НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Пермского краевого суда (Пермский край) от 05.04.2017 № 33-3822-2017

Судья Завьялов О.М.

дело №33-3822-2017

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе председательствующего Опалевой Т.П.,

судей Казанцевой Е.С., Швецова К.И.,

при секретаре Семченко И.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г.Перми 05 апреля 2017 г. гражданское дело по апелляционным жалобам Анохина Д.В., ООО «Петройл» на решение Дзержинского районного суда г.Перми от 21.11. 2016 года, которым постановлено:

Исковые требования Общества с ограниченной ответственностью «ПЕТРОЙЛ» к Анохину Д.В. удовлетворить частично.

Взыскать с Анохина Д.В. в пользу Общества с ограниченной ответственностью «ПЕТРОЙЛ» в счет возмещения ущерба причиненного работодателю сумму в размере ** рублей ** копеек, в остальной части требований отказать.

Заслушав доклад судьи Казанцевой Е.С., объяснение представителя истца, представителя ответчика, изучив материалы дела, судебная коллегия

Установила:

ООО «Петройл» обратилось в суд с иском к Анохину Д.В. о взыскании в счет возмещения материального ущерба сумму в размере ** руб. ( с учетом уточненных требований).

Заявленные требования мотивированы тем, что ответчик был принят в ООО «Петройл» на должность заместителя директора по руководству обособленным подразделением. 01.04.2015 с Работником был подписан Трудовой договор № **, и Договор о полной материальной ответственности, тогда же Работник был ознакомлен с должностной инструкцией.

В целях проверки финансовой деятельности подразделения 30.12.2015 работодателем был издан Приказ № ** о проведении инвентаризации, согласно которому была сформирована инвентаризационная комиссия в составе председателя комиссии С., членов комиссии: Анохина Д.В. (Ответчика), П1., П2. Тем же приказом обозначены сроки проведения инвентаризации - с 08 по 10 января 2016. В указанный период инвентаризация проведена. По результатам инвентаризации выявлена недостача в размере ** руб., из которых: недостача в кассе - ** руб., недостача в магазине - ** руб., просроченные товары - ** руб., недостача наливных нефтепродуктов -** руб.,недостача фасованных нефтепродуктов - ** руб., недостача огнетушителей - ** руб., недостача бутылей ПЭТ 19 л. - ** руб., Анохиным Д.В. без замечаний были подписаны сличительные ведомости и инвентаризационные описи, которыми установлен размер недостачи.

В целях установления причин возникновения ущерба работникам обособленного подразделения, в том числе Ответчику, были вручены требования дать объяснения в порядке ст. 247 ТК РФ. Требования получены операторами АЗС. От работников АЗС работодателю поступили объяснения, из которых следует, что недостача «по магазину» обусловлена возможными кражами товара со стороны покупателей, просроченные товары возникли из-за малой проходимости магазина, а недостача наливных нефтепродуктов в размере ** руб. возникла в результате технологического отпуска топлива в личный автомобиль Анохина Д.В. по его устному распоряжению. Работники, будучи в непосредственном подчинении Анохина Д.В., вынуждены были подчиняться его требованиям о безучетном отпуске топлива в его личный автомобиль.

В порядке ст. 247 ТК РФ Анохину Д.В. требование дать объяснения по факту недостачи на сумму ** руб. было вручено 10.01.2016, требование дать объяснения по факту недостачи на сумму ** руб. было вручено 18.01.2016. На требование от 10.01.2016 Анохин Д.В. объяснение не представил, о чем работодателем 15.01.2016 составлен Акт об отказе дать объяснение. Получив второе требование, 18.01.2016 Анохин Д.В., вместо написания объяснений, обратился к работодателю с целью урегулирования вопроса о возмещении ущерба. Тогда же им было представлено Обязательствоо возмещении ущерба в порядке ст. 248 ТК РФ, в соответствии с которым работник признал свою вину в возникновении ущерба в размере **руб. и обязался возместить ущерб в следующем порядке: ** руб. - в срок до 18.02.2016, ** руб. - в срок до 18.03.2016, ** руб. - в срок до 18.04.2016, ** руб. - в срок до 18.05.2016, ** руб. - в срок до 18.06.2016, ** руб. - в срок до 18.07.2016, ** руб. - в срок до 20.07.2016. Однако денежных средств от Анохина Д.В. не поступило.

Анохин Д.В., будучи руководителем обособленного подразделения, ненадлежаще выполнял свои обязанности, не обеспечивал сохранность имущества работодателя, а в части наливных нефтепродуктов - самостоятельно, без согласования с работодателем, использовал ТМЦ в личных целях. 18.01.2016 Анохин Д.В. был уволен из ООО «Петройл» на основании его письменного заявления.

Представитель истца в судебном заседании на требованиях настаивал в полном объеме, поддержал доводы, изложенные в исковом заявлении. Считает, что поскольку ответчик согласился с причиненным ущербом, что подтверждается подписанным им обязательством, то требования истца подлежат удовлетворению в полном объеме.

Ответчик, представитель ответчика в судебном заседании с требованиями не согласились.

Судом постановлено вышеуказанное решение, с которым в апелляционных жалобах не согласились стороны.

Истец в апелляционной жалобе указал, что с принятым решением не согласен, считает его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. Суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для данного дела, основываясь на неверном применении норм материального права. Основанием для обращения в суд послужило неисполнение ответчиком условий выданного им обязательства о возмещении материального ущерба от 18.01.2016 года. В качестве оставшегося юридически значимого обстоятельства для правильного разрешения дела, суд должен был установить лишь факт выполнения или невыполнения ответчиком обязательства по письменному документу. Также имеет место недоказанность установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела, в нарушении требований закона, суд посчитал доказанным обстоятельства заключения с работниками договоров о полной индивидуальной и коллективной ответственности, несмотря на то, что ответчик не представил надлежащих доказательств, подтверждающих данный факт. В материалах дела имеется всего два договора, которые не позволяют прийти к такому выводу. В договоре о коллективной материальной ответственности стояла только подпись одного сотрудника, тогда как в соответствии со ст.245 ТК РФ указанный договор должен содержать подписи всех членов коллектива.

Вопрос о солидарном распределении между работниками сумм причиненного работодателю ущерба был разрешен судом без учета разъяснений Пленума ВС РФ №52 от 16.11.2006 года. Судом не приняты во внимания обстоятельства, что фактически приемку топлива из бензовозов осуществлял ответчик, что подтверждается многочисленными товарными накладными. При этом на учет наливные нефтепродукты ставились исходя из количества, указанного в товарно-транспортной накладной, даже если фактическое количество поступивших нефтепродуктов с ТТН не совпадало. По устному распоряжению ответчика, операторы АЗС осуществляли неоднократный технологически отпуск топлива в личный автомобиль ответчика. Суд необоснованно распределил ответственность за недостачу наливных нефтепродуктов (** руб.) между 14 сотрудниками АЗС, без учета степени их вины в причиненном ущербе, а также иных обстоятельств, указанных в Постановлении №52, тогда как имеющиеся доказательства прямо указывают на вину Анохина Д.В. в данной недостаче. Указанный вывод можно сделать и в отношении других видов недостач. На основании изложенного, просят решение отменить, иск удовлетворить.

Ответчик в апелляционной жалобе с решением в части удовлетворения требований не согласен, ответственность в полном размере, может возлагаться только за те товарно-материальные ценности, которые были переданы работнику. Из решения следует, что материальный ущерб, в связи с недостачей в кассе составляет ** руб.** коп и ответчиком не оспаривается, однако данный довод не соответствует действительности. С указанной недостачей он был не согласен. При определении суммы судом не учтен факт, что за период работы ответчиком из кассы выдавались денежные средства на устранение аварии топливопровода, а также один раз выдавалась заработная плата работникам АЗС. Имеются служебные записки на сумму ** руб., заработная плата ** руб., также не учтен тот факт, что им в счет возмещения недостачи были внесены денежные средства в размере ** рублей, что подтверждается приходно-кассовым ордером от 29.01.2016 г. №**. Также указывает, что согласно технического заключения разработчика программного обеспечения, применение сменного отчета для определения фактического размера утечки нефтепродуктов не допустимо.

Полагает незаконным отказ в удовлетворении ходатайства о приостановлении рассмотрения дела до рассмотрения уголовного дела. Просит решение отменить, принять новое решение.

Проверив законность принятого судом решения в пределах доводов апелляционных жалоб и возражений (ч.1 ст.327.1 ГПК РФ), судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Решение суда должно быть законным и обоснованным (часть 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса РФ). Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данным правоотношениям.

Обжалуемое решение суда указанным требованиям не соответствует и подлежит отмене.

В судебном заседании установлено и подтверждается материалами дела, что 01.04.2015 между ООО «Петройл» и Анохиным Д.В. заключен трудовой договор № **, в соответствии с условиями которого Анохин Д.В. принят на работу на должность заместителя директора ООО «Петройл» по руководству обособленного подразделения. Местом работы Работника является фактическое место нахождения обособленного подразделения: ****.

В соответствии с п.п. 2.1.5; 2.1.6; 2.1.7 трудового договора заключенного между ООО «Петройл» и Анохиным Д.В., работник обязан бережно относиться к имуществу работодателя (в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества) и других работников, незамедлительно сообщить работодателю или непосредственному руководителю о возникновении ситуации, представляющей угрозу жизни и здоровью людей, сохранности имущества работодателя (в том числе имущества третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества); надлежащим образом исполнять обязанности, предусмотренные должностной инструкцией работника.

Согласно п. 5 данного договора, работник несет полную материальную ответственность за необеспечение сохранности переданных ему товарно-материальных ценностей, в случаях, предусмотренных Трудовым кодексом РФ.

Должностной инструкцией заместителя директора по руководству обособленным подразделением определены функциональные обязанности работника, а также определено, что он обеспечивает выполнение финансовых планов подразделения, утверждённых организацией и представительством, утверждает отчёты о выполнении поставленных планов и ежемесячно не позднее 15 числа передает их Работодателю. Осуществляет прием, переводы и увольнение сотрудников обособленного подразделения. Осуществляет повседневное руководство деятельностью подразделения, заключение любого вида договоров, сделок, контрактов, необходимых для деятельности подразделения. Несет полную материальную ответственность за сохранность всех принятых им ценностей и за ущерб, причиненный предприятию, как в результате умышленных действий, так и в результате небрежного или недобросовестного отношения к свои трудовым обязанностям. С Должностной инструкцией Анохин Д.В. ознакомлен 01.04.2015 года, о чем свидетельствует его подпись.

01.04.2015 с ответчиком заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности, в соответствии с условиями которого работник принимает на себя полную материальную ответственность за недостачу вверенного ему работодателем имущества, а также за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам.

Пунктом 4 договора определено, что работник не несет материальной ответственности, если ущерб причинен не по его вине.

Договор вступает в силу с момента подписания и его действие распространяется на все время работы с вверенным работнику имуществом.

30.12.2015 ООО «Петройл» вынесен приказ о проведении инвентаризации имущества собственного и арендованного, товаров в магазине с 08.01.2016 по 10.01.2016.

По результатам инвентаризации выявлена недостача в кассе в размере ** руб., недостача в магазине в размере ** руб., просроченные товары на сумму ** руб., недостача наливных нефтепродуктов на сумму ** руб., недостача фасованных нефтепродуктов на сумму ** руб., недостача огнетушителей на сумму ** руб., недостача бутылей ПЭТ 19 л. на сумму ** руб., что подтверждается инвентаризационными описями товарно-материальных ценностей подписанными Анохиным Д.В., замечаний в процессе проведения инвентаризации от ответчика не поступало.

Общий размер недостачи составил ** руб.

Истцом в материалы дела представлено обязательство о возмещении ущерба в порядке ст. 248 ТК РФ подписанное Анохиным Д.В., согласно которому ответчик признал свою вину в причинении ущерба в размере **руб. и обязался возместить ущерб в полном объеме.

Согласно ст. 244 Трудового кодекса Российской Федерации письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (пункт 2 части первой статьи 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

В соответствии со статьей 243 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в перечисленных в данной статье случаях. Одним из таких случаев является указанная в пункте 2 части первой недостача ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора.

Согласно ст. 247 Трудового кодекса Российской Федерации до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт.

Материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба (ст. 233 Трудового кодекса Российской Федерации)

В силу ст. 238 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность заключается в возмещении работником того имущественного ущерба, который он причинил работодателю. Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб, под которым понимается: реальное уменьшение или ухудшение наличного имущества работодателя; необходимость произвести затраты на приобретение (восстановление) имущества либо излишние выплаты. Недостача материалов и ценностей относится к прямому действительному ущербу.

При этом обязанность установить и доказать размер причиненного ущерба, причину его возникновения и вину работника в причинении ущерба Трудовой кодекс Российской Федерации возлагает на работодателя.

Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 года N 52 (с последующими изменениями) "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

Как следует из содержания иска, отдельное структурное подразделение автозаправочная станция (далее АЗС) общества с ограниченной ответственностью «Петройл» начала свою деятельность с апреля 2015 года, 08.01.2016 года на основании приказа Общества проведена инвентаризация АЗС, в результате которой выявлена недостача.

Удовлетворяя требования частично, суд первой инстанции исходил из того, что из пояснений ответчика следует, что при приеме на работу на АЗС с работниками заключались договора о полной индивидуальной материальной ответственности и договора о коллективной материальной ответственности. В отсутствии иных доказательств опровергающих пояснения ответчика, суд признавая наличие недостачи, установив вину ответчика, определил размер ущерба исходя из принципов коллективной ответственности, указав: в части взыскания недостачи денежных средств в кассе с ответчика подлежит взысканию сумма в размере ** руб., поскольку как установлено судом на ряду с ответчиком материально ответственными лицами за денежные средства находящиеся в кассе являлись операторы АЗС, а также бухгалтера, следовательно, при равной ответственности каждого из них сумма недостачи подлежит распределению в равных частях (** руб. / 10 (ответчик + 2 бухгалтера + 7 операторов). Аналогично и в остальной части иска.

С указанными выводами судебная коллегия согласиться не может.

В силу статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан оценивать допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность доказательств. Кроме того, суд обязан учитывать, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (статья 60 ГПК РФ).

В данном случае, с учетом требований вышеперечисленных норм, наступление коллективной материальной ответственности должно быть подтверждено специальным письменным договором, заключенным надлежащим образом - договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности.

Таким образом, для возложения материальной ответственности на ответчика, в той части, которой определил суд, необходимо наличие письменного договора о коллективной материальной ответственности.

В материалах дела отсутствует указанный договор о коллективной материальной ответственности, также не представлены в материалы дела и договора заключенные с сотрудниками АЗС об индивидуальной материальной ответственности, за исключением договора об индивидуальной материальной ответственности заключенного Анохиным Д.В. с Г. 1.04.2015 года, работающим в качестве подсобного рабочего и договора о коллективной материальной ответственности от 27.08.2015 года заключенного между Анохиным Д.В. и уборщицей Ц.

В материалы дела представлены должностные инструкции операторов АЗС утверждённые директором ОП Анохиным Д.В., о чем свидетельствует его подпись.

Обязанность по заключению договоров о материальной ответственности, коллективной материальной ответственности с сотрудниками возложена на заместителя директора обособленного подразделения – Анохина Д.В., данная обязанность им не исполнена.

Согласно ст. 245 ТК РФ при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере, может вводиться коллективная (бригадная) материальная ответственность.

В силу ч. ч. 3, 4 ст. 245 ТК РФ по договору о коллективной (бригадной) материальной ответственности ценности вверяются заранее установленной группе лиц, на которую возлагается полная материальная ответственность за их недостачу. Для освобождения от материальной ответственности член коллектива (бригады) должен доказать отсутствие своей вины. При взыскании ущерба в судебном порядке степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется судом.

Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады).

По договору о коллективной (бригадной) материальной ответственности ценности вверяются заранее установленной группе лиц, на которую возлагается полная материальная ответственность за их недостачу. Для освобождения от материальной ответственности член коллектива (бригады) должен доказать отсутствие своей вины.

При указанных обстоятельствах суд, самостоятельно при отсутствии законных оснований определил состав бригады, а также обязанности по возмещению ущерба.

Как разъяснено в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю", если иск предъявлен не ко всем членам коллектива (бригады), суд, исходя из статьи 43 ГПК РФ, вправе по своей инициативе привлечь их к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика, поскольку от этого зависит правильное определение индивидуальной ответственности каждого члена коллектива (бригады).

Определяя размер ущерба, подлежащего возмещению каждым из работников, суду необходимо учитывать степень вины каждого члена коллектива (бригады), размер месячной тарифной ставки (должностного оклада) каждого лица, время, которое он фактически проработал в составе коллектива (бригады) за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба.

Указанные разъяснения судом первой инстанции при постановлении решения не учтены.

Учитывая, что иск предъявлен к материально ответственному лицу, коллективный договор о материальной ответственности отсутствует, суд не вправе при постановлении решения обсуждать вопрос о наличии либо отсутствии виновных действий сотрудников подразделения не привлекая их к участию в деле.

Принимая во внимание изложенное, решение Дзержинского районного суда г.Перми от 21.11.2016 года законным признано быть не может и подлежит отмене.

В соответствии с пунктом 2 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции, отменяя указанное выше судебное решение, принимает по делу новое решение.

В основу исковых требований о взыскании материального ущерба были положены акты инвентаризации от 08.01.2016 года.

Таким образом, акты инвентаризации являлись основными доказательствами истца по делу, которые должны оцениваться судом первой инстанции согласно ст.67 ГПК РФ в совокупности со всеми доказательствами по делу и доводами ответчика. Возражений по порядку проведения инвентаризации ответчиком не заявлено.

Оценивая доказательства представленные сторонами, суд обоснованно пришёл к выводу о наличии ущерба и его размера.

Материалами дела подтверждается, что материальный ущерб: в связи с недостачей в кассе составил ** руб.; в связи недостачей в магазине составил ** руб.; в связи с просрочкой товаров составил ** руб.; в связи с недостачей фасованных нефтепродуктов составил ** руб.; в связи с недостачей огнетушителей составил ** руб.; в связи с недостачей бутылей ПЭТ 19 л. составил ** руб.

Истец, признавая обстоятельства утечки нефтепродуктов - бензина марки АИ-92 представил расчет согласно которому, потеря составила 978,10 литра или ** руб., в связи с чем исковые требования истцом были уменьшены на сумму в размере ** руб., недостача наливных нефтепродуктов составила ** руб.

Ссылка апеллятора в части несогласия с расчетом размера утечки, основанием к отмене решения не является.

Оценивая представленные сторонами расчеты в совокупности с представленными доказательствами по делу, суд обоснованно пришел к выводу, что расчет представленный истцом является наиболее правильным, поскольку сумма причиненного ущерба складывается из недостачи наливных нефтепродуктов следующих марок: АИ-92 плюс, АИ-95, АИ-92, ДТ плюс, ДТ, при этом истцом произведен расчет в отношении только АИ-92 (в отношении которого была обнаружена утечка), исходя из сменного отчета за период с 13.04.2015 по 13.07.2015, то есть с момента ввода АЗС в эксплуатацию по момент обнаружения утечки (л.д. 208-209 т.2), в то время, как ответчиком произведен расчет исходя из расчетных единиц, не подтвержденных материалами дела, в том числе и в отношении дизельного топлива, утечка которого в связи возникшей аварийной ситуацией на АЗС не происходила.

Как установлено судом, истцом произведён расчет исходя из периода с апреля 2015 года по июль 2015 года, оснований для не применения сменного расчета судебной коллегией не установлено, ссылка ответчика на заключение специалиста, основанием для признания данного расчета не допустимым доказательством не является, поскольку ответчик будучи руководителем подразделения не предпринял необходимых мер, при обнаружении аварии для составления актов.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что ущерб причиненный недостачей наливных нефтепродуктов составил ** руб. (** руб. – ** руб.).

Доводы апеллятора, что судом не учтены возражения по поводу суммы размера недостачи в кассе, а именно ** руб., которая подтверждается ордерами, представленными в дело, судебная коллегия считает заслуживающими внимания, поскольку в материалы дела представлены копии приходно-кассовых ордеров на общую сумму ** рубля. Указанная сумма как следует из объяснений ответчика, а также из представленных суду служебных записок была использована на устранение аварии. Истцом указанные обстоятельства не оспорены, доказательств иного размера средств потраченных на устранение утечки не представлено.

Согласно бухгалтерской справки представленной в материалы дела (стр.160, т.1) недостача в кассе образована из следующих сумм: суммарный накопительный итог **** (возврат кассы) – ** (нал в кассе) – ** (сданная выручка)= ** (недостача в кассе).

В судебном заседании истцу предложено представить доказательства, что сумма ** рубля был учтена при определении размера недостачи в кассе. Однако доказательств, подтверждающих, что указанная сумма была учтена и входит в сумму определенную, как возврат кассы судебной коллегии представлено не было, как не представлен и отчет по кассовой книге.

Учитывая, что размер ущерба подлежит доказыванию работодателем, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для исключения указанной суммы из общей суммы недостачи по кассе. Таким образом недостача по кассе составит сумму ** рубля.

Довод ответчика, что им также была выплачена заработная плата в размере ** рублей, судебной коллегией принят быть не может, поскольку доказательств суду не представлено.

В части возмещения ущерба ответчиком в размере ** рублей, также судебной коллегией отвергается, поскольку в материалы дела доказательств не представлено, и данная сумма впоследствии может быть учтена при исполнении решения.

С доводом, об отсутствии доказательств о том, что товарно-материальные ценности ответчику передавались, судебная коллегия в части представленного перечня полагает возможным согласиться, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства передачи Анохину Д.В. как материально ответственному лицу огнетушителей и бутылей ПЭТ, всего на сумму ** руб., что также подлежит исключению из общего размера ущерба подлежащего взысканию.

В остальной части доводы ответчика судебная коллегия находит несостоятельными.

Материалами дела, бесспорно установлено, что ответчик являясь заместителем директора обособленного подразделения осуществлял прием нефтепродуктов, а также товарно-материальных ценностей, что подтверждается представленными в материалы дела товарно-транспортными накладными с подписью ответчика.

Имея доверенность от работодателя, Анохин Д.В. заключал договоры со сторонними организациями на поставку нефтепродуктов и товаров для последующей реализации. Впоследствии после реализации товара и нефтепродуктов принимал денежные средства от оператора АЗС и вносил на счет работодателя. Ответчик в силу возложенных функциональных обязанностей осуществлял прием и увольнение сотрудников, общее руководство деятельностью подразделением, контролировал исполнение сотрудниками своих функциональных обязанностей.

Материалы дела содержат доказательства, что в период работы Анохин Д.В. неоднократно использовал бензин в личных целях, неверно осуществлял отчётность принятых нефтепродуктов, допускал к приему нефтепродуктов и товарно-материальных ценностей сотрудников АЗС, операторы АЗС осуществляли отпуск нефтепродуктов при отсутствии заключенных договоров о материальной ответственности.

Отказ суда первой инстанции во включении в размер ущерба недостачи связанности с просроченными товарами на сумму ** руб. сторонам не оспаривается, судебной коллегией не проверяется.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для удовлетворении иска в части и взыскании с Анохина Д.В. в пользу ООО «Петройл» размера ущерба: в связи с недостачей в кассе ** руб.; в связи недостачей в магазине ** руб.; в связи с недостачей фасованных нефтепродуктов ** руб.; в связи недостачей наливных нефтепродуктов ** руб., всего сумма подлежащая взысканию с ответчика составляет ** рублей.

Довод апелляционной жалобы истца, что не подлежит доказыванию причины и размер ущерба, поскольку ответчиком дано обязательство по возмещению ущерба, основанием к отмене решения не является.

В силу положений части 4 статьи 248 Трудового кодекса Российской Федерации работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. По соглашению сторон трудового договора допускается возмещение ущерба с рассрочкой платежа. В этом случае работник представляет работодателю письменное обязательство о возмещении ущерба с указанием конкретных сроков платежей. В случае увольнения работника, который дал письменное обязательство о добровольном возмещении ущерба, но отказался возместить указанный ущерб, непогашенная задолженность взыскивается в судебном порядке.

Указанная норма регулирует порядок возмещения причинённого ущерба с виновного работника, а заключенное соглашение о добровольном возмещении ущерба не может служить основанием для привлечения работника к полном материальной ответственности без оценки всех представленных доказательств, установлении причин и размера ущерба.

Руководствуясь ст.ст.199,328,330 ГПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Решение Дзержинского районного суда г.Перми от 21.11.2016 года отменить, вынести новое решение.

Исковые требования Общества с ограниченной ответственностью «Петройл» к Анохину Д.В. удовлетворить частично.

Взыскать с Анохина Д.В. в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Петройл» в счет возмещения ущерба причиненного работодателю сумму в размере ** рубля, в остальной части требований отказать.

Председательствующий:

Судьи: