НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Ростовского областного суда (Ростовская область) от 17.12.2020 № 2536/20

Судья Попова О.М. дело № 33-15806/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

17 декабря 2020г. г.Ростов-на-Дону

Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в составе председательствующего Юрченко Т.В.,

судей Корниенко Г.Ф., Корецкого А.Д.

при секретаре Гречко А.С.

с участием прокурора Потоцкой Ю.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело №2‑536/2020 по иску Оганесян Г.С. к Управлению социальной защиты населения Администрации Егорлыкского района Ростовской области о признании дополнительного соглашения к трудовому договору незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе Управления социальной защиты населения Администрации Егорлыкского района Ростовской области на решение Егорлыкского районного суда Ростовской области от 14 октября 2020 года.

Заслушав доклад судьи Корниенко Г.Ф., судебная коллегия

установила:

Оганесян Г.С. обратилась в суд с иском к Управлению социальной защиты населения Администрации Егорлыкского района Ростовской области о признании дополнительного соглашения от 21.07.2020г. к трудовому договору НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от 10.05.2018г. незаконным, восстановлении на работе в должности директора МБУ Егорлыкского района «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов», взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда в размере 70000 руб.

В обоснование иска указала, что 10.05.2018г. она была принята на работу в МБУ Егорлыкского района «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов» (далее - МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ») на должность директора, с ней заключен бессрочный трудовой договор НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от 10.05.2018г.

20.05.2020г. ей было вручено уведомление об изменении условий трудового договора, согласно которому заключенный с ней трудовой договор должен быть изменен и с 21.07.2020г. считается заключенным на определенный срок до 21.09.2020г. Под угрозой увольнения она вынуждена была подписать 21.07.2020г. дополнительное соглашение, которое делало трудовой договор срочным, а также фактически изменяло трудовую функцию.

Приказом НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН-л от 21.09.2020г. действие трудового договора НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от 10.05.2018г. прекращено, Оганесян Г.С. уволена 21.09.2020г. в связи с истечением срока трудового договора по п.2 ч.1 ст.77 К РФ.

Полагая дополнительное соглашение от 21.07.2020г. и последующее увольнение незаконным и подлежащим отмене, истец исходила из того, что действующее законодательство не содержит норм о том, что с руководителем муниципального учреждения заключается исключительно срочный трудовой договор, в связи с чем ссылка ответчика на положения ст.59 и 275 ТК РФ несостоятельна и изменение условий трудового договора в соответствии со ст.74 ТК РФ является незаконным.

Изменение определенных сторонами условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (ст.74 ТК РФ) не может быть применено для установления срочного характера договора, так как ст.74 ТК РФ допускает изменение условий трудового договора по соглашению сторон лишь в случае, когда объективно невозможно сохранить прежние условия труда в связи с изменениями в технике и технологии производства, структурной реорганизации производства и т.д. Установление срока трудового договора не имеет отношения к изменению этих условий.

Частью 2 статьи 59 ТК РФ работнику и работодателю предоставлена возможность заключения срочного договора только при достижении соглашения об этом. Таким образом, основанием для установления срока трудового договора с руководителем выступает исключительно субъективный критерий «соглашение сторон», который обусловлен лишь взаимным волеизъявлением работника и работодателя.

Более того, согласно п. 1.2 дополнительного соглашения у истца были изменены должностные обязанности, об изменении которых её никто не предупреждал, что недопустимо. В уведомлении от 20.05.2020г. содержится лишь указание на изменение срока трудового договора.

Дополнительное соглашение было заключено по принуждению, в противном случае истец была бы уволена по п.7 ч.1 ст.77 ТК РФ, что подтверждается уведомлением от 20.05.2020г. Воли истца на изменение срока трудового договора не было, она хотела продолжать трудиться, однако под угрозой увольнения была вынуждена пойти на предлагаемые работодателем условия. В силу обстоятельств, указанных в иске, дополнительное соглашение от 21.07.2020г. нельзя признать законным, как и последующее её увольнение. Указанные действия ответчика по незаконному увольнению стали причиной нравственных переживаний истца, в связи с чем она считает, что ей причинен моральный вред, который подлежит возмещению.

Решением Егорлыкского районного суда Ростовской области от 14 октября 2020 года иск Оганесян Г.С. удовлетворен частично. Суд признал незаконным дополнительное соглашение к трудовому договору НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от 10.05.2018г., заключенное 21.07.2020г. между УСЗН Администрации Егорлыкского района Ростовской области и Оганесян Г.С.; восстановил Оганесян Г.С. на работе в должности директора МБУ Егорлыкского района «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов»; взыскал с Управления социальной защиты населения Администрации Егорлыкского района Ростовской области в пользу Оганесян Г.С. средний заработок за время вынужденного прогула в размере 53 384,93 руб., компенсацию морального вреда в размере 5000 руб.

В остальной части исковые требования Оганесян Г.С. оставлены без удовлетворения. Решение в части восстановления на работе обращено к немедленному исполнению.

В апелляционной жалобе Управление социальной защиты населения Администрации Егорлыкского района Ростовской области, полагая решение суда незаконным и необоснованным, просит его отменить, ссылаясь в обоснование доводов жалобы на положения ч.2 ст.59 ТК РФ, предусматривающей заключение срочного трудового договора, в том числе с руководителем организации независимо от ее организационно-правовой формы и формы собственности, а также на положения ст.275 ТК РФ, предусматривающей, что срок действия срочного трудового договора определяется учредительными документами организации или соглашением сторон. Заключение этих договоров не зависит от характера работы или условий ее выполнения. Заявитель жалобы настаивает на том, что в данном случае срочный трудовой договор заключен по соглашению сторон, определившем срок заключения трудового договора.

Факт достижения соглашения сторон о сроке заключения трудового договора подтвержден подписанием сторонами дополнительного соглашения к трудовому договору от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН. Данных о том, что работодатель при заключении с истцом срочного трудового договора допустил злоупотребление правом, а работник заключил его вынужденно, судом установлено не было. Данное обстоятельство подтверждено только объяснениями истца. Процедура увольнения истца в связи с истечением срока действия трудового договора, ответчиком соблюдена.

Оганесян Г.С. поданы возражения на апелляционную жалобу, в которых истец просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Представитель Оганесян Г.С., действующий по ордеру Туник Е.П., в судебном заседании суда апелляционной инстанции поддержал доводы возражений на апелляционную жалобу, полагая решение суда законным и обоснованным.

Дело рассмотрено в порядке ст. 167 ГПК РФ в отсутствие истца Оганесян Г.С. и представителя ответчика Управления социальной защиты населения Администрации Егорлыкского района Ростовской области, извещенных о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы надлежащим образом, о чем имеются в материалах дела уведомления (л.д.214-215), а также с учетом ходатайства ответчика о рассмотрении дела в его отсутствие, поступившего в суд апелляционной инстанции.

Рассмотрев материалы дела, выслушав представителя истца, заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы (ч.1 ст.327.1 ГПК РФ), судебная коллегия не усматривает оснований, предусмотренных ст.330 ГПК Российской Федерации, для отмены решения суда.

Как установлено судом и следует из материалов дела, согласно приказу начальника УСЗН Администрации Егорлыкского района Ростовской области от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН‑л, Оганесян Г.С. принята на работу в МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ» на должность директора, между УСЗН Администрации Егорлыкского района Ростовской области в лице начальника и Оганесян Г.С. заключен трудовой договор от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН с руководителем муниципального бюджетного учреждения Егорлыкского района «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов (т.1 л.д. 145-155).

Согласно условиям трудового договора от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН настоящий трудовой договор регулирует отношения между работодателем и руководителем, связанные с выполнением руководителем обязанностей по должности руководителя учреждения, работу по которой предоставляет работодатель (п.1.1 договора), заключается на неопределенный срок (п.1.2 договора), является договором по основной работе (п.1.3 договора).

Обязанности руководителя определены разделом 2.4 трудового договора, в том числе согласно п.2.4.1 руководитель обязан соблюдать при исполнении должностных обязанностей требования законодательства Российской Федерации, законодательства субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления, устава учреждения, коллективного договора, соглашений, локальных нормативных актов и настоящего трудового договора.

При заключении трудового договора 10.05.2018г. Оганесян Г.С. была под роспись ознакомлена с должностной инструкцией директора муниципального бюджетного учреждения Егорлыкского района «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов», утвержденной начальником УСЗН 10.05.2018г. (т.1 л.д.140-144).

На момент заключения трудового договора правовое положение МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ» определено Уставом МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ», утвержденным постановлением Администрации Егорлыкского района Ростовской области от 26.12.2017г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН (Приложение к постановлению Администрации Егорлыкского района Ростовской области от 26.12.2017г. №1338, т.1 л.д.67-82).

Согласно пункта 1.2 Устава МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ» муниципальное бюджетное учреждение Егорлыкского района (далее - МБУ ЕР) является муниципальным учреждением бюджетного типа.

Управление социальной защиты населения Администрации Егорлыкского района Ростовской области (далее - УСЗН) осуществляет функции и полномочия учредителя в рамках своей компетенции, установленной нормативным актом муниципального образования (пункт 1.4 Устава).

Предмет, цели и виды деятельности МБУ ЕР определены в разделе 2 Устава «Предмет, цели и виды деятельности», разделом 3 Устава «Организация деятельности и управление МБУ ЕР» определены структура, компетенция органов управления МБУ ЕР, порядок их формирования, сроки полномочий и порядок деятельности таких органов.

Из пунктов 3.2, 3.2.1 Устава следует, что органом управления МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ» является его руководитель - директор МБУ ЕР. Назначение (утверждение) директора МБУ ЕР и прекращение его полномочий осуществляет УСЗН, осуществляющий полномочия учредителя, в установленном действующим законодательством порядке.

Согласно п.3.7 Устава права и обязанности директора МБУ ЕР, а также основания для прекращения трудовых отношений с ним регламентируются трудовым законодательством, а также трудовым договором.

20.05.2020г. директору МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ» Оганесян Г.С. было вручено уведомление начальника УСЗН Администрации Егорлыкского района Ростовской области об изменении условий трудового договора, которым ей сообщено о том, что в связи с необходимостью приведения в соответствие со ст.ст. 59 и 275 ТК РФ произойдут изменения существенных условий заключенного с нею трудового договора от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН, а именно с 21.07.2020г. с ней будет заключен срочный трудовой договор на определенный срок не более 5 лет. В случае отказа по истечении двухмесячного срока предупреждения, трудовой договор с ней будет расторгнут в соответствии с п. 7 ч.1 ст. 77 ТК РФ. Из записи в тексте уведомления также следует, что Оганесян Г.С. указала о том, что не согласна с изменениями (т.1 л.д.119).

Оганесян Г.С. обратилась с письменным заявлением к начальнику УСЗН Администрации Егорлыкского района Ростовской области, поступившим в УСЗН 25.05.2020г. (вх.НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН), в котором истец изложила свою позицию о незаконности уведомления об изменений условий заключенного с ней трудового договора, врученного 20.05.2020г., ссылаясь на положения ст. ст. 59, 74 ТК РФ, определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2011г. №1165-О-О, указывая, что работодатель должен доказать невозможность продолжения работы на прежних условиях. Кроме того, частью 1 ст. 275 ТК РФ установлено, что в случае, когда в соответствии с ч.2 ст. 59 ТК РФ с руководителем организации заключается срочный трудовой договор, срок действия этого трудового договора определяется учредительными документами организации или соглашением сторон. При этом часть 3 данной статьи устанавливает, что трудовой договор с руководителем государственного (муниципального) учреждения заключается на основе типовой формы трудового договора, утверждаемой Правительством РФ с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Типовая форма трудового договора с руководителем государственного (муниципального) учреждения утверждена постановлением Правительства РФ от 12.04.2013г. №329, и предусматривает заключение трудового договора на неопределенный срок (п.2 типовой формы). Заявитель указала, что в случае нарушения ее трудовых прав она будет вынуждена обратиться в суд (т.1 л.д. 164-165).

21.07.2020г. между сторонами по делу было подписано дополнительное соглашение к трудовому договору от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН, из которого следует, что стороны договорились внести изменения в п. 1.2 трудового договора и изложить его в новой редакции: трудовой договор заключается на определенный срок до 21.09.2020г. (включительно). Кроме того, данным дополнительным соглашением внесены изменения в пункт 2 трудового договора, дополнив раздел 2.4 подпунктами 2.4.25 – 2.4.32, которыми установлены дополнительные обязанности руководителя, касающиеся вопросов законодательства о противодействии коррупции, а также внесены изменения в пункты 5.2, 5.3, 5.4 в части оплаты труда руководителя (оклада, выплат компенсационного и стимулирующего характера), пункт 6 дополнен подпунктами 6.5-6.14 об ответственности руководителя, изложен в новой редакции п.8.3 об условиях расторжения трудового договора по инициативе работодателя (т.1 л.д.103-106).

16.09.2020г. Оганесян Г.С. было вручено уведомление о прекращении 21.09.2020г. трудового договора от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН в связи с истечением срока его действия. Также Оганесян Г.С. была уведомлена о необходимости явиться за трудовой книжкой, а в случае невозможности получения трудовой книжки лично, сообщить в письменной форме о согласии на отправление ее почтой России (т.1 л.д.85).

Приказом начальника УСЗН Администрации Егорлыкского района Ростовской области от 21.09.2020г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН-л прекращено действие трудового договора от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН, Оганесян Г.С. уволена 21.09.2020г. с должности директора Муниципального бюджетного учреждения Егорлыкского района «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов» в связи с истечением срока трудового договора по п.2 ч.1 ст.77 К РФ с выплатой компенсации за неиспользованный ежегодный основной оплачиваемый отпуск за период работы с 10.05.2019г. по 09.05.2020г. за 20 дней и за период работы с 10.05.2020г. по 21.09.2020г. за 9,32 дня. Основание: пункт 1.2 трудового договора от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН, уведомление о прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия от 16.09.2020г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН. С приказом Оганесян Г.С. ознакомлена под проспись 21.09.2020г. (т.1 л.д.84).

Принимая решение о частичном удовлетворении исковых требований Оганесян Г.С., суд первой инстанции руководствовался положениями ст. ст. 59, 72, 74, 275 ТК Российской Федерации, учел разъяснения п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.06.2015г. №21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации»,

п.13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03. 2004 г. №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» и исходил из того, что доказательств, подтверждающих факт организационных изменений в МБУ ЕР, в силу которых с истцом не мог быть сохранен трудовой договор, заключенный ранее на неопределенный срок, ответчиком не представлено, Устав МБУ ЕР не содержит положений о заключении трудового договора с руководителем на какой-либо срок, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что правовые основания для трасформирования трудового договора, заключенного на неопределенный срок, в срочный трудовой договор на основании дополнительного соглашения от 21.07.2020г. у работодателя отсутствовали.

С учетом изложенного, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что дополнительное соглашение от 21.07.2020г. к трудовому договору от 10.05.2018г. №40, заключенное с Оганесян Г.С., и последующее её увольнение по п.2 ч.1 ст. 77 ТК РФ являются незаконными, а Оганесян Г.С. в соответствии с ч. 1 ст. 394 ТК Российской Федерации подлежит восстановлению на работе в прежней должности директора МБУ ЕР «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов».

В соответствии с положениями ст.394 ТК Российской Федерации, признав представленный ответчиком расчет выплаты среднемесячной заработной платы за время вынужденного прогула с 22.09.2020г. по 14.10.2020г. в общей сумме 53 384,93 руб. верным, не оспоренным истцом, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении исковых требований Оганесян Г.С. о взыскании в ее пользу с УСЗН Администрации Егорлыкского района Ростовской области среднего заработка за время вынужденного прогула в размере 53 384, 93руб.

Руководствуясь положениями ст.151 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснениями п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994г. №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», с учетом установленных обстоятельств нарушения трудовых прав работника, требований разумности и справедливости, суд первой инстанции пришел к выводу о взыскании в пользу истца компенсации морального вреда в размере 5 000 руб.

Судебная коллегия находит выводы суда основанными на правильном установлении обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения настоящего дела, при правильном применении норм материального и процессуального права.

Отклоняя доводы апелляционной жалобы ответчика, судебная коллегия соглашается с выводом суда о наличии оснований для признания незаконным дополнительного соглашения к трудовому договору НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от 10.05.2018г., заключенного 21.07.2020г. между УСЗН Администрации Егорлыкского района Ростовской области и Оганесян Г.О., исходя из следующего.

Согласно ч. 1 ст. 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор - это соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Одним из обязательных условий, подлежащих включению в трудовой договор, является дата начала работы, а в случае, когда заключается срочный трудовой договор, - также срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации или иным федеральным законом (абз. 2 ч. 2 ст. 57 ТК РФ).Трудовые договоры могут заключаться как на неопределенный срок, так и на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок на установлен названным кодексом и иными федеральными законами (ч. 1 ст. 58 ТК РФ).

Срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 ТК РФ. В случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 59 названного Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения (ч. 2 ст. 58 ТК РФ).

Частью 2 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации определен перечень конкретных случаев, когда допускается заключение срочного трудового договора по соглашению сторон.

В соответствии с названной нормой закона по соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться, в частности, с руководителями, заместителями руководителей и главными бухгалтерами организаций независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности (абз. 8 ч. 2 ст. 59 ТК РФ).

В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что, решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 ТК РФ, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (ч. 2 ст. 58, ч. 1 ст. 59 ТК РФ). В соответствии с ч. 2 ст. 58 ТК РФ, срочный трудовой договор может заключаться без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения. При этом необходимо иметь в виду, что такой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон (часть 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации), то есть если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя. Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок.

Из приведенных нормативных положений и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что по общему правилу срочные трудовые договоры могут заключаться только в случаях, когда трудовые отношения с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения не могут быть установлены на неопределенный срок, а также в других случаях, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации или иными федеральными законами. Вместе с тем Трудовой кодекс Российской Федерации предусматривает в статье 59 перечень конкретных случаев, когда допускается заключение срочного трудового договора в силу характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а также без учета указанных обстоятельств при наличии соответствующего соглашения работника и работодателя. К таким случаям, в частности, относится заключение срочного трудового договора с руководителями организаций независимо от их организационно-правовой форм и форм собственности. При этом работнику, выразившему согласие на заключение трудового договора на определенный срок, известно о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода. Истечение срока трудового договора, за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения, является основанием для прекращения трудового договора.

В соответствии со статьей 273 ТК РФ руководитель организации - физическое лицо, которое в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами юридического лица (организации) и локальными нормативными актами осуществляет руководство этой организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа.

Согласно статье 274 ТК РФ права и обязанности руководителя организации в области трудовых отношений определяются настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами организации, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Частью 1 статьи 275 ТК РФ предусмотрено, что в случае, когда в соответствии с частью второй статьи 59 ТК РФ с руководителем организации заключается срочный трудовой договор, срок действия этого трудового договора определяется учредительными документами организации или соглашением сторон.

Как следует из материалов дела, Уставом МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ», утвержденным постановлением Администрации Егорлыкского района Ростовской области от 26.12.2017г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН, не предусмотрено заключение срочного трудового договора с его руководителем - директором МБУ ЕР, срок полномочий директора МБУ ЕР не определен. Согласно п.3.7 Устава МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ» Права и обязанности директора МБУ ЕР, а также основания для прекращения трудовых отношений с ним регламентируются трудовым законодательством, а также трудовым договором.

Постановлением Администрации Егорлыкского района Ростовской области от 04.12.2019г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН внесены изменения в Устав МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ», утвержденный постановлением Администрации Егорлыкского района Ростовской области от 26.12.2017г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН (приложение к Постановлению Администрации Егорлыкского района Ростовской области от 04.12.2019г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН), из которых следует, что внесены изменения только в раздел 2 «Предмет, цели и виды деятельности», при этом в разделы 1 и 3 Устава изменения не вносились (т.1 л.д. 80-83).

Таким образом, учитывая, что срок полномочий директора МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ» Уставом учреждения не ограничен, судебная коллегия приходит к выводу о том, что заключенный сторонами бессрочный трудовой договор не противоречит положениям как Устава МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ», так и нормам трудового законодательства.

В соответствии со ст. 72 ТК РФ изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

Изменение существенных условий трудового договора по инициативе представителя нанимателя является исключением из данного общего правила, которое обусловлено объективной невозможностью сохранения ранее определенных условий контракта в связи с изменением существенных условий профессиональной служебной деятельности.

Таких доказательств работодателем суду не представлено.

Суд первой инстанции верно указал, что ответчиком не представлено суду доказательств того, что в МБУ ЕР «ЦСОГПВиИ» произошли такие организационные изменения, в силу которых с истцом не мог быть сохранен трудовой договор, заключенный ранее на неопределенный срок. Напротив, давая суду пояснения, начальник УЗСН Администрации Егорлыкского района Ростовской области указала, что необходимость заключения с Оганесян Г.С. дополнительного соглашения была связана с многочисленными жалобами на неё, как руководителя.

В возражениях на исковое заявление, в суде первой инстанции и в апелляционной жалобе ответчик указал, что дополнительное соглашение, устанавливающее условие об установлении в бессрочном трудовом договоре срока, заключено с истцом по части второй статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, как с руководителем организации, на основании добровольного соглашения сторон при отсутствии доказательств, что работник заключил его вынужденно.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 23.12.2014г. № 2871-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Клята Ю.Я. на нарушение его конституционных прав абзацем 8 части 2 статьи 59 и статьей 72 Трудового кодекса Российской Федерации», оспариваемые заявителем нормы предоставляют сторонам трудового договора по их взаимному согласию возможность выбрать его вид (договор может быть заключен как на неопределенный, так и в предусмотренных законом случаях на определенный срок), а также изменить его условия.

В случае, когда согласие на заключение срочного трудового договора или изменение определенных сторонами условий трудового договора было дано работником в результате принуждения со стороны работодателя, он вправе оспорить правомерность заключения с ним соответствующего соглашения в суде общей юрисдикции, который на основе исследования всех фактических обстоятельств устанавливает факт наличия или отсутствия добровольного согласия работника.

Таким образом, оспариваемые положения, вопреки утверждению заявителя, не предполагают возможности изменения работодателем в одностороннем порядке условий трудового договора (за исключением случаев, прямо установленных законом) и не могут рассматриваться как нарушающие права работников.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия считает правомерным вывод суда первой инстанции о вынужденности заключения истцом 21.07.2020г. дополнительного соглашения к трудовому договору от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН о внесении изменений о том, что трудовой договор заключается на определенный срок до 21.09.2020г.

Так, 21.07.2020г. между сторонами по делу было подписано дополнительное соглашение к трудовому договору от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН, из которого следует, что стороны договорились внести изменения в п. 12 трудового договора и изложить его в новой редакции: трудовой договор заключается на определенный срок до 21.09.2020г. включительно (т.1 л.д.103-106).

Из буквального толкования дополнительного соглашения следует, что между сторонами 21.07.2020г. достигнуто соглашение об установлении срока действия трудового договора от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН, заключенного на неопределенный срок, до 21.09.2020г., при этом указанное условие об изменении срока трудового договора (фактически о его прекращении 21.09.2020г., через 2 месяца после подписания дополнительного соглашения в случае волеизъявления работодателя) достигнуто по соглашению сторон, путем его подписания, в том числе - работника.

Вместе с тем, в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о добровольном волеизъявлении работника Оганесян Г.С. на установление в действующем трудовом договоре, заключенном на неопределенный срок, условия о сроке или о расторжении трудового договора от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН, заключенного сторонами на неопределенный срок. Напротив, собранными по делу доказательствами подтверждено, что согласие на изменение определенных сторонами условий трудового договора было дано работником в результате принуждения со стороны работодателя.

Как следует из материалов дела, заявление Оганесян Г.С., свидетельствующее о её добровольном волеизъявлении на изменение условий действующего трудового договора, работником работодателю не подавалось, инициатива работодателя о трасформировании трудового договора, заключенного на неопределенный срок, в срочный трудовой договор, не была поддержана работником, возражения которого имеются в уведомлении от 20.05.2020г. об изменении условий трудового договора.

Боле того, 25.05.2020г. Оганесян Г.С. обратилась к начальнику УСЗН Администрации Егорлыкского района Ростовской области с заявлением, в котором выразила свое несогласие с предложением о внесении изменений в трудовой договор, касающихся срока его действия, указывая на незаконность действий работодателя.

Из пояснений истца, данных в ходе рассмотрения дела, следует, что подписание данного соглашения носило вынужденный характер и обусловлено угрозой ее увольнения.

Данные обстоятельства подтверждаются также пояснениями свидетеля ФИО13 - сотрудника УСЗН Администрации Егорлыкского района, пояснившей, что в её присутствии Оганесян Г.С. было вручено уведомление, в котором было указано, что в случае отказа истца от заключения дополнительного трудового соглашения, с ней будет расторгнут трудовой договор, а также пометкой истца в уведомлении от 20.05.2020г. о несогласии с изменениями срока трудового договора (л.д.119).

Исходя из всех фактических обстоятельств дела и представленных сторонами доказательств, суд первой инстанции правильно установил, что истец Оганесян Г.С. не была намерена прекращать трудовые отношения и изменять условия бессрочного трудового договора, поскольку в судебном заседании не нашли своего подтверждения доводы ответчика о добровольном согласии сторон на изменение условий трудового договора.

Действия работодателя, вручившего работнику Оганесян Г.С. 20.05.2020г. уведомление об изменении существенных условий заключенного с нею трудового договора от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН и заключении с 21.07.2020г. срочного трудового договора на определенный срок не более 5 лет, а в случае отказа – расторжении трудового договора в соответствии с п.7 ч.1 ст. 77 ТК РФ по истечении двух месяцев с даты предупреждения, свидетельствуют о том, что единственной целью ответчика являлось понуждение работника к изменению условий о сроке трудового договора, без достаточных на то законных оснований.

Все фактические обстоятельства дела сами по себе подтверждают наличие у истца желания заключить трудовой договор на неопределенный срок и отсутствие у нее добровольного волеизъявления на заключение срочного трудового договора.

В силу установленного, доводы апелляционной жалобы о том, что факт достижения соглашения сторон о сроке заключения трудового договора подтвержден подписанием сторонами дополнительного соглашения к трудовому договору от 10.05.2018г. НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН при отсутствии данных о том, что работодатель при подписании данного соглашения и заключении с истцом срочного трудового договора допустил злоупотребление правом, а работник заключил его вынужденно, судебная коллегия отклоняет как несостоятельные.

Законодатель, гарантируя защиту от принудительного труда, предусмотрел запрет на одностороннее изменение определенных сторонами условий трудового договора по инициативе работодателя без согласия работника. Поскольку доказательств правомерности трасформирования трудового договора, заключенного на неопределенный срок, в срочный трудовой договор на основании дополнительного соглашения от 21.07.2020г. ответчиком не представлено и суд пришел к выводу о незаконности указанного дополнительного соглашения, последующее увольнение истца Оганесян Г.С. по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст. 77 ТК РФ (в связи с истечением срока трудового договора), является незаконным.

В силу того, что работник является наиболее слабо стороной при рассмотрении споров о восстановлении на работе, обоснованность и законность расторжения трудового договора и увольнения истца обязан был доказать ответчик. При отсутствии в материалах дела доказательств законности увольнения истца по указанному основанию, судом первой инстанции обоснованно в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 394 ТК Российской Федерации истец восстановлена на работе в прежней должности директора МБУ ЕР «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов».

Расчет размера средней заработной платы за время вынужденного прогула, размер компенсации морального вреда, определенные судом первой инстанции ко взысканию с ответчика, в апелляционной жалобе ответчиком не оспариваются, а у судебной коллегии отсутствуют основания для выхода за пределы доводов апелляционной жалобы и проверки решения суда в полном объеме.

Таким образом, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Все доказательства, имеющиеся в материалах дела, судом исследованы, им дана надлежащая правовая оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, с которой судебная коллегия соглашается.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований к отмене решения суда, по существу сводятся к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств, иное же видение оценки представленным доказательствам, не свидетельствует само по себе о том, что судом им дана неправильная оценка, приведшая к постановке незаконного решения, не содержат фактов, не проверенных и не учтенных судом первой инстанции при рассмотрении дела и имеющих юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияющих на обоснованность и законность судебного постановления, либо опровергающих выводы суда первой инстанции, в связи с чем являются несостоятельными и не могут служить основанием для отмены законного и обоснованного решения суда.

Суд первой инстанции с достаточной полнотой установил фактические обстоятельства дела и на основании подлежащих применению в данном случае норм права, представленных и исследованных доказательств, их надлежащей оценки, пришел к обоснованным выводам, изложенным в обжалуемом решении. Нарушений судом первой инстанции норм материального и процессуального права, влекущих отмену постановленного по делу решения, по доводам апелляционной жалобы не установлено.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Егорлыкского районного суда Ростовской области от 14 октября 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Управления социальной защиты населения Администрации Егорлыкского района Ростовской области - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Мотивированное апелляционное определение изготовлено 25.12.2020г.