НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Приморского краевого суда (Приморский край) от 21.04.2016 № 22-2051/16

Судья Железнов Е.В.

Материал № 22-2051/16

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Владивосток

21 апреля 2016 года

Приморский краевой суд в составе:

председательствующего

Золотовой В.В.

судей

Савочкиной Е.Н.

Беркович А.А.

при секретаре

Сергиевич Е.Б.

с участием прокурора

Кан С.К.

адвоката

Хандобина В.А. ордер №322

удостоверение №2325

заявителя

П

представителя Управления Федерального казначейства по <адрес>

Панфиловой В.С.

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу представителя Министерства финансов РФ в лице заместителя руководителя Управления Федерального казначейства по Приморскому краю Климовой Н.Г., на постановление Приморского краевого суда Приморского края от 18 февраля 2016 года, которым заявление

П, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца <адрес>, гражданина РФ,

о возмещении имущественного вреда, связанного с уголовным преследованием, удовлетворено. С Министерства Финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации, в счет возмещения причиненного имущественного вреда, связанного с уголовным преследованием, взыскано в пользу П 124903 рубля.

Заслушав доклад судьи Золотовой В.В. изложившей существо судебного решения, доводы апелляционной жалобы, выслушав мнение представителя Министерства Финансов Российской Федерации в лице специалиста-эксперта юридического отдела Управления Федерального казначейства по Приморскому краю Панфиловой В.С., настаивавшей на удовлетворении доводов жалобы, снижении суммы подлежащей взысканию, мнение адвоката Хандобина В.А. в интересах П, а также мнение заявителя П (посредством видеоконференции), прокурора Кан С.К., полагавших необходимым жалобу оставить без удовлетворения, суд

УСТАНОВИЛ:

23 января 2012 года П заключила соглашение об оказании юридической помощи с адвокатом Хандобиным В.А., в целях осуществления защиты П, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.321 ч.3 УК РФ, в Приморском краевом суде.

21 мая 2012 года Приморским краевым судом П оправдан по ст.321 ч.3 УК РФ, в связи с неустановлением события преступления, по основанию, предусмотренному п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ, с признанием за ним права на реабилитацию.

02 октября 2012 года судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации приговор в отношении П оставлен без изменения.

08.12.2015 в Приморский краевой суд поступило заявление П о возмещении сумм, выплаченных адвокату Хандобину В.А., осуществлявшему его защиту по уголовному делу. Компенсация оплаты оказанных услуг адвоката, согласно представленным документам, составила 91 300 руб. (без учета уровня инфляции).

С указанным постановлением не согласился представитель Министерства Финансов Российской Федерации заместитель руководителя Управления Федерального казначейства по Приморскому краю Климова Н.Г., которая в апелляционной жалобе указала на отсутствие правовых оснований для удовлетворения требований, заявленных П По мнению автора жалобы, постановление суда первой инстанции не отвечает требованиям ст.7 ч.4 УПК РФ о законности, обоснованности и справедливости. В обоснование указано, что П пропущен срок исковой давности, установленный ст.196 ГК РФ, составляющий 3 года. П обратился в суд с требованием о возмещении вреда 30.11.2015, тогда как срок предъявления требований к Министерству финансов РФ истек 02.10.2015. Кроме того, автор жалобы настаивает, что отсутствуют объективные доказательств того, что оплата услуг адвоката, осуществляемая близким родственником реабилитированного – П, произведена за счет личных средств заявителя. Автор жалобы обращает внимание, что представленные суду материалы не содержат оригинала договора об оказании юридической помощи, в судебном заседании не изучались документы, подтверждающие произведение оплаты заявленных сумм: оригинал соглашения; кассовая книга; реестр регистрации соглашений; журнал учета ПКО. Настаивая на отмене оспариваемого судебного решения автор жалобы утверждает, что со стороны суда имело место нарушение принципа равноправия сторон выразившееся в ограничение прав Министерства финансов РФ. Так, в ходе судебного разбирательства удовлетворено ходатайство представителя Министерства финансов РФ об истребовании из адвокатского образования кассовой книги, реестра регистрации соглашений, журнала учета ПКО. Предоставление указанных документов возложено судом на представителя реабилитированного. Однако, перечисленные материалы суду предоставлены не были, при этом повторное ходатайство представителя Министерства финансов РФ об истребовании и изучении необходимых сведений немотивированно оставлено без удовлетворения. Кроме того, автор жалобы, выражает несогласие с взысканной суммой имущественного вреда, полагая, что суд неправомерно определил размер суммы подлежащей взысканию, исходя из сведений представленных государственным органом статистики, которые носят рекомендательный характер. Также, в жалобе утверждается, что суд не проверил обоснованность требований заявителя и достоверность представленных им материалов в подтверждение своих требований. Автор жалобы полагает, что судебное разбирательство проведено неполно, судом не соблюдены положения ст.88 УПК РФ в отношении оценки представленных доказательств, выводы суда основаны на предположениях и непроверенных данных. Просит постановление отменить.

В возражениях на апелляционную жалобу, представитель реабилитированного П – адвокат Хандобин В.А.. просит жалобу оставить без удовлетворения, постановление Приморского краевого суда без изменения, в ввиду отсутствия оснований для вмешательства в состоявшееся судебное решение.

В судебном заседании представитель Управления Федерального казначейства по Приморскому краю Панфилова В.С. настаивала на удовлетворении доводов апелляционной жалобы, утверждала, что судом первой инстанции не проверен надлежащим образом факт оплаты услуг адвоката и проведение денежных средств через кассу адвокатской конторы.

Адвокат Хандобин В.А., заявитель П, просят постановление оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения, в связи с отсутствием оснований для ее удовлетворения. Заявитель уточнил, что находясь в следственном изоляторе был лишен возможности самостоятельно заключить соглашение с адвокатом и произвести оплату его услуг, в связи с чем, указанные действия, по поручению, выполняла его близкий родственник.

Прокурор Кан С.К., полагал необходимым постановление оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав мнение сторон, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Конституция Российской Федерации закрепляет право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53), реализация которого гарантируется конституционной обязанностью государства в случае нарушения органами публичной власти и их должностными лицами охраняемых законом прав обеспечивать потерпевшим доступ к правосудию, компенсацию причиненного ущерба (статья 52) и государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 45, часть 1; статья 46).

Согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает право на возмещение имущественного ущерба и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах; вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме, независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. При этом, в силу ч. 1 ст. 135 УПК РФ возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя, в том числе, возмещение сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи.

Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, в соответствии с ч. 2 ст. 133 УПК РФ имеют лица, в отношении которых был вынесен оправдательный приговор или уголовное преследование в отношении которых было прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, отсутствием события преступления, отсутствием состава преступления, непричастностью лица к совершению преступления и по некоторым другим основаниям.

Из представленных суду материалов усматривается, что за П признано право на обращение с требованиями к государству о возмещении имущественного и морального вреда, причиненного в результате уголовного преследования.

Таким образом, П обоснованно обратился в суд с ходатайством о взыскании в его пользу с Министерства финансов Российской Федерации расходов, понесенных на оплату труда адвоката.

Согласно ч. 2 ст. 135 УПК РФ, реабилитированный вправе обратиться в суд с требованием о возмещении имущественного вреда в течение сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом РФ, со дня получения извещения с разъяснением порядка возмещения вреда.

В соответствии со ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года и заявителем не пропущен.

Учитывая, что обязанность разъяснения о порядке возмещения вреда полностью лежит на государственных органах, бремя доказывания времени их разъяснения, в данном случае, возложено на суд. Судом первой инстанции, при рассмотрении требовании о возмещении вреда реабилитированному П, исследовался вопрос о времени направления ему разъяснения о порядке возмещения вреда. В материалах уголовного дела отсутствуют какие-либо сведения об извещении П о порядке возмещения вреда. При таких обстоятельствах, судом обоснованно принято к рассмотрению требование заявителя П о возмещении имущественного вреда.

Согласно ст.161ГКРФ, по общему правилу, сделки должны совершаться в простой письменной форме. Согласно ст.162ГКРФнесоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

В данном случае заявитель ссылается на сделку совершенную от его лица П с адвокатом Хандобиным В.А., осуществляющим свою деятельность в филиале Приморской краевой коллегии адвокатов Конторе адвокатов «Факт», в целях осуществления защиты П, и оплаты оговоренного вознаграждения, что обязательно, в соответствии со ст.161ГКРФ, подтверждается письменными доказательствами.

Согласно п.2 ст. 25 Закона № 63-ФЗ от 31.05.2002г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» за оказанную юридическую помощь адвокат получает вознаграждение на условиях соглашения, заключенного между ним и доверителем.

Факт выплаты П, действующей по поручению П, вознаграждения адвокату подтверждается представленными и исследованными в судебном заседании документами: квитанциями, приходными кассовыми ордерами, а также исследованной судом копией соглашения об оказании юридической помощи от ДД.ММ.ГГГГ.

Объем выполненной адвокатом работы при защите интересов заявителя П по уголовному делу в суде первой инстанции, а также в суде второй инстанции подтверждается исследованным в суде апелляционной инстанции материалами уголовного дела.

По мнению представителя Министерства финансовРФ, наличие в материалах копии письменного соглашения между П и адвокатомХандобиным В.А. на оказание им юридических услуг, ставит под сомнение обоснованность претензий имущественного характера со стороны реабилитированного.

Между тем, апелляционная инстанция полагает, что отсутствие в представленных суду материалах оригинала соглашения от 23.01.2012, не свидетельствует о том, что сумма, указанная в предоставленных приходных ордерах, не былавыплачена адвокату, а П не понес соответствующие расходы.

Достоверность сведений, содержащихся в соглашении, квитанциях и приходных кассовых ордерах, у суда первой инстанции не вызвала, каких-либо существенных нарушений требований Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Обадвокатскойдеятельности и адвокатуре вРоссийскойФедерации», влекущих недопустимость указанных доказательств, судом установлено не было, не усматривает таковых и апелляционная инстанция.

Обоснованность удовлетворения требований заявителя о взыскании затрат, связанных с проездом адвоката в г.Москва, для участия в судебном заседании кассационной инстанции, сомнений у апелляционной инстанции не вызывает, поскольку понесенные реабилитированным, затраты подтверждены соответствующими документами.

Довод апелляционной жалобы о том, что представленные П суду сведения о наличии судебных издержек, не являются надлежащим и достоверным доказательством несения истцом расходов наоплатууслугадвоката, апелляционная инстанция расценивает, как несостоятельные в связи со следующим.

Порядок расчетов доверителя с адвокатом, осуществляющим адвокатскуюдеятельность в коллегииадвокатов (адвокатском бюро), установлен ЗакономРФ"Обадвокатскойдеятельности и адвокатуре вРФ" от 31.05.2002 года N 63-ФЗ. В соответствии с п. 6 ст. 25 Закона вознаграждение,выплачиваемоеадвокатудоверителем, и (или) компенсацияадвокатурасходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующегоадвокатскогообразования либо перечислению на расчетный счетадвокатскогообразования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

В силу положений ст.25 указанного закона, поручениемадвокатана принятиеадвокатскимобразованием денежных средств от доверителя является соглашение, заключенноеадвокатомс доверителем.

Таким образом, представленные заявителем соглашение и квитанции являются надлежащим доказательством несения расходов наоплатуюридическихуслуг, наличие иных доказательств, подтверждающих перечисление доверителем денежных средств на оплатууслугадвокатавышеуказанный закон не предусматривает.

Проверка сведений о том, проходили ли денежные средства, внесенные в качестве вознаграждения адвокату, осуществляющему защиту П, через кассу адвокатского образования и были ли они оприходованы, находятся за пределами круга обстоятельств, подлежащих доказыванию реабилитированным.

Доводы представителя Министерства финансовРФ о том, что заявителем не было представлено доказательств того, что суммы, указанные в копиях квитанций к приходным кассовым ордерам, были оприходованы, прошли по отчетамадвокатаи были зарегистрированы в документации коллегииадвокатов, а так же, что судом не выяснены и другие вопросы, касающиеся получения денежных средствадвокатомот клиента являются необоснованными, так как фактрасходовзаявителя подтвержден предоставленными соглашением, копиями квитанций и приходными кассовыми ордерами, что является достаточным, а проверка отчетовадвокатовне входит в компетенцию суда.

Доводы апелляционной жалобы о том, что отсутствуют объективные доказательства, того, что суммы, затраченные П на оплату услуг адвоката и транспортные расходы, являются денежными средствами П, несостоятельны. Оспаривая решение суда, автор жалобы не учел того обстоятельства, что уголовно-процессуальным законом для реабилитированных установлен упрощенный порядок по сравнению с исковым порядком гражданского судопроизводства режим правовой защиты, освобождающей их от бремени доказывания оснований и размера возмещение имущественного вреда.

Пункт 4 части первой статьи135УПКРФ, которой руководствовался суд первой инстанции, предусматривает возмещение реабилитированному сумм,выплаченныхим за оказание юридической помощи, сам по себе, не препятствует в случае заключения близкими родственниками лица, задержанного или помещенного под стражу, соглашения об оказании ему юридической помощи возмещению как сумм, внесенных близкими родственниками в оплатуоказываемых защитникомуслугпо поручению подозреваемого, обвиняемого, подсудимого из его личных средств, так и сумм,уплаченныхв рамках такого соглашения близкими родственниками с согласия подозреваемого, обвиняемого, подсудимого - с условием последующего их возмещения реабилитированным лицом. При этом, в судебном заседании подлежит изучению вопрос о возможности самостоятельного заключения соглашения об оказании юридической помощи между адвокатом и подсудимым и выплатсоответствующих сумм, внесения денежных средств в оплатуэтихуслуг, выполнения подсудимым, при необходимости и других действий.

Из пояснений реабилитированного П, а также объяснений П, следует, что находясь в условиях изоляции, П был лишен возможности самостоятельно заключить соглашение с адвокатом, а в связи с отсутствием денежных средств на расчетном счету, не мог произвести оплату его вознаграждения. Между тем, близкий родственник заявителя – П обладала указанными возможностями, заключила соответствующее соглашение и производила оплату услуг адвоката, за счет денежных средств П, к которым имела доступ.

Таким образом, подсудимый, в статусе которого пребывал П, в соответствии с ч. 1 ст.50УПКРФреализовал конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи, прибегнув куслугамадвоката, который приглашен близким родственником – П, на основании поручения П Вознаграждение по оплате услуг адвоката, вносила П, за счет личных средств П Указанное обстоятельство не исключает взыскание названных расходовреабилитированномулицу, так как нахождение П в условиях изоляции от общества, ограничивало его свободу и потому лишало его возможности самостоятельно пригласить защитника, иоплатить оказываемую юридическую помощь.

При таких обстоятельствах, вывод суда об обоснованности требования заявителя о возмещении имущественного вреда, причиненного ему неосновательным привлечением к уголовной ответственности, является правильным.

По мнению апелляционной инстанции, вопреки доводам апелляционной жалобы, судом принято обоснованное решение об удовлетворении заявленных требований П о возмещении расходов на оплату труда адвоката, с учетом уровня инфляции.

По смыслу ст.133УПКРФи ст.135 УПК РФ возмещениевреда реабилитированному производится в полном объёме и с учетом индекса роста потребительских цен, рассчитанного государственными органами статистикиРоссийскойФедерации в субъектеРоссийской Федерации по месту работы или жительства реабилитированного.

Исходя из сведений Федеральной службы государственной статистики по Приморскому краю о ежемесячном сводном индексе потребительских цен на все товары и платные услуги населению по Приморскому краю за период с января 2012 года по январь 2016 года, средства, затраченные заявителем на оплату труда адвоката Хандобина В.А. в сумме 91 300 рублей с учетом уровня инфляции, составляют 124903 руб.

Не нашло подтверждения утверждение представителя Министерства финансов РФ о нарушении его прав, как стороны в процессе, несоблюдении судом первой инстанции принципа уголовного судопроизводства – равноправия сторон. Автор жалобы настаивает, что суд, признав обоснованным ходатайство о необходимости представления в судебное заседание документов, подтверждающих произведение оплаты заявленных сумм: кассовая книга; оригинал соглашения; реестр регистрации соглашений; журнал учета ПКО, удовлетворил его и обязал адвоката предоставить перечисленные материалы. Однако, перечисленные документы адвокатом не предоставлены, а повторное ходатайство по данному вопросу было оставлено без удовлетворения, без приведения мотивов принятого решения.

Согласно протоколу судебного заседания, достоверность которого не оспорена сторонами, по результатам рассмотрения ходатайства представителя Министерства финансов РФ, адвокату поручено предоставить в судебное заседание оригинал заключенного с ним соглашения об оказании юридической помощи П, журнал регистрации соглашений, кассовую книгу конторы адвокатов «Факт». Как следует из протокола судебного заседания и предоставленных адвокатом сведений, оригинал соглашения от 23.01.2012 об оказании юридической помощи, не сохранился в связи с истечением сроков хранения, кассовая книга адвокатской конторы и журнал регистрации соглашений не могут быть направлены в суд в силу отсутствия соответствующего запроса.

Принимая во внимание, что в ходе судебного заседания изучены копия соглашения от 23.01.2012, квитанции об оплате и приходные кассовые ордера адвокатской конторы «Факт», основания для удовлетворения повторно заявленного ходатайства об истребовании кассовой книги и журнал регистрации соглашений у суда первой инстанции отсутствовали. Мотивы принятого судом решения по данному вопросу отражены, вопреки доводам жалобы, в протоколе судебного заседания.

Отказ в удовлетворении ходатайства не нарушает конституционных и процессуальных прав представителя Министерства финансов РФ, как участника уголовного судопроизводства, не затрудняет ему доступ к правосудию.

Постановление соответствует требованиям ст.7 ч.4 УПК РФ, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Принципы справедливости, законности и обоснованности, при вынесении постановления об удовлетворении заявления реабилитированного П о возмещении имущественного ущерба, причиненного уголовным преследованием, не нарушены.

Доводы апелляционной жалобы представителя Министерства финансовРФне содержат правовых оснований к отмене судебного решения, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении заявления П и имели бы юридическое значение для вынесения решения по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции. Несогласие автора жалобы, по существу, сводится к изложению обстоятельств, являющихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств. Суд апелляционной инстанции не находит оснований для того, чтобы давать иную оценку фактическим обстоятельствам и мотивам, которыми суд руководствовался при принятии судебного решения.

Новые доводы, в обоснование апелляционной жалобы, в целях отмены постановления суда, суду апелляционной инстанции не представлены.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы повлекли ограничение процессуальных прав сторон, а также нарушений, безусловно влекущих отмену либо изменение состоявшегося судебного решения по доводам апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, суд

ОПРЕДЕЛИЛ:

Постановление Приморского краевого суда от 18 февраля 2016 года о возмещении имущественного вреда, связанного с уголовным преследованием П, оставить без изменения.

Апелляционную жалобу представителя Министерства финансов РФ в лице заместителя руководителя Управления Федерального казначейства по Приморскому краю Климовой Н.Г, оставить без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу с момента провозглашения и может быть обжаловано в вышестоящий суд в порядке, установленном гл.47.1, 48.1 УПК РФ.

Председательствующий: Золотова В.В.

судьи: Савочкина Е.Н.

Беркович А.А.

Справка: П, содержится в <адрес>