НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Ставропольского краевого суда (Ставропольский край) от 21.07.2020 № 33-3-4515/20

Судья Мигалко С.Л. Дело №33-3-4515/2020

УИД 26RS0015-01-2020-000009-49

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Ставрополь 21 июля 2020 года

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе председательствующего Медведевой Д.С.,

судей Дубинина А.И., Безгиновой Л.А.,

при секретаре Ахтырской С.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика Шугаева М.Н. в лице полномочного представителя Перцуковой Е.Н.

на решение Ипатовского районного суда Ставропольского края от 18 марта 2020 года

по иску Аббасовой Р.Н. и Алимовой А.Н. к Шугаеву М.Н. о признании трудового договора заключенным, признании незаконным увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи Медведевой Д.С.,

установила:

Аббасова Р.Н., Алимова А.Н. обратились в суд с исковыми заявлениями к Шугаеву М.Н. о признании трудового договора заключенным, признании незаконным увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Определением суда от 3 марта 2020 года гражданские дела по искам Аббасовой Р.Н. к Шугаеву М.Н. о признании трудового договора заключенным, признании незаконным увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и Алимовой А.Н. к Шугаеву М.Н. о признании трудового договора заключенным, признании незаконным увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда объединены в одно производство.

В обоснование доводов Аббасова Р.Н., Алимова А.Н. указали, что Абассова Р.Н. с 10.03.2018 и Алимова А.Н. с 03.05.2018 были допущены с ведома работодателя к работе в качестве продавцов магазина «Уют», расположенного по адресу: …...

С момента фактического допуска к работе в качестве продавцов им был установлен сменный график работы: один день через два дня, с началом работы с 07 час. 30 мин. и до 20 час. 00 мин. - в осенне-зимний период, с 07 час. 30 мин. и до 22 часов 00 минут - в весенне-летний период. В вышеуказанном магазине работали три продавца. Письменный трудовой договор Шугаев М.Н. о приеме на работу в качестве продавца магазина «Уют» с указанием существенных условий трудового договора с каждой из них не заключал, фактически заработная плата в период их работы всем троим продавцам выплачивалась Шугаевым М.Н. в процентном соотношении от торговой выручки. Продавцы магазина расписывались в получении заработной платы ежемесячно после 20 числа каждого месяца. Между ними и ответчиком не был заключен договор о полной материальной ответственности. На момент фактического начала работы Аббасовой Р.Н. в качестве продавца магазина «Уют», то есть на 10.03.2018 и в последующем до дня ее увольнения 08.12.2019 в указанном магазине инвентаризация (ревизия) и пересчет остатков имеющегося в магазине товаров и материальных ценностей не производилась, акты ревизии с ее участием не составлялись. На момент фактического начала работы Алимовой А.Н. в качестве продавца магазина «Уют», то есть на 03.05.2018 и в последующем до дня ее увольнения 08.12.2019 в указанном магазине инвентаризация (ревизия) и пересчет остатков имеющегося в магазине товаров и материальных ценностей не производилась, акты ревизии с ее участием не составлялись. В период работы Абассовой Р.Н. в указанный магазин после увольнения прежнего продавца, ответчиком была фактически допущена Алимова А.Н. в качестве продавца с 03.05.2018 без заключения письменного трудового договора и договора о материальной ответственности.

Шугаевым М.Н. акт прием-передача товаров и материальных ценностей при увольнении прежнего и вновь поступающего работника, обслуживающих денежные или товарные ценности, не составлялся, пересчет остатков товара и материальных ценностей з их присутствии не производился, акты инвентаризации (ревизии) не составлялись.

08.12.2019 они были уволены в связи с выявленной ответчиком недостачей. Поскольку между ними и ответчиком не был подписан письменный трудовой договор, а также не был подписан договор о полной материальной ответственности, ответчиком нарушены их законные права и интересы, и им не выплачены установленные законом компенсации за неиспользованный трудовой отпуск.

08.12.2019 на работу были приняты продавцы Р.Н.Э. и Д.П.О., однако при пересчете и передаче товаров, материальных ценностей они не присутствовали, поскольку ответчик не известил их о том, что им необходимо прибыть для участия в пересчете товара и остатков материальных ценностей. Результаты инвентаризации (ревизии), произведенные 08.12.2019, им ответчик не сообщил. Как стало им известно позже, 08.12.2019 после пересчета остатков товара выявлена недостача, однако им акт инвентаризации (ревизии) для ознакомления и подписания не был предоставлен. Письменных объяснений от них ответчик не требовал. В качестве основания к увольнению ответчик указал на утрату доверия в связи с недостачей, однако с приказом об увольнении с указанием его основания, равно как и с приказом о приеме на работу, ответчик под роспись их не ознакомил. Незаконными действиями ответчика им причинен моральный вред.

Впоследствии истцы дополнили исковые требования и просили суд признать заключенным бессрочный трудовой договор от 10.03.2018 между индивидуальным предпринимателем Шугаевым М.Н. и Абассовой Р.Н. о приеме на работу в качестве продавца магазина «Уют», расположенного по адресу: …..; признать причины увольнения Аббасовой Р.Н. совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя по пункту 7 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ незаконным; обязать индивидуального предпринимателя Шугаева М.Н. произвести в трудовую книжку Аббасовой Р.Н. записи о приеме на работу в качестве продавца магазина «Уют» с 10.03.2018 и увольнении с должности продавца по собственному желанию с даты принятия судебного решения по настоящему делу; взыскать с Шугаева М.Н. в пользу Аббасовой Р.Н. заработную плату за время вынужденного прогула за период с 08.12.2019 по 18.03.2020 исходя из минимального размера оплаты труда в сумме 38750 руб. и компенсацию за неиспользованный трудовой отпуск за проработанный период с 10.03.2018 по 08.12.2020 в сумме 23 184 руб. 00 коп.; взыскать с Шугаева М.Н. в пользу Аббасовой Р.Н. в счет компенсации морального вреда 50000 руб.; взыскать с Шугаева М.Н. в пользу Аббасовой Р.Н. судебные расходы в сумме 623 руб. за услуги нотариуса по удостоверению доверенности; признать заключенным бессрочный трудовой договор от 03.05.2018 между Шугаевым М.Н. и Алимовой А.Н. о приеме на работу в качестве продавца магазина «Уют», расположенного по адресу: …..; признать причины увольнения Алимовой А.Н. совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя по пункту 7 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ незаконным; обязать Шугаева М.Н. произвести в трудовую книжку Алимовой А.Н. записи о приеме на работу в качестве продавца магазина «Уют» с 03.05.2018 и увольнении с работы по собственному желанию с даты принятия судебного решения по настоящему делу; взыскать с Шугаева М.Н. в пользу Алимовой А.Н. заработную плату за время вынужденного прогула за период с 08.12.2019 по 18.03.2020 исходя из минимального размера оплат труда в сумме 38750 руб. и компенсацию за неиспользованный трудовой отпуск в сумме 23 184 руб.; взыскать с Шугаева М.Н. в пользу Алимовой А.Н. в счет компенсации морального вреда 50 000 руб.; взыскать с Шугаева М.Н. в пользу Алимовой А.Н. судебные расходы по настоящему делу в сумме 623 руб. за услуги нотариуса по удостоверению доверенности.

Решением Ипатовского районного суда Ставропольского края от 18 марта 2020 года исковые требования Аббасовой Р.Н. к Шугаеву М. Н. о признании трудового договора заключенным, признании незаконным увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда удовлетворены частично.

Суд постановил:

Признать заключенным бессрочный трудовой договор от 10 марта 2018 года между индивидуальным предпринимателем Шугаевым М.Н. и Аббасовой Р.Н. о приеме на работу в качестве продавца магазина «Уют», расположенного по адресу: …...

Признать незаконными причины увольнения Аббасовой Р.Н. - совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основания для утраты доверия к нему со стороны работодателя по пункту 7 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Обязать индивидуального предпринимателя Шугаева М.Н. произвести в трудовую книжку Аббасовой Р.Н. записи о приеме на работу в качестве продавца магазина «Уют» с 10 марта 2018 года и увольнении с работы по собственному желанию с 18 марта 2020 года.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Шугаева М.Н. в пользу Аббасовой Р.Н. заработную плату за время вынужденного прогула за период с 08 декабря 2019 года по 18 марта 2020 года, исходя из минимального размера оплаты труда, в сумме 38750 рублей 00 копеек, компенсацию за неиспользованный трудовой отпуск в сумме 23 184 рубля 00 копеек.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Шугаева М.Н. в пользу Аббасовой Р.Н. компенсацию морального вреда в размере 15 000 рублей.

В остальной части иска о взыскании с Шугаева М.Н. в пользу Аббасовой Р.Н. судебных расходов в сумме 623 рублей, компенсации морального вреда в размере 35 000 рублей в удовлетворении иска Аббасовой Р.Н. отказать.

Исковые требования Алимовой А.Н. к Шугаеву М.Н. о признании трудового договора заключенным, признании незаконным увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда удовлетворены частично.

Суд постановил:

Признать заключенным бессрочный трудовой договор от 03 мая 2018 года между индивидуальным предпринимателем Шугаевым М.Н. и Алимовой А.Н. о приеме на работу в качестве продавца магазина «Уют», расположенного по адресу: …….

Признать незаконными причины увольнения Алимовой А.Н. - совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основания для утраты доверия к нему со стороны работодателя по пункту 7 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Обязать индивидуального предпринимателя Шугаева М.Н. произвести в трудовую книжку Алимовой А.Н. записи о приеме на работу в качестве продавца магазина «Уют» с 03 мая 2018 года и увольнении с работы по собственному желанию с 18 марта 2020 года.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Шугаева М. Н. в пользу Алимовой А.Н. заработную плату за время вынужденного прогула за период с 08 декабря 2019 года по 18 марта 2020 года, исходя из минимального размера оплаты труда, в сумме 38750 рублей 00 копеек, компенсацию за неиспользованный трудовой отпуск в сумме 23 184 рубля 00 копеек.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Шугаева М.Н. в пользу Алимовой А.Н. компенсацию морального вреда в размере 15 000 рублей.

В остальной части иска о взыскании с Шугаева М.Н. в пользу Алимовой А.Н. судебных расходов в сумме 623 рублей, компенсации морального вреда в размере 35 000 рублей в удовлетворении иска Алимовой А.Н. отказать.

В апелляционной жалобе ответчик Шугаев М.Н. в лице полномочного представителя Перцуковой Е.Н. просит отменить решение Ипатовского районного суда Ставропольского края от 18 марта 2020 года, ссылаясь на его незаконность и необоснованность. Считает, что между сторонами спора не доказано наличие трудовых правоотношений. Ставит под сомнение приобщенное к материалам дела постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 18.02.2020, считая его недопустимым доказательством.

В возражениях на апелляционную жалобу истцы Аббасова Р.Н., Алимова А.Н. в лице полномочного представителя Горловой А.Д. просят решение Ипатовского районного суда Ставропольского края от 18 марта 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу- без удовлетворения.

В судебное заседание истцы: Аббасова Р.Н., Алимова А.Н. не явились, о дате судебного заседания в Ставропольском краевом суде извещены надлежащим образом и заблаговременно.

От полномочного представителя истцов- Горловой А.Д. до судебного заседания поступило ходатайство о рассмотрении дела в ее отсутствие, просила решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу- без удовлетворения.

Ответчик Шугаев М.Н. в суд апелляционной инстанции не явился.

Согласно информации, полученной из официального сайта «Почта России», в отношении судебного извещения, направленного Ставропольским краевым судом о дате судебного заседания, имеет место истечение срока хранения судебной корреспонденции, что в силу ст. 165.1 ГК РФ, пункта 35 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных приказом Минкомсвязи России от 31.07.2014 N 234, частью 2 статьи 117 ГПК РФ, разъяснений, данных в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 25 от 23 июня 2015 года "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", считается надлежащим извещением.

Полномочный представитель ответчика Шугаева М.Н.-Перцукова Е.Н., подготовившая апелляционную жалобу, извещена о дате ее рассмотрения в Ставропольском краевом суде, в суд апелляционной инстанции не явилась.

Принимая во внимание вышеизложенное, а так же то, что информация о дне судебного заседания в соответствии с ч.7 ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (Далее ГПК РФ) размещена на официальном сайте Ставропольского краевого суда, руководствуясь ст. 167 ГПК РФ, необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия пришла к выводу о рассмотрении настоящего гражданского дела при установленной явке.

Законность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией в порядке, установленном гл. 39 ГПК Российской Федерации, в пределах доводов апелляционной жалобы.

Изучив материалы гражданского дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам таких нарушений не усматривает.

Судом при рассмотрении дела установлено, что ответчик Шугаев М.Н. зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, основной вид деятельности: 52.12 прочая розничная торговля в неспециализированных магазинах.

Предъявляя к ответчику исковые требования, истцы Аббасова Р.Н. и Алимова А.Н. указали на возникшие между ними трудовые правоотношения, которые надлежащим образом оформлены не были, просили признать трудовой договор заключенным, признать незаконным увольнение, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, компенсировать моральный вред.

При этом, истцы указали, что Аббасова Р.Н. работала в качестве продавца в магазине «Уют», расположенного по адресу: …… с 10.03.2018, Алимова А.Н. Р.Н. так же продавцом -с 03.05.2018.

По утверждениям истцов, с момента фактического допуска к работе в качестве продавцов указанного магазина им был установлен сменный график работы, а именно: один день через два, с началом работы с 07 час. 30 мин. и до 20 час. 00 мин., в осенне-зимний период, с 07 час. 30 мин. и до 22 часов 00 минут в весенне-летний период.

В вышеуказанном магазине работали три продавца Аббасова Р.Н., Алимова А.Н. и Ромаева А.Н..

Письменный трудовой договор Шугаев М.Н. о приеме на работу в качестве продавцов магазина «Уют» с указанием существенных условий трудового договора с истцами не заключал, фактически заработная плата в период их работы, всем продавцам выплачивалась Шугаевым М.Н. в процентном соотношении от торговой выручки, о чем продавцы магазина расписывался в получении заработной платы ежемесячно после 20 числа каждого месяца.

Договор о полной материальной ответственности между сторонами не заключался.

На момент фактического начала работы Аббасовой Р.Н. и Алимовой А.Н. в качестве продавцов магазина «Уют», инвентаризация (ревизия) и пересчет остатков имеющегося в магазине товаров и материальных ценностей не производилась, акты ревизии с их участием не составлялись.

Прием-передача товаров и материальных ценностей при увольнении прежнего и вновь поступающего работника обслуживающих денежные или товарные ценности Шугаевым М.Н. не производилась, пересчет остатков товара и материальных ценностей в их присутствии не производилась, акты инвентаризации (ревизии) не составлялись.

08.12.2019 Аббасова Р.Н. и Алимова А.Н. узнали от других продавцов магазина, что уволены в связи с выявленной ответчиком недостачей. При пересчете и передаче товаров, и материальных ценностей истцы не присутствовали, поскольку ответчик не известил их о том, что им необходимо прибыть.

В целях обеспечения эффективной защиты работников посредством национальных законодательства и практики, разрешения проблем, которые могут возникнуть в силу неравного положения сторон трудового правоотношения, Генеральной конференцией Международной организации труда 15 июня 2006 г. принята Рекомендация N 198 о трудовом правоотношении (далее также - Рекомендация МОТ о трудовом правоотношении, Рекомендация).

В пункте 2 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении указано, что характер и масштабы защиты, обеспечиваемой работникам в рамках индивидуального трудового правоотношения, должны определяться национальными законодательством или практикой либо и тем, и другим, принимая во внимание соответствующие международные трудовые нормы.

В пункте 9 этого документа предусмотрено, что для целей национальной политики защиты работников в условиях индивидуального трудового правоотношения существование такого правоотношения должно в первую очередь определяться на основе фактов, подтверждающих выполнение работы и выплату вознаграждения работнику, невзирая на то, каким образом это трудовое правоотношение характеризуется в любом другом соглашении об обратном, носящем договорный или иной характер, которое могло быть заключено между сторонами.

Пункт 13 Рекомендации называют признаки существования трудового правоотношения (в частности, работа выполняется работником в соответствии с указаниями и под контролем другой стороны; интеграция работника в организационную структуру предприятия; выполнение работы в интересах другого лица лично работником в соответствии с определенным графиком или на рабочем месте, которое указывается или согласовывается стороной, заказавшей ее; периодическая выплата вознаграждения работнику; работа предполагает предоставление инструментов, материалов и механизмов стороной, заказавшей работу).

В целях содействия определению существования индивидуального трудового правоотношения государства-члены должны в рамках своей национальной политики рассмотреть возможность установления правовой презумпции существования индивидуального трудового правоотношения в том случае, когда определено наличие одного или нескольких соответствующих признаков (пункт 11 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении).

В соответствии с частью 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации статья 2 Трудового кодекса Российской Федерации относит, в том числе, свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается; право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.

Трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается (статья 15 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу части 1 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с этим кодексом.

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (часть 3 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации).

Статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации к основаниям возникновения трудовых отношений между работником и работодателем относит фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Данная норма представляет собой дополнительную гарантию для работников, приступивших к работе с разрешения уполномоченного должностного лица без заключения трудового договора в письменной форме, и призвана устранить неопределенность правового положения таких работников (пункт 3 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 г. N 597-О-О).

Сторонами трудовых отношений является работник и работодатель (часть 1 статьи 20 Трудового кодекса Российской Федерации).

В статье 56 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами (часть 1 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, - не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом (часть 2 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

Частью 1 статьи 68 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Содержание приказа (распоряжения) работодателя должно соответствовать условиям заключенного трудового договора.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (часть 2 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

В пункте 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям" указано, что в целях надлежащей защиты прав и законных интересов работника при разрешении споров по заявлениям работников, работающих у работодателей - физических лиц (являющихся индивидуальными предпринимателями и не являющихся индивидуальными предпринимателями) и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям, судам следует устанавливать наличие либо отсутствие трудовых отношений между ними. При этом суды должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации, был ли фактически осуществлен допуск работника к выполнению трудовой функции (абзацы первый, второй пункта 17 названного постановления Пленума).

К характерным признакам трудовых отношений в соответствии со статьями 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации относятся: достижение сторонами соглашения о личном выполнении работником определенной, заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя; подчинение работника действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка, графику работы (сменности); обеспечение работодателем условий труда; выполнение работником трудовой функции за плату (абзац третий пункта 17 постановления Пленума от 29 мая 2018 г. N 15).

О наличии трудовых отношений может свидетельствовать устойчивый и стабильный характер этих отношений, подчиненность и зависимость труда, выполнение работником работы только по определенной специальности, квалификации или должности, наличие дополнительных гарантий работнику, установленных законами, иными нормативными правовыми актами, регулирующими трудовые отношения (абзац четвертый пункта 17 постановления Пленума от 29 мая 2018 г. N 15).

К признакам существования трудового правоотношения также относятся, в частности, выполнение работником работы в соответствии с указаниями работодателя; интегрированность работника в организационную структуру работодателя; признание работодателем таких прав работника, как еженедельные выходные дни и ежегодный отпуск; оплата работодателем расходов, связанных с поездками работника в целях выполнения работы; осуществление периодических выплат работнику, которые являются для него единственным и (или) основным источником доходов; предоставление инструментов, материалов и механизмов работодателем (Рекомендация N 198 о трудовом правоотношении, принятая Генеральной конференцией Международной организацией труда 15 июня 2006 г.) (абзац пятый пункта 17 постановления Пленума от 29 мая 2018 г. N 15).

При разрешении вопроса, имелись ли между сторонами трудовые отношения, суд в силу статей 55, 59 и 60 ГПК РФ вправе принимать любые средства доказывания, предусмотренные процессуальным законодательством. К таким доказательствам, в частности, могут быть отнесены письменные доказательства (например, оформленный пропуск на территорию работодателя; журнал регистрации прихода-ухода работников на работу; документы кадровой деятельности работодателя: графики работы (сменности), графики отпусков, документы о направлении работника в командировку, о возложении на работника обязанностей по обеспечению пожарной безопасности, договор о полной материальной ответственности работника; расчетные листы о начислении заработной платы, ведомости выдачи денежных средств, сведения о перечислении денежных средств на банковскую карту работника; документы хозяйственной деятельности работодателя: заполняемые или подписываемые работником товарные накладные, счета-фактуры, копии кассовых книг о полученной выручке, путевые листы, заявки на перевозку груза, акты о выполненных работах, журнал посетителей, переписка сторон спора, в том числе по электронной почте; документы по охране труда, как то: журнал регистрации и проведения инструктажа на рабочем месте, удостоверения о проверке знаний требований охраны труда, направление работника на медицинский осмотр, акт медицинского осмотра работника, карта специальной оценки условий труда), свидетельские показания, аудио- и видеозаписи и другие (пункт 18 постановления Пленума от 29 мая 2018 г. N 15).

Судам необходимо учитывать, что обязанность по надлежащему оформлению трудовых отношений с работником (заключение в письменной форме трудового договора), по смыслу части 1 статьи 67 и части 3 статьи 303 Трудового кодекса Российской Федерации, возлагается на работодателя - физическое лицо, являющееся индивидуальным предпринимателем и не являющееся индивидуальным предпринимателем, и на работодателя - субъекта малого предпринимательства, который отнесен к микропредприятиям. При этом отсутствие оформленного надлежащим образом, то есть в письменной форме, трудового договора не исключает возможности признания в судебном порядке сложившихся между сторонами отношений трудовыми, а трудового договора - заключенным при наличии в этих отношениях признаков трудового правоотношения, поскольку из содержания статей 11, 15, части 3 статьи 16 и статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положениями части 2 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. Датой заключения трудового договора в таком случае будет являться дата фактического допущения работника к работе. Неоформление работодателем или его уполномоченным представителем, фактически допустившим работника к работе, в письменной форме трудового договора в установленный статьей 67 Трудового договора Российской Федерации срок, вопреки намерению работника оформить трудовой договор, может быть расценено судом как злоупотребление со стороны работодателя правом на заключение трудового договора (статья 22 Трудового кодекса Российской Федерации) (пункт 20 постановления Пленума от 29 мая 2018 г. N 15).

При разрешении споров работников, с которыми не оформлен трудовой договор в письменной форме, судам исходя из положений статей 2, 67 Трудового кодекса Российской Федерации необходимо иметь в виду, что, если такой работник приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным. В связи с этим доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель - физическое лицо (являющееся индивидуальным предпринимателем и не являющееся индивидуальным предпринимателем) и работодатель - субъект малого предпринимательства, который отнесен к микропредприятиям (пункт 21 постановления Пленума от 29 мая 2018 г. N 15).

Из приведенных нормативных положений трудового законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что к характерным признакам трудовых отношений относятся: достижение сторонами соглашения о личном выполнении работником определенной, заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя; подчинение работника действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка, графику работы (сменности); обеспечение работодателем условий труда; выполнение работником трудовой функции за плату.

О наличии трудовых отношений может свидетельствовать и стабильный характер этих отношений, подчиненность и зависимость труда, выполнение работником работы только по определенной специальности, квалификации или должности, наличие дополнительных гарантий работнику, установленных законами, иными нормативными правовыми актами, регулирующими трудовые отношения.

К признакам существования трудового правоотношения также относятся, в частности, выполнение работником работы в соответствии с указаниями работодателя; интегрированность работника в организационную структуру работодателя; признание работодателем таких прав работника, как еженедельные выходные дни и ежегодный отпуск; оплата работодателем расходов, связанных с поездками работника в целях выполнения работы; осуществление периодических выплат работнику, которые являются для него единственным и (или) основным источником доходов; предоставление инструментов, материалов и механизмов работодателем.

Трудовые отношения между работником и работодателем, в том числе работодателем - физическим лицом, являющимся индивидуальным предпринимателем, возникают на основании трудового договора, который заключается в письменной форме. При этом обязанность по надлежащему оформлению трудовых отношений с работником (заключение в письменной форме трудового договора, издание приказа (распоряжения) о приеме на работу) нормами Трудового кодекса Российской Федерации возлагается на работодателя.

В то же время само по себе отсутствие оформленного надлежащим образом, то есть в письменной форме, трудового договора не исключает возможности признания сложившихся между сторонами отношений трудовыми, а трудового договора - заключенным при наличии в этих отношениях признаков трудового правоотношения, поскольку из содержания статей 11, 15, части 3 статьи 16 и статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положениями части 2 статьи 67 названного кодекса следует, что трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. Датой заключения трудового договора в таком случае будет являться дата фактического допущения работника к работе.

Цель указанной нормы - устранение неопределенное правового положения таких работников и неблагоприятных последствий отсутствия трудового договора в письменной форме, защита их прав и законных интересов как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, в том числе путем признания в судебном порядке факта трудовых отношений между сторонами, формально не связанными трудовым договором. При этом неисполнение работодателем, фактически допустившим работника к работе, обязанности оформить в письменной форме с работником трудовой договор в установленный статьей 67 Трудового кодекса Российской Федерации срок, вопреки намерению работника оформить трудовой договор, может быть расценено как злоупотребление со стороны работодателя правом на заключение трудового договора (статья 22 Трудового кодекса Российской Федерации).

Таким образом, по смыслу взаимосвязанных положений статей 15, 16, 56, части 2 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации, если работник, с которым не оформлен трудовой договор в письменной форме, приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным. В связи с этим доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель. При разрешении вопроса, имелись ли между сторонами трудовые отношения, суд в силу статей 55, 59 и 60 ГПК РФ вправе принимать любые средства доказывания, предусмотренные процессуальным законодательством. К таким доказательствам, в частности, относятся письменные доказательства, свидетельские показания, аудио- и видеозаписи. Отношения, возникшие на основании гражданско-правового договора, могут быть признаны судом трудовыми, при этом неустранимые сомнения при рассмотрении судом споров о признании трудовыми отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Приведенные нормы трудового законодательства, определяющие понятие трудовых отношений, их отличительные признаки и особенности, основания возникновения, формы реализации прав работника при разрешении споров с работодателем по квалификации сложившихся отношений в качестве трудовых, судебными инстанциями применены неправильно, без учета Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении, правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Вследствие этого обстоятельства, имеющие значение для дела, судебными инстанциями не установлены, действительные правоотношения сторон не определены.

Суд должен не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (трудового договора, гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации, был ли фактически осуществлен допуск работника к выполнению трудовой функции.

Согласно части 1 статьи 12 ГПК РФ, конкретизирующей статью 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В развитие указанных принципов статья 56 ГПК РФ предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены, в том числе, из показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств (абзацы первый и второй части 1 статьи 55 ГПК РФ).

Согласно пункту 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке дел к судебному разбирательству" судья обязан уже в стадии подготовки дела создать условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле, но с учетом характера правоотношений сторон и нормы материального права, регулирующей спорные правоотношения. Судья разъясняет, на ком лежит обязанность доказывания тех или иных обстоятельств, а также последствия непредставления доказательств. При этом судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (часть 1 статьи 57 ГПК РФ).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пунктах 5 и 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке дел к судебному разбирательству", под уточнением обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, следует понимать действия судьи и лиц, участвующих в деле, по определению юридических фактов, лежащих в основании требований и возражений сторон, с учетом характера спорного правоотношения и норм материального права, подлежащих применению. В случае заблуждения сторон относительно фактов, имеющих юридическое значение, судья на основании норм материального права, подлежащих применению, разъясняет им, какие факты имеют значение для дела и на ком лежит обязанность их доказывания (статья 56 ГПК РФ). При определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела.

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (часть 1 статьи 196 ГПК РФ).

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1 статьи 67 ГПК РФ).

Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 2 и 3 постановления от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Из изложенных норм процессуального закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что выводы суда об установленных им фактах должны быть основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании. При этом бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для данного дела, между сторонами спора подлежит распределению судом на основании норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также с учетом требований и возражений сторон.

Судом первой инстанции вышеприведенные нормы соблюдены, обстоятельства, подлежащие доказыванию, установлены судом верно и свидетельствуют о том, что сложившиеся отношения между сторонами имеют признаки трудовых отношений, поскольку Аббасова Р.Н., Алимова А.Н. были допущены к работе с ведома индивидуального предпринимателя Шугаева М.Н., выполняемая ими функция носила не эпизодический, а постоянный характер в течение длительного промежутка времени, по установленному ответчиком графику работы, не была связана с выполнением отдельного действия, подразумевающего прекращение взаимодействия по получению конкретного результата, выполнение данной функции требовало личного участия истцов.

Факт допуска к исполнению служебных обязанностей истцов в судебном заседании подтверждается пояснениями истцов Аббасовой Р.Н., Алимовой А.Н.. показаниями свидетелей А.Х.Х., Х. P.M., С.И.Х.

Доводы истцов о наличии у них ключей от магазина, тетрадь записи покупателей- должников, в которой каждая из истцов производила собственноручно записи, тетради, в которой фиксировалась передача ответчику ежедневной суммы выручки с подписями сторон, документально ответчиком не опровергнуты, доказательств обратному не представлено. Свидетель Ш.Е.Г. - супруга ответчика не отрицала факта наличия тетради должников, пояснив суду, что в настоящее время судьба данной тетради ей не известна.

Таким образом, судом установлено, что истцы работали под контролем ответчика, ежедневно открывая и закрывая магазин, осуществляя продажу находящегося в нем товара, который принимали и раскладывали. Данные доводы ответчиком также не опровергнуты.

Допрошенный судом свидетель А.Х.Х. пояснил, что неоднократно покупал товар, в том числе и в долг, и у Аббасовой Р.Н., и у Алимовой А.Н., также видел в магазине наряду с истцами, осуществляющими продажу товаров, ответчика Шугаева М.Н., который завозил товар, в связи с чем, доводы представителя ответчика о том, что последний не знал о работе истцов в его магазине в качестве продавцов, суд правомерно нашел неубедительными.

Из представленного истцами постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 18.02.2020 усматривается, что ответчик Шугаев М.Н., давая объяснение следователю СО ОМВД России по Ипатовскому ГО, пояснил, что «когда они приняли на работу Р.А.Н., они также приняли на работу ее сестру, а именно Аббасову Р.Н. и Алимову А.Н.», что также свидетельствует о том, что истцы были фактически допущены ответчиком к работе.

Кроме того, довод ответчика о выявленной им недостаче товара, так же является одним из доказательств имевших место быть трудовых правоотношений между сторонами спора.

Ставя в апелляционной жалобе под сомнение, приобщенное к материалам дела постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 18.02.2020, сторона ответчика не приводит доводы, не представляет собственных доказательств, тогда как факт обращения в правоохранительные органы по поводу недостачи товара не отрицает.

Суд правильно исходил из того, что обстоятельства допуска работника к работе, выполнения им определенной трудовой функции на основании соглашения сторон трудовых отношений могут подтверждаться любыми видами доказательств, указанными в части 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе доказательствами, представленными истцом, являющимся наиболее слабой стороной возникших между сторонами правоотношений, которые в силу положений части 3 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации при наличии неустранимых сомнений при рассмотрении судом споров об установлении факта трудовых отношений толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Доводам ответчика, суд дал надлежащую оценку, учитывая, что приведенные им обстоятельства могут свидетельствовать о неисполнении работодателем обязанности оформить трудовые отношения с истцами, но не исключают возможности фактического установления таких отношений.

Суд апелляционной инстанции с указанными выводами соглашается.

Рассматривая исковые требования признания незаконным увольнения, суд установил, что ответчиком истцы для участия в пересчете товара и остатков материальных ценностей не привлекались. Результаты инвентаризации (ревизии) им ответчик не сообщил, однако по результатам инвентаризации была выявлена недостача, истцам акт инвентаризации (ревизии) для ознакомления и подписания не был предоставлен. Письменных объяснений ответчик от истцов не требовал.

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Порядок проведения инвентаризации имущества и финансовых обязательств в организации установлен Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13.06.1995 г. N 49.

Согласно ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации для всех случаев определения размера средней заработной платы (среднего заработка), устанавливается единый порядок ее исчисления.

Средний дневной заработок для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется за последние 12 календарных месяцев путем 1еления суммы начисленной заработной платы на 12 и на 29,3 (среднемесячное число календарных дней).

Средний дневной заработок для оплаты отпусков, предоставляемых в рабочих днях, в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, а также для выплаты компенсации за неиспользованные отпуска определяется путем деления суммы начисленной заработной платы на количество рабочих дней по календарю шестидневной рабочей недели.

Согласно пункта 18 Положение об особенностях порядка исчисления средней заработной платы утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 N 922 (ред. от 10.12.2016) "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы" во всех случаях средний месячный заработок работника, отработавшего полностью в расчетный период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть менее установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда.

ФЗ от 27.12.2019 N 463-ФЗ "О внесении изменений в статью 1 Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда" установлен минимальный размер оплаты труда с 1 января 2020 года в сумме 12 130 рублей в месяц

Средний заработок работника определяется путем умножения среднего дневного заработка на количество дней (календарных, рабочих) в периоде, подлежащем оплате...(пункт 9 Положение об особенностях порядка исчисления средней заработной платы утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 N 922 (ред. от 10.12.2016).

Средний дневной заработок для оплаты отпусков, предоставляемых в календарных днях, и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за расчетный период, на 12 и на среднемесячное число календарных дней (29,3).(в ред. Постановления Правительства РФ от 10.07.2014 N 642).

В силу требований ст. 122 ТК РФ в стаж работы, дающий право на ежегодный основной оплачиваемый отпуск, включаются: время вынужденного прогула при незаконном увольнении или отстранении от работы и последующем восстановлении на прежней работе.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции верно определил, что с ответчика в пользу истцов подлежит взысканию заработная плата за период работы с 08.12.2019 по 18.03.2020 в сумме 38750 руб. 00 коп. и компенсация за неиспользованный трудовой отпуск в размере 23 184 руб. 00 коп..

При разрешении исковых требований о взыскании с ответчика в пользу каждого из истцом компенсации морального вреда суд верно руководствовался ст.ст. 21, 237 Трудового кодекса РФ, пришел к выводу о взыскании с ответчика Шугаева М.Н. в пользу истцов денежной суммы в счет компенсации морального вреда в размере по 15000 рублей каждому из истцов, отказав во взыскании остальной части требований.

Кроме того, судом правомерно отказано в удовлетворении требования о взыскании с ответчика в пользу истцов понесенных судебных издержек на оформление доверенностей, поскольку в соответствии с пунктом 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» расходы на оформление доверенности представителя могут быть признаны судебными издержками, если такая доверенность выдана для участия в конкретном деле или конкретном судебном заседании, таких обстоятельств не установлено.

Доводы жалобы сводятся к иному толкованию законодательства, аналогичны обстоятельствам, на которые ссылался ответчик в суде первой инстанции в обоснование своих требований, они являлись предметом обсуждения суда первой инстанции и им дана правильная правовая оценка на основании исследования в судебном заседании всех представленных сторонами доказательств в их совокупности в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, выводы суда подробно изложены в мотивировочной части решения.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда первой инстанции не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона, суд с достаточной полнотой исследовал обстоятельства дела. Нарушений норм материального и процессуального закона судебной коллегией не установлено, в связи с чем, оснований для отмены или изменения решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 327-330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ипатовского районного суда Ставропольского края от 18 марта 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: