НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Ставропольского краевого суда (Ставропольский край) от 09.02.2017 № 22-417/2017

Судья Журавлева Т. Н. Дело № 22-417/2017

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

09 февраля 2017 года г. Ставрополь

Судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда в составе:

председательствующего судьи Гукосьянца Г. А.,

судей Акулинина А. Н. и Крамчинина Н. П.,

при секретаре Запорожцевой А. Е.,

с участием:

прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры Ставропольского края Степаненко О. Н.

оправданного Белянского С. В.,

защитника – адвоката Топорковой Л. А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению старшего помощника прокурора Промышленного района г. Ставрополя Дзанаева А. К.

на приговор Промышленного районного суда г. Ставрополя от 07 ноября 2016 года, которым:

Белянский С.В., ранее не судимый,

оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменена, за оправданным Белянским С. В. признано право на реабилитацию.

В удовлетворении гражданского иска Межрайонной ИФНС России № 12 по Ставропольскому краю к Белянскому С.В. о взыскании 23184692 рублей – отказано.

Также приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Акулинина А. Н., выступления оправданного Белянского С. В. и его адвоката Топорковой Л. А., возражавших против удовлетворения апелляционного представления, прокурора Степаненко О. Н., полагавшей приговор подлежащим отмене, судебная коллегия

установила:

Органами предварительного следствия Белянскому С. В. было предъявлено обвинение в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию или иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, в особо крупном размере, а именно в том, что он, решением учредителя от 01.02.2011 года №1 был назначен на должность генерального директора ООО «Ю.», ИНН «…», КПП «…», юридический и фактический адрес: г.Ставрополь, ул. «…», д. «…». В соответствии со свидетельством о постановке на учет в налоговом органе юридического лица, ООО «Ю.» с 16.12.2008 года применяло общий режим налогообложения и состояло на налоговом учете в Межрайонной ИФНС России № 12 по Ставропольскому краю, расположенной по адресу: город Ставрополь, улица Ленина, дом 415 «В».

В соответствии со ст.57 Конституции Российской Федерации, п.п.1,3?4 п.1 ст.23 и ст.45 Налогового кодекса РФ, п.1ст.6 Федерального закона от 21.11.1996 №129-ФЗ «О бухгалтерском учете», Белянский С. В., являясь генеральным директором ООО «Ю.», был ответственным за организацию бухгалтерского учета в организации, был обязан уплачивать законно установленные налоги, вставать на учет в налоговых органах, вести в установленном порядке учет своих доходов (расходов) и объектов налогообложения, представлять в установленном порядке в налоговый орган по месту учета налоговые декларации (расчеты), самостоятельно исполнять обязанность по уплате налога.

В соответствии со ст. 143 НК РФ ООО «Ю.» являлось плательщиком налога на добавленную стоимость в период с 01.01.2011 г. по 31.12.2012 г.

В целях уклонения от уплаты налога на добавленную стоимость с
ООО «Ю.» за период с 1 квартала 2011 по 4 квартал 2012 года, Белянский С.В., действуя умышленно, преследуя цель введения в заблуждение налогового органа и сокрытия истинных результатов финансовой деятельности ООО «Ю.» согласно разработанной им схеме документооборота, будучи осведомленным о действительной сумме доходов, полученной ООО «Ю.» за период с 1 квартала 2011 года по 4 квартал 2012 года и сумме расходов, связанных с их извлечением, отразил в платежных поручениях, сведения о мнимых сделках - покупках товаров с контрагентами, в результате которых у ООО «Ю.» возникало право на применение налогового вычета на суммы налога на добавленную стоимость, уплаченные в адрес контрагентов ООО «Ф.», ООО «К.», ООО «А.», ООО «Т.», ООО «К.» при приобретении товаров (работ, услуг), на общую сумму 23184 692 рублей, внес эти данные по приобретению товара в соответствующие платежные поручения ООО «Ю.» и иные документы бухгалтерского учета, которые использовал затем при составлении налоговых деклараций и исчислении налога на добавленную стоимость за период с 1 квартала 2011 года по 4 квартал 2012 года.

При этом, Белянский С.В. заверил сведения, содержащиеся в налоговых декларациях по налогам на добавленную стоимость ООО «Ю.» за период с 1 квартала 2011 года по 4 квартал 2012 года, проставив изображения оттисков печати ООО «Ю.» на титульных листах указанных налоговых деклараций, являющихся документами, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным.

Таким образом, создав посредством документов, свидетельствующих о мнимых сделках совершенных с ООО «Ф.», ООО «К.», ООО «А.», ООО «Т.», ООО «К.» с другой стороны видимость законного права на получение юридическим лицом ООО «Ю.» налогового вычета по налогу на добавленную стоимость на сумму налога, уплаченного покупателем товара в адрес поставщика, Белянский С.В., включил заведомо ложные сведения в налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость ООО «Ю.» за период с 1 квартала 2011 года по 4 квартал 2012 года, занизив суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров, подлежащие вычету, на общую сумму 23184 692 рублей (за вычетом уплаченного НДС за период с 1 квартала 2011 года по 4 квартал 2012 года), после чего организовал в срок, установленный ст. 174 НК РФ их представление в Межрайонную ИФНС России № 12 по Ставропольскому краю, в результате чего, умышленно не исчислил и не уплатил в бюджет Российской Федерации в срок, установленный ст. 174 НК РФ, до 20 числа каждого из трех месяцев, следующих за истекшим налоговым периодом, налог на добавленную стоимость ООО «Ю.»:

по контрагенту ООО «К.» за 1 квартал 2010 года на общую сумму 5564420,00 рублей, в том числе НДС 848809,83 рублей, за 2 квартал 2010 года на общую сумму 3035000,00 рублей, в том числе НДС 462966,10 рублей, за 3 квартал 2010 года на общую сумму 6949000,00 рублей, в том числе НДС 1060017,00 рублей, за 4 квартал 2010 года на общую сумму 13 906 000 рублей, в том числе НДС 2121254, 24 рублей, за 1 квартал 2011 года на общую сумму 3942 000 рублей, в том числе НДС 709560,00 рублей;

по контрагенту ООО «Ф.» за 1 квартал 2011 года на общую сумму 9434635,87 рублей, в том числе НДС 1439181,74 рублей, за 2 квартал 2011 года на общую сумму 16856364,13 рублей, в том числе НДС 1142804,35 рублей, за 3 квартал 2011 года на общую сумму 21330 000 рублей, в том числе НДС 3253728,81 рублей, за 4 квартал 2011 года на общую сумму 8865000,00 рублей, в том числе НДС 1352288,14 рублей;

по контрагенту ООО «Т.» за 4 квартал 2011 года на общую сумму 29798 000 рублей, в том числе НДС 4545457,63 рублей, за 1 квартал 2012 года на общую сумму 1669 500 рублей, в том числе НДС 254669,492 рублей, за 2 квартал 2012 года на общую сумму 900 500 рублей, в том числе НДС 134364, 407 рублей, за 3 квартал 2012 года на общую сумму 1 500 рублей, в том числе НДС 228 рублей;

по контрагенту ООО «А.» за 4 квартал 2011 года на общую сумму 12378 000 рублей, в том числе НДС 1888 169 рублей, за 1 квартал 2012 года на общую сумму 4055 000 рублей, в том числе НДС 618559, 322 рублей, за 2 квартал 2012 года на общую сумму 2050 000 рублей, в том числе НДС 312711 рублей, за 3 квартал 2012 года на общую сумму 6262 800 рублей, в том числе НДС 955342, 373 рублей;

по контрагенту ООО «К.» за 4 квартал 2011 года на общую сумму 35360 000 рублей, в том числе НДС 5393898 рублей, за 2 квартал 2012 года на общую сумму 4070 500 рублей, в том числе НДС 620923 рублей, за 3 квартал 2012 года на общую сумму 4291000 рублей, в том числе НДС 654 574 рублей;

Таким образом, генеральный директор ООО «Ю.» Белянский С.В. предъявил к вычету НДС по контрагентам ООО «Ф.», ООО «К.», ООО «А.», ООО «Т.», ООО «К.» за период с 01.01.2011 года по 31.12.2012 года, в связи с чем, неуплата налога на добавленную стоимость в бюджет Российской Федерации составила 23184 692 рублей, что составило 99 % доли неуплаченных налогов в пределах трех финансовых лет подряд, что превышает десять миллионов рублей и, в соответствии с примечанием к статье 199 УК РФ, является особо крупным размером.

По приговору суда Белянский С. В. оправдан в предъявленном ему обвинении в связи с отсутствием в его деянии состава преступления.

В апелляционном представлении старший помощник прокурора Промышленного района г. Ставрополя Дзанаев А. К. считает приговор незаконным в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. Так, по его мнению, изложенные в обвинительном заключении обстоятельства совершенного Белянским преступления нашли свое полное подтверждение в судебном заседании показаниями свидетелей Л., П., С., С. и Б., показания свидетелей Н., Ш., А., М. лишь свидетельствуют о том, что ООО «Ю.» занималась обработкой бывших в использовании труб и их реализацией, при этом из них не усматривается, что закупало продукцию у фирм ООО «К.», ООО «Ф.», ООО «Т.», ООО «А.» и ООО «К.». Показания свидетелей В., И. об осуществлении какой-либо деятельности с ООО «Ю.» являются недостоверными. В судебном заседании были исследованы финансово-экономическое заключение № 754 от 28.07.2015, которым установлена сумма неуплаты в бюджет налога на добавленную стоимость, акт выездной налоговой проверки и данные доказательства, являются относимыми, допустимыми, а в совокупности достаточными для признания Белянского виновным в совершении преступления. Также судом не дано оценки, что допрошенные в судебном заседании свидетели защиты, заинтересованы в исходе дела, поскольку некоторые из них являются подчиненными работниками Белянского, а другие - прямо, либо косвенно имеют отношение к созданию и деятельности фирм-«однодневок». Вопреки выводам в приговоре, считает, что заключение судебно-бухгалтерской экспертизы не имеет никакого доказательственного значения, сумма неуплаченных налогов была установлена специалистом исходя из отраженных сведений по якобы имевшим сделкам с контрагентами, чего в действительности не было. Принятия следственными органами мер к установлению местонахождения какой-либо документации по данным сделкам (якобы утраченной Белянским), а также предоставление специалисту этой документации, для определения правильности исчисления налога, не требовалось. Кроме того, в числе «установленных» обстоятельств, суд указал о приобретении Белянским товарно-материальных ценностей у ООО «К.», хотя исследованные в судебном заседании материалы дела этих данных не содержат. Просит оправдательный приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях адвокат Топоркова Л.А. в защиту Белянского С. В. считает аргументы, приведенные помощником прокурора, не обоснованными, а апелляционное представление не подлежащим удовлетворению. По ее мнению, показания Л., П. правильно оценены как неотносимые к предъявленному обвинению, кроме чего обвинение не представило возможность стороне защиты опровергнуть показания данных свидетелей в ходе очных ставок на предварительном следствии, а также не обеспечило реализацию принципа состязательности сторон, путем обеспечения явки данных свидетелей в судебное заседание. Показания С. также оценены судом, сопоставлены с выпиской из ЕГРЮЛ, а показания свидетелей Б., С., приведенные в представлении, не соответствуют показаниям данных свидетелей в судебном заседании. В отношении фирм-«однодневок» отсутствуют решения судов о признании недействительной регистрации данных юридических лиц. У стороны обвинения имелась возможность ставить вопросы эксперту Павловской Е. Н., заявить отвод, но этим она не воспользовалась. Кроме того, не учтено, что ст.199 УК РФ предусматривает ответственность лишь за такое деяние, которое совершается с умыслом, а материалами дела наличие у подсудимого умысла на совершение данного преступления не подтверждается.

В судебном заседании прокурор Степаненко О. Н. доводы представления поддержала в полном объеме, осужденный Белянский С. В. и его защитник полагали, что приговор законен и обоснован.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционном представлении, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

В силу ст. ст. 389.15, 389.17, п. 4 ч. 1 ст. 389.20, ч. 2 ст. 389.24 УПК РФ по представлению прокурора оправдательный приговор суда первой инстанции может быть отменен судом апелляционной инстанции с передачей дела на новое судебное разбирательство, в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

В соответствии со ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора должны излагаться обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства их подтверждающие, а также мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Каждое доказательство, представленное стороной обвинения, в соответствии со ст. 87 УПК РФ, должно быть судом проверено путем сопоставления его с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, установления их источников. Получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Исходя из положений ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

При постановлении приговора все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам, должны получить оценку.

Данные требования закона при постановлении судом оправдательного приговора в отношении Белянского С. В. нарушены.

Изложив в приговоре существо предъявленного Белянскому С. В. обвинения, суд, в нарушение п. 2 ч. 1 ст. 305 УПК РФ, не привел в приговоре обстоятельств, фактически установленных в судебном заседании, касающихся как самого события, так и обстоятельств деяния, в котором он не усмотрел состава преступления.

Тем самым суд лишил себя возможности делать какие-либо выводы по мотивам несоответствия тех или иных доказательств фактическим обстоятельствам дела, предметно говорить о причастности, либо непричастности Белянского С. В. к совершению вменяемых ему преступлений.

Перечислив в приговоре доказательства, представленные стороной обвинения, подтверждающие существо предъявленного Белянскому С. В. обвинения, суд не дал им никакой оценки, ни каждому в отдельности, ни в их совокупности, ограничившись лишь признанием решения и результатов налоговой проверки, финансово-экономического заключения специалиста недостоверными, показаний свидетелей обвинения неконкретными, в связи с чем, - недостаточными для подтверждения обвинения.

Вместе с тем, как видно из исследованных судом первой инстанции доказательств, в подтверждение факта неуплаты налога на добавленную стоимость за 2011-2012 г.г. в сумме 23184692 рублей государственный обвинитель в числе прочих, сослался на решение налогового органа о привлечение к ответственности за совершение налогового правонарушения ООО «Ю.» от 27.11.2013 года, из которого следует, что общество было привлечено к налоговой ответственности и установлено, что неуплата налога на добавленную стоимость в бюджет Российской Федерации составила 23184 692 рублей (т.1, л.д.127-158).

Из указанного решения от 27.11.2013 года следует, что, делая вывод о неуплате ООО «Ю.» налога на добавленную стоимость в сумме 23184 692 рублей, налоговый орган указал, что обществом не были представлены счета-фактуры, книга покупок, первичные документы о принятии приобретенных товаров к учету, являющиеся в соответствии с налоговым законодательством основанием для применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Кроме того, налоговый орган на основании имевшейся у него информации о движении денежных средств по расчетным счетам ООО «Ю.» дал оценку хозяйственным операциям общества по контрагентам: ООО «Ф.», ООО «К.», ООО «А.», ООО «Т.», ООО «К.» за период с 01.01.2011 г. по 31.12.2012 г.

При этом, налоговый орган пришел к выводу о неправомерности (незаконности) учета в составе налоговых вычетов по НДС расходов, понесенных обществом за период с 01.01.2011 г. по 31.12.2012 г. по сделкам с вышеуказанными контрагентами.

Делая указанный вывод, налоговый орган указал, что сделки ООО «Ю.» по вышеуказанным контрагентам за рассматриваемый период осуществлялись не для предпринимательской деятельности, а для обналичивания денежных средств и уклонения от уплаты налогов, поскольку перечисленные контрагенты общества являются фиктивными юридическими лицами (фирмами-однодневками).

Таким образом, представленное суду решение налогового органа от 27.11.2013 года содержало выводы о недостоверности сведений о налоговых вычетов в декларациях ООО «Ю.» по НДС за период 1 квартала 2011 года по 4 квартал 2012 года, по двум основаниям:

- отсутствие первичных документов, необходимых для предоставления налогового вычета;

- незаконности включения в состав налоговых вычетов расходов общества по операциям с фирмами-однодневками.

Давая критическую оценку доказательствам, представленным стороной обвинения в подтверждение неуплаты налога, включая решение налогового органа, суд указал, что они опровергаются заключением судебно-бухгалтерской и финансово-экономической экспертизы от 04.03.2016 года и показаниями эксперта Павловской Е.Н.

Согласно названному заключению от 04.03.2016 года на основании представленных документов, имеющихся в материалах уголовного дела, не представляется возможным определить: в соответствии ли с требованиями налогового кодекса РФ произведено возмещение и начисление налога на добавленную стоимость ООО «Ю.» за период 2010-2012 г.г. по взаиморасчётам с ООО «К.», ООО «Ф.», ООО «Т.», ООО «К.», ООО «А.» и других поставщиков товаров, так как на исследование не были представлены: первичные документы, подтверждающие поступление товарно-материальных ценностей в ООО «Ю.» от указанных поставщиков и других поставщиков за 2010-2012 г.г., а так же не были представлены регистры бухгалтерского учета ООО «Ю.» за 2010-2012 г.г., где были бы отражены приобретенные товарно-материальные ценности от вышеуказанных поставщиков, следовательно, эксперту не представляется возможным установить были ли оприходованы товарно-материальные ценности в учете ООО «Ю.» от ООО «К.», ООО «Ф.», ООО «Т.», ООО «К.», ООО «А.» и других поставщиков, и были ли первичные документы, подтверждающие поступление товарно-материальных ценностей, оформлены в соответствии с требованиями ст. 9 ФЗ № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете»; счета - фактуры, которые являются документом для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав, на основании которых ООО «Ю.» выделяло сумму НДС по приобретенным товарам за 2010-2012 г.г., соответственно эксперту не представляется возможным исследовать счета-фактуры, установить, содержат ли они все обязательные реквизиты, предусмотренные ст. 169 НК РФ и сумму НДС, предъявленную покупателю; книги покупок за 2010-2012 г.г., где регистрируются счета-фактуры, выданные продавцами в целях определения суммы налога на добавленную стоимость, предъявленной к вычету.

В судебном заседании эксперт Павловская Е.Н. также пояснила, что вычеты сумм НДС производятся на основании счетов-фактур и первичных документов, а по имеющимся в материалах дела документам невозможно определить размер подлежащих уплате налогов, в связи с отсутствием документов, необходимых для предоставления налогового вычета. В настоящее время восстановить бухгалтерский учет ООО "Ю.» не представляется возможным ввиду отсутствия необходимых документов.

Суд согласился с заключением экспертизы и показаниями эксперта о невозможности определения правильности исчисления ООО «Ю.» суммы налога на добавленную стоимость, в связи с отсутствием первичной документации общества, включая счета-фактуры, книги покупок, и документов о принятии приобретенных товаров к учету.

При оценке названного заключения экспертизы и показаний эксперта, судом не учтено следующее.

Из разъяснений пунктов 1-4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления" следует, что сумма налога, подлежащая уплате в бюджет налогоплательщиком, определяется исключительно на основании норм налогового законодательства, устанавливающих порядок и условия применения налоговых вычетов, в том числе по НДС.

Нормы уголовного и уголовно-процессуального законодательства не могут устанавливать правила исчисления и уплаты налогов.

С учетом этого, давая оценку правильности исчисления и уплаты суммы налога, включая наличия у налогоплательщика права на уменьшение налоговой базы на сумму налоговых вычетов, суд и эксперт также должны руководствоваться положениями налогового законодательства.

Перечень налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость предусмотрен статьей 171 Налогового кодекса РФ.

Порядок применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость установлен статьей 172 Налогового кодекса РФ.

Из положений статей 166, 169, 171, 172 Налогового кодекса РФ, постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", право на возмещение НДС у налогоплательщика возникает при наличии совокупности трех условий: получения счета-фактуры, соответствующего требованиям статьи 169 Налогового кодекса РФ Кодекса, оприходования приобретенных товаров (работ, услуг) и подтверждения указанных операций соответствующими первичными документами, при этом хозяйственные операции, в связи с которыми заявлены налоговые вычеты, должны быть реальными, направленными на извлечение прибыли за счет осуществления производственной и иных видов деятельности налогоплательщика.

Отсутствие документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, предоставляющих право на налоговый вычет и несоблюдение требований о реальности хозяйственных операций, влечет за собой невозможность применения налогового вычета и как следствие лишает налогоплательщика права уменьшения подлежащего уплате налога на размер налогового вычета.

В силу п.п. 7 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса РФ налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем, в том числе на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, в случаях непредставления налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения, ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

В рассматриваемом случае налоговый орган в связи с непредставлением ему первичных документов правомерно произвел расчет суммы налогов по имеющейся у него информации о движении денежных средств по счетам ООО «Ю.».

Указанные положения налогового законодательства не были учтены судом при оценке экспертного заключения от 04.03.2016 г. и показаний эксперта, что повлекло за собой необоснованный вывод суда о недоказанности стороной обвинения суммы неуплаченных ООО «Ю.» налогов.

Способами уклонения от уплаты налогов и (или) сборов могут быть как действия в виде умышленного включения в налоговую декларацию или иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, так и бездействие, выражающееся в умышленном непредставлении налоговой декларации или иных указанных документов (абзац второй пункта 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления").

Подсудимый обвинялся во включении в налоговую декларацию заведомо ложных сведений о налоговых вычетах по налогу на добавленную стоимость.

С учетом этого, якобы недоказанность умысла подсудимого на непредставление первичных документов, неопровержение стороной обвинения доводов подсудимого о наличии первичных документов и их последующей утрате не по вине подсудимого, не может автоматически повлечь за собой оправдание лица в совершении действий по умышленному включению в налоговую декларацию заведомо ложных сведений о налоговых вычетах.

По этим же основаниям суд апелляционной инстанции также не может признать законными выводы суда о том, что заключением судебно-бухгалтерской и финансово-экономической экспертизы от 04.03.2016 года опровергаются такие доказательства, как финансово-экономическое заключение специалиста № 754 от 28.07.2015 года по материалам уголовного дела № 137150100002, из которого следует, что при исследовании материалов уголовного дела было установлено, что в период времени с 01.01.2011 года по 31.12.2012 года ООО «Ю.» осуществляло деятельность по оптовой торговле, розничной торговле в неспециализированных магазинах. На основании выписки ЮГРЮЛ установлено, что в исследуемом периоде, ответственными за организацию и ведение бухгалтерского учета в ООО «Ю.» являлись: генеральный директор К. С.И. с 05.03.2008 года по 09.02.2011 года, генеральный директор Белянский С.В. с 10.02.2011 года по 21.03.2013 года. Неполная уплата налога на добавленную стоимость в бюджет за 2011-2012 г.г. составила 23184692,00 рублей. Доля неуплаченного ООО «Ю.» в бюджет налога на добавленную стоимость за период с 01.01.2011 года по 31.12.2012 года к сумме налогов подлежащих к уплате в бюджет за период в пределах трех финансовых лет подряд (2010 год, 2011 год, 2012 год) составляет 99/60% (23184692, 00 рублей) / (23184692, 00 рублей + 93493, 00 рублей) * 100) (т. 10 л.д. 22-26); налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость ООО «Ю.» за отчетный период 1 квартала 2011 года по 4 квартал 2012 года, о том, что Белянским С.В. были внесены ложные сведения с целью уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость в размере 26991789 рублей (т.1, л.д. 65-106); требование № 13326 об уплате налога, сбора, пени, штрафа, процентов (для организаций, индивидуальных предпринимателей) по состоянию на 27.08.2014 года ООО «Ю.», из которого следует, что оно должно уплатить налог на сумму 26994076 рублей (т. 1 л.д. 123-124) и акт выездной налоговой проверки ООО «Ю.» от 27.09.2013 года, которым установлено, что генеральный директор ООО «Ю.» Белянский С.В. предъявил к вычету НДС по контрагентам: ООО «Ф.», ООО «К.», ООО «А.», ООО «Т.», ООО «К.» за период с 01.01.2011 года по 31.12.2012 года, в связи с чем неуплата налога на добавленную стоимость в бюджет Российской Федерации составила 23184 692 рублей (т. 1 л.д. 166-222), поскольку они составлены по документам, не в полной мере отражающим финансово-хозяйственную деятельность ООО «Ю.», и содержат недостоверные выводы.

При исследовании данных доказательств судом не дано их надлежащей оценки в совокупности с иными доказательствами - показаниями свидетелей Л. и П., которые подтвердили фиктивность сделок между ООО «Ю.» и ООО «К.» и ООО «Ф.», пояснив, что они никогда не являлись фактически руководителями данных юридических лиц, никаких сделок не заключали, не учтены показания свидетеля С. о том, что, по адресу г. Ставрополь, ул. «…», 1, ООО «Т.» никогда своей деятельности не осуществляла, что подтверждает выводы именно допрошенных свидетелей С. и Б., проводивших выездную налоговую проверку, и подтвердивших, что анализ движения денежных средств по расчетным счетам ООО «К.», ООО «Ф.», ООО «Т.», ООО «А.» и ООО «К.» показал, что указанные фирмы фактически никакой деятельности не осуществляли, были созданы лишь для обналичивания денежных средств, банковские счета данных фирм использовались для транзитных операций с отсутствием платежей, свойственных реальной предпринимательской деятельности.

Кроме того, в судебном заседании суда апелляционной инстанции по ходатайству прокурора к материалам дела приобщена копия решения Арбитражного Суда г. Москвы от 17.03.2015 года по делу № А40-16978/15-115-128, которым с Общества с ограниченной ответственностью «Ю.», зарегистрированного 05.03.2008 года с присвоенным идентификационным номером налогоплательщика 2634080426, взыскана в доход соответствующего бюджета задолженность в сумме 36 006 349,40 рублей, из которой задолженность по НДС - 26 920 836,40 рублей, вынесенное на основании акта камеральной налоговой проверки и решения № 67 от 27.11.2013 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанное решение не было исследовано в судебном заседании суда первой инстанции, однако, в силу требования ст. 90 УПК РФ, имеет также существенное значение для рассматриваемого уголовного дела, поскольку опровергает выводы суда первой инстанции при оправдании Белянского С. В. о невозможности признать достоверно установленной суммы неуплаченного в бюджет налога на прибыль, вмененную в вину подсудимому из-за отсутствия первичных бухгалтерских документов.

Перечисленные выше обстоятельства и показания свидетелей являются существенными, поскольку могли существенно повлиять на выводы суда, следовательно следует признать обоснованными и подлежащими удовлетворению доводы апелляционного представления в этой части.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции находит преждевременными выводы суда об отсутствии в деянии Белянского С. В. признаков состава преступления, сделанными без надлежащей оценки всей совокупности представленных стороной обвинения доказательств.

При таких обстоятельствах постановленный оправдательный приговор не может быть признан соответствующим требованиям законности и обоснованности, в связи с чем, он подлежит отмене на основании ч.1 ст.389.17 УПК РФ.

При этом судебная коллегия отмечает, что отсутствие правовых оценок указанных доказательств, влияющих на установление фактических обстоятельств уголовного дела, препятствует принятию судом апелляционной инстанции в настоящее время итогового решения, в связи с чем, уголовное дело подлежит направлению на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

Поскольку приговор суда отменяется в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, то и иные доводы, содержащиеся в апелляционном представлении и возражениях стороны защиты, подлежат проверке судом первой инстанции при новом рассмотрении дела.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.14, 389.20, 389.24, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Промышленного районного суда г. Ставрополя от 07 ноября 2016 года в отношении Белянского С.В. отменить.

Уголовное дело по обвинению Белянского С.В. в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 199 УК РФ, передать на новое судебное разбирательство в тот же районный суд в ином составе со стадии судебного разбирательства.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационную инстанцию Ставропольского краевого суда в порядке, предусмотренном гл. 47.1 УПК РФ.

Председательствующий

Судьи