размер госпошлины составит 600 руб. (подп. 3 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации).

Руководствуясьст. ст. 328,329Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:


решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 10.01.2018 отменить в части установления даты окончания трудовых отношений сторон спора, внесении в трудовую книжку Мирной А.О. записи об увольнении, взыскании с ответчика в пользу истца компенсации за неиспользованную часть отпуска.

Принять в указанной части новое решение, которым в удовлетворении требований Мирной А.О. к индивидуальному предпринимателю Ивановой Лилии Рашитовне об установлении конечной даты трудовых отношений 13.08.2017, внесении в трудовую книжку записи об увольнении по сокращению штата (п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации), взыскании компенсации за неиспользованную часть отпуска – отказать.

Решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 10.01.2018 в части размера взысканной с ответчика в доход местного бюджета госпошлины изменить, указав размер госпошлины вместо «1643 руб. 99 коп.» - «600 руб.».

В остальной части решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 10.01.2018 оставить без изменения, апелляционные жалобы сторон – без удовлетворения.


Председательствующий

Я.Ю. Волкова


Судьи

Е.В. Кокшаров

С.В. Сорокина

...

...

...

...

...

...

...

...

...

...

...

...


...

...

...

...


...

...


...

...

...