НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Челябинского областного суда (Челябинская область) от 13.02.2020 № 2-512/19

Судья Данилкина А.Л.

Дело № 2-512/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело № 11-956/2020

13 февраля 2020 г. г. Челябинск

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Скрябиной С.В.

судей Терюшовой О.Н., Жуковой Н.А.

при секретаре Дмитриевой П.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело по апелляционной жалобе Арапова Д. Н. на решение Пластского городского суда <адрес> от 03 октября 2019 г. по иску Арапова Д. Н. к акционерному обществу «Южуралзолото Группа Компаний» о взыскании заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выплат при увольнении, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Терюшовой О.Н. об обстоятельствах дела, доводах апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Арапов Д.Н. обратился в суд с иском к акционерному обществу «Южуралзолото Группа Компаний» (далее - АО «ЮГК») и с учетом уточнения просил взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 573 133 руб. 32 коп., заработную плату за декабрь 2018 года в размере 20 375 руб. 12 коп., компенсацию за несвоевременную выплату компенсации за неиспользованный отпуск за период работы с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года в размере 150 410 руб. 74 коп. и за период работы с 17 ноября 2017 года по 09 января 2019 года и зарплаты за декабрь 2018 года в размере 12 082 руб. 09 коп., незаконно удержанную сумму за спецодежду в размере 9 029 руб. 36 коп., компенсацию морального вреда в связи с нарушением его трудовых прав в размере 10 000 руб., расхода на оплату услуг представителя 12 000 руб. (л.д. 3, 81).

В обоснование иска истец указал, что с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года и с 17 ноября 2017 года по 09 января 2019 года работал в АО «ЮГК» в должности <данные изъяты> по вывозу горной массы из карьера «Светлинский». При увольнении он не получил компенсацию за неиспользованный отпуск. За период его работы в АО «ЮГК» он ни разу не был в основном и дополнительном отпуске и не получал компенсации за неиспользованный отпуск. Должность <данные изъяты> отнесена к тяжелым условиям труда и подпадает под список № 2 1991 года, дающий право на досрочную пенсию. В соответствии со ст. 117 Трудового кодекса Российской Федерации дополнительный отпуск предоставляется в размере не менее 7 дней. В соответствии с Постановлением Госкомтруда СССР, Президиума ВЦСПС от 25 октября 1974 года № 298/П-22 «Об утверждении Списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день» <данные изъяты> дополнительно предоставляется не менее 12 дней дополнительного отпуска в год (позиция 129), а значит его основной и дополнительный отпуск ежегодно должен составлять 40 дней в год (28 основного и 12 дополнительного). Размер среднего заработка за 1 календарный день за период работы с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года для расчета компенсации за неиспользованный отпуск составляет 2424,06 руб./день. За первый период его работы ему полагается 203 дня отпуска. Поскольку при увольнении он не получил компенсации за неиспользованный отпуск, то ему полагается 492085,13 руб. (2424,06 руб. х 203 дн.). За второй период работы с 17 ноября 2017 года по 09 января 2019 года ему полагается 44 дня отпуска. Компенсация за неиспользованный отпуск составляет 106658,85 руб. (2424,06 руб. х 44 дн.). При увольнении ему начислили компенсацию в размере 25610,66 руб., в отпусках в указанный период он не был, следовательно, компенсация за неиспользованный отпуск за второй период должна составить 81048,19 руб. (106658,85 руб. – 25610,66 руб.). Кроме того, ему не выплатили в полном объеме зарплату за декабрь 2018 года. Среднедневная зарплата за 1 рабочую смену составляет 3316,35 руб./см.. Им отработано в декабре 2018 года 9 смен, значит ему должны были начислить зарплату 29847,12 руб. (9 см. х 3316,35 руб.), а фактически начислили 9472 руб., недоначисление составляет 20375,12 руб. Кроме того, поскольку ответчик несвоевременно выплатил ему компенсацию за неиспользованный отпуск за период работы с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года в размере 492085,13 руб., он не получил на руки сумму за минусом налога на доходы физических лиц 428114,07 руб., следовательно подлежит начислению компенсация за период с 19 октября 2017 года по 14 сентября 2019 года в размере 150410,74 руб. За период работы истца с 17 ноября 2017 года по 09 января 2019 года с ответчика подлежит взысканию сумма 12082,09 руб. С него незаконно без его согласия удержали сумму за спецодежду 9029,36 руб. Он свое согласие на это удержание ответчику не давал. В связи с нарушением его трудовых прав ему причинен моральный вред, который он оценивает в 10 000 руб. Также он понес расходы на представителя в размере 12 000 руб.

Истец Арапов Д.Н. при надлежащем извещении в судебное заседание не явился, ходатайствовал о рассмотрении дела в свое отсутствие (л.д. 161).

Представитель истца Горбенко С.В. в судебном заседании исковые требования поддержал, по доводам, изложенным в исковом заявлении и заявлении об уточнении исковых требований.

Представитель ответчика АО «ЮГК» Леонов С.В., в судебном заседании с исковыми требованиями не согласился, просил в удовлетворении исковых требований отказать, поскольку истцу произведены все выплаты при увольнении, пояснил, что за спецодежду удержали, поскольку истец ее не сдал, заработная плата выплачена в меньшем размере на основании положения о премировании работников. Требования истца о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск за период работы истца с 2012 года по 18 октября 2017 года не подлежат удовлетворению в связи с пропуском срока исковой давности.

Решением Пластского городского суда <адрес> от 03 октября 2019 года исковые требования Арапова Д.Н. удовлетворены частично. С АО «ЮГК» в пользу Арапова Д.Н. взыскана заработная плата за декабрь 2018 года в размере 13 197 рублей 15 копеек (в том числе налог на доходы физических лиц), компенсация за неиспользованный отпуск в размере 77 968 рублей 28 копеек (в том числе налог на доходы физических лиц), удержанные при увольнении денежные средства за средства индивидуальной защиты в размере 9 029 рублей 36 копеек, компенсация за нарушение установленного срока выплаты расчета при увольнении в размере 9 972 рубля 40 копеек, компенсация морального вреда в размере 5 рублей 00 копеек, судебные расходы в размере 8 000 рублей 00 копеек.

В удовлетворении остальной части исковых требований Арапова Д.Н.

С АО «ЮГК» в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 3 рубля 34 копейки.

Решение в части взыскания заработной платы обращено к немедленному исполнению.

В апелляционной жалобе Арапов Д.Н. просит отменить решение суда в части отказа в удовлетворении его исковых требований. Принять новое решение о взыскании в его пользу компенсации за неиспользованный отпуск в размере 573133руб. 32 коп., заработной платы за декабрь 2018 года 20375 руб. 12 коп. компенсации за задержку выплаты компенсации за неиспользованный отпуск за период работы с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года в размере 150410руб. 74 коп., компенсации за задержку выплаты компенсации за неиспользованный отпуск за период работы с 17 ноября 2017 года по 09 января 2019 года и заработной платы за декабрь в размере 12082 руб., незаконно удержанную сумму за спецодежду 9029руб. 36коп., компенсацию морального вреда в размере 10000 руб., расходы на оплату услуг представителя 12000 руб.

В обоснование доводов апелляционной жалобы Арапов Д.Н. указывает на то, что суд пришел к неправильному выводу о пропуске им срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, поскольку увольнение 18 октября 2017 года на предприятии носило массовый характер, фактически трудовые отношения не прекращались, рабочее место после повторного приема на работу не менялось, трудовая книжка при увольнении 18 октября 2017 года не выдавалась, также указывает на то, что им не пропущен срок и по требованиям за период работы с 17 ноября 2017 года по 09 января 2019 года.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились истец Арапов Д.Н. и представитель АО «ЮГК» извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела. Судебная коллегия, руководствуясь статьей 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, признала возможным рассмотреть дело в отсутствие истца и представителя АО «ЮГК»

Проверив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела, законность и обоснованность судебного решения судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено и из материалов гражданского дела следует, что Арапов Д.Н. 18 сентября 2012 года принят на работу в ОАО «ЮГК» <данные изъяты>, (приказ от 17 сентября 2012 года). 18 октября 2017 года истец уволен по собственному желанию (п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации) (приказ от 18 октября 2017 года) (л.д. 165-166).

По запросу судебной коллегии предоставлены копии трудовых договоров между АО «ЮГК» и Араповым Д.Н.: 17 сентября 2012 года о принятии истца на работу стажером <данные изъяты> с испытательным сроком 3 месяца; дополнительное соглашение от 01 июля 2013 года к указанному трудовому договору о перевода Арапова по профессии, должности «<данные изъяты> Хитачи (2 сп.) <адрес>», дополнительное соглашение к трудовому договору от 19 февраля 2014 года о переводе работника по профессии, должности «<данные изъяты> Хитачи 1900 (2сп.) <адрес>» (т.2 л.д.8-15).

Согласно трудовой книжки 19 октября 2017 года Арапов Д.Н. принят на работу в <данные изъяты><данные изъяты> (приказ от 19 октября 2017 года); уволен по собственному желанию с 16 ноября 2017 года (приказ от 16 ноября 2017 года) (л.д. 9).

С 17 ноября 2017 года Арапов Д.Н. вновь принят в АО «ЮГК» на должность <данные изъяты>, о чем издан приказ -А от 17 ноября 2017 года (л.д. 167-168).

С работником Араповым Д.Н. был заключен трудовой договор от 17 ноября 2017 года, согласно которому: условия труда по результатам спецоценки – класс 3.2 (п. 1.4); работнику предоставляется ежегодный основной оплачиваемый отпуск в количестве 28 календарных дней; дополнительный отпуск рабочим и служащим, занятым на работах с вредными условиями труда в количестве 7 календарных дней (п. 4.4); должностной оклад (тариф) работнику устанавливается в размере 80,00 руб. + доплата за вредные условия труда 3,20 руб. Районный коэффициент в размере 15%, премии и иные виды вознаграждений выплачиваются работнику в порядке и размерах, установленных работодателем (п. 5.2) (л.д. 169-172).

Арапов Д.Н. уволен по собственному желанию с 31 декабря 2018 года, что следует из приказа от 31 января 2018 года (л.д. 177).

В силу ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса.

Обратившись в суд Арапов Д.Н. указал, что работодатель не произвел с ним окончательный расчет при увольнении в виде компенсации за неиспользованный им отпуск за весь период работы с 2012 года.

По правилам ст. ст. 114, 122 и 123 Трудового кодекса Российской Федерации ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка предоставляются работнику ежегодно в соответствии с утверждаемым работодателем, с учетом мнения выборного профсоюзного органа данной организации, графиком отпусков, являющимся обязательным как для работодателя, так и для работника.

В ч. 1 ст. 127 Трудового кодекса Российской Федерации закреплен особый порядок реализации права на отпуск при увольнении работника - выплата денежной компенсации за все неиспользованные отпуска.

Положениями ст. 14, ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что ежегодный основной оплачиваемый отпуск предоставляется работникам продолжительностью 28 календарных дней.

По смыслу ч. ч. 1, 2 ст. 126 Трудового кодекса Российской Федерации часть ежегодного оплачиваемого отпуска, превышающая 28 календарных дней, по письменному заявлению работника может быть заменена денежной компенсацией. При суммировании ежегодных оплачиваемых отпусков или перенесении ежегодного оплачиваемого отпуска на следующий рабочий год денежной компенсацией могут быть заменены часть каждого ежегодного оплачиваемого отпуска, превышающая 28 календарных дней, или любое количество дней из этой части.

При прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете - ст. 140 Трудового кодекса Российской Федерации.

Из приведенных норм права следует, что работник, в случае не реализации своего права на отпуск в текущем году, не утрачивает право на его использование в следующем году. Право на неиспользованные и некомпенсированные дни отпуска сохраняется за ним, пока он не получит возможность использовать их в натуре или до момента увольнения, когда ему будет выплачена компенсация за все неиспользованные дни отпусков в соответствии со ст. 127 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В силу требований ст. 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Таким образом, работник Арапов Д.Н. обязан доказать факт наличия трудовых правоотношений между сторонами, а факт своевременной и полной выплаты работнику заработной платы и других выплат при увольнении, либо факт наличия обстоятельств освобождающих работодателя от указанных выплат должен доказать именно работодатель – АО «ЮГК».

Отказывая в удовлетворении исковых требований Арапова Д.Н. о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении за период работы с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года, суд первой инстанции пришел к выводу о пропуске Араповым Д.Н. установленного с ч. 1, 2, 4 ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора при отсутствии доказательств уважительных причин пропуска срока для обращения в суд с требованиями о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск за период работы. О применении срока обращения в суд за защитой нарушенного права до вынесения решения обратился представитель АО «ЮГК». Суд также исходил из того, что стороной истца не представлено доказательств продолжения работы с 18 октября 2017 года по 17 ноября 2017 года в АО «ЮГК».

Как следует из материалов дела, трудовые отношения между АО «ЮГК» и Араповым Д.Н. были прекращены 18 октября 2017 года, впоследствии 17 ноября 2017 года Арапов Д.Н. был вновь принять в АО «ЮГК» на такую же должность <данные изъяты> в <адрес>.

Вместе с тем, расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением.

В судебном заседании первой инстанции представитель истца указывал, что 18 октября 2017 года трудовая книжка работника не выдавалась. Расчет компенсации за неиспользованный отпуск не производился, перевод в <адрес> носил вынужденный и массовый характер. В эту компанию были переведены все работники АО «ЮГК», увольнение в связи с переводом в данную компанию являлось формальным.

Из копии трудовой книжки Арапова Д.Н. следует, что 19 октября 2017 года он принят в <адрес> на участок <адрес><данные изъяты> и уволен с данного предприятия 16 ноября 2017 года.

Сопоставив приказы о прекращении трудового договора АО «ЮГК» с Араповым Д.Н. от 17 октября 2017 года, о приеме его на работу в АО «ЮГК» от 17 ноября 2017 года, судебная коллегия, приходит к выводу о том, что возражения истца по ходатайству АО «ЮГК» о пропуске срока для обращения в суд с иском о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, являются обоснованными. Увольнение Арапова Д.Н. с 18 октября 2017 года носило формальный характер, поскольку помимо истца в этот же день по собственному желанию были уволены иные работники, которые вновь были приняты в АО «ЮГК» 17 ноября 2017 года.

В соответствии со ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации за разрешение индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении.

Учитывая, что трудовые отношения между Араповым Д.Н. и АО «ЮГК» прекращены 09 января 2019 года, с иском Арапов Д.Н. обратился 12 августа 2019 года, то есть в пределах годичного срока, предусмотренного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, то оснований для применения последствий пропуска срока обращения в суд не имеется.

В соответствии со статьей 115 Трудового кодекса Российской Федерации ежегодный основной оплачиваемый отпуск предоставляется работникам продолжительностью 28 календарных дней.

В силу статьи 116 Трудового кодекса Российской Федерации работники, занятые на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, имеют право на ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска. Работодатели с учетом своих производственных и финансовых возможностей могут самостоятельно устанавливать дополнительные отпуска для работников, если иное не предусмотрено данным кодексом и иными федеральными законами. Порядок и условия предоставления этих отпусков определяются коллективными договорами или локальными нормативными актами, которые принимаются с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации.

В соответствии со статьей 117 Трудового кодекса Российской Федерации ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск предоставляется работникам, условия труда на рабочих местах которых по результатам специальной оценки условий труда отнесены к вредным условиям труда 2, 3 или 4 степени либо опасным условиям труда. Минимальная продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, указанным в части первой настоящей статьи, составляет 7 календарных дней. Продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска конкретного работника устанавливается трудовым договором на основании отраслевого (межотраслевого) соглашения и коллективного договора с учетом результатов специальной оценки условий труда.

Согласно заключенному с истцом трудовому договору от 17 ноября 2017 года, работнику предоставляется отпуск продолжительностью 28 календарных дней, дополнительный отпуск в связи с работой во вредных условиях труда 7 дней (л.д.171).

Постановление Госкомтруда СССР, Президиума ВЦСПС от 25 октября 1974 г. № 298/П-22 «Об утверждении списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день», на которое ссылался истец при обращении в суд с настоящим иском, не могло быть принято во внимание, поскольку в части 1 статьи 423 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что впредь до приведения законов и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с данным кодексом законы и иные правовые акты Российской Федерации, а также законодательные и иные нормативные правовые акты бывшего Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации в пределах и порядке, которые предусмотрены Конституцией Российской Федерации, Постановлением Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. № 2014-1 «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств», применяются постольку, поскольку они не противоречат кодексу.

Принимая во внимание вышеизложенное, расчет компенсации за неиспользованные истцом дни отпуска должен производиться исходя из 35 дней ежегодного и дополнительного отпуска.

В статье 139 Трудового кодекса Российской Федерации указано, что для всех случаев определения размера средней заработной платы (среднего заработка), предусмотренных настоящим Кодексом, устанавливается единый порядок ее исчисления.

Средний дневной заработок для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется за последние 12 календарных месяцев путем деления суммы начисленной заработной платы на 12 и на 29,3 (среднемесячное число календарных дней), согласно пункту 10 постановления Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 г. № 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы» средний дневной заработок для оплаты отпусков, предоставляемых в календарных днях, и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за расчетный период, на 12 и на среднемесячное число календарных дней (29,3).

В случае если один или несколько месяцев расчетного периода отработаны не полностью или из него исключалось время в соответствии с пунктом 5 настоящего Положения, средний дневной заработок исчисляется путем деления суммы фактически начисленной заработной платы за расчетный период на сумму среднемесячного числа календарных дней (29,3), умноженного на количество полных календарных месяцев, и количества календарных дней в неполных календарных месяцах. Количество календарных дней в неполном календарном месяце рассчитывается путем деления среднемесячного числа календарных дней (29,3) на количество календарных дней этого месяца и умножения на количество календарных дней, приходящихся на время, отработанное в данном месяце.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. В случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части. Суд апелляционной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме.

В соответствии с абзацем четвертым пункта 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" в случае, если суд апелляционной инстанции пришел к выводу о необходимости проверить обжалуемое судебное постановление суда первой инстанции в полном объеме, апелляционное определение в соответствии с пунктом 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должно содержать мотивы, по которым суд апелляционной инстанции пришел к такому выводу.

В апелляционной жалобе Арапов Д.Н. настаивает на отмене решения суд в части отказа в удовлетворении его исковых требований о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск без учета периода его работы с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года.

Вместе с тем, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости выйти за пределы доводов апелляционной жалобы Арапова Д.Н. и проверить законность решения суда в части взыскании компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении в полном объеме в связи с неправильным применением судом первой инстанции норм материального права при определении продолжительности ежегодного оплачиваемого отпуска истцу.

При разрешении спора по существу, суд первой инстанции исходил из того, что согласно Постановлению Госкомтруда СССР, Президиума ВЦСПС от 25 октября 1974 года № 298/П-22 «Об утверждении Списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день» машинисты экскаватора, занятые на добыче и вскрыше имеют дополнительный отпуск ежегодно не менее 12 дней (поз. 129). В связи с чем, основной и дополнительный отпуск истца должен составлять 40 календарных дней ежегодно, из которых 28 дней основного отпуска и 12 дней дополнительного отпуска.

Вместе с тем, такой вывод суда основан на неправильном применении норм материального права, что в силу ст. 330 ч.1 п. 4 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

В имеющихся в материалах дела ксерокопиях табеля учета рабочего времени <данные изъяты>Арапова Д.Н. за период с сентября 2012 года по октябрь 2017 года, имеется отметка о нахождении в отпуске истца в следующие периоды: с 01 по 10 марта 2014 года - 10 дней, с 01 по 10 апреля 2014 года – 10 дней, со 2 по 10 мая 2015 года – 9 дней, с 01 по 15 июня 2014 года - 15 дней, с 01 по 15 июня 2014 года – 15 дней, с 01 по 15 декабря 2014 года – 15 дней, с 16 по 20 января 2017 года – 5 дней, с 16 по 20 апреля 2017 года – 5 дней. Общее количество дней отпуска - 79 дней. (л.д.102-135)

То, что в указанные выше даты Арапов Д.Н. не находился в ежегодном оплачиваемом отпуске, истец и его представитель в суде первой инстанции не заявляли.

При этом судебная коллегия принимает во внимание, что приказ о прекращении с Араповым Д.Н. трудового договора 18 октября 2017 г. работодателем был издан и истец уволен с работы. Поэтому в соответствии со статьей 127 Трудового кодекса Российской Федерации Арапову Д.Н. должна была быть начислена и выплачена ответчиком компенсация за неиспользованный отпуск.

Кроме того, в материалы дела также были представлены приказы о предоставлении истцу Арапову Д.Н. отпуска в количестве: 3 календарных дня - с 01 сентября 2018 года по 03 сентября 2018 года (приказ от 27 августа 2018 года) (л.д. 54), 3 календарных дня - с 01 октября 2018 года по 03 октября 2018 года (приказ от 26 сентября 2018 года) (л.д. 57), 3 календарных дня - с 01 декабря 2018 года по 03 декабря 2018 года (приказ от 29 ноября 2018 года) (л.д. 60), 4 календарных дня - с 07 августа 2018 года по 10 августа 2018 года (приказ от 24 июля 2018 года) (л.д. 63), 3 календарных дня - с 01 ноября 2018 года по 03 ноября 2018 года (приказ от 27 октября 2018 года) (л.д. 66), 3 календарных дня - с 01 июля 208 года по 03 июля 2018 года (приказ от 26 июня 2018 года) (л.д. 69), 3 календарных дня - с 01 апреля 2018 года по 03 апреля 2018 года (приказ от 27 марта 2018 года) (л.д. 72), 3 календарных дня - с 03 мая 2018 года по 05 мая 2018 года (приказ от 27 апреля 2018 года) (л.д. 75), а всего на 25 дней отпуска.

Согласно п. 28 Правил об очередных и дополнительных отпусках, утвержденных Народным Комиссариатом Труда СССР 30 апреля 1930 года , при увольнении работника, не использовавшего своего права на отпуск, ему выплачивается компенсация за неиспользованный отпуск. При этом увольняемые по каким бы то ни было причинам работники, проработавшие у данного нанимателя не менее 11 месяцев, подлежащих зачету в срок работу, дающих право на отпуск, - получают полную компенсацию. Во всех остальных случаях работники получают пропорциональную компенсацию. При исчислении сроков работы, дающих право на пропорциональный дополнительный отпуск или на компенсацию за отпуск при увольнении, излишки, составляющие менее половины месяца, исключаются из подсчета, а излишки, составляющие не менее половины месяца, округляются до полного месяца (пункт 35 Правил).

Исходя из продолжительности положенного истцу отпуска 35 дней в год, данных табеля учета рабочего времени о пребывании истца в отпуске период работы с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года в общей сложности 79 дней, данных о количестве использованных истцом дней отпуска с 17 ноября 2017 года по 09 января 2019 года – 25 дней, количество неоплаченных истцу при увольнении дней неиспользованного отпуска составило: 35 дней отпуска : 12 месяцев х 61 месяца (отработанные с 18 сентября 2012 года по 17 ноября 2017 года) = 181 день – 79 дней = 102 дня;

35 дней отпуска : 12 месяцев х 13 месяцев ( период работы с 17 ноября 2017 года по 09 января 2019 года) = 38 дней – 25 дней (использованных на основании данных приказов работодателя и заявлений работника) - 13 дней (неиспользованного отпуска.

Согласно предоставленным суду апелляционной инстанции развернуты ведомостям по заработной плате Арапова Д.Н. за период с 2012 года по 2017 года, Расчетным периодом для определения размера компенсации при увольнении истца 18 октября 2017 г. является период работы с сентября 2016 года по август 2017 года, сведения о зарплате за который предоставлены суду апелляционной инстанции.

С учетом начисленной Арапову Д.Н. за указанный период зарплаты 742 687 руб., средний дневной заработок составил 2 112,30 руб. (742 687 руб.: 12 мес. : 29,3). Соответственно размер компенсации за неиспользованные дни отпуска за период 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 г. составит: 102 дня неиспользованного отпуска х 2 112,30 руб. = 215 454 руб.60 коп.

При увольнении истца с работы 09 января 2019 года его средний дневной заработок составил 2 227 руб. 66 коп. Количество дней неиспользованного отпуска составляет 13 дней. В суде не оспаривался тот факт, что компенсация за неиспользованный отпуск истцу выплачена работодателем за 12 дней. Таким образом взысканию подлежит компенсация за 1 день неиспользованного отпуска в размере 2 227 руб. 66 коп, а всего в пользу истца подлежит взысканию компенсация в размере 217 682, 26 (215 454,6 + 2 227,66).

Определяя размер компенсации за неиспользованный истцом отпуск с 17 ноября 2017 года по 09 января 2019 года, суд не учел, что количество дней ежегодного отпуска для истца в соответствии с занимаемой им должностью, составляет 35 дней, о чем указано выше в настоящем определении, а также то, что истец на основании приказов предоставленных работодателем суда использовал 25 дней отпуска, не оспорив данный факт в суде.

Сумма недоначисленной истцу заработной платы за декабрь 2018 года составляет 13 197,15 руб. (29847,15 руб. - 9472 руб.- 7177,97 руб.) взыскана с ответчика в пользу истца.

Согласно расчетному листку за декабрь 2018 года Арапову Д.Н. начислена заработная плата за 9 смен в размере 9 472 руб. 00 коп., а также начислены отпускные в размере 7 177 руб. 97 коп. (л.д. 40). Из табеля учета рабочего времени за декабрь 2018 года следует, что Арапов Д.Н. в декабре отработал 9 смен (л.д. 158).

Ответчиком суду первой инстанции не был представлен полный расчет заработной платы за декабрь 2018 года, а также не представлено доказательств, подтверждающих снижение работнику в этом месяце заработной платы.

Средний дневной заработок Арапова Д.Н., исходя суммы заработной платы, фактически начисленной за отработанные дни в расчетном периоде (за 12 месяцев) (справка о среднем доходе л.д. 38), и количества фактически отработанных в этот период дней (257 дн.), составляет судом установлен - 3316 руб. 35 коп. из следующего расчета: 852301 руб. 15 коп. (заработок начисленный за 12 месяцев) : 257 раб.дн. (фактически отработанное за 12 месяцев время).

Поскольку в декабре 2018 года Арапов Д.Н. отработал 9 смен, сумма его заработной платы за декабрь 2018 года составила 29 847 руб. 15 коп. (3316,35 руб. (средний дневной заработок) х 9 смен).

Настаивая на отмене решения суда в указанной части, Арапов Д.Н. вместе с тем не приводит оснований, по которым не соглашается с выводами суда о размере взысканной заработной платы за декабрь 2018 года.

Оснований для отмены решения суда в части взыскания суммы невыплаченной истцу заработной платы за декабрь 2018 года в размере 13 197,15 руб. не имеется. Иной размер в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не подтвержден материалами дела.

Кроме того, в декабре 2018 года из заработной платы истца удержана сумма за спецодежду в размере 9 029 руб. 36 коп. (л.д. 40).

Представитель истца в судебном заседании первой инстанции пояснял, что Арапов Д.Н. не давал согласия на взыскание с него стоимости средств индивидуальной защиты. Более того, при увольнении готов был возвратить спецодежду, однако ее не приняли. Считает, что удержанная сумма подлежит возврату истцу.

Представитель ответчика в судебном заседании пояснял, что за спецодежду удержали, поскольку истец ее не сдал при увольнении.

Вместе с тем, приказ об удержаниях с работников из заработной платы за средства индивидуальной защиты, суду не был не представлен, сведений об ознакомлении истца с таким приказом нет. Также ответчиком не представлено заявлений о согласии истца на удержание с него суммы за средства индивидуальной защиты при увольнении.

Согласно ст. 137 Трудового кодекса Российской Федерации удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Доводы апелляционной жалобы об отмене решения суда в части взыскания удержанной из заработной платы истца стоимости спецодежды не состоятельны поскольку судом в данной части требования истца удовлетворены в заявленном им размере.

В соответствии со статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Поскольку установлен факт несвоевременной выплаты Арапову Д.Н. компенсации за неиспользованный отпуск, с АО «ЮГК» в пользу истца подлежит взысканию компенсация за нарушение срока выплаты компенсации за неиспользованный отпуск. При этом судебная коллегия в интересах законности также считает необходимым выйти за пределы доводов апелляционной жалобы и произвести расчет предусмотренной статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации компенсации за период работы истца с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года и за период с 17 ноября 2017 года по 09 января 2019 года учитывая, что работник в трудовых правоотношениях является более слабой стороной в защите своих трудовых прав. А обеспечение правильного применения по рассматриваемому делу норм материального права является публично-правовой обязанностью суда, что следует из содержания ст.2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой одной из задач гражданского судопроизводства является правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел, а гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка.

За период работы с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года истцу на 14 сентября 2019 года (с учетом заявленных исковых требований) не выплачена компенсация за неиспользованный отпуск в размере 215 454руб. 60 коп. за вычетом налога на доходы физических лиц – 187 444 руб. 60 коп. На сумму невыплаченной компенсации подлежат начислению проценты в соответствии со ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации.

За период с 19.10.2017 до 14.09.2019 года компенсация составит 65 855руб. 54 коп. 187 444,60 с 19 октября 2019 года по 29 октября 2017 года за 11 дней, 8,50% доля ставки 1,150 (187444,60х11х1/150х8,5% = 1168,40 руб.);

С 30 октября 2017 года по 17 декабря 2017 года 49 дней ставка 8,25% доля ставки 1/150 (187,444х49х1/150х8,25%=5051,63руб.);

С 18 декабря 2017 года по 11 февраля 2018 года 56 дней ставки 7,75% доля ставки 1,150 (187444,60х56х1/150х7,75%= 5423,40руб.);

С 12 февраля 20180 года по 25 марта 28 года 42 дня ставки 7,50 доля ставки 1/150 (187444,60х42х1/150х7,50%= 3936,34 руб.);

С 26 марта 2018 года по 16 сентября 2018 года 175 дней ставка 7,25% доля ставки 1/150 (187444,60х175х1/150х7,25%= 15854,69руб.);

С 17 сентября 2018 года по 16 декабря 2018 года 91 день ставка 7,50% доля ставки 1/150 ( 18744,60х91х1/150х7,5%=8528,73руб.);

С 17 декабря 2018 года по 16 июня 2019 года 182 дня ставка 7,71% доля ставки 1/150 (187444,60х182х1/150ъ7,75%=17626,04руб.);

С 17 июня 2019 года по 28 июля 2019 года 42 дня ставка 7,50% доля ставки 1/150 (187444,60х42х1/150х7,5%= 3936,34руб.);

С 29 июля 2019 года по 08 сентября 2019 года 42 дня ставка 7,25% доля ставки 1/150 (187444,60х42х7,255=3805,13руб.);

С 09 сентября 2019 года по 14 сентября 2019 года 6 дней ставка 7,00% доля ставки 1/150 (187444,60х6х1/150х7%=524,84 руб.).

Итого – 65855 руб. 54 коп.

09 января 2019 г. истцу в день увольнения с работы не выплачена компенсация за неиспользованный отпуск в размере - 2 227 руб. 66 коп., за вычетом налога на доходы физических лиц - 1 938 руб. на 14 сентября 2019 года.

- с 10.01.2019 по 14.09.2019 компенсация за нарушение сроков выплаты компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении составит 243,68:

С 10 января 2019 года по 16 июня 2019 года 158 дней ставки 7,75% доля ставки 1/150 (1938,00х158х1/150х7,75%=158,21руб.);

С 17 июня 2019 года 42 дня ставка 7,50% доля ставки 1/150 (1938,00х42х1/150х7,5%=40,70руб.);

С 29 июля 2019 года по 08 сентября 2019 года 42 дня ставка 7,25% доля ставки 1/150 (1938,00х42х1/150х7,25%=39,34руб.);

С 09 сентября 2019 года по 14 сентября 2019 года 6 дней ставка 7,00% доля ставка 1/150 (1938,00х6х1/150х7,00%= 5,43руб.). Итого 243 руб. 68 коп.

А всего компенсация за нарушение срока выплаты компенсации за неиспользованный отпуск составит 66 099 руб. 22 коп. (65 855,54 + 243,68).

Таким образом, с АО «ЮГК» в пользу истца подлежит взысканию компенсация за нарушение срока выплаты компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении на 14 сентября 2019 г., как заявлено в иске, в размере 66 099 рублей 22 копеек.

Судом размер компенсации за нарушение срока расчета при увольнении определен на сумму компенсации за неиспользованный отпуск, размер которой определен неверно, сумму взысканной заработной платы за декабрь и на сумму необоснованно удержанной из заработной платы истца стоимости спецодежды

С учетом изменения размера компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении и размера компенсации за нарушение срока выплаты данной компенсации, общий размер денежной компенсации за нарушение сроков расчета с истцом при увольнениях следует определить следующим образом:

10 января 2019 года истцу должны выплатить 13 197руб 15 коп – заработная плата за декабрь 2018 года, а также необоснованно удержанная стоимость спецодежды 9 029 руб. 36 коп. Всего – 22 226 руб. 51 коп.

В соответствии со ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации с 10 января 2019 года по 14 сентября 2019 года, как заявлено в иске, на указанную сумму подлежит начислению компенсация в следующем размере:

13197 руб. 15 коп (без учета налога на доходы физических лиц 11481 руб. 52 коп.). 11481руб. 52 коп. +9029 руб. 36 коп. = 20 510 руб. 26 коп.

С 10 января 2019 года по 16 июня 2019 года 158 дней ставка 7,?5% доля ставки 1/150 (20510,26х158х1/150х7,75%=1164,32руб.);

С 17 июня 2019 года по 28 июля 2019 года 42 дня ставка 7,50% доля ставки 1/150 (20510х42х1/150х7,50%=430,72руб.);

С 29 июля 2019 года по 08 сентября 2019 года 42 дня ставка 7,25% доля ставки 1/150 (20510,26х42х1/150х7,25%=416,36руб.) ;

С 09 сентября 2019 года по 14 сентября 2019 года (как указано в иске) 6 дней ставка 7,00% доля ставки 1/150 (20510,26х6х1/150х7%=57,43руб.) Итого 2578 руб. 83 коп.

Не подлежат удовлетворению довода апелляционной жалобы истца на решение суда в части определения размера компенсации морального вреда и расходов на оплату услуг представителя.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд исходил из того, что факт нарушения прав работника установлен в судебном заседании. Руководствуясь ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации а также с учетом принципа разумности и справедливости, суд определил размер компенсации морального вреда 5 000 рублей. В апелляционной жалобе не содержится доводов о том в связи с чем данный размер компенсации подлежит изменению. Изменение судебной коллегией размера компенсации за неиспользованный отпуск, само по себе не влечет изменение размера компенсации морального вреда, поскольку фактические обстоятельства дела установлены судом первой инстанции

В силу ч. 1 ст. 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

На основании соглашения по оказанию юридической помощи от 09 августа 2019 года, квитанции об оплате юридических услуг по составлению искового заявления в размере 2 000 рублей, за участие адвоката Горбенко С.В. в качестве представителя истца при рассмотрении гражданского дела в размере 10 000 рублей (л.д. 24, 162, 163) судом определен размер подлежащих взысканию судебных расходов на оплату услуг представителя. Суд учел категорию и сложность спора, степень участия представителя истца Горбенко С.В. при рассмотрении дела, количество судебных заседаний, а именно: представитель участвовал при подготовке к делу 12 сентября 2019 года, в судебном заседании 03 октября 2019 года, подготовил в суд исковое заявление, заявление об изменении исковых требований, а также объем и характер оказанных представителем услуг.

Судебная коллегия не находит оснований для изменения взысканной судом суммы в 8000 руб. в возмещение расходов истца на оплату услуг представителя.

При указанных выше обстоятельствах, решение суда первой инстанции подлежит отмене в части отказа истцу во взыскании компенсации за неиспользованный отпуск за период работы с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года и компенсации за нарушение срока выплаты компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении 18 октября 2017 года.

Принимая во внимание, что судом при вынесении решения определен размер компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении без учета периода работы истца с 18 сентября 2012 годи по 18 октября 2017 года, решение суда в части взыскания компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении и компенсации за нарушение срока выплаты компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении, а также компенсации за нарушение срока выплаты заработной платы за декабрь 2018 года и необоснованно удержанной стоимости спецодежды подлежит изменению указанием на взыскание с АО «ЮГК» в пользу Арапова Д.Н. компенсации за неиспользованный отпуск за периоды его работы с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года и с 17 ноября 2017 года по 09 января 2019 года в общем размере 217 682 рублей 26 копеек;

компенсации за нарушение срока выплаты компенсации за неиспользованный отпуск за периоды с 19 октября 2017 года до 14 сентября 2019 года и с 10 января 2019 года по 14 сентября 2019 года и компенсации за нарушение срока выплаты заработной платы за декабрь 2018 года и необоснованно удержанной стоимости спецодежды с 10 января 2019 года по 14 сентября 2019 года - 68 678 руб. 22 коп. (2578 руб. 83 коп. +66 099 руб. 22 коп.)

Изменению подлежит также и размер взысканной судом государственной пошлины с ответчика в соответствии со ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации.

Цена иска при обращении в суд: 765 030,63 руб.

В соответствии с п.1 ч.1 ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации при цене иска от 200001 до 1000000 руб. госпошлина составляет 5200 руб. плюс 1% от суммы, превышающей 200000 руб.: 5200 + ((765030,63 - 200000)* 1) / 100 = 10 850,31. Исковые требований удовлетворены частично на 37,48%. Размер госпошлины по требования о взыскании компенсации морального вреда составляет 300 руб. Истец освобожден от уплаты госпошлины при подаче иска в суд. С ответчика следует взыскать в доход местного бюджета 4361руб. 40коп.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 327-329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Пластского городского суда <адрес> от 03 октября 2019 года отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований Арапова Д. Н. о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск за период работы с 18 сентября 2012 года по 18 октября 2017 года и о взыскании компенсации за нарушение срока выплаты компенсации за неиспользованный в указанный период отпуск.

Это же решение изменить в части взыскания с акционерного общества «Южуралзолото Группа Компаний» в пользу Арапова Д. Н. компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении, компенсации за нарушение установленного срока выплаты расчета при увольнении, госпошлины.

Взыскать с акционерного общества «Южуралзолото Группа Компаний» в пользу Арапова Д. Н. компенсацию за неиспользованный отпуск в общем размере 217 682 рублей 26 копеек, компенсацию за нарушение установленного срока выплаты расчета при увольнении в размере 68 678 руб. 22 коп.

Взыскать с акционерного общества «Южуралзолото Группа Компаний» госпошлину в доход местного бюджета в размере 4 361 руб. 40 коп.

В остальной части это же решение оставить без изменения, апелляционную жалобу Арапова Д. Н. – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи