НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Мурманского областного суда (Мурманская область) от 15.05.2018 № 33-1378-2018

Судья Самойлова О.В.

№ 33-1378-2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Мурманск

15 мая 2018 года

Судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда в составе:

председательствующего

Захарова А.В.

судей

Койпиш В.В.

Синицы А.П.

с участием прокурора

Мунтян Р.В.

при секретаре

Таушанковой Н.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Ванеева Василия Павловича к акционерному обществу «Кольская горно-металлургическая компания» о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе истца Ванеева Василия Павловича на решение Печенгского районного суда Мурманской области от 01 марта 2018 года, по которому постановлено:

«в удовлетворении исковых требований Ванеева Василия Павловича к акционерному обществу «Кольская ГМК» о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда - отказать в полном объеме».

Заслушав доклад судьи Койпиш В.В., объяснения истца Ванеева В.П., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражения относительно доводов апелляционной жалобы представителя ответчика акционерного общества «Кольская горно-металлургическая компания» Елкановой Е.А., заключение прокурора прокуратуры Мурманской области Мунтян Р.В., полагавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда

установила:

Ванеев В.П. обратился в суд с иском к акционерному обществу «Кольская горно-металлургическая компания» (далее – АО «Кольская ГМК») о признании трудового договора, заключенным на неопределенный срок, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование иска указал, что согласно приказу от 24 июня 2013 года № * на основании трудового договора от 01 июня 2013 года № * с 01 июня 2013 года он был принят на работу в АО «Кольская ГМК» на должность *** по переводу из ООО «Арктикавтотранс».

В соответствии с пунктом 3 трудового договора с ним был заключен срочный трудовой договор на период с 01 июня 2013 года по 31 мая 2014 года, как с пенсионером по возрасту.

Приказом от 15 октября 2013 года № * он был переведен в ***.

В дальнейшем трудовые отношения с ним неоднократно продлевались путем издания соответствующих приказов о продлении трудового договора и заключения дополнительных соглашений к трудовому договору.

Не соглашаясь с увольнением по истечении срока действия трудового договора, указал, что в силу норм трудового законодательства его трудовые отношения с работодателем носили постоянный характер, в связи с чем с ним неправомерно продлевался срок срочного трудового договора.

С учетом уточнения исковых требований просил признать трудовой договор от 01 июня 2013 года № *, заключенным на неопределенный срок; признать приказ АО «Кольская ГМК» от 28 декабря 2017 года 0207 № * об увольнении незаконным и отменить его; восстановить его с 01 января 2018 года на прежнем месте работы в должности ***; взыскать в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула за период с 01 января 2018 года по 13 февраля 2018 года в сумме 142 274 рубля 85 копеек, компенсацию морального вреда в сумме 50 000 рублей, а также судебные расходы в размере 15 000 рублей.

Истец Ванеев В.П. в судебном заседании уточненные исковые требования поддержал.

Представитель ответчика АО «Кольская ГМК» Елканова Е.А. в судебном заседании возражала против удовлетворения заявленных истцом исковых требований.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе истец Ванеев В.П., ссылаясь на несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального права, просит решение суда отменить и принять по делу новое решение.

Полагает, что, если срок трудового договора истек, а у работодателя имеется потребность в продолжении трудовых отношений, то работодатель должен расторгнуть трудовой договор в связи с истечением срока его действия и заключить с работником новый трудовой договор.

Приводит довод о том, что после заключения первого срочного трудового договора 01 июня 2013 года, срок которого истек 31 мая 2014 года, в дальнейшем, без оформления прекращения срочных трудовых отношений в отсутствие его заявления о заключении срочного трудового договора, многократные продления срока трудовых отношений по той же должности свидетельствуют о том, что ни одна из сторон не потребовала прекращения трудовых отношений, в связи с чем они фактически продолжились.

Указывает, что факт прекращения срочных трудовых договоров между сторонами своевременно не оформлялся, что свидетельствует о наличии трудовых отношениях, заключенных на неопределенный срок.

Находит ошибочным вывод суда, что он уведомлялся о возможном прекращении с ним трудовых отношений при заключении последующих срочных трудовых договоров.

Отмечает, что, исходя из буквального толкования текста уведомлений, следует, что каждый раз по окончании срока срочного трудового договора трудовые отношения должны были быть прекращены и должен был быть произведен полный расчет, однако трудовые отношения с ним не были прекращены, что также свидетельствует об их действии на неопределенный срок.

Обращает внимание, что он на протяжении всего периода работы у ответчика выполнял одну и ту же функцию, его работа носила постоянный характер, заявлений с просьбой продлить с ним срочный трудовой договор он не писал, был вынужден подписывать новые срочные трудовые договоры в связи с наличием уведомлений о прекращении трудового договора.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель АО «Кольская ГМК» Елканова Е.А., старший помощник прокурора Печенгского района Мурманской области Ратникова Е.В. просят решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Ванеева В.П. – без удовлетворения.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, судебная коллегия оснований к отмене или изменению обжалуемого решения по доводам апелляционной жалобы не усматривает.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции правильно применил к правоотношениям сторон положения статей 57, 58, 59, 77, 79 Трудового кодекса Российской Федерации, а также руководствовался разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенными в пункте 13 Постановления от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».

Частью 1 статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации установлена возможность заключения трудового договора как на неопределенный срок (пункт 1), так и на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен данным Кодексом и иными федеральными законами (пункт 2).

Часть 2 статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации содержит правило, в соответствии с которым срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в том числе, в случае, предусмотренном частью 2 статьи 59 названного Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.

В силу абзаца третьего части 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации по соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться с поступающими на работу пенсионерами по возрасту.

Срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения (часть 1 статьи 79 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно правовой позиции, выраженной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 15 мая 2007 года № 378-О-П, федеральный законодатель вправе, предусматривая гарантии для работников при устройстве на работу и заключении трудового договора, направленные на формирование стабильных (длительных) трудовых отношений, устанавливать неодинаковый объем таких гарантий с учетом различий в фактическом положении лиц, которые еще не приобрели право на назначение пенсии по возрасту (по старости), и лиц, получающих эту пенсию, для которых работа по трудовому договору выступает дополнительным к пенсии источником средств к существованию, в частности предоставить работодателю более широкие возможности по заключению с пенсионерами по возрасту срочного трудового договора.

Предусматривая, что срочный трудовой договор с пенсионерами по возрасту может заключаться по соглашению сторон, оно предоставляет сторонам трудового договора свободу выбора в определении его вида: по взаимной договоренности договор может быть заключен как на определенный, так и на неопределенный срок.

Как установлено судом и подтверждено материалами дела, Ванеев В.П. _ _ года рождения, является получателем пенсии по старости с 2003 года.

Приказом от 31 мая 2013 года № * истец уволен из ООО «Арктикавтотранс» по переводу по просьбе работника к другому работодателю в ОАО «Кольская ГМК», пункт 5 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Приказом от 24 июня 2013 года № * Ванеев В.П. принят на работу в *** ОАО «Кольская ГМК» в службу ***, на основании статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации с истцом как с пенсионером по возрасту на срок с 01 июня 2013 года по 31 мая 2014 года заключен срочный трудовой договор.

Приказом от 02 июня 2014 года № * на основании служебной записки начальника *** и согласия на продление срока срочного трудового договора самого работника от 23 мая 2014 года срок действия трудового договора продлен до 31 декабря 2014 года.

С указанным приказом Ванеев В.П. ознакомлен под роспись 09 июня 2014 года, возражений с его стороны при подписании приказа не поступило.

Такой порядок оформление дополнительного соглашения к трудовому договору с работником в форме издания соответствующего приказа с предварительным согласованием мнения работника путем подготовки начальником структурного подразделения служебной записки, на проекте которой работник выражает свое письменное согласие на продление с ним срока трудового договора, предусмотрен стандартом предприятия АО «Кольская ГМК» «Порядок оформления документов при изменении трудового договора», утвержденным 13 января 2014 года.

В дальнейшем срок трудового договора с истцом неоднократно продлевался путем издания соответствующих приказов о продлении трудового договора и заключения дополнительных соглашений к трудовому договору, а именно:

- согласно приказу от 02 июня 2014 года № * срок трудового договора установлен на период с 01 июня 2014 года по 31 декабря 2014 года;

- согласно приказу от 24 ноября 2014 года № * срок трудового договора установлен с 01 января 2015 года по 31 мая 2015 года;

- согласно приказу от 14 апреля 2015 года № * срок трудового договора установлен на период с 01 июня 2015 года по 31 декабря 2015 года;

- согласно дополнительному соглашению АО «Кольская ГМК» от 28 декабря 2015 года ** к трудовому договору от 01 июня 2013 года № * срок трудового договора продлен до 31 января 2016 года;

- согласно дополнительному соглашению АО «Кольская ГМК» от 27 января 2016 года ** к трудовому договору от 01 июня 2013 года № * срок трудового договора продлен до 29 февраля 2016 года;

- согласно дополнительному соглашению АО «Кольская ГМК» от 17 февраля 2016 года ** к трудовому договору от 01 июня 2013 года № * срок трудового договора продлен до 30 марта 2016 года;

- согласно дополнительному соглашению АО «Кольская ГМК» от 28 марта 2016 года ** к трудовому договору от 01 июня 2013 года № * срок трудового договора продлен до 31 мая 2016 года;

- согласно дополнительному соглашению АО «Кольская ГМК» от 14 апреля 2016 года ** к трудовому договору от 01 июня 2013 года № * срок трудового договора продлен до 31 июля 2016 года;

- согласно дополнительному соглашению АО «Кольская ГМК» от 14 июля 2016 года ** к трудовому договору от 01 июня 2013 года № * срок трудового договора продлен до 30 сентября 2016 года;

- согласно дополнительному соглашению АО «Кольская ГМК» от 20 сентября 2016 года ** к трудовому договору от 01 июня 2013 года № * срок трудового договора продлен до 31 декабря 2016 года;

- согласно дополнительному соглашению АО «Кольская ГМК» от 19 декабря 2016 года ** к трудовому договору от 01 июня 2013 года № * срок трудового договора продлен до 31 мая 2017 года;

- согласно дополнительному соглашению АО «Кольская ГМК» от 19 мая 2017 года ** к трудовому договору от 01 июня 2013 года № * срок трудового договора продлен до 31 декабря 2017 года.

Судом установлено, что каждый раз при издании приказа, подписании дополнительного соглашения в соответствии с требованиями стандарта предприятия АО «Кольская ГМК» «Порядок оформления документов при изменении трудового договора», начальником *** была подготовлена служебная записка, на которой Ванеев В.П. выражал свое согласие на продление срока действия трудового договора.

Из материалов дела также следует, что при заключении каждого дополнительного соглашения Ванеева В.П. письменно ставили в известность о возможности прекращения с ним срочного трудового договора по окончании его срока путем подготовки соответствующего уведомления, экземпляр которого вручался истцу, что им не оспаривалось в ходе рассмотрения дела.

Установив указанные обстоятельства, разрешая спор, суд первой инстанции, оценив в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установленные по делу обстоятельства в совокупности со всеми материалами дела, проанализировав объяснения сторон, пришел к правомерному выводу об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований.

При этом суд исходил из того, что при заключении трудового договора стороны добровольно достигли соглашения о срочном характере трудовых отношений, что прямо предусмотрено заключенными с истцом трудовым договором и дополнительными соглашениями к нему, подписанных истцом.

Судебная коллегия полагает выводы суда правильными, соответствующими обстоятельствам дела и требованиям закона.

Исходя из положений статей 58 и 59 Трудового кодекса Российской Федерации, заключение с пенсионерами по возрасту срочного трудового договора может иметь место и без учета характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в том числе при наличии соответствующего соглашения работника и работодателя.

Из материалов дела следует, что на момент заключения и подписания трудового договора 01 июня 2013 года истец являлся пенсионером по возрасту, что предусмотрено законом в качестве основания для заключения трудового договора с работником на определенный срок.

Материалами дела подтверждено, что в соответствии с требованиями статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации в трудовом договоре от 01 июня 2013 года и дополнительных соглашениях к нему указан срок их действия, то есть трудовой договор и дополнительные соглашения подписаны истцом на изложенных в них условиях о сроке, при этом доказательств вынужденности подписания их истцом, равно как и доказательств, свидетельствующих о несогласии истца на заключение срочного трудового договора и дополнительных соглашений к нему, материалы дела не содержат.

Напротив, последовательность действий истца при подписании срочного трудового договора и дополнительных соглашений к нему, продолжение работы на определенных договором и дополнительными соглашениями условиях являются доказательством добровольных действий работника на осуществление трудовых функций на условиях срочности трудового договора и дополнительных соглашений к нему, при этом из установленных при разрешении спора обстоятельств следует, что истец не мог не осознавать правовые последствия их подписания.

При таком положении, исходя из приведенных обстоятельств, работодатель имел законные основания как на заключение с истцом срочного трудового договора по соглашению сторон, то есть на основе добровольного согласия работника и работодателя, так и на его прекращение по истечении заранее оговоренного сторонами периода.

Также материалами дела подтверждено, что АО «Кольская ГМК» в соответствии с требованиями статьи 79 Трудового кодекса Российской Федерации предупредило Ванеева В.П. в письменной форме о прекращении 31 декабря 2017 года трудового договора от 01 июня 2013 года № *, в связи с истечением срока его действия.

С данным уведомлением истец ознакомлен 13 июня 2017 года.

31 декабря 2017 года приказом от 28 декабря 2017 года № ** Ванеев В.П. уволен на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с истечением срока трудового договора.

Таким образом, в ходе рассмотрения дела судом установлено, что увольнение истца произведено с соблюдением требований трудового законодательства, поскольку указанные в трудовом договоре условия его прекращения наступили, о чем истец был уведомлен надлежащим образом в установленный законом срок.

Принимая во внимание, что в трудовом договоре и в приказе о приеме на работу был оговорен срок его действия, суд обоснованно указал на то, что оснований считать, что договор заключен на неопределенный срок не имеется, при этом продление срочного трудового договора также не влечет за собой изменение характера работы истца.

В соответствии со статьей 72 Трудового кодекса Российской Федерации изменение определенных сторонами условий трудового договора допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

Учитывая, что часть 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации не исключает возможности применения положения статьи 72 названного Кодекса, изменение сторонами срочного трудового договора его условий, в том числе о сроке его действия, не противоречит закону.

При этом судебная коллегия полагает необходимым отметить, что трудовое законодательство не содержит норм, обязывающих работодателя заключить бессрочный трудовой договор с лицом, ранее состоявшим в трудовых отношениях.

В этой связи судебной коллегией отклоняются как необоснованные доводы апелляционной жалобы о том, что изменение срока срочного трудового договора свидетельствует о бессрочном характер трудовых правоотношений сторон.

При этом и то обстоятельство, что по истечении срока каждого срочного трудового договора истец не был уволен работодателем, на что имеется указание в апелляционной жалобе, не подтверждает продление срочного трудового договора на условиях его бессрочности, поскольку в каждом случае между сторонами заключалось соглашение об установлении нового срока трудового договора, что свидетельствует о согласии истца на наличие с ответчиком трудовых правоотношений именно на условии их срочности.

Материалами дела не подтверждено исполнение истцом трудовых обязанностей по окончании срока срочного трудового договора в отсутствие заключенного дополнительного соглашения о сроке трудового договора, соответственно, оснований полагать, что в силу положений части четвертой статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации условие о срочном характере трудового договора утратило силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок, не имеется.

Не установив нарушений трудовых прав истца, суд оставил без удовлетворения требования о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

С учетом изложенного доводы апелляционной жалобы не могут служить основанием для отмены обжалуемого решения, по существу сводятся к несогласию с выводами суда и иной оценке доказательств, оснований для которой судебная коллегия не усматривает, и не содержат указания на обстоятельства и факты, которые влияли бы на обоснованность и законность судебного решения.

Выводы суда мотивированы, соответствуют установленным в судебном заседании обстоятельствам и требованиям закона, оснований считать их неправильными судебная коллегия не усматривает.

Правовых доводов, которые в силу закона могли бы повлечь отмену решения суда, ссылок на обстоятельства, требующие дополнительной проверки, апелляционная жалоба не содержит.

Нарушений судом норм процессуального права, которые в соответствии с частью 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации являются безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, не усматривается.

При таком положении оснований, предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к отмене или изменению решения суда, в том числе и по мотивам, приведенным в апелляционной жалобе, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 193, 199, 327, 328, 329 и 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда

определила:

решение Печенгского районного суда Мурманской области от 01 марта 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Ванеева Василия Павловича – без удовлетворения.

председательствующий

судьи