НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Челябинского областного суда (Челябинская область) от 09.11.2020 № 2А-1848/20

Дело № 11а-11110/2020 Судья Дашкевич Т.А.

дело №2а-1848/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

09 ноября 2020 года город Челябинск

Судебная коллегия по административным делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Аганиной Т.А.,

судей Знамеровского Р.В.,Ишимова И.А.,

при секретаре Ахмировой А.Р.,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Есенькиной Натальи Сергеевны к ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска, УФСН России по Челябинской области об оспаривании решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, по встречному административному иску ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска к Есенькиной Наталье Сергеевне о взыскании недоимки по налогу, задолженности по пени и штрафу,

по апелляционной жалобе Есенькиной Натальи Сергеевны на решение Курчатовского районного суда г.Челябинска от 23 июня 2020 года.

Заслушав доклад судьи Знамеровского Р.В., выслушав объяснения представителя Есенькиной Н.С. – Воробьева А.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражения на апелляционную жалобу представителя ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска – Аверьяновой И.Ю., представителя УФНС России по Челябинской области – Одинцова А.А., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Есенькина Н.С. обратилась в суд с административным исковым заявлением к ИФНС по Курчатовскому району г.Челябинска, в котором просила признать незаконным решение налоговой инспекции №3058 от 18 октября 2019 года о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Требования мотивированы тем, что решением № 3058 от 18 октября 2019 года Есенькина Н.С. была привлечена к налоговой ответственности. Данное решение считает незаконным. Решением Управления ФНС России по Челябинской области от 31 января 2020 года обжалуемое решение оставлено без изменения. Указывает, что ИФНС связывает занижение налоговой базы с обстоятельствами, не имеющими под собой нормативного обоснования. Так, в описательной части решения указано, что занижение налоговой базы произошло в результате реализации имущества, находящегося в собственности менее минимального срока владения, что не может быть расценено как незаконное действие, так как ст. 35 Конституции РФ гласит, что граждане вправе распоряжаться своим имуществом. Отмечает, что указанное в решение имущество в ее собственности не находилось, так как на момент отчуждения квартир они еще не были построены и не могли находиться в ее собственности. В классификаторе видов экономической деятельности (ОКВЭД2) ОК029-2014 и общероссийском классификаторе продукции по видам экономической деятельности (ОКПД2) ОК 034-2014, отсутствует такой вид экономической деятельности, как приобретение и отчуждение имущественных прав. В связи с чем считает, что такого вида предпринимательской деятельности не существует. Считает, что налоговым органом необоснованно не применен профессиональный налоговый вычет, поскольку деятельность Есенькиной Н.С. была квалифицирована как предпринимательская, в связи с чем полагает, что в ее действиях отсутствует состав налогового правонарушения, выразившийся в занижении налоговой базы.

ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска обратилась со встречным административным исковым заявлением к Есенькиной Н.С. о взыскании налога на доходы физических лиц за 2018 год в размере 1 248 697 руб., пени в размере 28 387 руб. 05 коп., а также штрафа по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ в размере 62 434 руб. 75 коп.

В обоснование встречного иска указано, что Есенькина Н.С. была привлечена к ответственности по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ за совершение налогового нарушения за неполную уплату налога на доходы физических лиц за 2018 год в результате занижения налоговой базы и ей был назначен штраф. Указанным решением Есенькиной Н.С. были начислены налог на доходы физических лиц за 2018 год в размере 1 248 697 руб., пени в размере 28 387 руб. 05 коп. В адрес ответчика было направлено требование об уплате указанных сумм, которое им не было исполнено, в связи с чем ИФНС России по Курчатовскому району г.Челябинска обратилась в суд.

Решением Курчатовского районного суда г. Челябинска от 23 июня 2020 года в удовлетворении административного иска Есенькиной Н.С. отказано. Встречный иску был удовлетворен в полном объеме: с Есенькиной Н.С. в пользу ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска взысканы недоимка по НДФЛ за 2018 год в размере 1 248 697 руб., пени в размере 28 387 руб. 05 коп., а также штраф по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ в размере 62 434 руб. 75 коп. Также с Есенькиной Н.С. в доход местного бюджета взыскана госпошлина в размере 14 897,59 руб.

В апелляционной жалобе Есенькина Н.С., настаивая на удовлетворении своего административного иска, просит решение суда отменить, признать решение ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска от 18 октября 2019 года № 3058 незаконным, в удовлетворении встречного иска ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска отказать. Указывает, что судом первой инстанции не учтен факт того, что вменение предпринимательской деятельности не может лишить административного истца права на уменьшение своих доходов на документально подтвержденные расходы. Считает, что налогоплательщику должно быть предоставлено право на учет расходов, связанных с возникновением объектов налогообложения, несмотря на отсутствие статуса индивидуального предпринимателя и их декларирования. Таким образом, поскольку доход физического лица, не зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, получен им в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, что приравнивается к деятельности индивидуального предпринимателя даже при отсутствии у физического лица соответствующего статуса, такое лицо не может быть лишено права на учет экономически обоснованных и документально подтвержденных расходов, связанных с извлечением прибыли, а именно профессиональных налоговых вычетов, предусмотренных ст. 221 НК РФ. Налоги не могут быть использованы в качестве меры наказания за совершение или несовершение каких-либо действий.

Заслушав лиц, принявших участие в судебном заседании суда апелляционной инстанции, изучив доводы апелляционной жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.

Как было установлено судом первой инстанции на основании представленных в материалы дела документов, 05 апреля 2019 года Есенькина Н.С. представила в ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска налоговую декларацию по форме 3-НДФЛ за 2018 год, в которой указан доход от продажи имущественных прав в общей сумме 9 784 000 руб., а также заявлены документально подтвержденные расходы, связанные с приобретением имущественных прав в размере 9 605 360 руб. Сумма НДФЛ, подлежащая уплате в бюджет, исчислена налогоплательщиком в размере 23 223 руб.

ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска в отношении Есенькиной Н.С. была проведена камеральная проверка, по результатам которой была установлена неуплата налогов (недоимка), предлагалось начислить пени и привлечь к ответственности за совершение налогового правонарушения Есенькину Н.С. по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ за неуплату налога на доходы физических лиц в размере 1 248 697 руб., пени в размере 28 387 руб. 05 коп.

При этом ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска было установлено неправомерное применение налогоплательщиком имущественного налогового вычета, предусмотренного пп. 1 п. 1 ст. 220 Налогового кодекса РФ, в отношении доходов, полученных от продажи имущественных прав, которое использовалось в предпринимательской деятельности, в размере 9 605 360 руб.

По результатам налоговой проверки ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска 18 октября 2019 года было вынесено решение № 3058 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым Есенькина Н.С. была привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ, в виде штрафа в размере 20% от неуплаченной суммы налога, с уменьшением в 4 раза суммы штрафа на основании пп. 3 п. 1 ст. 112, п. 3 ст. 114 Налогового кодекса РФ, в размере 62 434 руб. 75 коп. Кроме того, указанным решением была определена недоимка по налогу на доходы физических лиц с доходов, полученных физическими лицами в соответствии со ст. 228 Налогового кодекса РФ в размере 1 248 697 руб., а также начислена пени по состоянию на 18 октября 2019 года в размере 28 387 руб. 05 коп.

Не согласившись с указанным решением Есенькина Н.С. подала апелляционную жалобу, решением Управления ФНС России по Челябинской области от 31 января 2020 года решение ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска № 3058 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 18 октября 2019 года было оставлено без изменения.

Из материалов дела следует, что Есенькиной Н.С. в 2018 году получен доход от реализации имущественных прав на объекты недвижимого имущества (квартиры), а именно:

- по договору уступки права требования от 17 октября 2018 года № 102-4-40ч жилое помещение (квартира № ), расположенное по адресу: <адрес> согласно договору уступки права требования от 23 августа 2018 года жилое помещение (квартира № ) приобретено у ФИО6 за 2 240 000 рублей, что подтверждается распиской от 23 августа 2018 года (л.д. 77-79);

- по договору уступки права требования от 04 октября 2018 года жилое помещение (квартира № ), расположенное на 2 этаже в 5 подъезде, этап строительства 3, в жилых домах, строительство которых ведет застройщик по адресу: <адрес>; согласно договору уступки права требования от 30 июля 2018 года жилое помещение (квартира № ) приобретено <данные изъяты> за 1 370 000 рублей, что подтверждается копией квитанции о приеме перевода от 02 августа 2018 года, в соответствии с которой 1 370 000 рублей Есенькиной Н.С. перечислено <данные изъяты> «оплата по договору уступки права требования на недвижимое имущество от 30 июля 2018 года (НДС не облагается)» (л.д. 80-83);

- по договору уступки права требования от 20 августа 2018 года жилое помещение (квартира ), расположенное по адресу: <адрес>), согласно договору уступки права требования от 12 февраля 2018 года № 4-1-273/7 жилое помещение (квартира ) приобретено у <данные изъяты> за 1 243 200 руб. (л.д. 84-86);

- по договору уступки права требования от 25 июля 2018 года жилого помещения (квартира ), расположенного по адресу: <адрес>, согласно договору уступки права требования от 12 февраля 2018 года № 7-1-121/2ч жилое помещение (квартира ) приобретено у <данные изъяты> за 1 243 200 руб. (л.д. 90-93);

- по договору уступки права требования от 17 июля 2018 года жилое помещение (квартира ), расположенное по адресу: <адрес>, согласно договору уступки права требования от 12 февраля 2018 года № 4-1-273/6 жилое помещение (квартира ) приобретено у <данные изъяты> за 1 388 960 руб. (л.д. 97-98, 101 оборот-102);

- по договору уступки права требования от 10 апреля 2018 года жилое помещение (квартира ), расположенное по адресу: <адрес>, согласно договору уступки права требования от 08 декабря 2017 года № 49Б-2-28 жилое помещение (квартира приобретено у <данные изъяты> за 2 170 000 руб. (л.д. 104-107).

По результатам камеральной проверки Инспекцией установлено неправомерное применение имущественного налогового вычета в размере 9 605 360 руб. при продаже имущественных прав по договорам уступки права (цессии) вышеперечисленных жилых помещений.

Налоговым органом сделан вывод, что Есенькина Н.С. в 2018 году без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя осуществляла предпринимательскую деятельность, о чем свидетельствует систематическая уступка права требования на квартиры с целью извлечения прибыли; короткий срок нахождения имущественного права в собственности; устойчивая связь с продавцом (покупка прав требования на квартиры у <данные изъяты>

Отказывая в удовлетворении административных исковых требований Есенькиной Н.С., суд первой инстанции согласился с выводом налоговой инспекции, что деятельность Есенькиной Н.С. в 2018 году по покупке-продаже имущественных прав на объекты недвижимости являлась предпринимательской, поскольку указанные сделки носили систематический характер и были направлены на получение дохода, имущественные права находились в собственности Есенькиной Н.С. короткий срок, что исключает возможность освобождения Есенькиной Н.С. от налогообложения и применение имущественного налогового вычета. При этом суд также как и налоговый орган не усмотрел оснований для применения к нему профессионального налогового вычета, так как он не зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя. Одновременно суд первой инстанции пришел к выводу о наличии основания для удовлетворения встречных административных исковых требований, поскольку заявленные ко взысканию с Есенькиной Н.С. денежные суммы, установленные по результатам налоговой проверки решением налоговой инспекции №3058 от 18 октября 2019 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, законность которого была предметом судебной проверки, уплачены не были, срок обращения в суд за взысканием задолженности налоговым органом не пропущен.

Оценив представленные в суд доказательства, соотнеся их с нормами права, судебная коллегия не может согласиться с выводами суда первой инстанции.

В силу ст. 57 Конституции РФ каждый обязан уплачивать законно установленные налоги и сборы. Аналогичная обязанность установлена п. 1 ст. 3 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 207 НК РФ налогоплательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников, в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

К доходам от источников в Российской Федерации относятся доходы от реализации недвижимого имущества, находящегося в Российской Федерации (подп. 5 п. 1 ст. 208 НК РФ).

В порядке п. 1 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение, которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ.

Исчисление и уплату налога в соответствии со ст. 228 НК РФ производят, в том числе физические лица – исходя из сумм, полученных от продажи имущества, принадлежащего этим лицам на праве собственности, и имущественных прав, за исключением случаев, предусмотренных п. 17.1 ст. 217 НК РФ, когда такие доходы не подлежат налогообложению (подп. 2 п. 1 ст. 228 НК РФ).

Согласно п. 17.1 ст. 217 НК РФ (в редакции, действующей на момент отчуждения административным истцом недвижимого имущества) не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) доходы, получаемые физическими лицами, являющимися налоговыми резидентами Российской Федерации, за соответствующий налоговый период:

от продажи объектов недвижимого имущества, а также долей в указанном имуществе с учетом особенностей, установленных статьей 217.1 настоящего Кодекса;

от продажи иного имущества, находившегося в собственности налогоплательщика три года и более.

При этом в соответствии с абз. 4 названного пункта его положения не распространяются на доходы, получаемые физическими лицами от реализации ценных бумаг, а также на доходы, получаемые физическими лицами от продажи имущества, непосредственно используемого в предпринимательской деятельности.

На основании п. 3 ст. 210 НК РФ для доходов, в отношении которых предусмотрена налоговая ставка, установленная п. 1 ст. 224 (в размере 13%), налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных ст. ст. 218-221 НК РФ.

Также, исходя из подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ (в редакции, действующей на момент отчуждения административным истцом недвижимого имущества), при определении размера налоговой базы в соответствии с п. 3 ст. 210 настоящего Кодекса налогоплательщик имеет право на получение имущественного налогового вычета при продаже имущества, а также доли (долей) в нем, доли (ее части) в уставном капитале общества, при выходе из состава участников общества, при передаче средств (имущества) участнику общества в случае ликвидации общества, при уменьшении номинальной стоимости доли в уставном капитале общества, при уступке прав требования по договору участия в долевом строительстве (по договору инвестирования долевого строительства или по другому договору, связанному с долевым строительством).

Данный имущественный налоговый вычет предоставляется в размере доходов, полученных налогоплательщиком в налоговом периоде от продажи жилых домов, квартир, комнат, включая приватизированные жилые помещения, дач, садовых домиков или земельных участков или доли (долей) в указанном имуществе, находившихся в собственности налогоплательщика менее минимального предельного срока владения объектом недвижимого имущества, установленного в соответствии со ст. 217.1 настоящего Кодекса, не превышающем в целом 1 000 000 рублей (подп. 1 п. 2 ст. 220 НК РФ).

В силу подп. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ вместо получения имущественного налогового вычета в соответствии с подпунктом 1 настоящего пункта налогоплательщик вправе уменьшить сумму своих облагаемых налогом доходов на сумму фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением этого имущества. При продаже доли (ее части) в уставном капитале общества, при выходе из состава участников общества, при передаче средств (имущества) участнику общества в случае ликвидации общества, при уменьшении номинальной стоимости доли в уставном капитале общества, при уступке прав требования по договору участия в долевом строительстве (по договору инвестирования долевого строительства или по другому договору, связанному с долевым строительством) налогоплательщик вправе уменьшить сумму своих облагаемых налогом доходов на сумму фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением этого имущества (имущественных прав).

Предусматривая в НК РФ возможность применения имущественного налогового вычета при продаже имущества и уступке прав требования для целей исчисления и уплаты налога на доходы физических лиц, федеральный законодатель указал, что соответствующее регулирование не применяется в отношении доходов, полученных от продажи недвижимого имущества, которое использовалось в предпринимательской деятельности (подп. 4 п. 2 ст. 220).

Таким образом, определяющее значение для целей определения доходов, не подлежащих налогообложению, а также получения имущественного налогового вычета имеет, помимо минимального предельного срока владения объектом недвижимого имущества, характер использования имущества.

Из материалов дела усматривается и сторонами не оспаривалось, что на момент заключения договоров уступки права требования Есенькина Н.С. в установленном законом порядке не была зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя.

Исходя из абз. 3 ст. 2 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), под предпринимательской деятельностью понимается деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг, которая осуществляется самостоятельно на свой риск лицом, зарегистрированным в установленном законом порядке в качестве индивидуального предпринимателя.

В силу требований п. 1 ст. 23 ГК РФ у физического лица при осуществлении предпринимательской деятельности возникает обязанность зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя.

Гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением требований п. 1 приведенной статьи, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем (п. 4 этой же нормы).

Абзацем 4 п. 2 ст. 11 НК РФ предусмотрено, что физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей в нарушение требований гражданского законодательства Российской Федерации, при исполнении обязанностей, возложенных на них поименованным Кодексом, не вправе ссылаться на то, что они не являются индивидуальными предпринимателями.

Из совокупного анализа приведенных правовых предписаний следует, что законодатель связывает необходимость регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя с осуществлением им предпринимательской деятельности, указанной в п. 1 ст. 2 ГК РФ, о наличии которой в действиях гражданина могут свидетельствовать, в частности, приобретение имущества с целью последующего извлечения прибыли от его использования или реализации.

Таким образом, для исполнения налоговых обязанностей отсутствие государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя не имеет значения. В связи с этим, любое физическое лицо, которое на свой риск осуществляет операции, направленные на систематическое получение прибыли от реализации товаров (работ, услуг) или использования имущества, должно выполнять налоговые обязательства как индивидуальный предприниматель.

В этом контексте о наличии в действиях гражданина признаков предпринимательской деятельности может свидетельствовать изготовление (приобретение) имущества с целью последующего извлечения прибыли от его использования или реализации, хозяйственный учет операций, связанных с осуществлением сделок, взаимосвязанность всех совершенных гражданином в определенный период времени сделок.

В отношении деятельности по приобретению и реализации объектов недвижимости вывод о ее предпринимательском характере также может быть сделан с учетом множественности (повторяемости) данных операций, непродолжительного периода времени нахождения имущества в собственности гражданина. Данная правовая позиция отражена в постановлении Президиума ВАС РФ от 18 июня 2013 года № 18384/12, постановлении Президиума ВАС РФ от 29 октября 2013 года № 6778/13.

При этом, поскольку ведение предпринимательской деятельности связано с хозяйственными рисками, для отнесения деятельности к предпринимательской существенное значение имеет не факт получения прибыли, а направленность действий лица на ее получение.

Анализ представленных выше документов позволяет сделать вывод, что Есенькина Н.С. систематически на протяжении 2018 года осуществляла покупку и продажу прав требований по договорам, связанным с долевым строительством, с получением прибыли. При этом, как обоснованно указал суд первой инстанции, имущественные права находились в собственности Есенькиной Н.С. короткий срок. В свою очередь административным истцом не подтверждено, что уступленные в 2018 году права требования использовались в личных, семейных и иных, не связанных с предпринимательскими целях.

Таким образом, деятельность Есенькиной Н.С. обоснованно была признана налоговым органом предпринимательской, в связи с чем она не подлежала освобождению от налогообложения и не имела права на получение имущественного налогового вычета, поэтому с 01 января 2018 года по 31 декабря 2018 года являлся плательщиком НДФЛ и на основании ст. 220 НК РФ была обязана исчислять и уплачивать НДФЛ в бюджет.

Вместе с тем, доводы апелляционной жалобы о необходимости применения профессионального налогового вычета, предусмотренного ст. 221 НК РФ, заслуживают внимание.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в определениях от 14 июля 2011 года № 1017-О-О и от 22 марта 2012 года № 407-О-О, в случае получения индивидуальными предпринимателями доходов от продажи принадлежащего им на праве собственности имущества, которое использовалось в предпринимательской деятельности, они не могут уменьшить налоговую базу по налогу на доходы физических лиц в порядке реализации права на имущественный налоговый вычет. Равным образом в этом случае у них отсутствует возможность воспользоваться правом на уменьшение суммы облагаемых налогом доходов на сумму фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, связанных с получением этих доходов, в порядке пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ. Вместе с тем в соответствии с п. 1 ст. 221 НК РФ индивидуальный предприниматель вправе воспользоваться профессиональным налоговым вычетом в сумме фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов. Такое регулирование принято законодателем в рамках предоставленной ему дискреции в вопросах налогообложения и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.

Как установлено п. 1 ст. 221 НК РФ, при исчислении налоговой базы в соответствии с п. 3 ст. 210 НК РФ право на получение профессиональных налоговых вычетов имеют налогоплательщики, указанные в п. 1 ст. 227 названного Кодекса (физические лица, зарегистрированные в установленном действующим законодательством порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица), – в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов. При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой «Налог на прибыль организаций».

Если налогоплательщики не в состоянии документально подтвердить свои расходы, связанные с деятельностью в качестве индивидуальных предпринимателей, профессиональный налоговый вычет производится в размере 20 процентов общей суммы доходов, полученной индивидуальным предпринимателем от предпринимательской деятельности. Настоящее положение не применяется в отношении физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей (абз. 4 п. 1 ст. 221 НК РФ).

В пункте 8 постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 года № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при толковании положений абзаца 4 пункта 1 статьи 221 НК РФ судам необходимо исходить из того, что предоставление индивидуальному предпринимателю – плательщику НДФЛ права при отсутствии подтверждающих документов применить профессиональный налоговый вычет в определенном этой нормой размере не лишает его возможности вместо реализации названного права доказывать фактический размер соответствующих расходов применительно к правилам подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ.

Из вышеизложенного следует, что запрет на профессиональный налоговый вычет в размере 20 процентов общей суммы доходов в отношении физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, не исключает обязанность предоставить профессиональный вычет в сумме документально подтвержденных расходов. При этом налогоплательщик вправе через подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ доказывать размер таких расходов.

В соответствии с подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Применяя названную норму, необходимо учитывать, что при определении налоговым органом на ее основании сумм налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем должны быть определены не только доходы налогоплательщика, но и его расходы.

Следовательно, если доход физического лица, не зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, получен им в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, что приравнивается к деятельности индивидуального предпринимателя даже при отсутствии у физического лица соответствующего статуса, такое лицо не может быть лишено права на учет экономически обоснованных и документально подтвержденных расходов, связанных с извлечением прибыли, а именно профессиональных налоговых вычетов, предусмотренных статьей 221 НК РФ.

Таким образом, Есенькиной Н.С., как физическому лицу, не имеющему статуса индивидуального предпринимателя, но осуществляющего соответствующую деятельность, должно быть предоставлено право на учет профессиональных расходов, связанных с возникновением объекта налогообложения, несмотря на отсутствие статуса индивидуального предпринимателя.

В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ в целях главы «Налог на прибыль организаций» налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, при этом под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, а под документально подтвержденными расходами – затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Факт несения Есенькиной Н.С. расходов по приобретению вышеперечисленных прав по договорам уступки на общую сумму 9 605 360 руб. подтвержден материалами налоговой проверки и настоящего дела, не оспаривался представителями налогового органа.

Таким образом, налогооблагаемая база в 2018 году в связи с уступкой прав требований с учетом профессионального налогового вычета составит 178 640 руб. ( 9 784 000 руб. – 9 605 360 руб.).

Соответственно, сумма НДФЛ, подлежащая уплате в бюджет, равна 23223 руб. (178 640 руб. х 13 %). Данная сумма согласно чеку по операции от 11 июля 2019 года № 795282 оплачена Есенькиной Н.С.в бюджет, что также не оспаривалось представителями налогового органа.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия не усматривает наличие у Есенькиной Н.С. недоимки по НДФЛ за 2018 год.

На основании п. 2 ст. 57 НК РФ при уплате налога и сбора с нарушением срока уплаты налогоплательщик уплачивает пени в порядке и на условиях, предусмотренных НК РФ.

В порядке п. 4 ст. 228 НК РФ общая сумма налога, подлежащая уплате в соответствующий бюджет, исчисленная исходя из налоговой декларации с учетом положений настоящей статьи, уплачивается по месту жительства налогоплательщика в срок не позднее 15 июля года, следующего за истекшим налоговым периодом.

Поскольку НДФЛ за 2018 год был оплачен Есенькиной Н.С. в установленный законом срок, оснований для начисления пеней не имеется.

Налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, плательщика страховых взносов, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность (ст. 106 НК РФ).

В силу п. 1 ст. 122 НК РФ неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора, страховых взносов) в результате занижения налоговой базы (базы для исчисления страховых взносов), иного неправильного исчисления налога (сбора, страховых взносов) или других неправомерных действий (бездействия), если такое деяние не содержит признаков налоговых правонарушений, предусмотренных статьями 129.3 и 129.5 настоящего Кодекса, влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора, страховых взносов).

Между тем по настоящему делу не установлены неуплата или неполная уплата Есенькиной Н.С. НДФЛ в результате занижения налоговой базы, следовательно, наложение на него штрафа в порядке п. 1 ст. 122 НК РФ нельзя признать правомерным.

Исходя из смысла ст.ст. 226, 227 КАС РФ, для удовлетворения административного искового заявления об оспаривании решения органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суду необходимо установить совокупность условий, а именно нарушение данным решением прав, свобод и законных интересов административного истца, своевременность его обращения в суд, несоответствие решения нормативным правовым актам.

В связи с тем, что решение ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска №3058 от 18 октября 2019 года не соответствует нормативным правовым актам, нарушает имущественные права административного истца, поскольку незаконно возлагает на него обязанность произвести оплату налога, пени и штрафа, судебная коллегия признает его незаконным.

Согласно пп. 1, 4 ч. 2 ст. 310 КАС РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

На основании п. 2 ст. 309 КАС РФ по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления суд апелляционной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции полностью или в части и принять по административному делу новое решение.

Поскольку, рассматривая дело, суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, неправильно применил нормы материального права, что привело к незаконному и необоснованному решению, оно подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении административного иска Есенькиной Н.С. и отказе в удовлетворении встречного административного иска ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска.

Руководствуясь ст.ст. 309, 311 КАС РФ, судебная коллегия

определила:

решение Курчатовского районного суда г. Челябинска от 23 июня 2020 года отменить, принять по делу новое решение.

Административное исковое заявление Есенькиной Натальи Сергеевны к ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска, УФНС России по Челябинской области об оспаривании решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения удовлетворить.

Признать незаконным решение ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска от 18 октября 2019 года № 3058 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, вынесенное в отношении Есенькиной Натальи Сергеевны.

В удовлетворении встречного административного иска ИФНС России по Курчатовскому району г. Челябинска к Есенькиной Наталье Сергеевне о взыскании недоимки по налогу на доходы физических лиц, задолженности по пеням и штрафа отказать.

Кассационная жалоба (представление) может быть подана через суд первой инстанции в течение шести месяцев со дня вынесения апелляционного определения в Седьмой кассационный суд общей юрисдикции.

Председательствующий

Судьи