НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Омского областного суда (Омская область) от 06.05.2019 № 33-786/19

Председательствующий: Елисеев Е.В. Дело № <...>

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Омск 6 мая 2019 года

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:

председательствующего Осадчей Е.А.

и судей Дьякова А.Н., Крицкой О.В.

при секретаре Речута Я.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Дьякова А.Н. гражданское дело по апелляционной жалобе Киткина В. В. на решение Ленинского районного суда г. Омска от 16 ноября 2018 года, которым постановлено:

Исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с АО «Омский завод транспортного машиностроения» в пользу Киткина В. В. авторское вознаграждение в сумме <...>, пени в сумме <...>, всего взыскать <...>.

В остальной части иска отказать.

Взыскать с АО «Омский завод транспортного машиностроения» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере <...>,

установила:

Киткин В.В. обратился в суд с иском к АО «Омсктрансмаш», указывая в обоснование требований, что он с 1977 года работает в инженерно-конструкторских подразделениях ОАО «ОмскТрансМаш» и является автором ряда служебных изобретений и полезных моделей, внедренных ОАО «ОмскТрансМаш» в производство. ОАО «ОмскТрансМаш» в результате преобразования и переименования является полным правопреемником Ф. «К.» и ОАО «К.», соответственно ОАО «ОмскТрансМаш» является патентообладателем и ответчиком по исковым требованиям, связанным с использованием объектов интеллектуальной собственности при производстве и реализации продукции. Ответчиком не произведены выплаты в пользу истца, связанные с использованием в 2016 году изобретений и полезных моделей, авторство Киткина В.В. по которым подтверждается патентами. Основанием для выплаты вознаграждения является создание изобретения (полезной модели) истцом в связи с выполнением трудовых обязанностей, получение на них патента ответчиком, заключение истцом-автором договора с ответчиком - патентобладателем, определяющем порядок выплаты автору вознаграждения за использование изобретения (полезной модели) при производстве ответчиком продукции. Право на получение патентов и использование изобретений передано автором Киткиным В.В. совместно с другими соавторами в пользу Ф. К. (АО «Омсктрансмаш) на основании договоров. Каждый из договоров, подписанный с ответчиком устанавливает, что авторы уступают право на подачу заявки и получение патента на изобретение, созданное в результате выполнения служебных обязанностей (пункт 1 в каждом из договоров к патенту на изобретение, служебную модель). По условиям договоров Патентообладатель обязался согласно п. 4.2.2. выплачивать авторам изобретения вознаграждение за его использование в соответствии с Патентным законом РФ и «Положением о выплате во Ф. КБ транспортного машиностроения вознаграждения авторам объектов интеллектуальной собственности и лицам, содействующим их созданию и использованию». В договорах, заключенных с 2007г. пункт 4.2.2. изложен в редакции, заменяющей Патентный закон РФ на ГК РФ. Указанными нормативно-правовыми актами закреплено право на вознаграждение авторов. Положением о выплате во Ф. КБ транспортного машиностроения вознаграждения авторам объектов интеллектуальной собственности и лицам, содействующим их созданию и использованию в пункте 4.5.2. установлено, что для изобретения и полезной модели, приносящих при использовании прямой экономический эффект - в размере 15-30% от прибыли, пропорциональной величине достигнутого увеличения прямого экономического эффекта, приходящийся на данный объект патентного права рассчитанного с использованием «Методики оценки долевого вклада ОИС», разработанной во Ф. К., при этом, если продукция изготавливается для реализации за рубежом, то в первые три года поставок вознаграждение назначается в размере 30%. При отсутствии прибыли или ее недостаточности, в соответствии с п. 4.5.2. названного выше Положения производятся отчисления в размере не менее 2% от себестоимости (С) продукции (п.1 ст. 32 Закона об изобретениях...), изготовленной с использованием объектов патентного права. Конкретная величина отчислений зависит от количества использованных объектов патентного нрава в изделии и определяется в соответствии с Приложением 1 к настоящему Положению. При экспорте вознаграждение в первые три года поставок назначается в размере 3% от себестоимости. Указанном Положением предусматривается выплата повышенного вознаграждения при экспорте продукции за рубеж путем установления повышенных коэффициентов применительно как к прибыли (30%), так и к себестоимости продукции при недостаточности прибыли (3%). На решение о начислении и выплате вознаграждения не может влиять финансовый результат работодателя, важен факт использования изобретения или полезной модели при производстве продукции и ее реализации, что отражено в условиях расчета, определяемых приведенным Положением. Расчет за использование объектов патентных прав истца ответчиком при производстве продукции в 2016 году должен был быть произведен в 3-х месячный срок после завершения 2016 года, то есть не позднее истечения марта 2017 года. За 2016 год выплата вознаграждения Киткину В.В. произведена не была. Также в нарушение условий заключенных договоров (пункт 4.3 во всех договорах) патентообладателем - ответчиком не производилось информирование истца о фактах использования интеллектуальной собственности в производстве.

15.03.2018 Киткин В.В. обратился к ответчику с письменной претензией, требования истца не удовлетворены. Кроме этого, установлена пеня в 0,04% от причитающейся к выплате суммы, уплачиваемая патентообладателем за несвоевременную выплату вознаграждения автору.

С учетом определения сумм, подлежащих взысканию в качестве вознаграждения автора за использование ответчиком в 2016 г. объектов интеллектуальной собственности истца и несвоевременную выплату вознаграждения просил взыскать с АО «ОМСКТРАНСМАШ» авторское вознаграждение за 2016 г. в размере <...>, проценты на сумму несвоевременной выплаты - <...>, и компенсировать судебные расходы.

В судебном заседании истец Киткин В.В. и его представитель Киткин Д.В. требования иска поддержали, указывая, что в 2009 г. истцом было разработано изделие «танковый мостоукладчик», кроме того в его подразделении производилась разработка изделия «транспортно-заряжающая машина». В 2012 г. был заключен контракт на поставку данных изделий за границу. В 2013 г. начались поставки изделий. Порядок выплат оговорен в Положении об авторском вознаграждении и Методике расчетов определенных параметров. Авторское вознаграждение высчитывается по формуле, в зависимости от значимости изобретения, от экономической выгоды, которая заключается либо в прибыли (выручке предприятия) либо в себестоимости. Сумму исковых требований посчитал с учетом экспорта продукции. Полагает, что прибыль в расчетах ответчика подсчитана неверно.

Представитель ответчика Галеева Т.Р. возражала против иска. Пояснила, что Киткин В.В. является автором изобретений и полезных моделей, авторство его не оспаривается, но в части размера выплаты авторского вознаграждения существуют расхождения. Полагает, что авторское вознаграждение должно быть выплачено от себестоимости продукции. Прибыль пошла на выплату заработной платы, налоговых платежей и т.д. Руководство предприятия посчитало, что для выплаты авторского вознаграждения данной прибыли было недостаточно. Сумма авторского вознаграждения за использование в 2016 г. патентов, автором которых является Киткин В.В., в изделии МТУ-90М составляет <...>, всего сумма авторского вознаграждения истца – <...>

Просила суд в соответствии со ст. 333 ГК РФ применить расчет неустойки согласно требованиям ст. 395 ГК РФ и уменьшить ее сумму.

Судом постановлено изложенное выше решение, об отмене которого в части отказа в удовлетворении требований иска в апелляционной жалобе просит Киткин В.В., указывая на нарушение судом норм процессуального права, необоснованный отказ суда в привлечении специалиста, а также необоснованный отказ в назначении экспертизы. Он судом был ограничен в истребовании доказательств. Суд не установил, плановая прибыль или фактическая прибыль применялась ответчиком для расчета, и какая должна применяться, взяты ли соответствующие величины до исчисления налога или после, полная себестоимость или производственная формируется предприятием, к каким хозяйственным операциям относится начисление вознаграждения автору. Суд не установил объем обязательств ответчика по локальному акту предприятия, и неправильно произвел расчет вознаграждения по изобретению, удостоверенному патентом № <...>.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в апелляционном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме (том 2 л.д.26-29).

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения истца Киткина В.В. и его представителя по доверенности от 17.03.2018 сроком по 17.03.2028 - Киткина Д.В., поддержавших доводы жалобы, возражения на нее представителей ответчика АО «Омсктрансмарш» по доверенности от 9.01.2019 сроком по 31.12.2019 - Галеевой Т.Р. и от 22.04.2019 сроком по 31.12.2019 - Серебряковой М.Н., коллегия судей приходит к следующему.

Апелляционное производство как один из процессуальных способов пересмотра, не вступивших в законную силу судебных постановлений, предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела, и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалоб, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (ч.1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ).

Изобретения и полезные модели отнесены законом к результатам интеллектуальной деятельности, защита прав на которые в настоящее время осуществляется на основании положений части 4 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), введенной в действие с 1.01.2008.

Согласно ст. 5 Федерального закона от 18.12.2006 № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее - Вводный закон) права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, охраняемые на день введения в действие части четвертой Кодекса, продолжают охраняться в соответствии с правилами части четвертой Кодекса. По правоотношениям, возникшим до введения в действие части четвертой Кодекса, она применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

В силу положений ст. 7 Патентного закона Российской Федерации от 23.09.1992 № 3517-1 (далее Патентный закон), действующего до введения в действие части 4 ГК РФ, автором изобретения, полезной модели, промышленного образца признается физическое лицо, творческим трудом которого они созданы. Если в создании изобретения, полезной модели или промышленного образца участвовало несколько физических лиц, все они считаются его авторами. Право авторства является неотчуждаемым личным правом и охраняется бессрочно.

По смыслу п. 2 ст. 8 названного Закона, право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, созданные работником (автором) в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя (служебное изобретение, служебная полезная модель, служебный промышленный образец), принадлежит работодателю, если договором между ним и работником (автором) не предусмотрено иное.

В случае, если работодатель получит патент на служебное изобретение, служебную полезную модель или служебный промышленный образец, либо примет решение о сохранении информации о таких изобретении, полезной модели или промышленном образце в тайне, либо передаст право на получение патента другому лицу, либо не получит патент по поданной им заявке по зависящим от него причинам, работник (автор), которому не принадлежит право на получение патента на такие изобретение, полезную модель или промышленный образец, имеет право на вознаграждение.

Аналогичные положения содержатся в ст. 1345, п.п. 1 и 3 ст. 1370 ГК РФ, которыми презюмируется закрепление за работодателем исключительного права на служебное изобретение, созданное работником в связи выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя, и права на получение патента.

При этом работнику (автору) принадлежит право авторства на служебное изобретение, а также в предусмотренных законом случаях право на вознаграждение за использование служебного изобретения.

Согласно п. 4 ст. 1370 ГК РФ, если работодатель получит патент на служебное изобретение, служебную полезную модель или служебный промышленный образец, либо примет решение о сохранении информации о таких изобретении, полезной модели или промышленном образце в тайне и сообщит об этом работнику, либо передаст право на получение патента другому лицу, либо не получит патент по поданной им заявке по зависящим от него причинам, работник имеет право на вознаграждение. Размер вознаграждения, условия и порядок его выплаты работодателем определяются договором между ним и работником, а в случае спора - судом.

В соответствии с п.п. 1 и 3 ст. 32 Закона СССР от 31.05.1991 № 2213-1 «Об изобретениях в СССР», вознаграждение за использование изобретения в течение срока действия патента выплачивается автору на основе договора работодателем, получившим патент в соответствии с пунктом 2 статьи 4 настоящего Закона, или его правопреемником в размере не менее 15 процентов прибыли (соответствующей части дохода), ежегодно получаемой патентообладателем от его использования, а также не менее 20 процентов выручки от продажи лицензии без ограничения максимального размера вознаграждения.

Вознаграждение за использование изобретения, полезный эффект от которого не выражается в прибыли или доходе, выплачивается автору в размере не менее 2 процентов от доли себестоимости продукции (работ и услуг), приходящейся на данное изобретение.

Величина процента определяется предприятием по соглашению с автором.

Вознаграждение выплачивается автору не позднее трех месяцев после истечения каждого года, в котором использовалось изобретение, и не позднее трех месяцев после поступления выручки от продажи лицензии.

Статьей 33 названного закона предусмотрено, что за несвоевременную выплату вознаграждения патентообладатель, виновный в этом, уплачивает автору за каждый день просрочки пеню в размере 0,04 процента суммы, причитающейся к выплате.

Вместе с тем, пунктом 5 статьи 1370 ГК РФ предусмотрено выделение из служебных изобретений категории изобретений, созданные с использованием опыта или иных средств работодателя, права на которые хотя и принадлежат работнику, однако ограничены в значительной степени правами работодателя. Особым признаком таких изобретений, полезных моделей и промышленных образцов является то обстоятельство, что они созданы с использованием денежных, технических или иных материальных средств работодателя, но не в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя.

В соответствии со статьей 1370 ГК РФ за указанную категорию изобретений, полезных моделей или промышленных образцов работодатель не обязан выплачивать работнику компенсацию или иное вознаграждение.

В информационном письме Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 25.06.2008г. «О выплате вознаграждений авторам служебных произведений, полезных моделей, промышленных образцов» указано, что в вопросах выплаты вознаграждений авторам крайне важным выступает факт установления служебных обязанностей, в которые входит работа, обусловленная трудовым договором. В качестве доказательства выполнения служебных обязанностей могут служить трудовой договор, должностная инструкция, определенное задание на выполнение определенной работы, например, по плану научно-исследовательских и научно-конструкторских разработок или хозяйственному договору, заключенному работодателем с другой организацией-заказчиком.

Таким образом, согласно Патентному закону Российской Федерации для классификации изобретения, полезной модели, промышленного образца как служебного, необходимо соблюдение одного из следующих условий: создание объектов промышленной собственности в связи с выполнением своих трудовых обязанностей либо конкретного задания работодателя.

Исходя из требований действующего в указанные периоды законодательства, значение имеет создание полезной модели в связи с выполнением трудовых обязанностей, при этом деятельность по созданию объекта интеллектуальной собственности всегда выходит за пределы трудовой функции работника и осуществляется не в пределах его трудовых обязанностей, но в связи с ними.

Для признания технического решения служебным не требуется, чтобы в документе, определяющем трудовые обязанности работника (трудовой договор, должностная инструкция), содержалось конкретное указание на выполнение соответствующих работ по созданию конкретных патентоспособных объектов либо усовершенствованию известных конструкций, достаточно указания на общий круг осуществляемых работником трудовых функций.

В соответствии с пунктом 2.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дел о признании интеллектуальных прав (при применимом российском праве) подлежит применению российское законодательство, действовавшее на момент возникновения соответствующего права. Так, автор изобретения, полезной модели или промышленного образца определяется на основе законодательства, действовавшего на дату подачи заявки на выдачу патента на это изобретение, полезную модель или промышленный образец.

В силу ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Как усматривается из материалов гражданского дела, копии трудовой книжки истца, Киткин В.В. состоит с 1977 года в трудовых отношениях с Ф. К., 1.12.2012 назначен начальником отделения в отделе № <...>.

В период его работы в Федеральном государственном унитарном предприятии «Конструкторское бюро транспортного машиностроения» (в настоящее время – АО «Омсктрансмаш») участвовал в создании ряда изобретений и полезных моделей.

Его права подтверждаются следующими патентами, в которых Киткин В.В. указан в качестве соавтора:

патент на изобретение № <...> - «<...>)», дата приоритета 20.08.2003;

патент № <...> - «<...>», дата приоритета 6.10.2003;

патент № <...> - «<...>», дата приоритета 10.09.2003;

патент № <...> - «<...>», дата приоритета 11.08.2003;

патент № <...> - «<...>», дата приоритета 16.03.2009;

патент № <...> - «<...>», дата приоритета 19.02.2007;

патент № <...> - «<...>», дата приоритета 2.12.2009.

Коллектив авторов и главный конструктор Федерального государственного унитарного предприятия «Конструкторское бюро транспортного машиностроения» (далее - Ф. К.), заключив соответствующие договоры об уступке права на получение патента на созданные авторами изобретения (полезные модели), тем самым предоставили право на использование созданных ими изобретений и полезных моделей Ф. К..

Таким образом, патентообладателем указанных изобретений является Ф. К..

По условиям договоров Ф. К. обязалось выплатить авторам изобретения единовременное поощрительное вознаграждение в течение текущего квартала после получения Ф. К. патента (п. 4.2.1. договора). Поощрительное вознаграждение должно соответствовать среднемесячному заработку работника на момент получения Патента на изобретение, исходя из «Положения о выплатах во Ф. КБ транспортного машиностроения вознаграждения авторам объектов интеллектуальной собственности и лицам, содействующим их созданию и использованию». Выплата вознаграждения за использование изобретения производится в течение срока действия патента.

В соответствии с п. 4.3 Положения «О выплате во Ф. КБ транспортного машиностроения вознаграждения авторам объектов интеллектуальной собственности (ОИС) и лицам, содействующим их созданию и использованию» основанием для выплаты вознаграждения авторам является наличие: акта использования объекта патентного права, утвержденного директором – главным конструктором или его заместителем, и подписанного заместителем директора – главного конструктора по направлению, заместителем директора – главного конструктора по производству или начальником опытного производства, главным конструктором проекта и начальником ОЗ и ИС; патента (охранного документа), выданного на имя Ф. К.; расчета – обоснования размера вознаграждения; соглашения о распределении вознаграждения между авторами, если оно не оговорено в договоре о передаче прав.

Выплата вознаграждения производится в течение 2-х месяцев по окончании срока фактического использования. Предельным сроком для выплат является 3-х месячный срок после истечения календарного года использования изобретения (п. 4.4. Положения).

В силу п.4.5.2 Положения «О выплате во Ф. КБ транспортного машиностроения вознаграждения авторам объектов интеллектуальной собственности (ОИС) и лицам, содействующим их созданию и использованию» для изобретения и полезной модели, приносящих при использовании прямой экономический эффект - в размере 15-30% от прибыли, пропорциональной величине достигнутого увеличения прямого экономического эффекта, приходящийся на данный объект патентного права рассчитанного с использованием «Методики оценки долевого вклада ОИС». При этом, если продукция изготавливается для реализации за рубежом, то в первые зри года поставок вознаграждение назначается в размере 30%. При отсутствии прибыли или ее недостаточности, в соответствии с п. 4.5.2. Положения о выплате во Ф. КБ транспортного машиностроения, на вознаграждение авторов за использование упомянутых объектов патентного права производятся отчисления в размере не менее 2% от себестоимости (С) продукции (п.1 ст. 32 Закона об изобретениях...), изготовленной с использованием объектов патентного права. Конкретная величина отчислений зависит от количества использованных объектов патентного нрава в изделии и определяется в соответствии с Приложением 1 к настоящему Положению. При экспорте вознаграждение в первые три года поставок назначается в размере 3% от себестоимости.

Предметом настоящего спора является авторское вознаграждение по названным выше патентам, которое ответчиком в добровольном порядке не выплачено.

В ходе судебного разбирательства были исследованы документы: патенты, договоры уступки прав.

Оценив указанные доказательства в совокупности по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Киткин В.В. является автором указанных в иске изобретений (полезных моделей) и имеет право на получение авторского вознаграждения за их использование.

Размер авторского вознаграждения, подлежащего выплате Киткину В.В. за 2016 год, определен судом на основании расчетов, представленных АО «Омсктрансмаш» в справках (с учетом уточнений), в сумме <...>

Согласно расчету (справка – том 1, л.д.46-47) вознаграждение за использование в 2016 году полезной модели по патенту № <...> (6 авторов) составляет <...> – по <...> каждому автору.

Согласно расчету (справка – том 1, л.д.51) вознаграждение за использование в 2016 году полезной модели по патенту № <...> (4 автора) вознаграждение составляет <...> – по <...> каждому автору.

Согласно расчету (изменений в справку с учетом 3% от себестоимости – том 1, л.д.83) вознаграждение за использование полезной модели за 2016 год по патенту № <...> (6 авторов) вознаграждение составляет <...> – по <...> каждому автору;

по патенту № <...> (17 авторов) вознаграждение за 2016 год – <...>, по <...> каждому автору;

по патенту № <...> (7 авторов) вознаграждение – <...>, по <...> каждому автору; по патенту № <...> (8 авторов) вознаграждение за 2016 год – <...>, по <...> каждому автору;

по патенту № <...> (10 авторов) вознаграждение за 2016 год – <...>, по <...> каждому автору.

Согласно справкам в 2016 году в рамках выполнения контрактных обязательств были изготовлены 6 изделий 563 и 3 изделия МТУ-90М.

Оснований для взыскания вознаграждения в большем размере суд не усмотрел, поскольку ответчиком представлены доказательства о недостаточности прибыли предприятия от реализации изделий для выплат авторского вознаграждения в спорный период.

Соответственно, с АО «Омсктрансмаш» в пользу Киткина В.В. взыскана пеня за период с 1.04.2017г. по 16.11.2018г. в сумме <...>

Оспаривая решение в части расчета (справка – том 1, л.д.51) вознаграждения за использование в 2016 году полезной модели по патенту № <...> (4 автора) вознаграждение составляет <...> – по <...> каждому автору, апеллянт указал, на то, что расчет необоснованно произведен как для изобретения, не создающего экономии с применением п.4.5.1 положения о выплате в К..

Вместе с тем суду первой инстанции Киткин В.В. представил свой расчет по патенту № <...> (том 1, л.д.66) в котором он соглашается с расчетом ответчика, а также тем, что вознаграждение по данному патенту определяется в соответствии с п.4.5.1 «Положения о выплате в КБ транспортного машиностроения авторам ОИС и лицам, содействующим их созданию и использованию» в виде произведения приведенного коэффициента, помноженного на установленный минимальный размер оплаты труда. По расчету истца размер вознаграждения за использование в 2016 году по патенту № <...> (4 автора) – по <...>

Доказательств иного и обратного в материалах дела не имеется.

Стороны, будучи свободными в заключении договора и определении его условий, действуя по своей воли в своем интересе в соглашении на передачу авторских прав согласовали условия, касающиеся размера авторского вознаграждения и порядка его выплаты. Доказательства того, что такое согласование не было достигнуто, в материалах дела отсутствуют, в суде первой инстанции стороны указывали на факт согласования таковых условий в отношении патента № <...>.

Спорные вопросы о порядке расчета размера авторского вознаграждения требуют разрешения экспертным путем. Однако ходатайство о проведении судебной экономической экспертизы в целях определения размера вознаграждения за использование результатов интеллектуальной деятельности Киткина В.В. в 2016 году по патенту № <...> в суде первой инстанции заявлено не было, такое ходатайство не было заявлено и в суде апелляционной инстанции.

Следовательно, оснований для отказа в принятии расчета вознаграждения за использование в 2016 году полезной модели по патенту № <...> у суда не имелось.

У суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для проведения в указанной выше части судебной экономической экспертизы. Право определения необходимости и достаточности доказательств, в силу правил ст. ст. 56, 57 ГПК РФ принадлежит суду. Достаточных оснований для проведения такой экспертизы нет.

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводами суда в названной части решения о взыскании в пользу истца вознаграждения за использование в 2016 году полезной модели по патенту № <...> (4 автора) – по <...> В указанной связи, представленный истцом суду апелляционной инстанции расчет его средней заработной платы в 2016 году, равный <...>, во внимание судебной коллегией принят быть не может, в виду его необоснованности.

Что касается требования истца в части размера вознаграждения за использование результатов интеллектуальной деятельности Киткина В.В. в 2016 году, удостоверенных патентами № <...>, № <...>, № <...>, № <...>, № <...>, № <...>, то судебная коллегия исходит из следующего.

В заявленной части в суде апелляционной инстанции стороной истца заявлено ходатайство о проведении по делу судебной экономической экспертизы по основаниям заявленным суду первой инстанции, который аналогичное ходатайство отклонил.

Определением судебной коллегии назначена и проведена судебная экономическая экспертиза.

Проведение судебной экономической экспертизы поручено экспертам ФБУ Омская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции РФ, находящейся по адресу: г. Омск, <...>, на разрешение которых поставлены следующие вопросы:

1) Каков размер вознаграждения за использование результатов интеллектуальной деятельности Киткина В.В. в 2016 году, удостоверенных патентами № <...>, № <...>, № <...>, № <...>, № <...>, № <...>, определяемый по правилам локальных правовых актов Ф. К., представленных для производства экспертизы, в том числе пунктом 4.5.2 Положения о выплате во Ф. КБ транспортного машиностроения вознаграждения авторам объектов интеллектуальной собственности (ОИС) и лицам, содействующим их созданию и использованию, утв. Директором Ф. К. 27.05.2008?

2) Каков источник выплаты вознаграждения автора Киткина В.В. за использование АО «Омсктрансмаш» в 2016 году результатов интеллектуальной деятельности?

Периодом исследования является 2016 год.

В соответствии с заключением эксперта размер вознаграждения за использование результатов интеллектуальной деятельности Киткина В.В. в 2016 году, удостоверенных патентами № <...>, № <...>, № <...>, № <...>, № <...>, № <...> определяемый по правилам локальных правовых актов Ф. К., представленных для производства экспертизы, в том числе пунктом 4.5.2 Положения о выплате во Ф. КБ транспортного машиностроения вознаграждения авторам объектов интеллектуальной собственности (ОИС) и лицам, содействующим их созданию и использованию, утв. Директором Ф. К. 27.05.2008 года составляет <...> Согласно представленным документам, источником выплаты вознаграждения автора Киткина В.В. за использование АО «Омсктрансмаш» в 2016 г. результатов интеллектуальной деятельности является выручка от реализации изделий, в которых использованы результаты интеллектуальной деятельности.

У судебной коллегии не имеет оснований не доверять выводам эксперта, учитывая его квалификацию, опыт работы, факт предупреждения об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ перед проведением экспертизы. Заключение содержит подробную исследовательскую часть по результатам оценки представленных ответчиком документов о финансово-экономической деятельности общества применительно к предмету спора.

В статье 67 ГПК РФ законодатель закрепляет дискреционное полномочие суда по оценке доказательств, необходимое для эффективного осуществления правосудия. Согласно приведенной правовой норме, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств; никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы; суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Согласно части 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 ГПК РФ.

Оценив заключение эксперта в соответствии с требованиями закона, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что оно является допустимым и достоверным доказательством, поскольку в полном объеме отвечает требованиям статьи 86 ГПК РФ, содержит подробное описание хода исследования экспертами представленных в их распоряжение материалов, указания на методы и методологию экспертной оценки, выводы экспертов научно обоснованы, в том числе в части примененной методики расчета.

Доказательств, позволяющих усомниться в объективности произведенного исследования и достоверности выводов эксперта, в том числе примененной им методике расчета, материалы дела не содержат.

Статьей 187 ГПК РФ предусмотрено, что заключение эксперта исследуется в судебном заседании, оценивается судом наряду с другими доказательствами и не имеет для суда заранее установленной силы. Несогласие суда с заключением эксперта должно быть мотивировано в решении суда по делу либо в определении суда о назначении дополнительной или повторной экспертизы, проводимой в случаях и в порядке, которые предусмотрены статьей 87 настоящего Кодекса (п.2).

Согласно названной правовой норме (ст. 87 ГПК РФ) в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту (п.1).

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам (п.2).

В виду отсутствия недостаточной ясности или неполноты, а также сомнений в правильности или обоснованности проведенной судебной экономической экспертизы, судебная коллегия не усматривает оснований для проведения по настоящему делу дополнительной либо повторной комплексной патентно-экономической экспертизы, о чем суду апелляционной инстанции было заявлено стороной ответчика.

Представленный стороной ответчика судебной коллегии отзыв специалиста Шульгина Д.Б. на заключение эксперта Рыковской Ю.Н. по гражданскому делу 33-786/2019 о том, что расчет вознаграждения основан на противоречивом методическом материале, отклоняется судебной коллегией, поскольку эксперт об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ судом не предупреждался. Иной расчет специалистом не приведен и не обоснован.

Возражения представителей ответчика о том, что согласно выводу эксперта ФБУ Омская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции РФ Рыковской Ю.Н. источником выплаты вознаграждения автора Киткина В.В. за использование АО «Омсктрансмаш» в 2016 году результатов интеллектуальной деятельности является выручка от реализации изделий, в которых использованы результаты интеллектуальной деятельности, тогда как таким источником должна быть признана прибыль предприятия, состоятельными признаны быть не могут. Данный вопрос не является прерогативой эксперта, поскольку он подлежит разрешению в зависимости от условий соглашения, заключенного между сторонами настоящего спора.

Исходя из толкования Положения «О выплате во Ф. КБ транспортного машиностроения вознаграждения авторам объектов интеллектуальной собственности (ОИС) и лицам, содействующим их созданию и использованию», утв. в 20108 г. с приложениями (том 1, л.д.141-152), авторское вознаграждение подлежит выплате истцу не от прибыли предприятия, а от выручки от реализации конкретных изделий, созданных при использовании указанных выше патентов, но не от всей продукции АО «Омский завод транспортного машиностроения», созданной в 2016 г.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу об удовлетворении исковых требований Киткина В.В. о взыскании с АО «Омский завод транспортного машиностроения» вознаграждения за использование результатов интеллектуальной деятельности Киткина В.В. в 2016 году, удостоверенных патентами № <...>, № <...>, № <...>, № <...>, № <...>, № <...> в размере <...>

В соответствии со ст. 33 Закона СССР от 31.05.1991 № 2213-1 «Об изобретениях в СССР», которая применяется, поскольку не противоречит части 4 ГК РФ, за несвоевременную выплату вознаграждения патентообладатель, виновный в этом, уплачивает автору за каждый день просрочки пени в размере 0,04 процента суммы, причитающейся к выплате.

Истец просил взыскать с ответчика проценты за задержку выплаты авторского вознаграждения за использование его изобретений за период с 1.04.2017 по 25.10.2018 в размере <...> (по ключевой ставке Банка России).

Ответчик просил рассчитать неустойку по правилам ст. 395 ГК РФ, уменьшив размер на основании ст.333 ГК РФ, рассчитал размер пени за несвоевременную выплату авторского вознаграждения в размере <...>

Судебная коллегия исходя из установленного вознаграждения за использование результатов интеллектуальной деятельности Киткина В.В. в 2016 году, удостоверенных патентами № <...>, № <...>, № <...>, № <...>, № <...>, № <...> в размере <...>, и по патенту № <...><...>, приходит к выводу, что пени за период с 1.04.2017 по 16.11.2018 составит <...> (<...> +1 875,00), исходя из следующего расчета:

Расчет процентов по правилам статьи 395 ГК РФ на сумму <...>:

Задолженность,
руб.

Период просрочки

Процентная
ставка

Дней
в
году

Проценты,
руб.

c

по

дни

[1]

[2]

[3]

[4]

[5]

[6]

[1]*[4]*[5]/[6]

4 408 924,52

01.04.2017

01.05.2017

31

9,75%

365

36 509,52

4 408 924,52

02.05.2017

18.06.2017

48

9,25%

365

53 631,85

4 408 924,52

19.06.2017

17.09.2017

91

9%

365

98 929,02

4 408 924,52

18.09.2017

29.10.2017

42

8,50%

365

43 122,91

4 408 924,52

30.10.2017

17.12.2017

49

8,25%

365

48 830,35

4 408 924,52

18.12.2017

11.02.2018

56

7,75%

365

52 423,92

4 408 924,52

12.02.2018

25.03.2018

42

7,50%

365

38 049,62

4 408 924,52

26.03.2018

16.09.2018

175

7,25%

365

153 255,42

4 408 924,52

17.09.2018

16.11.2018

61

7,50%

365

55 262,55

Итого:

595

8,07%

580 015,16

Расчет процентов по правилам статьи 395 ГК РФ на сумму <...>:

Задолженность,
руб.

Период просрочки

Процентная
ставка

Дней
в
году

Проценты,
руб.

c

по

дни

[1]

[2]

[3]

[4]

[5]

[6]

[1]*[4]*[5]/[6]

9 375

01.04.2017

01.05.2017

31

9,75%

365

77,63

9 375

02.05.2017

18.06.2017

48

9,25%

365

114,04

9 375

19.06.2017

17.09.2017

91

9%

365

210,36

9 375

18.09.2017

29.10.2017

42

8,50%

365

91,70

9 375

30.10.2017

17.12.2017

49

8,25%

365

103,83

9 375

18.12.2017

11.02.2018

56

7,75%

365

111,47

9 375

12.02.2018

25.03.2018

42

7,50%

365

80,91

9 375

26.03.2018

16.09.2018

175

7,25%

365

325,88

9 375

17.09.2018

16.11.2018

61

7,50%

365

117,51

Итого:

595

8,07%

1 875,00

В соответствии с пунктом 1 ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

С учетом позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 21 декабря 2000 года № 263-О, положения части 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации содержат обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба.

Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, - на реализацию требования части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части 1 статьи 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба.

Учитывая, что степень соразмерности заявленной истцом неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, только суд вправе дать оценку указанному критерию, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела.

В данном случае судебная коллегия не находит оснований для применения в деле положений ст. 333 ГК РФ об уменьшении неустойки, так как допущенное ответчиком нарушение прав истца на получение гарантированного законом вознаграждения носило длительный характер; являясь экономически более сильной стороной в правоотношении, ответчик каких-либо мер для разрешения спора не предпринимал.

В соответствии со ст.103 ГПК РФ, абз. 5 подп. 1 п. 1 статьи 333.19 Налогового Кодекса РФ размер государственной пошлины в доход местного бюджета, подлежащий взысканию с ответчика, соразмерно удовлетворенной части иска составит <...>

Таким образом, решение суда подлежит отмене в части отказа в удовлетворении заявленных требований о взысканию с ответчика в пользу истца Киткина В.В. авторского вознаграждения и процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствам, а также в части взыскания с ответчика государственной пошлины, в связи с недоказанностью установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; неправильным применением норм материального права и норм процессуального права (подп. 2, 3, 4 пункта 1 ст. 330 ГПК РФ), с принятием в указанной части нового решения.

В остальной части решение суда соответствует требованиям законности и обоснованности, по доводам апелляционной жалобы отмене либо изменению не подлежит.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда

определила:

апелляционную жалобу Киткина В. В. удовлетворить частично, решение Ленинского районного суда г. Омска от 16 ноября 2018 года отменить в части, изложить резолютивную часть решения в следующей редакции:

«Исковые требования Киткина В. В. удовлетворить частично.

Взыскать с Акционерного общества «Омский завод транспортного машиностроения» в пользу Киткина В. В. авторское вознаграждение в сумме <...>, проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствам в сумме <...>.

В остальной части иска отказать.

Взыскать с АО «Омский завод транспортного машиностроения» в доход бюджета муниципального образования городского округа город Омск государственную пошлину в размере <...>».

Председательствующий:

Судьи областного суда: