НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Ростовского областного суда (Ростовская область) от 21.11.2019 № 2-2716/19

Судья Багдасарян Г.В. дело № 33-19962/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

21 ноября 2019 г. г. Ростов-на-Дону

Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда

в составе председательствующего Татуриной С.В.,

судей Котельниковой Л.П., Шамрай М.С.,

при секретаре Закаряне С.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело №2-2716/2019 по иску Падчеварова В.В. к ООО «Цифровые Контрольные Технологии» об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе Падчеварова В.В. на решение Октябрьского районного суда г. Ростова-на-Дону от 03 сентября 2019 г. Заслушав доклад судьи Котельниковой Л.П., судебная коллегия

установила:

Падчеваров В.В.. обратился в суд с иском к ООО «Цифровые контрольные технологии» об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, указав в обоснование заявленных исковых требований, что с 11.02.2019 он работал в ООО «Цифровые Контрольные Технологии» в должности заместителя генерального директора, однако трудовой договор с ним заключен не был, трудовые отношения надлежащим образом не оформлены. Подобная ситуация была обусловлена болезнью главного бухгалтера, а в дальнейшем командировкой руководителя организации. Истец 30.01.2019 он был приглашен на собеседование в ООО «Цифровые Контрольные Технологии», о чем на сайте www.headhunter.ru ему поступило соответствующее письмо, а 04.02.2019 Падчеваров В.В. успешно прошел собеседование с руководителем ООО ООО «Цифровые Контрольные Технологии» ФИО13. В дальнейшем, после согласования всех интересующих стороны вопросов, Падчеварову В.В. было предложено выйти на работу на постоянной основе с 11.02.2019, на что он согласился с условием оплаты труда в размере 75 000 руб. в месяц. Спустя некоторое время истец был представлен коллективу как новый сотрудник и приступил к исполнению трудовых обязанностей. Истец указывает, что в процессе работы им был выполнен ряд мероприятий: согласовано с техническим директором ФИО14 создание типового проекта «КПП с автомобильной весовой»; выполнено посещение производства и контроль подготовки к выставке совместно с ФИО15; приглашён эксперт - аудитор программной продукции производства ЦКТ ФИО16, проведены ряд совещаний с руководителем IT службы ФИО17; выполнены переговоры с представителем ТОО «КызылжарМунайТех» ФИО18. на автоматизацию системы ЖКХ г.Аксай, Республики Казахстан; выполнено посещение предприятия «Олео-Синтез» проведены переговоры по автоматизации системы внутреннего движения продукции совместно с ФИО14 и ФИО22; исправлены договоры и согласованы с юристом ФИО24; совместно с экспертом - аудитором программной продукции ЦКТ ФИО16., подготовлен план мероприятий и сметный расчёт «Развития (Создания) IT службы ООО «ЦКТ»; создан (завершён) внешний регламент взаимодействия сотрудников с заказчиками; подготовлено совещание по мотивации персонала; создавался (не закончен) внутренний регламент взаимодействия сотрудников с заказчиками; выполнено посещение предприятий «Эко -Абсид» Батайск и «Агро-Изобилие» Таганрог, проведены переговоры по созданию КПП с автомобильным весовым хозяйством, информация отправлена ФИО13.; выполнены переговоры с представителем ООО «Симпривоз» ФИО23. и подготовлено предложение на автоматизацию потока автомобилей и физических лиц на оптовом рынке г.Симферополя, Республики Крым. Всего за период работы Падчеварову В.В. было выплачено 25 000 руб., которые, как он полагал, являются авансом. Однако, 06.03.2019 истцу было предложено задним числом оформить договор возмездного оказания услуг, однако он отказался. В дальнейшем истец к работе допущен не был, получил дополнительно 13 600 руб. и в устной форме получил ответ о том, что ООО «Цифровые Контрольные Технологии» в его услугах не нуждается.

Полагая свои права нарушенными, Падчеваров В.В. обратился в суд с настоящим иском, в котором, уточнив требования в порядке ст.39 ГПК РФ, просил установить факт трудовых отношений с 11.02.2019 по 11.04.2019 с указанием работы в ООО «ЦКТ» в должности заместителя генерального директора и обязать внести соответствующую запись в трудовую книжку, взыскать с ответчика задолженность по заработной плате в размере 127 000 руб.; компенсацию за вынужденный прогул в размере 300 000 руб., компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Решением Октябрьского районного суда г. Ростова-на-Дону от 03 сентября 2019 г. исковые требования Падчеварова В.В. к ООО «Цифровые контрольные технологии» об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда были оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе истец считает решение суда первой инстанции незаконным, необоснованным, просит решение отменить и принять новое, которым исковые требования удовлетворить.

Апеллянт, частично повторяя позицию, изложенную им в суде первой инстанции, полагает, что действиями ответчика нарушены его законные интересы, считает, что при вынесении решения судом нарушены нормы материального, в связи с чем имеются безусловные основания для отмены решения суда.

Заявитель жалобы указывает на то, что трудовые отношения истца с работодателем подтверждаются представленными истцом суду доказательствами, ответчик фактически допустил истца к выполнению трудовых обязанностей, а неоформление работодателем или его уполномоченным представителем, фактически допустившими работника к работе, в письменной форме трудового оговора в установленный ст. 67 ТК РФ срок, вопреки намерению работника формить трудовой договор, может быть расценено судом как злоупотребление со стороны работодателя правом на заключение трудового договора (ст. 22 ТК РФ). По мнению апеллянта, доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить именно работодатель.

Апеллянт полагает, что судом не учтены положения ТК РФ, регулирующие спорные правоотношения, разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2018 года N 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям», а выводы суда являются не последовательными, противоречащими друг другу.

На апелляционную жалобу истца ответчиком поданы возражения, в которых он просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу истца - без удовлетворения.

На основании положений ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобах, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав истца, поддержавшего доводы жалобы, а также представителя ответчика, полагавшего решение законным и обоснованным, проверив законность и обоснованность оспариваемого решения в пределах доводов апелляционной жалобы (ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия не находит оснований, предусмотренных положениями ст. 330 ГПК РФ, для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

В целях обеспечения эффективной защиты работников посредством национальных законодательства и практики, разрешения проблем, которые могут возникнуть в силу неравного положения сторон трудового правоотношения, Генеральной конференцией Международной организации труда 15.06.2006 года принята Рекомендация N 198 о трудовом правоотношении (далее - Рекомендация МОТ о трудовом правоотношении, Рекомендация).

В п. 2 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении указано, что характер и масштабы защиты, обеспечиваемой работникам в рамках индивидуального трудового правоотношения, должны определяться национальными законодательством или практикой либо и тем, и другим, принимая во внимание соответствующие международные трудовые нормы.

В п. 9 этого документа предусмотрено, что для целей национальной политики защиты работников в условиях индивидуального трудового правоотношения существование такого правоотношения должно в первую очередь определяться на основе фактов, подтверждающих выполнение работы и выплату вознаграждения работнику, невзирая на то, каким образом это трудовое правоотношение характеризуется в любом другом соглашении об обратном, носящем договорный или иной характер, которое могло быть заключено между сторонами.

Пункт 13 Рекомендации называет признаки существования трудового правоотношения (в частности, работа выполняется работником в соответствии с указаниями и под контролем другой стороны; интеграция работника в организационную структуру предприятия; выполнение работы в интересах другого лица лично работником в соответствии с определенным графиком или на рабочем месте, которое указывается или согласовывается стороной, заказавшей ее; периодическая выплата вознаграждения работнику; работа предполагает предоставление инструментов, материалов и механизмов стороной, заказавшей работу).

В целях содействия определению существования индивидуального трудового правоотношения государства-члены должны в рамках своей национальной политики рассмотреть возможность установления правовой презумпции существования индивидуального трудового правоотношения в том случае, когда определено наличие одного или нескольких соответствующих признаков (п. 11 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении).

В соответствии с ч. 1 ст. 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных, непосредственно связанных с ними отношений исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации статья 2 Трудового кодекса Российской Федерации относит, в том числе, свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается; право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.

Согласно ст. 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается.

Положениями ст. ст. 420, 423 ГК РФ договор определяется как соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей; гражданско-правовой договор может быть как возмездным, так и безвозмездным.

Согласно ст.15 ТК РФ трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании заключаемого между ними трудового договора ( ч.1 ст.16 ТК РФ).

В силу ч.3 ст.16 ТК РФ трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Данная норма представляет собой дополнительную гарантию для работников, приступивших к работе с разрешения уполномоченного должностного лица без заключения трудового договора в письменной форме, и призвана устранить неопределенность правового положения таких работников (п. 3 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19.05.2009 года N 597-О-О).

В соответствии со ст.56 ТК РФ трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя. Сторонами трудового договора являются работодатель и работник.

Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами (ч. 1 ст. 61 ТК РФ).

В соответствии с ч. 2 ст. 67 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, - не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом.

Если физическое лицо было фактически допущено к работе работником, не уполномоченным на это работодателем, и работодатель или его уполномоченный на это представитель отказывается признать отношения, возникшие между лицом, фактически допущенным к работе, и данным работодателем, трудовыми отношениями (заключить с лицом, фактически допущенным к работе, трудовой договор), работодатель, в интересах которого была выполнена работа, обязан оплатить такому физическому лицу фактически отработанное им время (выполненную работу) (ч. 1 ст. 67.1 ТК РФ).

Положениями ч. 1 ст. 68 ТК РФ предусмотрено, что прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Содержание приказа (распоряжения) работодателя должно соответствовать условиям заключенного трудового договора.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (часть вторая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации). При этом следует иметь в виду, что представителем работодателя в указанном случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения (статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации) и на работодателя может быть возложена обязанность оформить трудовой договор с этим работником надлежащим образом.

Согласно разъяснениям, данным в п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2018 года N 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям», к характерным признакам трудовых отношений в соответствии со статьями 15 и 56 ТК РФ относятся: достижение сторонами соглашения о личном выполнении работником определенной, заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя; подчинение работника действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка, графику работы (сменности); обеспечение работодателем условий труда; выполнение работником трудовой функции за плату (ст. ст. 129, 135 ТК РФ).

О наличии трудовых отношений может свидетельствовать устойчивый и стабильный характер этих отношений, подчиненность и зависимость труда, выполнение работником работы только по определенной специальности, квалификации или должности, наличие дополнительных гарантий работнику, установленных законами, иными нормативными правовыми актами, регулирующими трудовые отношения.

К признакам существования трудового правоотношения также относятся, в частности, выполнение работником работы в соответствии с указаниями работодателя; интегрированность работника в организационную структуру работодателя; признание работодателем таких прав работника, как еженедельные выходные дни и ежегодный отпуск; оплата работодателем расходов, связанных с поездками работника в целях выполнения работы; осуществление периодических выплат работнику, которые являются для него единственным и (или) основным источником доходов; предоставление инструментов, материалов и механизмов работодателем (Рекомендация N 198 о трудовом правоотношении, принятая Генеральной конференцией Международной организации труда 15 июня 2006 года).

Анализ вышеприведенных норм действующего законодательства указывает на то, что фактический допуск работника к работе предполагает, что работник приступил к исполнению трудовых обязанностей по обусловленной соглашением сторон должности и с момента начала исполнения трудовой функции работник подчиняется действующим у ответчика правилам внутреннего трудового распорядка; оплата труда работника осуществляется работодателем в соответствии с установленным по занимаемой работником должности окладом и действующей у работодателя системой оплаты труда; работник в связи с началом работы обязан передать работодателю соответствующие документы.

Обязанность по надлежащему оформлению трудовых отношений с работником (заключение в письменной форме трудового договора, издание приказа (распоряжения) о приеме на работу) нормами Трудового кодекса Российской Федерации возлагается на работодателя.

Вместе с тем, само по себе отсутствие оформленного надлежащим образом, то есть в письменной форме, трудового договора не исключает возможности признания сложившихся между сторонами отношений трудовыми, а трудового договора - заключенным при наличии в этих отношениях признаков трудового правоотношения, поскольку к основаниям возникновения трудовых отношений между работником и работодателем закон (ч. 3 ст. 16 ТК РФ) относит также фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Цель указанной нормы - устранение неопределенности правового положения таких работников и неблагоприятных последствий отсутствия трудового договора в письменной форме, защита их прав и законных интересов как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, в том числе путем признания в судебном порядке факта трудовых отношений между сторонами, формально не связанными трудовым договором. При этом неисполнение работодателем, фактически допустившим работника к работе, обязанности оформить в письменной форме с работником трудовой договор в установленный ст. 67 Трудового кодекса Российской Федерации срок может быть расценено как злоупотребление правом со стороны работодателя на заключение трудового договора вопреки намерению работника заключить трудовой договор.

Таким образом, по смыслу ст. ст. 15, 16, 56, ч. 2 ст. 67 Трудового кодекса Российской Федерации в их системном единстве, если работник, с которым не оформлен трудовой договор в письменной форме, приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, суд должен не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (трудового договора, гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации, был ли фактически осуществлен допуск работника к выполнению трудовой функции.

В силу принципа состязательности сторон (статья 12 ГПК РФ) и требований части 2 статьи 35, части 1 статьи 56, части 1 статьи 68 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. В данном случае обязанность доказать наличие трудовых отношений с ответчиком возложена на истца.

Согласно ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (ч. 1 ст. 196 ГПК РФ).

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ч. 1 ст. 67 ГПК РФ).

Согласно разъяснениям, данным п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2018 г. N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям" при разрешении вопроса, имелись ли между сторонами трудовые отношения, суд в силу статей 55, 59 и 60 ГПК РФ вправе принимать любые средства доказывания, предусмотренные процессуальным законодательством.

Таким образом, по данному делу юридически значимыми и подлежащими определению и установлению с учетом исковых требований Падчеварова В.В. и регулирующих спорные отношения норм материального права являлись следующие обстоятельства: было ли достигнуто между Падчеваровым В.В. и ООО «ЦКТ» соглашение о личном выполнении Падчеваровым В.В. работы по указанной должности; был ли Падчеваров В.В. допущен к выполнению названной работы; выполнял ли Падчеваров В.В. эту работу (трудовую тункцию) в интересах, под контролем и управлением работодателя в спорный период; "одчинялся ли Падчеваров В.В Ф. действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка или графику сменности работы; выплачивалась ли ему заработная тлата, предоставлялись ли выходные и праздничные дни, оплачиваемый отпуск, иные тарантии, предусмотренные трудовым законодательством.

Как установлено судом и следует из материалов дела, ООО «Цифровые контрольные технологии» на сайте www.headhunter.ru размещена заявка об открытии вакансии «коммерческий директор».

Интерес к указанной вакансии проявил Падчеваров В.В., направивший в ООО «ЦКТ» соответствующий запрос, по итогам рассмотрения которого ему было предложено явиться на собеседование.

В ходе рассмотрения настоящего дела ответчиком не оспаривался факт проведения собеседования на вакантную должность, однако согласно письменного отзыва ответчика Падчеваров В.В. не обладал необходимыми качествами для занятия предложенной должности, в связи с чем ему было предложено подтвердить свои качества путем выполнения пробного задания, оплата за него была определена в размере 25 000 руб. и после выполнения которого работодатель мог рассмотреть истца как возможного кандидата на занятие им вакантной должности.

После выполнения Падчеваровым В.В. задания по составлению регламента работ в целях определения достаточности его компетентности, руководство ООО «Цифровые контрольные технологии» пришло к выводу о несоответствии кандидата предъявляемым требованиям для заключения трудового договора и произвело истцу оплату в размере 25 000 руб. как и было оговорено ранее. Указанное обстоятельство, в части выплаты истцу денежных средств, сторонами не оспаривалось и признается судом установленным.

Представитель истца в суде первой инстанции пояснял, что несмотря на отказ организации в заключении трудового договора, его деловые качества позволяли выполнять одноразовую работу в рамках гражданско-правового договора, что и было предложено Падчеварову В.В., а также передан проект такого договора.

Истцом в материалы дела был также представлен проект договора возмездного оказания услуг №НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от 11.02.2019, согласно которому Падчеваров В.В. должен был по заданию заказчика (ООО «ЦКТ») оказывать услуги по составлению регламентов работ, а также конкретный перечень услуг, указанных заказчиком в задании, являющемся неотъемлемой частью заключаемого гражданско-правового договора.

В соответствии с п.2.1 договора общая цена договора определяется на основании стоимости оказанных услуг.

Согласно приложению №НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН к договору стороны согласовали одну услугу - подготовка регламента работ, стоимость которой определена в 13 600 руб.

По окончании выполнения данной работы с истцом был произведен расчет путем выплаты 13 600 руб., что в судебном заседании сторонами не оспаривалось и о чем прямо указано в исковом заявлении. При таких обстоятельствах суд признает данный факт установленным.

Ответчиком в обоснование своей позиции и по делу отмечалось, что Падчеварову В.В. было предложено заключить разовый гражданско-правовой договор, сама природа работы не носила длящийся характер, ООО «Цифровые контрольные технологии» не осуществлял контроль выполняемой истцом работы, не проводил инструктаж по технике безопасности, истец не подчинялся правилам внутреннего трудового распорядка.

Истцом трудовая книжка для оформления трудовых отношений ответчику не передавалась, что самим истцом в ходе рассмотрения дела не оспаривалось, что следует также и из протокола судебного заседания от 20.08.2019, а также истец не отрицал того факта что с правилами трудового распорядка и иными внутренними документами ООО «ЦКТ» его никто не знакомил, приказ о приеме Падчеварова В.В. на работу ответчиком не издавался, табель учета рабочего времени в отношении истца не велся. Из представленной в материалы дела копии книги учета движения трудовых книжек и вкладышей в них в спорный период записи в отношении истца отсутствуют. В данном конкретном случае трудовой договор между сторонами не заключался.

Кроме того, судебная коллегия отмечает, что как следует из представленных в материалы настоящего гражданского дела выписок из ЕГРЮЛ в спорный период истец являлся руководителем одновременно еще четырех предприятий ООО «Платон», ООО «Холдинг Евразийский Транспортный коридор», ООО ПО «Платон», ООО «Торговый дом «Валерия» (л.д.70-118, т.1).

Представленные истцом фотографии интернет-страниц не подтверждают факт трудовых отношений между ним и ООО «Цифровые контрольные технологии» и отклоняются судебной коллегией ввиду следующего.

Согласно ч. 1 ст. 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Судебная коллегия отмечает, что в силу статьи 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате по просьбе заинтересованных лиц нотариус обеспечивает доказательства, необходимые в случае возникновения дела в суде или административном органе, если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным.

На основании ч. 1 ст. 71 ГПК РФ письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи, с использованием информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", документы, подписанные электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, либо выполненные иным позволяющим установить достоверность документа способом.

Согласно ч. 2 ст. 71 ГПК РФ письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию. Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов.

Судебная коллегия полагает, что оптимальным способом обеспечения доказательства является заверение скриншотов у нотариуса, однако фиксирование таким образом доказательств произведено не было, в связи с чем достоверно не установлено, что представленные в материалы дела скриншоты находились на странице истца и были размещены ею.

Таким образом, представленные истцом скриншоты не могут быть приняты как достоверные и допустимые доказательства по делу, поскольку электронные страницы не были заверены нотариусом как того требует п. 2 ст. 71 ГПК РФ, ст. 102, 103 "Основы законодательства Российской Федерации о нотариате", представлены истцом в виде незаверенных копий по состоянию на определенный момент времени, в связи с чем суд был лишен возможности убедиться в их достоверности, так как при создании скриншота возможно корректировать его содержание, в том числе изменять даты и иные сведения.

Представленные истцом скриншоты электронной переписки не могут считаться допустимыми доказательствами, такие доказательств не соответствуют критериям верификации, установленным пп. 5 и 6 ст. 67 ГПК РФ, в связи с чем оснований считать их достоверными отсутствуют.

В ходе рассмотрения дела был допрошен в качестве свидетеля ФИО16., который будучи предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний (ст.307 УК РФ), пояснил, что несколько раз он видел Падчеварова В.В. на территории ООО «Цифровые контрольные технологии», по его мнению, к истцу другие сотрудники относились как к коллеге. Также судом допрошен ФИО27., который сообщил, что Падчеваров В.В. занимался организационной деятельностью в ООО «Цифровые контрольные технологии», однако с уверенностью утверждать работал ли истец в организации или нет свидетель затруднился, пояснив при этом, что истцом режим рабочего времени не соблюдался, хотя режим работы компании строго регламентирован с 08-00 до 17-00 часов. Поскольку истец сидел за столом предыдущего директора, он решил, что Падчеварова В.В. приняли именно на эту должность.

В соответствии с положениями ст.67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Поскольку законом не предусмотрено, что факт допущения работника к работе может подтверждаться только определенными доказательствами, суд при рассмотрении дела исходил из допустимости любых видов доказательств, указанных в ч.1 ст.55 ГПК РФ, в том числе свидетельских показаний. В данном случае обязанность доказать возникновение трудовых отношений с ответчиком возложена на истца.

Суд, принял во внимание показания допрошенного свидетеля в совокупности с имеющимися в материалах дела доказательствами, пришел к выводу о недоказанности факта трудовых отношений, поскольку само по себе нахождение Падчеварова В.В. на территории ООО «ЦКТ» об исполнении трудовых обязанностей в качестве работника, равно как и сотрудника Падчеварова В.В., не свидетельствует.

Кроме того, в материалах дела не имеется сведений о принятии кадровых решений в отношении истца, приказ о приеме его на работу на данную должность ответчиком не издавался, трудовой договор с истцом ответчиком не заключался, табель учета рабочего времени в отношении истца не велся, трудовую книжку истец работодателю не предоставил, заработная плата ему не начислялась и не выплачивалась.

Исходя из искового заявления и пояснений истца, данных в суде, как первой, так и апелляционной инстанций, последний не указывает, какую конкретно трудовую функцию ему поручали и он выполнял, соответствующие вакантные должности в соответствии со штатным расписанием в спорный период времени в ООО «Цифровые контрольные технологии» отсутствовали, кому непосредственно подчинялся истец, какими условиями груда был обеспечен, какие правила внутреннего распорядка соблюдал, допустимыми доказательствами не подтверждены.

Исходя из приведенных положений ТК РФ также следует, что обязанность по выплате истцу заработной платы могла возникнуть у ответчика только при доказанности того факта, что между сторонами возникли трудовые отношения.

Так, к характерным признакам трудового правоотношения, позволяющим отграничить его от других видов правоотношений относятся: личный характер прав и обязанностей работника, обязанность работника выполнять определенную, заранее обусловленную трудовую функцию, выполнение трудовой функции в условиях общего труда с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка, возмездный характер трудового отношения (оплата производится за затраченный труд) по установленным нормам. В частности, определяющими трудовые отношения являются факты выполнения лицом трудовой функции (работы по должности и период фактического исполнения должностных обязанностей); наличие полномочий у лица, осуществившего фактический допуск к работе; наличие согласия работодателя признать возникшие между лицом, фактически допущенным к работе, и данным работодателем, отношения трудовыми.

Между тем, в отношениях между сторонами по настоящему делу указанные признаки отсутствуют и материалами дела не подтверждаются.

Представленные истцом в материалы дела светокопии документов и показания свидетелей, не подтверждают факт трудовых отношений между сторонами, поскольку не свидетельствуют о соблюдении истцом трудовой дисциплины, подчинении его локальным нормативным актам ответчика в качестве работника и т.п., то есть не подтверждают наличие обязательных признаков, характеризующих возникновение трудовых отношений. Кроме того, указанные документы не содержат в себе сведений об ответчике как о работодателе истца, а также данных об истце и о выполнении им обязанностей работника, предусмотренных ст.21 ТК РФ. Данных, что истец был допущен к работе уполномоченным на то лицом ответчика, также ответчиком не представлено.

При этом, суд, фактически установил, что между сторонами имели место именно гражданско-правовые правоотношения, выразившиеся в выполнения пробного задания с целью установления квалификации истца, работы были оплачены ответчиком в полном объеме, между тем, в течение всего периода работы истец не предпринимал мер к заключению именно трудового договора с ответчиком, либо к получению доказательств отказа работодателя оформить такой договор.

Учитывая требования закона и то обстоятельство, что истец не представил суду доказательств, отвечающих требованиям относимости и допустимости, что он был допущен к работе в должность, определенную штатным расписанием с определенной системой оплаты труда с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя, суд пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований об установлении факта трудовых отношений.

Доводы жалобы о том, что трудовые отношения истца с работодателем подтверждаются представленными истцом суду доказательствами, выводов суда не опровергают, поскольку сводятся к неверному толкованию норм права и субъективному пониманию обстоятельств дела.

Учитывая то обстоятельство, что судом факт трудовых отношений истца с ответчиком не установлен, следовательно, отсутствуют правовые основания для удовлетворения и производных требований о взыскании задолженности по заработной плате, Поскольку для взыскания компенсации морального вреда в порядке ст. 237 ТК РФ, основанием является факт нарушения работодателем трудовых прав работника, неправомерные действия работодателя, а указанные обстоятельства в ходе рассмотрения дела не нашли своего подтверждения, суд также пришел к выводу и об их отклонении.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается, поскольку они основаны на правильном применении норм материального и процессуального права и представленных сторонами в суд первой инстанции доказательствах, которые всесторонне исследованы судом.

Доводы жалобы о несогласии с представленными ответчиком доказательствами, пояснениями свидетелей, а также о том, что, доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель, несостоятельны и сводятся к переоценке доказательств по делу.

Таким образом, доводы жалобы аналогичны процессуальной позиции истца в суде первой инстанции, направлены на переоценку исследованных судом доказательств, не содержат ссылок на обстоятельства, нуждающиеся в дополнительной проверке, а потому не могут служить основанием для отмены решения суда.

Судебная коллегия полагает, что доводы, изложенные в апелляционной жалобе, основанием для отмены решения суда не являются, поскольку представленным сторонами доказательствам дана надлежащая правовая оценка по правилам ст. 67 ГПК РФ, учитывая, что объяснения истца, а также письменные доказательства не содержат каких-либо сведений о работе истца у ответчика в заявленный период на определенной должности с установленным размером оплаты труда.

В ходе судебного разбирательства суд с необходимой полнотой исследовал и проанализировал доводы сторон и другие представленные ими доказательства в соответствии с требованиями ст.67, ст.198 ГПК РФ.

Доводы апелляционной жалобы относительного того, что суд первой инстанции дал неверную оценку доказательств, не могут повлечь за собой отмену оспариваемого судебного акта.

Из материалов дела следует, что все доказательства, в том числе, показания свидетелей, судом первой инстанции проверены с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности, оценка им дана в соответствии с требованиями ст.67 ГПК Российской Федерации на основании и с учетом обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне и полно.

Судебная коллегия находит выводы суда правильными, основанными на тех нормах материального права, которые подлежали применению к сложившимся отношениям сторон и соответствующими установленным судом обстоятельствам дела.

В целом доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с выводами, к которым пришел суд первой инстанции, к переоценке представленных доказательств, не опровергают выводов суда первой инстанции, не содержат обстоятельств, которые нуждались бы в дополнительной проверке, направлены на иную оценку исследованных судом первой инстанции доказательств, а потому не могут быть приняты судебной коллегией в качестве основания к отмене обжалуемого решения. Кроме того, доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе по существу рассмотренного спора, уже заявлялись в суде первой инстанции, являлись предметом исследования, получили правовую оценку с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ.

Решение суда законно и обоснованно, соответствует действующему законодательству, установленным по делу обстоятельствам и представленным доказательствам. При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения. Оснований к отмене решения суда, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда г.Ростова-на-Дону от 03 сентября 2019г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Падчеварова В.В. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Мотивированное апелляционное определение изготовлено - 28 ноября 2019 года