НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Ивановского областного суда (Ивановская область) от 19.01.2018 № 33-240/20

Судья Хрипунова И.Ю. Дело № 33-240/2020

(УИД 37RS0019-01-2018-001675-61)

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

5 марта 2020 г. г. Иваново

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда в составе председательствующего Миллер М.В.,

судей Земсковой Н.В., Чайки М.В.,

при помощнике судьи Бондаренко Ю.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Земсковой Н.В.,

дело по апелляционной жалобе Бирилло Николая Александровича на решение Советского районного суда г. Иваново от 28 января 2019 г. по делу № 2-86/2019 по исковому заявлению Бирилло Николая Александровича к Обществу с ограниченной ответственностью «СвязьСервис» о взыскании заработной платы, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛА:

Бирилло Н.А. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «СвязьСервис» (далее – ООО «СвязьСервис») об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда. Исковые требования мотивированы тем, что истец с 15 июня 2018 г. по 25 июля 2018 г. состоял в трудовых отношениях с ответчиком ООО «СвязьСервис» в должности мастера. Трудовые отношения надлежащим образом оформлены не были, письменный трудовой договор не заключен, приказ о принятии на работу не издавался. В указанный период по заданию ООО «СвязьСервис» истцом выполнены работы на общую сумму 37 700 руб., однако оплата за работу ответчиком не произведена. В этой связи истец с учетом заявления в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации просил установить факт трудовых отношений Бирилло Н.А. с ООО «СвязьСервис» в должности мастера в период с с 15 июня 2018 г. по 25 июля 2018 г., взыскать с ООО «СвязьСервис» задолженность по заработной плате в размере 39 200 руб., компенсацию морального вреда в сумме 30 000 руб.

Определением Советского районного суда г. Иваново от 19 декабря 2018 г. производство по делу по иску Бирилло Н.А. к ООО «СвязьСервис» об установлении факта трудовых отношений прекращено, в связи с отказом истца от заявленных требований в указанной части.

Решением Советского районного суда г. Иваново от 28 января 2019 г. в удовлетворение исковых требований Бирилло Н.А. к ООО «СвязьСервис» о взыскании заработной платы, компенсации морального вреда отказано.

С решением суда не согласен истец Бирилло Н.А., в апелляционной жалобе, ссылаясь на неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решение, обстоятельствам дела, нарушение норм материального и процессуального права, просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 22 апреля 2019 г. решение Советского районного суда г.Иваново от 28 января 2019 г. оставлено без изменения, апелляционная жалоба БириллоН.А. без удовлетворения.

Определением Второго кассационного суда общей юрисдикции Верховного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2019 г. апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 22 апреля 2019 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В заседании суда апелляционной инстанции истец Бирилло Н.А. поддержал апелляционную жалобу по доводам, изложенным в ней, представитель ответчика ООО «СвязьСервис» по доверенности Введенский И.Е. просил решение суда оставить без изменения по мотивам, приведенным в письменном отзыве на жалобу, полагая его законным и обоснованным.

Выслушав явившихся участников процесса, проверив материалы дела на основании ч.1 ст.327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия приходит к следующему.

ООО «СвязьСервис» согласно выписке из единого государственного реестра юридических лиц зарегистрировано в качестве юридического лица с 5 февраля 2010 г., основной вид деятельности – строительство жилых и нежилых зданий, дополнительные виды деятельности – производство электромонтажных работ, штукатурных работ, работы по устройству покрытий полов и облицовке стен, производство прочих отделочных и завершающих работ и т.д. Директором и единственным учредителем ООО «СвязьСервис» является ФИО5

Бирилло Н.А., обращаясь в суд с иском к ООО «СвязьСервис» о взыскании заработной платы, указывал, что в период с 15 июня 2018 г. по 25 июля 2018 г. работал у ответчика, был допущен к работе директором общества, соблюдал режим рабочего времени, по направлению организации и за счет предприятия проходил обучение, получал по выданной директором доверенности в интересах предприятия имущество в <адрес>, ездил по направлению и за счет работодателя в командировку в <адрес>, выполнял работы по монтажу распределительных сетей на объектах по адресам: <адрес>; <адрес>; <адрес>; <адрес>; <адрес>; выполнял работы по горизонтальному направленному бурению в <адрес>, в <адрес>.

При разрешении спора районный суд установил, что Бирилло Н.А. с 15 июня 2018 г. в ООО «СвязьСервис» с заявлением о приеме на работу не обращался, кадровых решений в отношении него общество не принимало, трудовой договор с ним не заключался, приказы о приеме Бирилло Н.А. на работу на постоянной основе и об увольнении с работы общество не издавало, соответствующие записи в его трудовую книжку не вносило.

Истец полагая, что между ним и ООО «СвязьСервис» фактически сложились трудовые отношения, ссылается на нарушение работодателем требований закона, выразившееся в невыплате заработной платы.

Разрешая спор, суд первой инстанции, с учетом оценки представленных сторонами доказательств и установленных по делу обстоятельств, руководствуясь положениями статей 15, 16, 22, 56, 67 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ), статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) пришел к выводу об отсутствии доказательств наличия трудовых отношений между истцом и ответчиком, факта выполнения заявленных истцом работ, в том числе в интересах ответчика, а так же объема и стоимости работ в указанном истцом размере, что явилось основанием для отказа в удовлетворение иска о взыскании заработной платы, компенсации морального вреда.

В апелляционной жалобе истец Бирилло Н.А. оспаривает выводы суда первой инстанции, полагая, что он был допущен к работе в ООО «СвязьСервис», трудовые отношения между сторонами возникли, однако заработная плата не выплачивалась, отсутствие заключенного трудового договора, приказа о приеме (переводе) не является основанием для отказа в иске, поскольку фактически работа в спорный период времени была выполнена истцом без нареканий со стороны работодателя.

Судебная коллегия не может согласиться с этими утверждениями апелляционной жалобы, указанные доводы были предметом рассмотрения районного суда и правомерно признаны несостоятельными по основаниям, подробно приведенными в мотивировочной части судебного решения. По существу, жалоба сводится к изложению обстоятельств, исследованных в первой инстанции, и к выражению несогласия заинтересованной стороны с оценкой доказательств, произведенной судом, правовых оснований к отмене решения суда не содержит.

Оснований для переоценки доказательств и иного применения норм материального права у судебной коллегии не имеется, так как выводы суда первой инстанции по делу основаны на юридически значимых обстоятельствах данного дела, правильно установленных судом в результате исследования и оценки всей совокупности представленных по делу доказательств с соблюдением требований статьи 67 ГПК РФ.

В целях обеспечения эффективной защиты работников посредством национальных законодательства и практики, разрешения проблем, которые могут возникнуть в силу неравного положения сторон трудового правоотношения, Генеральной конференцией Международной организации труда 15 июня 2006 г. принята Рекомендация № 198 о трудовом правоотношении (далее – Рекомендация МОТ).

В пункте 2 Рекомендации МОТ указано, что характер и масштабы защиты, обеспечиваемой работникам в рамках индивидуального трудового правоотношения, должны определяться национальными законодательством или практикой либо и тем, и другим, принимая во внимание соответствующие международные трудовые нормы.

Согласно пункту 9 Рекомендации МОТ для целей национальной политики защиты работников в условиях индивидуального трудового правоотношения существование такого правоотношения должно в первую очередь определяться на основе фактов, подтверждающих выполнение работы и выплату вознаграждения работнику, невзирая на то, каким образом это трудовое правоотношение характеризуется в любом другом соглашении об обратном, носящем договорный или иной характер, которое могло быть заключено между сторонами.

Пункт 13 Рекомендации МОТ называет признаки существования трудового правоотношения (в частности, работа выполняется работником в соответствии с указаниями и под контролем другой стороны; интеграция работника в организационную структуру предприятия; выполнение работы в интересах другого лица лично работником в соответствии с определенным графиком или на рабочем месте, которое указывается или согласовывается стороной, заказавшей ее; периодическая выплата вознаграждения работнику; работа предполагает предоставление инструментов, материалов и механизмов стороной, заказавшей работу).

В целях содействия определению существования индивидуального трудового правоотношения государства-члены должны в рамках своей национальной политики рассмотреть возможность установления правовой презумпции существования индивидуального трудового правоотношения в том случае, когда определено наличие одного или нескольких соответствующих признаков (пункт 11 Рекомендации МОТ).

В соответствии с ч. 1 ст. 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации ст. 2 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) относит в том числе свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается; право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.

Трудовые отношения – отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается (ст. 15 ТК РФ).

В силу ч. 1 ст. 16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с этим кодексом.

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (ч. 3 ст. 16 ТК РФ).

Статья 16 ТК РФ к основаниям возникновения трудовых отношений между работником и работодателем относит фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Данная норма представляет собой дополнительную гарантию для работников, приступивших к работе с разрешения уполномоченного должностного лица без заключения трудового договора в письменной форме, и призвана устранить неопределенность правового положения таких работников.

В статье 56 ТК РФ предусмотрено, что трудовой договор – соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Согласно ч. 1 ст. 61 ТК РФ трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено названным кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации или трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя.

Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами (ч. 1 ст. 67 ТК РФ).

Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, - не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом (ч. 2 ст. 67 ТК РФ).

Если физическое лицо было фактически допущено к работе работником, не уполномоченным на это работодателем, и работодатель или его уполномоченный на это представитель отказывается признать отношения, возникшие между лицом, фактически допущенным к работе, и данным работодателем, трудовыми отношениями (заключить с лицом, фактически допущенным к работе, трудовой договор), работодатель, в интересах которого была выполнена работа, обязан оплатить такому физическому лицу фактически отработанное им время (выполненную работу) (ч. 1 ст..67.1 ТК РФ).

Статьей 68 ТК РФ предусмотрено, что прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Содержание приказа (распоряжения) работодателя должно соответствовать условиям заключенного трудового договора.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (ч. 2 ст. 67 ТК РФ). При этом следует иметь в виду, что представителем работодателя в указанном случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения (ст. 16 ТК РФ) и на работодателя может быть возложена обязанность оформить трудовой договор с этим работником надлежащим образом.

Из приведенных выше нормативных положений трудового законодательства следует, что к характерным признакам трудового правоотношения, возникшего на основании заключенного в письменной форме трудового договора, относятся: достижение сторонами соглашения о личном выполнении работником определенной, заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя; подчинение работника действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда; возмездный характер трудового отношения (оплата производится за труд).

Обязанность по надлежащему оформлению трудовых отношений с работником (заключение в письменной форме трудового договора, издание приказа (распоряжения) о приеме на работу) нормами Трудового кодекса Российской Федерации возлагается на работодателя.

Вместе с тем само по себе отсутствие оформленного надлежащим образом, то есть в письменной форме, трудового договора не исключает возможности признания сложившихся между сторонами отношений трудовыми, а трудового договора – заключенным при наличии в этих отношениях признаков трудового правоотношения, поскольку к основаниям возникновения трудовых отношений между работником и работодателем закон (ч. 3 ст. 16 ТК РФ) относит также фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Цель указанной нормы – устранение неопределенности правового положения таких работников и неблагоприятных последствий отсутствия трудового договора в письменной форме, защита их прав и законных интересов как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, в том числе путем признания в судебном порядке факта трудовых отношений между сторонами, формально не связанными трудовым договором. При этом неисполнение работодателем, фактически допустившим работника к работе, обязанности оформить в письменной форме с работником трудовой договор в установленный ст. 67 ТК РФ срок может быть расценено как злоупотребление правом со стороны работодателя вопреки намерению работника заключить трудовой договор.

Таким образом, по смыслу статей 15, 16, 56, части 2 статьи 67 ТК РФ в их системном единстве, если работник, с которым не оформлен трудовой договор в письменной форме, приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным.

Следовательно, суд должен не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (трудового договора, гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 ТК РФ, был ли фактически осуществлен допуск работника к выполнению трудовой функции.

По данному делу юридически значимыми и подлежащими определению и установлению с учетом исковых требований Бирилло Н.А. и регулирующих спорные отношения норм материального права являлись следующие обстоятельства: было ли достигнуто соглашение между Бирилло Н.А. и директором ООО «СвязьСервис» или его уполномоченным представителем о личном выполнении Бирилло Н.А. работы по должности мастера, был ли допущен Бирилло Н.А. к выполнению этой работы директором ООО «СвязьСервис» или его уполномоченным представителем, выполнял ли Бирилло Н.А. работу в интересах, под контролем и управлением работодателя в период с 15 июня 2018 г. по 25 июля 2018 г., подчинялся ли Бирилло Н.А. действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка, выплачивалась ли ему заработная плата и в каком размере.

Суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства. Дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение (часть 1 статьи 327.1 ГПК РФ).

Между тем согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» (далее – постановление Пленума ВС РФ № 13), судам необходимо учитывать, что по смыслу ст. 327 ГПК РФ повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21).

Если в апелляционных жалобе, представлении имеется ссылка на дополнительные (новые) доказательства, судья-докладчик, исходя из требований абзаца второго части 2 статьи 327 ГПК РФ, излагает их содержание и ставит на обсуждение вопрос о принятии дополнительных (новых) доказательств с учетом мнения лиц, участвующих в деле (абзац первый пункта 28 постановления Пленума ВС РФ № 13).

В случае, когда непосредственно в судебном заседании суда апелляционной инстанции лицо заявило ходатайство о принятии и исследовании дополнительных (новых) доказательств, независимо от того, что в апелляционных жалобе, представлении оно на них не ссылалось, суд апелляционной инстанции рассматривает данное ходатайство с учетом мнения лиц, участвующих в деле и присутствующих в судебном заседании, и дает оценку характеру причин (уважительный или неуважительный) невозможности представления дополнительных (новых) доказательств в суд первой инстанции. В соответствии с абзацем вторым части 2 статьи 327 ГПК РФ суд апелляционной инстанции принимает дополнительные (новые) доказательства, если признает причины невозможности представления таких доказательств в суд первой инстанции уважительными (абзацы второй - четвертый пункта 28 постановления Пленума ВС РФ № 13).

Если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 ГПК РФ), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.

Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 2 части 1 статьи 330 ГПК РФ), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (пункт 29).

Согласно приведенным разъяснениям, суд апелляционной инстанции наделен процессуальными возможностями, которые позволяют ему с достаточной степенью достоверности установить обстоятельства, имеющие значение для дела. Поскольку судом первой инстанции не принимались исчерпывающие меры к определению и установлению обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, к правильному распределению между сторонами бремени доказывания юридически значимых обстоятельств и истребованию доказательств по факту наличия/отсутствия трудовых правоотношений между истцом и ответчиком, достижения соглашения между Бирилло Н.А. и директором ООО «СвязьСервис» о личном выполнении Бирилло Н.А. работ в ООО «СвязьСервис», допущении Бирилло Н.А. к выполнению работы директором ООО «СвязьСервис», выполнения Бирилло Н.А. работы в интересах, под контролем и управлением работодателя в спорный период, выплаты ему заработной платы, в то время как гражданское дело, собранное в районном суде не содержало необходимые доказательства для полного и всестороннего рассмотрения дела, судебная коллегия, сочла возможным в порядке оказания содействия истребовать и принять дополнительные (новые) доказательства, в том числе представленные истцом и ответчиком, а так же запрошенные судебной коллегией у иных лиц, не являющихся участниками судебного разбирательства.

Доводы апелляционной жалобы истца в части того, что он состоял в трудовых отношения с ООО «СвязьСервис», был допущен работодателем к выполнению работ, указанным в иске, в интересах работодателя, являются необоснованными и несостоятельными, поскольку опровергаются материалами дела.

Из искового заявления и пояснений Бирилло Н.А., данных в суде первой и апелляционной инстанции, усматривается, что Бирилло Н.А. и ФИО5 – директор ООО «СвязьСервис» были знакомы ранее 2018 г., в связи с выполнением Биррило Н.А. как работником ООО «ПМК-710» определенных видов работ для ООО «СвязьСервис». В апреле 2018 г. ФИО5 позвонил Бирилло Н.А. и сообщил ему, что имеет намерение заняться новым направлением в деятельности – горизонтальным направленным бурением (далее – ГНБ), предложил ему работать в ООО «СвязьСервис» после приобретения установки ГНБ, при этом условия работы и ее оплаты не обсуждались, из разговора Бирилло Н.А. понял, что работать ему предложили без официального трудоустройства, на что он не возражал, поскольку является пенсионером. В середине июня 2018 г. после телефонного разговора ФИО5 и Бирилло Н.А., последний пришел в офис ООО «СвязьСервис», где приступил к выполнению работ по поручению ФИО5 В период с 15 июня 2018 г. по 25 июля 2018 г. Бирилло Н.А. по направлению организации и за ее счет проходил обучение, получал по выданной директором ООО «СвязьСервис» доверенности в интересах организации имущество в <адрес>, ездил в командировку в <адрес> для получения приобретенной установки ГНБ, выполнял работы по монтажу распределительных сетей на объектах по адресам: <адрес>; <адрес>; <адрес>; <адрес>; <адрес>, выполнял работы по горизонтальному направленному бурению в д.<адрес>, в <адрес>. Истец так же пояснил, что он работал в ООО «СвязьСервис» в должности мастера по заданиям (либо кабель прокладывал, либо ездил в командировки), график работы с работодателем не оговаривался, на работу он приходил в период с 8 час. 00 мин. до 9 час. 00 мин. (в это время происходил развод бригад по объектам), работал в зависимости от наличия заданий до 15 час. 00 мин. – 17 час. 00 мин., выходные дни – суббота, воскресенье, на работу приходил по вызову ответчика в зависимости от наличия объема работы (заданий), имели место дни, когда на работу не выходил. Оплата была установлена сдельная, исходя из рыночных цен 30руб. за 1 метр проложенного кабеля, если были поездки, командировки, оплата рассчитывалась исходя из стоимости 1 час. – 100 руб., свыше 8 час. работы, 1 час. – 150 руб., должностной оклад ему не устанавливался.

Представитель ответчика ООО «СвязьСервис» в судебном заседании суда первой инстанции, апелляционной инстанции факт наличия трудовых отношений с Бирилло Н.А. и задолженности по заработной плате категорически отрицал, указывая, что Бирилло Н.А., будучи ранее знакомым с ФИО5, выполнял по его просьбе разовые поручения, в частиности по поездке в <адрес> для получения оборудования; кроме того, ФИО5 познакомил Бирилло Н.А. с ФИО12, который имел намерение приобрести установку ГНБ и искал специалистов для работы на данной установке.

В соответствии с трудовой книжкой на имя Бирилло Н.А. от 18 сентября 1995 г. Бирилло Н.А. 1 августа 2003 г. принят на работу в ООО «ПМК-710» начальником участка (приказ от 1 августа 2003 г.), уволен 13 ноября 2019 г. на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ по собственному желанию (приказ от 13 ноября 2019 г.). Трудовая книжка сведений (записей) о работе Бирилло Н.А. в ООО «СвязьСервис» в период с 15 июня 2018 г. по 25 июля 2018 г. не содержит.

Согласно штатному расписанию, табелю учета рабочего времени ООО «СвязьСервис» за июнь, июль 2018 г. должность мастера в организации отсутствует, имеются должности технический директор, начальник ПТО, инженер ПТО, инженер, кабельщик-спайщик, каменщик-штукатур, старший электромеханик, электромеханик, электромонтажник линейных сооружений телефонной связи, электромонтер линейных сооружений связи.

В соответствии с представленными ООО «СвязьСервис» трудовыми договорами, заключенными обществом с работниками ФИО6 (старший электромеханик, договор от 2 апреля 2012 г.), ФИО7 (каменщик-штукатур, договор от 4 февраля 2015 г.), ФИО2 (инженер, договор от 1 ноября 2011 г.), ФИО16 (электромонтер, договор от 3 сентября 2012 г.), ФИО2 (электромонтер, договор от 1 апреля 2011 г.), ФИО4 (электромонтер, договор от 1 ноября 2010 г.), ФИО3 (электромонтажник, договор от 2 июля 2012 г.), ФИО15 (кабельщик-спайщик, договор от 2 мая 2012 г.), сотрудникам ООО «СвязьСервис» установлена пятидневная рабочая неделя, суббота, воскресенье выходные дни, график работы с 8 час. 00 мин. до 17 час. 00 мин., перерыв с 12 час. 00 мин. до 13 час. 00 мин., за выполнение трудовых обязанностей устанавливается должностной оклад (тарифная ставка) согласно штатному расписанию (от 11200 руб. до 14700 руб.). Заработная плата выплачивается путем выдачи наличных денежных средств в кассе предприятия или путем перечисления на счет работника в банке каждые полмесяца.

Факт отсутствия в ООО «СвязьСервис» должности «мастер», строго установленного графика работы, который соблюдается вне зависимости от отсутствия объема работы (заданий), установление заработной платы в размере должностного оклада, отсутствия сдельной оплаты труда (в том числе исходя из расчета 30 руб. за 1 метр проложенного кабеля, исходя из расчета 100 руб. за 1 час., свыше 8 час. 150 руб. за 1 час.), а так же выплаты заработной платы наличными денежными средствами два раза в месяц подтверждены представленными документами, пояснениями представителя ответчика, показаниями свидетелей работников ООО «СвязьСервис» ФИО14 (инженер ПТО), ФИО6 (электромеханик, инженер), ФИО1 (главный бухгалтер).

Как следует из материалов дела, 1 июня 2018 г. между ООО «СвязьСервис» (арендодатель) и БириллоН.А. (арендатор) заключен договор аренды транспортного средства , согласно которому арендодатель передал арендатору во временное владение и пользование транспортное средство без экипажа и оказания услуг по управлению автомобилем и его технической эксплуатации: марка 3009А6 (Газель) гос.рег.знак , на срок с 1 июня 2018 г. по 31 декабря 2018 г., арендная плата за пользование автомобилем составляет 15000 руб. ежемесячно.

15 июня 2018 г. ООО «СвязьСервис» в лице директора ФИО5 на имя БириллоН.А. выдана доверенность, согласно которой он уполномочен получить в ПАО «Ростелеком» со склада в <адрес> у ФИО8 для ООО «СвязьСервис» оборудование: шкаф ШРНУ-9U в полной комплектации 92 шт., доверенность выдана сроком на 1 месяц.

Из пояснений истца Бирилло Н.А. следует и не оспаривается ответчиком, что КоролевВ.И. поручил ему съездить в <адрес> и получить оборудование – шкаф ШРНУ-9U в полной комплектации 92 шт., выдал доверенность на получение этого оборудования, а так же до поездки произвел оплату за выполнение данной услуги в размере 2000 руб. Бирилло Н.А. по своей инициативе для оказания помощи при погрузке/разгрузке оборудования пригласил своего знакомого ФИО5, с которым за работу расплачивался самостоятельно. В <адрес> Бирилло Н.А. ездил два раза – 15 и 18 июня 2018 г., за получение и передачу оборудования нигде не расписывался, после этой поездки он транспортное средство вернул в ООО «СвязьСервис», больше им не пользовался.

Свидетель ФИО1 (главный бухгалтер) пояснила, что в 2018 г. по устному поручению директора ООО «СвязьСервис» ФИО5 она оформляла доверенность на имя Бирилло Н.А. для получения оборудования в ПАО «Ростелеком» в <адрес>, оплата Бирилло Н.А. за указанные услуги через бухгалтерию не производилась, топливная карта не выдавалась. Поскольку она с 2011 г. занимается так же и кадровыми вопросами общества, то достоверно знает, что Бирилло Н.А. сотрудником ООО «СвязьСервис» никогда не являлся, какая-либо оплата в виде заработной платы, по договорам гражданско-правового характера ему не производилась. Оформление доверенности от имени общества для получения товарно-материальных ценностей по договоренности с руководителем на имя иных лиц, не являющихся сотрудниками ООО «СвязьСервис», в организации практикуется.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что Бирилло Н.А. по просьбе директора ООО «СвязьСервис» оказывал возмездные услуги по получению оборудования в <адрес>, которые носили разовый характер, данные работы были оплачены лично ФИО5 (а не за счет ООО «СвязьСервис»), до их фактического оказания (полная предоплата), при этом по инициативе истца к выполнению данных работ привлекалось иное лицо, не являющееся сотрудником ООО «СвязьСервис», услуги которого оплачивались лично Бирилло Н.А., с использованием арендованного транспортного средства, что не соответствует признакам трудовых правоотношений, в виду чего оформление доверенности на имя Бирилло Н.А. в целях получения оборудования о наличии трудовых отношений с ответчиком не свидетельствует.

Согласно рамочному договору от 14 мая 2018 г., заключенному между ПАО «Ростелеком» (заказчик) и ООО «СвязьСервис» (подрядчик), на основании подписанных сторонами заказов (заданий на выполнение работ) подрядчик обязуется выполнить работы, включая обеспечение строительно-монтажные работы материалами, в соответствии с условиями настоящего договора и проектной документацией, а так же соответствующего заказа, заказчик обязуется принять результаты работ и оплатить в соответствии с условиями договора. Работы выполняются на площадках, адреса которых указываются в заказах.

В соответствии с актами приемки законченного строительством объекта от 1 августа 2018 г. , от 20 августа 2018 г. , подписанных ООО «СвязьСервис» и ПАО «Ростелеком», ООО «СвязьСервис» выполнены работы по монтажу распределительных сетей на площадках по адресам: <адрес>.

Наряды-допуски на производство работ в местах действия опасных или вредных факторов ООО «СвязьСервис», представленных в материалы дела, содержат сведения о времени, месте проведения работ, а также поименный список исполнителей работ:

- наряд от 13 июня 2018 г. выдан руководителю работ инженеру ПТО ФИО2 на проведение строительно-монтажных работ на АТС-Станционная и в кабельной канализации ПАО «Ростелеком» по адресам: <адрес>, начало работ 9 час. 00 мин. 13 июня 2018 г., окончание работ 18 час. 00 мин. 30 июня 2018 г. Состав исполнителей: ФИО2, ФИО3, ФИО2, ФИО4 Наряд-допуск выдал инженер ПТО ФИО14;

- наряд от 15 июня 2018 г. выдан руководителю работ ст.электромеханику ДроздуА.Б. на проведение строительно-монтажных работ в кабельной канализации и на АТС – 237 по объектам: <адрес>, начало работ 9 час. 00 мин. 15 июня 2018 г., окончание работ 18 час. 00 мин. 15 июля 2018 г. Состав исполнителей: ФИО6, ФИО15, ФИО16, ФИО7 Наряд-допуск выдал инженер ПТО ФИО14;

- наряд от 17 июня 2018 г. выдан руководителю работ электромонтажнику ФИО17 на проведение строительно-монтажных работ в кабельной канализации и на ПС-Спортивная, по объектам: <адрес>, начало работ 9 час. 00 мин. 17 июня 2018 г., окончание работ 18 час. 00 мин. 17 июля 2018 г. Состав исполнителей: ФИО17, ФИО18, ФИО19, ФИО20 Наряд-допуск выдал инженер ПТО ФИО14;

- наряд от 3 июля 2018 г. выдан руководителю работ ст.электромеханику ФИО6 на проведение строительно-монтажных работ на АТС-Пустошь бор и кабельной канализации ПАО «Ростелеком» по адресам: <адрес>,2,3), начало работ 9 час. 00 мин. 3 июля 2018 г., окончание работ 18 час. 00 мин. 3 августа 2018 г. Состав исполнителей: ФИО6, ФИО15, ФИО16, ФИО7 Наряд-допуск выдал инженер ПТО ФИО14;

- наряд от ДД.ММ.ГГГГ выдан руководителю работ инженеру ПТО ФИО2 на проведение строительно-монтажных работ на АТС-Пустошь бор и в кабельной канализации ПАО «Ростелеком» по адресам: <адрес>, начало работ 9 час. 00 мин. 12 июля 2018 г., окончание работ 18 час. 00 мин. 12 августа 2018г. Состав исполнителей: ФИО2, ФИО3, ФИО2., ФИО4 Наряд-допуск выдал инженер ПТО ФИО14

Допрошенный по ходатайству истца в качестве свидетеля ФИО14 (инженер ПТО) пояснил, что знает Бирилло Н.А. с 2012 г. как сотрудника иной организации, которая выполняла определенные работы для ООО «СвязьСервис». Бирилло Н.А. в ООО «СвязьСервис» в июне-июле 2018 г. не работал. Сотрудниками ООО «СвязьСервис» выполнялись работы по монтажу распределительных сетей по адресам: <адрес>, в виду чего ФИО14 как инженер ПТО выдал наряды на выполнение работ руководителям работ. Свидетель ни Бирилло Н.А., ни ФИО21 нарядов на выполнение работ и проекты, в том числе по адресам: <адрес>, не выдавал, на указанных объектах истца не видел.

Допрошенный по ходатайству истца в качестве свидетеля ФИО6 (электромеханик, инженер) пояснил, что знаком с Бирилло Н.А. по совместной работе в Ростелекоме до 2012г. Бирилло Н.А., ФИО21 в ООО «СвязьСервис» в июне-июле 2018 г. не работали. ФИО6 в составе бригады ООО «СвязьСервис» выполнял работы по монтажу распределительных сетей по адресам: <адрес>. Бригада выполняет на объекте все работы в полном объеме и внутри, и снаружи, а не частями. Ни с БириллоН.А., ни с ФИО21 свидетель на каких-либо объектах при выполнении работ по монтажу распределительных сетей совместно не работал и не встречался. ФИО6 вместе с Бирилло Н.А. в <адрес> не работал. Сведениями о приобретении ООО «СвязьСервис» установки ГНБ не располагает, он в составе бригады на такой установке никогда не работал ни в <адрес>, ни в <адрес>.

Допрошенный по ходатайству истца в качестве свидетеля судом первой инстанции ФИО9 пояснил, что знает истца по совместной работе в ООО «ПМК-710», со слов Бирилло Н.А. знает, что он в 2014-2015 г.г. где-то подрабатывал в какой-то организации по связи, был ли Бирилло Н.А. там официально трудоустроен, какую он получал зарплату свидетель не знает.

Допрошенный по ходатайству истца в качестве свидетеля судом первой инстанции ФИО10 пояснил, что работает в ЖЭК-3 сантехником, в июне-июле поступила заявка о необходимости предоставления доступа в подвал <адрес>, для проведения работ по прокладке какого-то кабеля. Среди бригады, которая выполняла работы, был Бирилло Н.А. Какая организация выполняла работы, сколько человек было в бригаде, кем в этой бригаде был Бирилло Н.А. свидетель не знает. Свидетель запомнил только БириллоН.А., с которым он обменялся номерами телефона и потом периодически созванивался.

Допрошенный по ходатайству истца в качестве свидетеля ФИО11 пояснил, что знает истца по совместной работе в Ростелеком, в ООО «ПМК-710». Бирилло Н.А. в 2014 г. хотел перейти работать в ООО «СвязьСервис», которое строило объект в <адрес>. Как долго он там работал и был ли трудоустроен официально, свидетель не знает. Со слов Бирилло Н.А. свидетелю известно, что Бирилло Н.А., ФИО21 после 2014 г. также работали в ООО «СвязьСервис», однако в какой период времени они там работали, были ли они там официально трудоустроены, в какой должности работали, какие работы выполняли, на каких объектах, условия работы, вид заработной платы (сдельная или по окладам), ее размер свидетель не знает.

Согласно договору на строительно-монтажные работы (рамочному) от 20 июля 2017 г., заключенному между ПАО «Ростелеком» (заказчик) и ООО «СвязьСервис» (подрядчик), подрядчик обязуется выполнить работы на основании проектной документации, включая обеспечение работ материалами, постановку охранных зон построенного в грунте кабеля на кадастровый учет/или оформление договоров на право прохода по линиям электро-передач (при необходимости), монтаж оборудования заказчика и пусконаладочным работам в сроки, определенные в приложение к заказу (разовое задание на выполнение строительно-монтажных работ), в соответствии с условиями настоящего договора и проектной документации, а заказчик обязуется принять и оплатить выполненные работы, в соответствии с условиями договора. Подрядчик вправе привлечь третьих лиц к исполнению своих обязанностей по настоящему договору.

Между ООО «СвязьСервис» (заказчик) и ООО «ПИК» (исполнитель) 10 января 2018 г. заключен договор строительного подряда , по условиям которого исполнитель обязуется выполнить строительные работы (монтаж футляров д.90мм-11мм в одну труду под кабель методом ГНБ), согласно представляемому заказчиком проекту, а заказчик обязуется создать исполнителю необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и оплатить обусловленную договором сумму. Работы, предусмотренные договором, выполняются в период с 10 января 2018 г. по 31 декабря 2018 г.

ООО «ПИК» в рамках договора строительного подряда от 10 января 2018 г. по заказу ООО «СвязьСервис» выполнены работы по прокладке футляра протяженностью 105 метров, 45 метров, 58 метров с применением метода ГНБ по адресу <адрес>, что подтверждается актом ООО «ПИК» от 3 июля 2018 г., актом ООО «ПИК» от 3 июля 2018 г., актом ООО «ПИК» от 3 июля 2018 г., счетом-фактурой ООО «ПИК» от 3 июля 2018 г., счетом-фактурой ООО«ПИК» от 3 июля 2018 г., счетом-фактурой ООО «ПИК» от 3 июля 2018 г., справками о стоимости выполненных работ и затрат от 3 июля 2018г., актами о приемке выполненных работ от 3 июля 2018 г., актом сверки взаимных расчетов между ООО «СвязьСервис» и ООО «ПИК», платежными поручениями от 10 октября 2018 г., от 19 декабря 2018 г., от 9 апреля 2018 г., от 21 сентября 2018 г., от 18 сентября 2018 г.

В соответствии с актом о приемке выполненных работ от 25 июня 2018 г., подписаным ООО «СвязьСервис» и ПАО «Ростелеком», ООО«СвязьСервис» выполнены строительные работы по прокладке оптического кабеля в <адрес>.

Согласно справке ПАО «Ростелеком», выданной и подписанной начальником Тейковского межрайонного центра технической эксплуатации телекоммуникаций ФИО24, подрядной организацией, выполняющей работы по строительству линии связи Тейково-Зиново было ООО «СвязьСервис», кто конкретно выполнял данные работы, состав бригад неизвестен, сведений о взаимоотношениях Бирилло Н.А. с ООО «СвязьСервис» не имеется, выполнял ли работы Бирилло Н.А. неизвестно. Изначально Бирилло Н.А. была выдана справка о выполнении работ по заглублению кабеля соединительной линии Зиново методов ГНБ длиной 20 метров только в целях подтверждения факта отсутствия претензий со стороны ПАО «Ростелеком» о глубине закладки кабеля на определенном участке.

Между ООО «СвязьСервис» (заказчик) и ООО «Альфа СпецТранс» (подрядчик) 3 августа 2018 г. заключен договор подряда № б/н, по условиям которого заказчик поручает, а подрядчик обязуется выполнить работы по бетраншейной прокладке трубопроводов канализации связи из полиэтиленовых труб методом ГНБ по адресу: сельское поселение <адрес>, заказчик обязуется создать исполнителю необходимые условия для выполнения работ, принять результат работ и оплатить их. Срок начала работ – три дня с даты поступления авансового платежа на расчетный счет подрядчика, окончание работ – до полного выполнения всех обязательств по договору.

ООО «Альфа СпецТранс» в рамках договора подряда № б/н от 3 августа 2018 г. по заказу ООО «СвязьСервис» выполнены работы по прокладке трубопроводов канализации связи из полиэтиленовых труб методом ГНБ по адресу: сельское поселение <адрес>, что подтверждается платежными поручениями от 3 августа 2018г., от 16 августа 2018г., актом сверки ООО «СвязьСервис» и ООО «Альфа СпецТранс»

Согласно договору от 14 марта 2017 г., заключенному между ПАО «Ростелеком» (заказчик) и ООО «Альфа-Строй» (подрядчик), на основании подписанных сторонами заказов (задание на выполнение работ) подрядчик обязуется выполнить работы, включая обеспечение СМР материалами, в соответствии с условиями настоящего договора и документации для выполнения строительно-монтажных работ, а также соответствующего заказа, а заказчик обязуется принять результат работ и оплатить в соответствии с условиями договора.

В соответствии с актом о приемке выполненных работ от 5 сентября 2018 г., подписаным ООО«Альфа-Строй» и ПАО «Ростелеком», ООО «Альфа-Строй» выполнены строительные работы по прокладке оптического кабеля в <адрес>.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что ООО «СвязьСервис» действительно выполняло работы по монтажу распределительных сетей по адресам: <адрес>, однако данные работы были выполнены силами сотрудников ООО «СвязьСервис», без привлечения иных лиц; работы по горизонтальному направленному бурению в д.<адрес>, в <адрес> выполнялись ООО «СвязьСервис» путем привлечения третьих лиц субподрядчиков – ООО «ПИК», ООО «Альфа СпецТранс», сотрудники которых выполняли данные работы. При этом в материалах дела отсутствуют какие-либо письменных доказательства, показания свидетелей, подтверждающие факт непосредственной занятости истца БириллоН.А. выполнением работ, указанных им в иске.

Относительно доводов апелляционной жалобы истца о приобретении ООО «СвязьСервис» установки ГНБ, направлении Бирилло Н.А. в командировку в <адрес>, судебная коллегия отмечает следующее.

Согласно договору купли продажи от 21 июня 2018 г., заключенному между ООО «Евротелеком» (продавец), ООО «Владимирская лизинговая компания» (покупатель), ООО «СвязьСервис» (лизингополучатель), продавец обязуется передать в собственность покупателя технику (установка для горизонтального направленного бурения на гусеничном ходу <данные изъяты>, 2015 года выпуска), а покупатель обязуется принять товар и уплатить за него сумму, предусмотренную договором в размере 4980000 руб. Покупатель приобретает товар для передачи его в финансовую аренду лизингополучателю по заключенному между ними договору финансовой аренды (пункты 1.1, 1.2 договора).

В соответствии с п.3.1 договора купли-продажи от 21 июня 2018 г. покупатель оплачивает 4980000 руб. в течение 5 дней после предъявления продавцом паспорта самоходной машины на товар с отметкой органов технического надзора о постановке на учет товара на имя продавца и отметкой о снятии товара с учета, но не ранее принятия Управлением Росреестра по Ивановской области на регистрацию в Едином государственном реестре недвижимости договора ипотеки (залога недвижимого имущества) между покупателем и гражданином РФ ФИО12, 29 января 1972 года рождения, именуемым в дальнейшем Залогодателем, заключаемого в обеспечение Договора лизинга и не ранее получения авансового платежа по договору лизина от 21 июня 2018 г.

Срок поставки товара продавцом по предварительному согласованию с покупателем и лизингополучателем 10 рабочих дней с даты подписания лизингополучателем акта осмотра товара и получением платежа от покупателя, согласно п. 3.1 договора. Допускается досрочная поставка. Поставка товара осуществляется продавцом путем его передачи лизингополучателю на складе продавца по адресу: <адрес> (пункты 4.1, 4.2 договора).

Разделом 6 договора купли-продажи установлена гарантия продавца на товар, которая действует в течение 12 месяцев с даты подписания акта сдачи-приемки товара или 1000 м/ч наработки в зависимости от того, какое из условий наступит ранее.

21 июня 2018 г. между ООО «Владимирская лизинговая компания» (лизингодатель) и ООО «СвязьСервис» (лизингополучатель) заключен договор лизинга , согласно которому лизингодатель обязуется предоставить лизингополучателю технику (установка для горизонтального направленного бурения на гусеничном ходу <данные изъяты>, 2015 года выпуска) за плату во временное владение и пользование, а лизингополучатель обязуется выплачивать лизинговые платежи в соответствии с графиком платежей – приложение к договору лизинга.

21 июня 2018 г. между ООО «Владимирская лизинговая компания» (залогодержатель) и ФИО12 (залогодатель) заключен договор об ипотеке (залог недвижимости) , согласно которому залогодатель передает в залог залогодержателю объект недвижимости – нежилое помещение, общей площадью 119,6 кв.м., расположенное по адресу <адрес>, пом. 1001, оценочной стоимостью 3735000 руб., в обеспечение исполнения обязательств ООО «СвязьСервис», возникших на основании договора лизинга от 21 июня 2018 г. Договор зарегистрирован Управлением Росреестра по Ивановской области.

В соответствии с актом приема-передачи по договору , актом сдачи-приемки товара к договору купли-продажи , товарной накладной от 10 июля 2018 г., счетом-фактурой от 10 июля 2018 г. ФИО12, действуя на основании доверенности от 4 июля 2018 г., выданной ООО «СвязьСервис», получил в ООО«Евротелеком» 10 июля 2018г. товар – установку для горизонтального направленного бурения на гусеничном ходу <данные изъяты>, дополнительные принадлежности основной машины, буровой инструмент.

17 июля 2018 г. между ООО «СвязьСервис» (арендодатель) и ФИО12 (арендатор) заключен договор аренды , согласно которому арендодатель передал арендатору во временное владение и пользование транспортное средство (самоходная установка ГНБ) без экипажа и оказания услуг по управлению автомобилем и его технической эксплуатации: <данные изъяты>, 2015 года выпуска, регистрационный знак – тип 3, код 37, серия , на срок с 17 августа 2018 г. по 31 декабря 2018 г., арендная плата за пользование автомобилем составляет 153356 руб. ежемесячно, вносится не позднее 1 числа каждого месяца, следующего за расчетным. Транспортное средство будет использоваться арендатором в личных целях.

Допрошенный в качестве свидетеля ФИО12 пояснил, что в 2018 г. решил заняться деятельностью по горизонтальному направленному бурению и приобрести установку ГНБ. Поскольку он как физическое лицо данную технику в лизинг приобрести не имел возможности, то обратился за помощью к ранее знакомому ФИО5 директору ООО «СвязьСервис», который согласился в интересах ФИО12 заключить с ООО «Владимирская лизинговая компания» договор лизинга в отношении установки ГНБ. Кроме того, ФИО5 познакомил ФИО12 с Бирилло Н.А. как специалистом в области горизонтального направленного бурения, который выразил желание работать в данном направлении после приобретения необходимой техники. ФИО12 заказал в <адрес> установку ГНБ, и в дальнейшем по договору купли продажи от 21 июня 2018 г., заключенному между ООО «Евротелеком» (продавец), ООО «Владимирская лизинговая компания» (покупатель), ООО «СвязьСервис» (лизингополучатель), была приобретена установка для горизонтального направленного бурения на гусеничном ходу Hanlyma HL 518D, 2015 года выпуска. В связи с тем, что изначально установка приобреталась для ФИО12, то по договору купли-продажи и договору лизинга ФИО12 в залог передал принадлежащее ему на праве собственности нежилое помещение, общей площадью 119,6 кв.м., расположенное по адресу <адрес>, договор залога был зарегистрирован Управлением Росреестра по Ивановской области. Оплату стоимости данной установки производит ФИО12 путем перечисления денежных средств в ООО «СвязьСервис» в размере лизинговых платежей, которые ООО «СвязьСервис» затем перечисляет в ООО «Владимирская лизинговая компания». Установка ГНБ находится в фактическом владении и пользовании ФИО12, ООО «СвязьСервис» данную установку не использовало в своей деятельности. В июле 2018 г. ФИО12 совместно с Бирилло Н.А. ездил в <адрес> для оформления необходимых документов и получения установки ГНБ, все расходы по поездке оплачивал ФИО12, в том числе стоимость билетов, проживание в гостинице, транспортные расходы по перевозке установки и другие необходимые расходы. Между ФИО12 и Бирилло Н.А. была договоренность, что Бирилло Н.А. будет работать на данной установке ГНБ, оплата предполагалась сдельная, исходя из стоимости 1 метра проложенного кабеля, однако для работы на установке требовались еще работники 2-3 человека, которых надо было найти и обучить. После доставки установки ГНБ из <адрес> в <адрес>, было совершено две попытки осуществления деятельности с использованием установки ГНБ в <адрес> и в <адрес>. Бирилло Н.А. самостоятельно по своей инициативе приглашал несколько человек для работы на установке ГНБ, которых ФИО12 не знал, но производил им оплату, в частности Трефилову в размере 5000 руб., который показывал остальным лицам, как техника работает. Работы в <адрес> были выполнены не качественно, денежные средства за работу заказчик не заплатил, в <адрес> выехали, но к выполнению работ не приступили. ФИО12 денежные средства Бирилло Н.А. не заплатил, так как работы на установке ГНБ не были выполнены; по мнению свидетеля, Бирилло Н.А. не является специалистов в этой области, не умеет работать на установке ГНБ.

В обоснование показаний свидетеля ФИО12 в части несения расходов по поездке в <адрес> представителем ответчика представлены маршрутные квитанции, квитанции об оплате сервисного сбора, выписка ОАО «Альфа Банк» по счету ФИО12, чек по операции о переводе денежных средств за транспортную грузоперевозку техники, переданные ему ФИО12

Свидетель ФИО1 (главный бухгалтер) пояснила, что в июле 2018 г. ООО«СвязьСервис» приобрело установку ГНБ, которая по договору аренды передана ФИО12., который производит арендные платежи в размере лизинговых платежей, а общество перечисляет эти денежные средства в лизинговую компанию. О выполнении сотрудниками общества каких-либо работ с использованием установки ГНБ, так же как и о заключение обществом договоров на производство работ с использованием данной техники свидетелю не известно. ООО«СвязьСервис» сотрудников в командировку в <адрес> для получения техники не направляло, ни командировочные, ни транспортные расходы не оплачивало ни сотрудникам, ни посторонним лицам.

Допрошенный по ходатайству истца в качестве свидетеля судом первой инстанции ФИО13 пояснил, что знает Бирилло Н.А. по совместной работе в ООО «ПМК-710», они иногда встречаются и общаются. Со слов Бирилло Н.А. свидетель знает, что он работал в организации «СвязьСервис», летом организация получила новую машину ГНБ. БириллоН.А. пригласили свидетеля обучить людей работе на этой машине. Оплату за работу производил Бирилло Н.А. в размере 1500 руб., с руководством организации свидетель не общался, никакой договор с ним на выполнение работ не заключался. Был ли БириллоН.А. официально трудоустроен в данной организации, кем он там работа, какую он выполнял работу, получал ли зарплату свидетелю не известно.

Допрошенный по ходатайству истца в качестве свидетеля ФИО22 пояснил, что работает у индивидуального предпринимателя ФИО25, который занимается грузоперевозками, выполнял заказ о транспортировке техники из <адрес> в <адрес>. Свидетель подъехал по указанному адресу в <адрес>, где находилась техника, краном ему загрузили эту технику, Бирилло Н.А. сел в машину к свидетелю, и сопровождал технику до места назначения. После выгрузки техники руководитель организации Бирилло Н.А. подписал документы.

В суде апелляционной инстанции истец Бирилло Н.А. пояснил, что с ФИО12 его познакомил ФИО5 в офисе ООО «СвязьСервис», истец воспринимал его как компаньона ФИО5, но как представили ФИО12, он не помнит, при этом ФИО5 сказал, что ФИО12 финансирует приобретение техники – установки ГНБ. В <адрес> Бирилло Н.А. ездил совместно с ФИО12, никто из сотрудников ООО «СвязьСервис» с ними не ездил, оплачивал все расходы по командировке в <адрес>ФИО12, в том числе стоимость билетов, проживание в гостинице, питание, транспортные и прочие расходы, но заработная плата из расчета 2000 руб. в день за этот период ему не оплачена. При поездках в <адрес> и в <адрес> для осуществления работ с использованием установки ГНБ БириллоН.А. приглашал по своей инициативе ФИО21, ФИО13, которых знал по совместной работе в Телекоме. Поскольку ФИО13 ранее работал на аналогичной технике, то БириллоН.А. пригласил его, чтоб он показал, как установка ГНБ работает, а так же научил его и ФИО21 работать на ней. Бирилло Н.А. предполагал, что ФИО21 в дальнейшем станет его напарником по работе на установке ГНБ. Бирилло Н.А. заплатил за услуги ФИО13 1500 руб., ФИО12 так же производил оплату услуг ФИО13 Услуги ФИО13 потребовались, поскольку он работал на такой технике китайского производства, а Бирилло Н.А. работал ранее на технике американского производства, кроме того он не разбирается в механике, а занимается только электроникой, его знаний и умений не хватало для работы на этой технике, он делал, что мог. В <адрес> и в <адрес> при осуществление работ с использованием установки ГНБ присутствовали и ФИО12, и ФИО5

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что ООО «СвязьСервис» в командировку в <адрес> Бирилло Н.А. не направляло, расходы, связанные с поездкой в <адрес>, в том числе по проживанию, питанию, по перевозке груза (техники) не оплачивало.

Проанализировав все собранные по делу доказательства (пояснения сторон, показания свидетелей, договоры, наряды, проекты на выполнение работ, платежные документы), в их совокупности и взаимосвязи с другими имеющимися в деле доказательствами, с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, судебная коллегия приходит к выводу, что между Бирилло Н.А. и ООО «СвязьСервис» соглашение о выполнении истцом работ в должности мастера или какой-либо иной должности достигнуто не было, Бирилло Н.А. к выполнению работ директором ООО «СвязьСервис» и иным уполномоченным лицом не допускался, работу в интересах, под контролем и управлением работодателя или уполномоченного лица в спорный период не выполнял, действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка не подчинялся.

При этом суд, в силу ст. 67 ГПК РФ, судебная коллегия считает указанные выше письменные доказательства (договоры, наряды на выполнение работ и т.д.) относимыми, допустимыми и достоверными доказательством по делу, поскольку истцом не представлено суду каких-либо доказательств, свидетельствующих о фальсификации данных документов.

Показания свидетелей ФИО14, ФИО6, ФИО1, ФИО12 последовательны, стабильны, согласуются и объективно подтверждаются другими доказательствами по делу, оснований не доверять показаниям указанных свидетелей у суда не имеется, свидетели предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний; данных, объективно подтверждающих, что свидетельские показания не соответствуют действительности, не установлено. Сам по себе факт того, что ФИО14, ФИО6, ФИО1 являются сотрудниками ООО «СвязьСервис» безусловно не свидетельствует о недостоверности и недопустимости указанных доказательств.

Не усматривает судебная коллеги оснований не доверять и показаниям свидетелей ФИО9, ФИО10, ФИО11, ФИО13, однако в большей части указанным лицам обстоятельства занятости истца выполнением работ известны со слов самого Бирилло Н.А., показания свидетелей носят характер общих сведений, не содержат каких-либо конкретных сведений о занятости Бирилло Н.А. в спорный период времени в определенной организации (с учетом его официального трудоустройства в спорный период времени в ООО «ПМК-710»), выполнением конкретных работ. При отсутствие иных доказательств занятости истца именно в ООО «СвязьСервис» выполнением указанных им работ, с учетом доказательств, представленных ответчиком, показаний иных свидетелей, показания свидетелей ФИО9, ФИО10, ФИО11, ФИО13 являются явно недостаточными для установления факта трудовых отношений Бирилло Н.А. с ООО «СвязьСервис», выполнения им работ в интересах указанной организации, взыскании заработной платы. Истцом явка свидетеля ФИО21 в судебное заседание не обеспечена, в связи с злоупотреблением им алкоголем, нахождением в запое.

Утверждения истца о выполнении им заявленных в иске работ, в том числе по монтажу распределительных сетей на объектах по адресам: <адрес>; <адрес>; <адрес>; <адрес>; <адрес>, работы по горизонтально­му направленному бурению в <адрес>, в <адрес>, опровергается совокупностью представленных доказательств, из которых с очевидностью следует, что работы по горизонтальному направленному бурению в <адрес>, в <адрес> силами и сотрудниками ООО «СвязьСервис» не выполнялись вовсе, поскольку по договорам субподряда выполнялись иными юридическими лицами; работы на объектах по адресам: <адрес>; <адрес>; <адрес>; <адрес>; <адрес>, выполнялись бригадами сотрудников ООО «СвязьСервис». Неубедительными являются и пояснения истца о выполнении им единолично работ по монтажу распределительных сетей на объектах по адресам: <адрес>; <адрес>; <адрес>; <адрес>; <адрес>, в то время как по сведениям ООО «СвязьСервис» данные работы выполнялись бригадой в составе 4 сотрудников разных специальностей (электромеханик, кабельщик-спайщик, каменщик-штукатур, электромонтер линейных сооружений). Указанный истцом график работы в ООО «СвязьСервис» не соответствует установленному графику работы сотрудников ООО «СвязьСервис», так же как и форма оплаты труда – сдельная, в то время как в обществе применяется оплата труда в соответствии с должностными окладами; каких-либо сведений об установлении для сотрудников ООО «СвязьСервис» в индивидуальном порядке свободного графика работы, отличной от установленной в обществе формы отплаты труда, согласованной с руководством общества, в том числе персонально и для истца, не имеется.

Сам по себе факт осведомленности о выполнении ООО «СвязьСервис» работ по монтажу распределительных сетей по указанным в иске адресам, представление им ряда проектов – схем домовой распределительной сети, которые не содержат таких реквизитов официальных документов как печать организации и подписи должностных лиц, безусловно, не свидетельствует о выполнении работ, указанных в данных проектах, именно БириллоН.А. При этом судебная коллегия учитывает, что Бирилло Н.А. на протяжении длительного времени занимается деятельностью в сфере связи (строительство, монтаж распределительных сетей, волоконно-оптических линий связи, линейно-кабельных сооружений и т.д.), знаком и поддерживает отношения как с работниками ООО «ПМК-710», так и сотрудниками ООО «СвязьСервис», неоднократно общался с ФИО5, бывал в офисе ООО «СвязьСервис», оказывал по просьбе ФИО5 услуги по доставке оборудования, арендовал транспортное средство в ООО «СвязьСервис», что в целом не исключает возможность получения истцом сведений о выполнении организацией соответствующих работ на конкретных объектах.

Заблуждение истца Бирилло Н.А. относительно обстоятельств и целей приобретения и использования установки ГНБ, в том числе о статусе ФИО12, который не является ни соучредителем, ни должностным лицом ООО «СвязьСервис», основанием для установления факта трудовых отношений с ООО «СвязьСервис» не является. Как следует из материалов дела и не оспаривается истцом поездка в <адрес> за получением установки ГНБ финансировалась в полном объеме ФИО12, который оплачивает так же и стоимость данной установки, о чем истцу было достоверно известно, что следует из его пояснений. Выполнение истцом работ на данной установке ГНБ осуществлялось с разрешения и ведома ФИО12 как арендатора данной установки, в его интересах и под его контролем, о чем в частности свидетельствует и тот факт, что установка находилась не на территории офиса, склада ООО «СвязьСервис», а на территории ФИО12 в <адрес>, от куда она загружалась на транспортное средство для доставки к месту предполагаемого выполнения работ, а после работ туда же возвращалась.

Судебная коллегия так же отмечает, что из пояснений истца Бирилло Н.А. на протяжение всего судебного разбирательства следует, что в разговорах Бирилло Н.А. с ФИО5 речь изначально шла о выполнении работ именно на установке ГНБ после ее приобретения, а не о выполнении работ по монтажу распределительных сетей, несмотря на то, что истец указывал, что он выполнял такие работы.

Не являются основанием для отмены решения суда и установления факта трудовых отношений между ООО «СвязьСервис» и Бирилло Н.А. и обстоятельства прохождения им обучения в ФГАОУ ДПО «Ивановский ЦППК» по направлению ООО «СвязьСервис».

Так, действительно, Бирилло Н.А. в период с 8 мая 2018 г. по 19 июня 2018 г. проходил обучение в ФГАОУ ДПО «Ивановский ЦППК» на основании заявки ООО «СвязьСервис» от 10 мая 2018 г. и договора на оказание платных образовательных услуг по подготовке водителей транспортных средств от 11 мая 2018 г., заключенного между ФГАОУ ДПО «Ивановский ЦППК» и ООО «СвязьСервис», по которому произведена оплата в размере 10500 руб. (аванс 50%).

Из сообщения ФГАОУ ДПО «Ивановский ЦППК» от 12 декабря 2018 г. следует, что Бирилло Н.А. теоретический курс обучения прошел полностью, практический курс – в количестве 18 часов из 24 часов по программе, обучение не закончил.

В заявление ООО «СвязьСервис» от 10 мая 2018 г. на имя директора ФГАОУ ДПО «Ивановский ЦППК» указано, что ФИО5, директор ООО «СвязьСервис» просил обучить работника организации Бирилло Н.А. водительской категории «СЕ» (управление грузовым автотранспортом с прицепом масса, которого превышает 750 кг, но не более 3,5 тонн.

Между тем, из пояснений истца Бирилло Н.А. следует и им не оспаривается, что до 15 июня 2018 г. он работником ООО «СвязьСервис» не являлся, указание в заявлении от 10 мая 2018 г. его как сотрудника ООО «СвязьСервис» является ошибкой. Поскольку изначально в разговорах с ФИО5 речь шла именно о работе на установке ГНБ, которую необходимо перевозить на грузовом транспорте с прицепом, то Бирилло Н.А. предложили пройти обучение по управлению транспортным средством категории «СЕ», на что он не возражал. Обучение он не закончил, поскольку сначала был болен преподаватель, затем после приобретения установки ГНБ и попыток на ней работать начались разногласия с ФИО5 и ФИО12, в виду чего он утратил интерес в обучении и уволился по собственному желанию.

Представитель ответчика ООО «СвязьСервис» в судебном заседании пояснил, что Бирилло Н.А. проходил обучение, директор общества ФИО5 оформлял соответствующие документы, давал поручение об оплате аванса за обучение в размере 10500 руб., однако это было сделано по просьбе ФИО12, который приобретал установку ГНБ., подбирал специалистов для работы на ней, но в мае 2018 г. находился за пределами Российской Федерации и не имел возможности заключить договор с ФГАОУ ДПО «Ивановский ЦППК» самостоятельно и оплатить стоимость обучения. Указанные обстоятельства подтвердили допрошенные в качестве свидетелей ФИО12, ФИО1 (главный бухгалтер). Так, в частности ФИО12 пояснял, что для перевозки установки ГНБ требовался грузовой транспорт, поэтому он хотел, чтоб у специалиста, который будет работать на установке ГНБ имелось право на управление транспортным средством категории «СЕ». Поскольку в качестве такого специалиста рассматривался Бирилло Н.А., то ему предложили пройти соответствующее обучение, которое ФИО12 имел намерение оплатить. В мая 2018 г. ФИО12 находился за пределами Российской Федерации, в виду чего попросил ФИО5 произвести оплату за обучение Бирилло Н.А., что и было сделано.

С учетом изложенного, принимая во внимание, что обучение Бирилло Н.А. в ФГАОУ ДПО «Ивановский ЦППК» имело место до того, как, по его мнению, у него сложились трудовые отношения с ООО «СвязьСервис», ошибочность указания в заявлении о направлении на обучение БириллоН.А. как работника ООО «СвязьСервис», сам по себе факт прохождения обучения о возникновении трудовых отношений после завершения обучения (вне зависимости от причин прекращения обучения) не свидетельствует.

В соответствии с ч. 1 ст. 129 ТК РФ заработная плата работника (оплата труда работника) - вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты и стимулирующие выплаты.

Согласно абз. 5 ч. 1 ст. 21 ТК РФ работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, количеством и качеством выполненной работы.

В силу абз. 7 ч. 2 ст. 22 ТК РФ работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

Частями первой, второй ст. 135 ТК РФ установлено, что заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

На основании ч.ч. 1 и 3 ст. 16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом. Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Таким образом, законодателем предусмотрены определенные условия, наличие которых позволяло бы сделать вывод об обязанности работодателя произвести оплату труда работнику в соответствии с выполненной им работой.

Между тем с учетом конкретных обстоятельств дела, анализа характера правоотношений между сторонами, объяснений сторон, показаний свидетелей, судебная коллегия приходит к выводу, что совокупность доказательств по делу свидетельствует, что между БириллоН.А. и ООО «СвязьСервис» соглашение о выполнении истцом работ в интересах общества достигнуто не было, Бирилло Н.А. к выполнению работ директором ООО «СвязьСервис» и иным уполномоченным лицом не допускался, работу в интересах, под контролем и управлением работодателя или уполномоченного лица в спорный период не выполнял, как следствие у ООО «СвязьСервис» отсутствовала обязанность по выплате истцу заработной платы. Разовое выполнение работ в рамках гражданско-правового договора само по себе не свидетельствует о возникновении между сторонами именно трудовых отношений.

Судебная коллеги полагает, что ответчиком в рамках рассмотрения настоящего дела представлены допустимые доказательства, с достоверностью подтверждающие отсутствие трудовых отношений между ним и БириллоН.А., в то время как истец доводы возражений ответчика не опроверг, доказательства, представленные ответчиком, не опорочил. Утверждения истца Бирилло Н.А. о возникновении трудовых отношений с ООО «СвязтСервис», допуске его к исполнению трудовых обязанностей в интересах работодателя ООО «СвязьСервис» носят субъективный характер.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Фактически доводы жалобы выражают несогласие истца с выводами суда, однако по существу их не опровергают, иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены состоявшегося по настоящему делу решения.

Судебная коллегия разделяет выводы суда первой инстанции о том, что поскольку ответчиком представлены доказательства опровергающие утверждения истца о возникновение трудовых отношений между сторонами, выполнение истцом работы в интересах ответчика, основания для удовлетворения требований о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда отсутствуют.

Иные доводы апелляционной жалобы не содержат новых обстоятельств, которые не были предметом обсуждения в суде первой инстанции или опровергали бы выводы судебного решения, указывали на его незаконность и необоснованность. Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, приведенные в судебном решении выводы об обстоятельствах дела подтверждены доказательствами, мотивированы, соответствуют требованиям материального закона и в жалобе не опровергнуты.

Разрешая настоящий спор в пределах предмета и оснований иска, суд дал всестороннюю, полную и объективную оценку всех представленных по делу доказательств в их взаимной связи, и пришел к верному выводу о достаточной совокупности доказательств, бесспорно свидетельствующих об отсутствии законных оснований для удовлетворения исковых требований ФИО23 о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда.

Доводы апелляционной жалобы повторяют правовую позицию истца, изложенную и поддержанную им в суде первой инстанции, в основном сводятся к несогласию с выводами суда об отказе в удовлетворении заявленных требований, направлены на иную оценку установленных по делу обстоятельств и представленных в их подтверждение доказательств, получивших надлежащую правовую оценку в соответствии с требованиями ст. ст. 67, 198 ГПК РФ в постановленном по делу решении и, как не опровергающие правильности выводов суда, не могут служить основанием для его отмены.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда первой инстанции принято в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права, оснований для его отмены по основаниям, предусмотренным статьей330Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, по доводам апелляционной жалобы не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Советского районного суда г. Иваново от 28 января 2019 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Бирилло Николая Александровича – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: