НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Алтайского краевого суда (Алтайский край) от 28.01.2016 № 22-6377/2015

Судья Емельянова Е.В. Дело N 22-94/2016

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Барнаул 28 января 2016 года

Суд апелляционной инстанции Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Бусаргиной Г.Л.,

судей Ведищевой Л.А., Гавриченкова А.М.,

с участием прокурора Блохина А.В., Ястребиловой О.В.,

адвоката Шмакова С.А.,

при секретаре Кейш К.А.,

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Шмакова С.А. на приговор Индустриального районного суда г. Барнаула от 19 октября 2015 года, которым

ОСЬКИН А. А., <данные изъяты> несудимый,

- осужден по ч.1 ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы, со штрафом в доход государства в размере 100 000 рублей. С применением ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года и возложением дополнительных обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, периодически один раз в месяц являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденного, в дни установленные, установленные данным органом.

Заслушав доклад судьи Ведищевой Л.А., выслушав пояснения адвоката Шмакова С.А., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокуроров Блохина А.В. и Ястребиловой О.В., просивших приговор оставить без изменения, как законный и обоснованный, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

Оськин А.А. признан виновным в приготовлении к мошенничеству, то есть в приготовлении к хищению чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Преступление совершено в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ в <адрес>, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Оськин А.А. вину не признал.

В апелляционной жалобе адвокат Шмаков С.А. просит приговор отменить, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, вынести в отношении Оськина А.А. оправдательный приговор.

В обоснование доводов ссылается на то, что не установлен факт подписания договора о продаже автомобиля <данные изъяты> между ОАО “<данные изъяты>» и Г.А.А., поскольку заключение эксперта № *** от ДД.ММ.ГГ, предметом которого был договор купли продажи от ДД.ММ.ГГ автомобиля Г.А.А., признано недопустимым доказательством. Кроме того, не подтвержден вывод суда о том, что Оськин А.А. предпринял меры к подписанию договора о продаже указанного автомобиля за сумму <данные изъяты> рублей, до которой якобы была снижена балансовая стоимость данного автомобиля. Утверждение суда об использовании В.В.А. и Оськиным А.А. фиктивных документов о ДТП, об оценке автомобиля с учетом повреждений, считает незаконным, поскольку обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 327 УК РФ им не предъявлялось. Неправильным является вывод суда о том, что преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам, поскольку период приготовления к преступлению судом обозначен с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ, а невозможность довести умысел до конца по независящим обстоятельствам, связна с проведением ревизионной проверки с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ, при этом не дано оценки периоду с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ.

В возражениях государственный обвинитель Ястребилова О.В. просит приговор суда в отношении Оськина А.А. оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции принимает следующее решение.

Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, а также глав 37-39 УПК РФ, регламентирующих процедуру рассмотрения уголовного дела.

Фактические обстоятельства содеянного Оськиным А.А. были судом установлены на основании:

-показаний представителя потерпевшего Ш.Р.М. (<данные изъяты>), о том, что в ходе ревизионной проверки ОАО «<данные изъяты>» в период с 07 по ДД.ММ.ГГ был выявлен факт покупки ДД.ММ.ГГ директором ОАО «<данные изъяты>» В.А.А. автомобиля марки <данные изъяты> за <данные изъяты> рублей. Впоследствии себестоимость автомобиля была списана на операции и контрагентов, не имеющих отношения к себестоимости данного автомобиля: ДД.ММ.ГГ<данные изъяты> рублей; ДД.ММ.ГГ - <данные изъяты> рублей; ДД.ММ.ГГ<данные изъяты> рублей. Обосновывая списание денежных средств, главный бухгалтер ОАО «<данные изъяты>» Г.Т.В. сослалась на указание В.А.А. и предъявила следующие документы: справку о дорожно-транспортном происшествии и объяснение водителя С.А.И., из которых следует, что ДД.ММ.ГГ водитель попал в ДТП, в результате которого автомобиль <данные изъяты> перевернулся; приказ о проведении служебной проверки и акт от ДД.ММ.ГГ, согласно которому водитель виновным признан не был; договор № *** о консультационном обслуживании от ДД.ММ.ГГ, заключенный между ОАО «<данные изъяты>» в лице генерального директора В.А.А. и ООО «<данные изъяты>» в лице Ш.А.С., на основании которого было проведено исследование о рыночной стоимости автомобиля <данные изъяты>., и установлено, что ремонт автомобиля мог составить <данные изъяты> рублей, автомобиль оценен в <данные изъяты> рублей; договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГ, заключенный между ОАО «<данные изъяты>» в лице исполнительного директора Оськина А.А. и Г.А.А., согласно которому ОАО «Алтай-Лада» продало Г.А.А. автомобиль <данные изъяты> за <данные изъяты> рублей, данная денежная сумма внесена Г.А.А.ДД.ММ.ГГ. На момент ревизионной проверки сумма находилась на счете ОАО «<данные изъяты>», и была возвращена ДД.ММ.ГГ на основании расходного кассового ордера.

При установлении обстоятельств ДТП, было выявлено, что в архиве ГИБДД ГУВД по <данные изъяты> краю сведения о ДТП якобы произошедшем ДД.ММ.ГГ с участием автомобиля <данные изъяты>, отсутствуют; инспектор ДПС К.Г.Б., ДТП с участием автомобиля <данные изъяты> он не оформлял. Со слов Ш.А.С. стало известно, что ДД.ММ.ГГ он, по просьбе Оськина А.А., подготовил заключение о стоимости ремонта автомобиля <данные изъяты> на основании списка повреждений, предоставленных заказчиком, при этом сам автомобиль и его фото он не видел. Работники цеха салона-магазина и предпродажной подготовки, а также охраны ОАО «<данные изъяты>», пояснили, что автомобиль <данные изъяты> красного цвета на территории цехов они не видели. Оськин А.А. пояснял, что он выезжал на место ДТП, откуда забрал водителя и вместе с ним уехал, кто и куда эвакуировал автомобиль, он не знает. В.А.А. пояснял, что автомобиля <данные изъяты> в ОАО «<данные изъяты>» после совершения ДТП не было, была проведена оценка, после чего автомобиль увезли, возможно разобрали по запчастям и продали. На его просьбу о выдаче оригиналов документов по автомобилю <данные изъяты>, В.А.А. было отказано, Г.Т.В. были предоставлены подлинные документы с которых были сняты копии: договор купли-продажи данного автомобиля у ООО «<данные изъяты>», справка о ДТП с автомобилем <данные изъяты>, акт от ДД.ММ.ГГ с перечислениями повреждений автомобиля <данные изъяты>, приказ о служебном расследовании в связи с аварией автомобиля <данные изъяты>, договор купли-продажи автомобиля <данные изъяты>, подписанный Оськиным А.А. и Г.А.А., во всех документах имелись подписи перечисленных в документах лиц, в том числе подписи Оськина А.А. и В.А.А. Таким образом, он подтверждает наличие оригиналов вышеуказанных документов в бухгалтерии ОАО «<данные изъяты>» ДД.ММ.ГГ. В ходе смены генерального директора Общества была обнаружена пропажа указанных документов.

После проведения аудиторской проверки, установлено, что ДД.ММ.ГГ между ОАО «<данные изъяты>» в лице исполнительного директора Оськина А.А. и С.А.И. был заключен договор купли-продажи, согласно которому ОАО «<данные изъяты>» продало автомобиль <данные изъяты>С.А.И. за <данные изъяты> рублей, указанная сумма была зачислена на счет общества. ДД.ММ.ГГ данная сумма была возвращена С.А.И., при этом расходно-кассовые ордера подписаны В.А.А. Акты приема-передачи автомобиля <данные изъяты> при продаже автомобиля и в первом, и во втором случае отсутствуют. ДД.ММ.ГГ данный автомобиль был обнаружен в ангаре ОАО «<данные изъяты>», в ходе осмотра которого установлено, что он находится в исправном состоянии, никаких механических повреждений не имеет, капитальный ремонт не проводился.

В ходе очной ставки с обвиняемым В.А.А.Ш.Р.М. подтвердил свои показания, настаивая на том, что В.А.А. отказался передать ему оригиналы документов, пообещав предоставить заверенные копии. Впоследствии со слов Г.Т.В., ему стало известно, что В.А.А. отказался заверять копии документов, забрав их.

В ходе очной ставки с обвиняемым Оськиным А.А. свидетель Ш.Р.М. показал, что Оськин А.А. на его просьбу предоставил написанное от руки объяснение, устно пояснив, что выезжал на место ДТП, откуда забрал водителя С.А.И. Также Ш.Р.М. настаивал на своих показаниях об обозрении при проведении ревизионной проверки акта с перечислением повреждений автомобиля <данные изъяты>, в котором имелась подпись от имени Оськина А.А., наличие таковой подписи в договоре купли-продажи автомобиля <данные изъяты> с физическим лицом Г.А.А., о снятии копий с данных документов;

- свидетеля Щ.О.Н. - члена ревизионной комиссии, (данных на следствии и оглашенных в судебном заседании), который дал показания аналогичные показаниям Ш.Р.М., и подтвердил, что в ходе ревизионной проверки главный бухгалтер ОАО «<данные изъяты>» Г.Т.В., в обоснование списания себестоимости автомобиля <данные изъяты>, предоставила справку о ДТП с указанным автомобилем, договор купли-продажи данного автомобиля у ООО «<данные изъяты>», акт от ДД.ММ.ГГ с перечислениями повреждений автомобиля <данные изъяты>, приказ о служебном расследовании в связи с аварией автомобиля <данные изъяты>, договор купли-продажи автомобиля <данные изъяты>, подписанный Оськиным А.А. и Г.А.А. При этом Г.Т.В. отказалась выдать им оригиналы указанных документов без прямого указания В.А.А.;

- показаниями представителя потерпевшего Ч.Т.Г. о том, что в ходе ревизионной проверки ДД.ММ.ГГ выявлен ряд нарушений в ООО «<данные изъяты>». Из представленных документов и пояснений стало известно, что ДД.ММ.ГГ автомобиль <данные изъяты>, под управлением С.А.И. попал в ДТП. Созданной приказом директора В.А.А. комиссией в составе: исполнительного директора – Оськина А.А., главного механика О.А.К., зам. директора по общим вопросам – Ш.А.А., составлен акт осмотра автомобиля, сделан вывод о нецелесообразности ремонта данного автомобиля, водитель виновником ДТП не признан. На основании заключения рыночная стоимость автомобиля определена в <данные изъяты> рублей. Согласно договора купли –продажи от ДД.ММ.ГГ, между ОАО «<данные изъяты> и Г.А.А., автомобиль продан Г.А.А. за <данные изъяты> рублей, деньги внесены в кассу, акт приема-передачи отсутствует. Данная сделка вызвала сомнения, поскольку в обществе имелся еще один договор купли-продажи, заключенный между ОАО «<данные изъяты>» в лице Оськина А.А. и С.А.И., по которому общество продало автомобиль <данные изъяты>С.А.И. за <данные изъяты> рублей, указанная сумма была оприходована в кассу, акт приема передачи также отсутствовал, впоследствии данная денежная сумма возвращена С.А.И. Кроме того, установлен факт списания основной доли себестоимости этого автомобиля до совершения ДТП. ДД.ММ.ГГ данный автомобиль обнаружен в одном из помещений ОАО «<данные изъяты>» без каких-либо видимых повреждений.

- показаний свидетеля Б.Е.В., которая дала показания аналогичные показаниям Ч.Т.Г., дополнив, что себестоимость автомобиля была восстановлена к ДД.ММ.ГГ, путем корректировки в бухгалтерском учете данных о стоимости автомобиля;

-показаний свидетеля Г.Т.В. (главного бухгалтера ОАО «<данные изъяты>» в <данные изъяты> году) о том, что ДД.ММ.ГГ ОАО «<данные изъяты>» по решению генерального директора В.А.А. приобретен автомобиля <данные изъяты> для дальнейшей продажи. За период её работы данный автомобиль не продавался. Списание себестоимости могло произойти в связи с бухгалтерской ошибкой, которая впоследствии была исправлена, себестоимость восстановлена. ДД.ММ.ГГС.А.И. вносил в кассу ОАО «<данные изъяты>» денежные средства в размере <данные изъяты> рублей в качестве предоплаты за данный автомобиль, впоследствии указанная сумма была ему возращена, в связи с его отказом от сделки;

- показаний свидетеля С.А.И. о том, что в ДД.ММ.ГГ ОАО «<данные изъяты>» был приобретен автомобиль <данные изъяты>, который он забрал по доверенности в ООО «<данные изъяты>» и перегнал в ОАО «<данные изъяты>», ключи и документы на автомобиль отдал В.А.А.ДД.ММ.ГГ он, по поручению своего знакомого, вносил в кассу «<данные изъяты>» деньги на приобретение данного автомобиля, впоследствии знакомый отказался от сделки и деньги ему были возвращены. Автомобиль <данные изъяты> территорию Общества не покидал, в ДТП не попадал;

- показаний свидетеля Г.А.А. о том, что ДД.ММ.ГГ он решил приобрести автомобиль <данные изъяты> в ОАО «<данные изъяты>» для чего подписал предварительный договор, оплатил в кассу <данные изъяты> рублей. На наименование приобретаемого автомобиля в договоре, внимания не обращал. Поскольку через некоторое время он узнал, что стоимость автомобиля, который он намеревался приобрести, была повышена, он отказался от сделки, забрав деньги из кассы;

- показаний свидетеля С.А.Н. (секретаря генерального директора ОАО «<данные изъяты>» с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ) данных на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании, показавшей, что ДД.ММ.ГГ, по указанию главного бухгалтера Г.Т.В. или исполнительного директора Оськина А.А., точно не помнит, ею был напечатан на компьютере акт об осмотре комиссией автомобиля <данные изъяты> после ДТП, который затем был подписан Оськиным А.А., О.А.К. и Ш.А.А.;

- показаний свидетеля Ш.А.А. о том, что ДД.ММ.ГГ секретарь директора ОАО «<данные изъяты>» просила его подписать акт о повреждении автомобиля <данные изъяты>, на котором ездил В.А.А., он подписал данный акт не читая, так как был без очков;

- показаний свидетеля О.А.К., о том, что ДД.ММ.ГГ он вместе с Т.К.В., обнаружили в дальнем ангаре ОАО «<данные изъяты>» автомобиль <данные изъяты>, без повреждений. Акт осмотра автомобиля от ДД.ММ.ГГ он не подписывал;

- показаний свидетелей Ю.В.А. и К.А.И., Ш.Е.В., Б.А.О., Ш.В.В., И.В.А., Л.И.В., Б.А.В., К.А.С., (сотрудников ОАО «<данные изъяты>») о том, что автомобиль <данные изъяты> в организации в <данные изъяты> году они не видели, указанный автомобиль был выставлен на продажу ДД.ММ.ГГ;

- показаний свидетеля К.Г.Б., о том, что на ДТП с участием автомобиля <данные изъяты> по <адрес> он не выезжал, документы по данному ДТП не оформлял. Копия справки о ДТП от ДД.ММ.ГГ составлена не им, подпись и почерк ему не принадлежат;

- показаний свидетеля Ш.А.С. (генерального директора ООО «<данные изъяты>»), который в <данные изъяты> году, по просьбе Оськина А.А., составил консультационное заключение по вероятной стоимости восстановительного ремонта автомобиля <данные изъяты> после ДТП и его остаточной стоимости, без предоставления автомобиля. Данные показания Ш.А.С. подтвердил в ходе очной ставки с Оськиным А.А.;

- показаний свидетеля Т.К.В., пояснившего, что при передаче ему, как вновь назначенному директору ООО «<данные изъяты>», документации общества, также были переданы ключи и ПТС от автомобиля <данные изъяты>, сам автомобиль был обнаружен в ангаре общества без повреждений;

- показаний свидетеля К.Л.А. (бухгалтера ОАО «<данные изъяты>»), о том, что ДД.ММ.ГГ от С.А.И. была принята сумма <данные изъяты> рублей, затем указанная сумма, по указанию директора В.А.А., была возращена С.А.И.;

-показаний свидетеля Е.А.Н. (системного администратора ОАО «<данные изъяты>» с ДД.ММ.ГГ), пояснившего, что в результате осмотра системного блока с установленной программой «1С» было установлено, что документ поступления товара (автомобиль ООО «<данные изъяты>») был создан ДД.ММ.ГГ, затем в него неоднократно вносились изменения. Бухгалтерские справки: № ***, № ***, № ***, создавались задними числами в <данные изъяты><данные изъяты> года, <данные изъяты>. Внесение частых изменений в документ, скорее всего, связано с тем, что корректировались бухгалтерские проводки, то есть искусственно занижались показатели себестоимости автомобиля, которые впоследствии были восстановлены. Бухгалтерская справка № ***, согласно которой возвращается себестоимость автомобиля, в базе «1С: бухгалтерия» вступает в силу ДД.ММ.ГГ, хотя фактически была создана ДД.ММ.ГГ, бухгалтерская справка № ***, вступает в силу ДД.ММ.ГГ, хотя фактически была создана ДД.ММ.ГГ;

-показаний свидетеля Г.А.И., о том, что в базе данных ОАО «<данные изъяты>» договоров купли-продажи или предварительной продажи автомобилей с Г.А.А., ДД.ММ.ГГ, не зарегистрировано;

- приказов о приеме на работу в ОАО «<данные изъяты>»: В.А.А. - на должность генерального директора, Оськина А.А. - на должность исполнительного директора; трудового договора с генеральным директором В.А.А.; Устава ОАО «<данные изъяты>»;

- протоколов выемки в ООО «<данные изъяты>» и осмотра, договора купли-продажи товара № *** от ДД.ММ.ГГ, платежных поручений № *** от ДД.ММ.ГГ, № *** от ДД.ММ.ГГ, № *** от ДД.ММ.ГГ, № *** от ДД.ММ.ГГ, счет-фактуры № *** от ДД.ММ.ГГ, товарной накладной № *** от ДД.ММ.ГГ, доверенности № *** от ДД.ММ.ГГ, копии ПТС № ***, которыми подтвержден факт приобретения ОАО «<данные изъяты>» автомобиля <данные изъяты>. за <данные изъяты> рублей;

- протоколов выемки у представителя потерпевшего Ч.Т.Г. CD-R диска и осмотра данного диска, на котором установлено наличие фотографий приказа №*** от ДД.ММ.ГГ «О служебном расследовании в связи с аварией автомобиля <данные изъяты> и акта от ДД.ММ.ГГ, утвержденного В.А.А., об осмотре комиссией, в состав которой входил Оськин А.А., автомобиля <данные изъяты> после ДТП с указанием перечня полученных в ДТП повреждений, с подписью Оськина А.А.;

- протокола выемки договора № *** о консультационном обслуживании от ДД.ММ.ГГ, акта осмотра автомобиля <данные изъяты>, акта приема передачи, из которых усматривается, что ОАО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» заключили договор по составлению заключения специалиста о рыночной стоимости автомобиля <данные изъяты>, с учетом аварийного состояния; согласно акту осмотра автомобиля (предоставленного заказчиком) автомобиль имеет аварийное состояние, с указанием повреждений;

- заключения эксперта № *** от ДД.ММ.ГГ, о выполнении Оськиным А.А. подписей в договоре № *** о консультационном обслуживании от ДД.ММ.ГГ в реквизите «заказчик», в акте приема передачи о том, что обязательства по составлению письменного заключения специалиста о рыночной стоимости <данные изъяты> выполнены в полном объеме, в реквизите «заказчик», в акте осмотра автомобиля <данные изъяты> в реквизите «подпись»;

- протокола выемки у системного администратора ОАО «<данные изъяты>» Е.А.Н. по <адрес>, жесткого диска <данные изъяты>; протокола осмотра указанного жесткого диска, в ходе которого обнаружены бухгалтерские справки №№ ***, ***, ***, которые создавались в <данные изъяты> года, <данные изъяты>, так бухгалтерская справка № ***, согласно которой возвращается себестоимость автомобиля, в базе «1С: бухгалтерия» вступает в силу ДД.ММ.ГГ, хотя фактически была создана ДД.ММ.ГГ, бухгалтерская справка № ***, вступает в силу ДД.ММ.ГГ, хотя фактически была создана ДД.ММ.ГГ;

- заключения эксперта № *** от ДД.ММ.ГГ, согласно которому информационные базы данных «1С», расположенные на предоставленном внешнем НЖМД, имеют разногласия между датами, указанными в документах, и датами создания и изменения документов, зарегистрированными в базе данных;

- протокола осмотра места происшествия служебного компьютера «<данные изъяты>», находящегося в приемной генерального директора ОАО «<данные изъяты>», расположенной по <адрес> в ходе которого в папках «мои документы//разное//акт» обнаружен текстовый документ с названием «акт», содержащим информацию о том, что комиссия в составе Оськина А.А., Ш.А.А. и О.А.К. считает экономически нецелесообразным проведение восстановительного ремонта автомобиля <данные изъяты>;

-сообщения ГУМВД России по г. <данные изъяты>, из которого следует, что ДД.ММ.ГГ ДТП с участием автомобиля <данные изъяты>, не зарегистрировано;

- протоколов выемки в ОАО «<данные изъяты>» расходного кассового ордера № *** от ДД.ММ.ГГ, осмотра указанного расходного кассового ордера, согласно которому Г.А.А. возвращены денежные средства в размере <данные изъяты> рублей;

- протокола осмотра автомобиля <данные изъяты> и фототаблицы к нему от ДД.ММ.ГГ, согласно которому указанный автомобиль повреждений не имеет, каких-либо следов, указывающих на замену деталей, а также данных о том, что детали автомобиля подвергались изменениям не имеется;

- иных, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, доказательств.

Согласно требованиям ст.ст. 73,87,88 УПК РФ суд дал надлежащую оценку всем представленным сторонами доказательствам с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности- достаточности для разрешения дела по существу. Мотивы принятого судом решения по результатам оценки доказательств, а также выводы суда о том, почему одни доказательства признаны достоверными, другие отвергнуты, изложены в приговоре, как того требует ст. 307 УПК РФ. Противоречий в выводах суд не допустил.

Суд правильно квалифицировал действия Оськина А.А. по ч.4 ст. 159 УК РФ как приготовление к мошенничеству, то есть приготовление к хищению чужого имущества, путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

В судебном заседании достоверно установлено, что В.А.А. и Оськин А.А., в целях хищения имущества ОАО «<данные изъяты>» в особо крупном размере - автомобиля <данные изъяты>, стоимостью <данные изъяты> рублей, вступив в предварительный сговор, подготовили и предоставили в бухгалтерию ОАО «<данные изъяты>» не соответствующие действительности документы: акт от ДД.ММ.ГГ, утвержденный В.А.А., об осмотре комиссией, в состав которой входил Оськин А.А., автомобиля <данные изъяты> после ДТП с указанием перечня полученных в ДТП повреждений, с подписями В.А.А. и Оськина А.А.; объяснение водителя С.А.И. об имевшем место ДД.ММ.ГГ ДТП с участием данного автомобиля; поддельную справку о ДТП с указанием фиктивных повреждений автомобиля; заключение специалиста о рыночной стоимости автомобиля <данные изъяты> с учетом аварийного состояния в <данные изъяты> рублей. Эти фиктивные документы были представлены главным бухгалтером Г.Т.В. представителю потерпевшего Ш.Р.М. и свидетелю Щ.О.Н. при проведении ревизионной проверки ДД.ММ.ГГ.

Указанные обстоятельства подтверждаются, в том числе, наличием копии акта осмотра автомобиля от ДД.ММ.ГГ об аварийном состоянии автомобиля <данные изъяты>, показаниями свидетеля С.А.Н. об изготовлении ею текста указанного акта и подписании его у Оськина А.А. и Ш.А.А., а также протоколом осмотра CD-R диска, изъятого у представителя потерпевшего Ч.Т.Г., на котором установлено наличие фотографий приказа №*** от ДД.ММ.ГГ «О служебном расследовании в связи с аварией автомобиля <данные изъяты> подписанного В.А.А. и акта от ДД.ММ.ГГ, утвержденного В.А.А., об осмотре комиссией, в состав которой входил Оськин А.А., автомобиля <данные изъяты> после ДТП с указанием перечня полученных в ДТП повреждений, с подписью Оськина А.А.

Согласно показаниям свидетеля Ш.А.А. он подписал акт о повреждении автомобиля <данные изъяты> не читая, без осмотра автомобиля. При этом в данном акте уже стояли подписи Оськина А.А. и О.А.К.

Свидетель Ш.А.С. пояснил, что по просьбе Оськина А.А., он составил консультационное заключение по вероятной стоимости восстановительного ремонта автомобиля <данные изъяты> после ДТП и его остаточной стоимости, без предоставления автомобиля. Его показания подтверждаются актами изъятия у Ш.А.С. договора о консультационном обслуживании, акта приема-передачи, акта осмотра об аварийном состоянии автомобиля <данные изъяты>, подписанного Оськиным А.А., а также заключением эксперта № *** от ДД.ММ.ГГ, о выполнении Оськиным А.А. подписей в договоре о консультационном обслуживании, в актах приема передачи и осмотра автомобиля.

Кроме того, согласно показаниям представителя потерпевшего Ш.Р.М. Оськин А.А. давал ему пояснения об обстоятельствах и месте ДТП с автомобилем <данные изъяты>, В.А.А. ему также пояснял о том, что с указанным автомобилем произошло ДТП, была проведена оценка, в настоящее время место нахождения автомобиля ему не известно, возможно его разобрали по частям и продали.

Судом обоснованно признаны допустимыми и положены в основу приговора показания представителя потерпевшего Ш.Р.М. и свидетеля Щ.О.Н., поскольку они являются непротиворечивыми, последовательными, подтверждаются иными, исследованными в судебном заседании и приведенными выше доказательствами. Оснований для оговора Оськина А.А. указанными лицами не установлено.

Исходя из приведенных доказательств, должностных полномочий В.А.А., который согласно Устава и трудового договора является единоличным исполнительным органом общества и наделен полномочиями самостоятельно распоряжаться имуществом и средствами Общества, а также показаний представителя потерпевшего Ш.Р.М. о данных ему объяснениях главного бухгалтера Г.Т.В. о том, что бухгалтерские проводки по снижению себестоимости указанного автомобиля были проведены на основании указаний В.А.А. и представленных документов по ДТП, является очевидным тот факт, что решение о снижении балансовой стоимости автомобиля <данные изъяты> до <данные изъяты> рублей, и списании значительной суммы в размере <данные изъяты> рублей, было принято непосредственно генеральным директором ОАО «<данные изъяты>» В.А.А.

Указанные действия свидетельствуют о наличии умысла у В.А.А. и Оськина А.А. на совершение мошенничества.

Об этом же свидетельствуют и обстоятельства фиктивной продажи автомобиля <данные изъяты>Г.А.А., а также заключение второго договора с С.А.И. на приобретение этого же автомобиля при наличии неисполненного договора с Г.А.А.

Так, из показаний Ш.Р.М. и Щ.О.Н., признанных судом достоверными и положенными в основу приговора, следует, что ревизионной комиссии главным бухгалтером ОАО «<данные изъяты>» Г.Т.В. был предоставлен договор от ДД.ММ.ГГ о приобретении Г.А.А. автомобиля <данные изъяты> за <данные изъяты> рублей, подписанный Г.А.А. и Оськиным А.А. Также со слов Г.А.А.Ш.Р.М. стало известно, что он приобрел в ОАО «<данные изъяты>» автомобиль <данные изъяты>.

Кроме того, согласно договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГ этот же автомобиль был продан С.А.И. за <данные изъяты> рублей, затем, ДД.ММ.ГГ, сумма, уплаченная в кассу предприятия С.А.И. по договору, была ему возвращена.

Расходным кассовым ордером, подтверждено, что только ДД.ММ.ГГГ.А.А. ОАО «<данные изъяты>» были возвращены денежные средства в размере <данные изъяты> рублей.

При этом суд обоснованно отнесся критически к показаниям свидетелей Г.Т.В. и Г.А.А., не подтвердивших свои пояснения Ш.Р.М., ввиду наличия долговременных дружеских отношений с В.А.А. и Оськиным А.А., а также благодарности за значительные денежные поощрения.

Исходя из установленных обстоятельств, а также предшествовавших действий Оськина А.А. и В.А.А. направленных на достижение конечного результата в виде завладения указанным автомобилем, у суда апелляционной инстанции, как и у суда первой инстанции, не имеется оснований не доверять показаниям представителя потерпевшего Ш.Р.М. и свидетеля Щ.О.Н., относительно того, что им в ходе проверки был предоставлен договор купли-продажи заключенный между ОАО «<данные изъяты>» в лице Оськина А.А. и Г.А.А. о приобретении автомобиля <данные изъяты> за <данные изъяты> рублей.

Вопреки доводам жалобы, суд обоснованно пришел к выводу о том, что В.А.А. и Оськин А.А. не смогли довести хищение автомобиля <данные изъяты> до конца в связи с проводимой в ОАО «<данные изъяты>» с период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ ревизионной проверкой.

При этом, как правильно указал суд, действий, свидетельствующих о добровольном отказе В.А.А. и Оськина А.А. от хищения автомобиля <данные изъяты>: восстановление балансовой стоимости автомобиля и расторжение договора с Г.А.А., предпринято не было (денежные средства, полученные от Г.А.А. по договору купли-продажи автомобиля <данные изъяты>, находились на счете предприятия до ДД.ММ.ГГ). То есть, дальнейшие действия стали невозможны после проведения ревизионной проверки и преступный результат не наступил по не зависящим от них обстоятельствам, в связи с чем, добровольный отказ, вопреки утверждению адвоката, исключается.

Вывод суда о наличии между В.А.А. и Оськиным А.А. предварительного сговора на хищение, принадлежащего ОАО «<данные изъяты>» автомобиля <данные изъяты>, является правильным, поскольку подтверждается их активными и согласованными действиями по изданию В.А.А. приказа о служебном расследовании в связи с аварией автомобиля <данные изъяты>, в состав комиссии для установления причин аварии включен Оськин А.А.; составлению акта от ДД.ММ.ГГ, утвержденного В.А.А., об осмотре комиссией, с участием Оськина А.А., автомобиля <данные изъяты> после ДТП с указанием перечня полученных в ДТП повреждений (при этом другим участникам комиссии, помимо Оськина А.А., о ДТП ничего не известно); проведению оценки стоимости данного автомобиля на основании акта осмотра автомобиля с указанием повреждений, подписанного Оськиным В.А.; предоставлению в бухгалтерию ОАО «<данные изъяты>» фиктивных документов о получении автомобилем <данные изъяты> при ДТП повреждений и стоимости данного автомобиля с учетом повреждений в размере <данные изъяты> рублей; указанию сотрудникам бухгалтерии на проведение операций по уменьшению балансовой стоимости автомобиля; заключению с Г.А.А. договора на приобретение автомобиля <данные изъяты> за <данные изъяты> рублей.

Вопреки утверждению в апелляционной жалобе, оснований для дополнительной квалификации действий Оськина А.А. по ст. 327 УК РФ не имелось, поскольку использование осужденным фиктивных документов является способом совершения мошенничества и охватывается указанным составом.

Таким образом, вопреки доводам жалобы, суд пришел к обоснованному выводу о том, что вина Оськина А.А. в совершении приготовления к мошенничеству, доказана.

При назначении осужденному наказания судом правильно учтены требования ст. ст.60 УК РФ, характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности виновного, смягчающие ответственность обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Судом верно установлено и учтено смягчающее наказание обстоятельство – наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка.

Решение о назначении осужденному наказания в виде лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ – условно, и назначением дополнительного наказания в виде штрафа, суд объективно мотивировал в приговоре, с чем соглашается и суд апелляционной инстанции.

Оснований, которые могли бы послужить поводом к назначению более мягкого вида наказания, изменения категории преступления на менее тяжкую, а также для применения положений ст. 64 УК РФ, судом обоснованно не установлено.

Таким образом, оснований к изменению или отмене приговора по доводам апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.19, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

О П Р Е Д Е Л И Л:

Приговор Индустриального районного суда г. Барнаула от 19 октября 2015 года, в отношении Оськина А. А. оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката – без удовлетворения.

Председательствующий: Г.Л.Бусаргина

Судьи: Л.А.Ведищева

А.М.Гавриченков

Судья Емельянова Е.В. Дело N 22-94/2016

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Барнаул 28 января 2016 года

Суд апелляционной инстанции Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Бусаргиной Г.Л.,

судей Ведищевой Л.А., Гавриченкова А.М.,

с участием прокуроров Блохина А.В., Ястребиловой О.В.,

адвоката Белевцова С.С.,

представителя Вагнера В.А. О.И.В.,

при секретаре Кейш К.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Белевцова С.С. на постановление Индустриального районного суда г. Барнаула от 19 октября 2015 года, которым в отношении

ВАГНЕРА В. А., <данные изъяты> несудимого,

-прекращено уголовное дело по обвинению его в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2-11 года №420 –ФЗ), ч 1 ст. 201 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2-11 года №420 –ФЗ), в соответствии с п.4 ч.1 ст. 24 УПК РФ, в связи со смертью подсудимого.

Заслушав доклад судьи Ведищевой Л.А., выслушав пояснения адвоката Белевцова С.С., представителя Вагнера В.А. – О.И.В., поддержавших доводы жалобы, мнение прокуроров Блохина А.В.и Ястребиловой О.В., просивших постановление оставить без изменения, как законное и обоснованное, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

Вагнер В.А. признан виновным в приготовлении к мошенничеству, то есть в приготовлении к хищению чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, лицом, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Преступление совершено в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ в <адрес>, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

Кроме того, Вагнер В.А. признан виновным в использовании лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц, если это деяние повлекло причинение существенного вреда законным интересам организации.

Преступление совершено в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ в <адрес>, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В ходе предварительного следствия Вагнер В.А. вину не признавал.

В апелляционной жалобе (основной и дополнительной) адвокат Белевцов С.С. просит постановление в отношении Вагнера В.А. отменить, постановив оправдательный приговор. В обоснование доводов ссылается на то, что выводы суда о приготовлении Вагнера В.А. к совершению хищения автомобиля <данные изъяты>, носят предположительный характер и опровергаются как показаниями Оськина А.А., так и свидетелей Г.Т.В., С.А.И., Г.А.А., З.С.С., Б.Е.В., а также материалами финансово-хозяйственной деятельности предприятия. Ссылаясь на показания Вагнера В.А. на предварительном следствии, указывает, что автомобиль был приобретен и поставлен на учет как товарный, Г.А.А. не продавался и продолжал находиться в собственности ОАО «<данные изъяты>» до увольнения Вагнера В.А. Показаниями Вагнера В.А. не подтверждено наличие умысла на совершение хищения указанного транспортного средства. Уменьшение балансовой стоимости автомобиля <данные изъяты>, не свидетельствует о причастности к этому Вагнера В.А., доказательств о том, кто, когда, при каких обстоятельствах и с какой целью внес изменения в балансовую стоимость автомобиля, не добыто. Из показаний свидетеля Б.Е.В. следует, что теоретически это могло быть результатом бухгалтерской ошибки. Ссылаясь на показания представителя Вагнера В.А. - О.И.В., указывает, что данный автомобиль был приобретен под конкретного клиента, который впоследствии отказался от сделки. ДД.ММ.ГГ Вагнер В.А. предпринимал попытки продать данный автомобиль за его полную собственность. Судом не дана оценка периоду времени с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ, в частности возможности довести умысел до конца, либо добровольно отказаться от доведения преступления до конца на стадии приготовления.

В материалах дела отсутствуют объективные и бесспорные доказательства, подтверждающие версию обвинения о том, что ОАО «<данные изъяты>» в результате временного выбытия из оборота денежных средств в размере <данные изъяты> рублей, а также премирования сотрудников в размере <данные изъяты> рублей, был причинен существенный вред. Ссылается, что Вагнер В.А. не был ограничен в предоставленном ему трудовым договором праве использовать средства из фонда оплаты труда, в том числе и на премирование, в рамках установленного размера фонда оплаты труда. По мнению автора жалобы, выводы суда о том, что выплата незаконных премий повлекла необходимость получения обществом кредита для расчета за поставленные ОАО «<данные изъяты>» автомобили, и как следствие причинение существенного вреда обществу, не основана на законе, поскольку целевым предназначением кредита явилось пополнение оборотных средств предприятия, тогда как премии были выплачены из фонда оплаты труда.

По мнению стороны защиты в приговоре суда отсутствуют конкретные доказательства того, что израсходованные Вагнером В.А. с корпоративной карты денежные средства существенно повлияли на деятельность ОАО «<данные изъяты>», не дана надлежащая правовая оценка тем обстоятельствам, что списание денежных средств производилось в течение года и автоматически ставилось в подотчет генеральному директору; образовавшаяся задолженность была возвращена в полном объеме в кассу общества до конца отчетного периода; в указанный период времени в обороте общества находились средства в размере <данные изъяты> рублей, то есть доля отвлеченных из оборота общества денежных средств составила менее 0,4% всего объема оборотных средств.

В возражениях государственный обвинитель Ястребилова О.В. просит постановление суда в отношении Вагнера В.А. оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции принимает следующее решение.

Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, а также глав 37-39 УПК РФ, регламентирующих процедуру рассмотрения уголовного дела.

Фактические обстоятельства приготовления к мошенничеству Вагнера В.А. были судом установлены на основании:

-показаний представителя потерпевшего Ш.Р.М. (ведущего специалиста отдела правовой и экономической безопасности в ОАО «<данные изъяты> о том, что в ходе ревизионной проверки ОАО «<данные изъяты>» в период с 07 по ДД.ММ.ГГ был выявлен факт покупки ДД.ММ.ГГ директором ОАО «Алтай-Лада» В.А.А. автомобиля марки <данные изъяты> за <данные изъяты> рублей. Впоследствии себестоимость автомобиля была списана на операции и контрагентов, не имеющих отношения к себестоимости данного автомобиля: ДД.ММ.ГГ<данные изъяты> рублей; ДД.ММ.ГГ - <данные изъяты> рублей; ДД.ММ.ГГ<данные изъяты> рублей. Обосновывая списание денежных средств, главный бухгалтер ОАО «<данные изъяты>» Г.Т.В. сослалась на указание Вагнера В.А. и предъявила следующие документы: справку о дорожно-транспортном происшествии и объяснение водителя С.А.И., из которых следует, что ДД.ММ.ГГ водитель попал в ДТП, в результате которого автомобиль <данные изъяты> перевернулся; приказ о проведении служебной проверки и акт от ДД.ММ.ГГ, согласно которому водитель виновным признан не был; договор № *** о консультационном обслуживании от ДД.ММ.ГГ, заключенный между ОАО «<данные изъяты>» в лице генерального директора Вагнера В.А. и ООО «<данные изъяты>» в лице Ш.А.С., на основании которого было проведено исследование о рыночной стоимости автомобиля <данные изъяты>, и установлено, что ремонт автомобиля мог составить <данные изъяты> рублей, автомобиль оценен в <данные изъяты> рублей; договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГ, заключенный между ОАО «<данные изъяты>» в лице исполнительного директора Оськина А.А. и Г.А.А., согласно которому ОАО «<данные изъяты>» продало Г.А.А. автомобиль <данные изъяты> за <данные изъяты> рублей, данная денежная сумма внесена Г.А.А.ДД.ММ.ГГ. На момент ревизионной проверки сумма находилась на счете ОАО «<данные изъяты>», и была возвращена ДД.ММ.ГГ на основании расходного кассового ордера.

При установлении обстоятельств ДТП, было выявлено, что в архиве ГИБДД ГУВД по <данные изъяты> краю сведения о ДТП якобы произошедшем ДД.ММ.ГГ с участием автомобиля <данные изъяты>, отсутствуют; инспектор ДПС К.Г.Б., ДТП с участием автомобиля <данные изъяты> он не оформлял. Со слов Ш.А.С. стало известно, что ДД.ММ.ГГ он, по просьбе Оськина А.А., подготовил заключение о стоимости ремонта автомобиля <данные изъяты> на основании списка повреждений, предоставленных заказчиком, при этом сам автомобиль и его фото он не видел. Работники цеха салона-магазина и предпродажной подготовки, а также охраны ОАО «<данные изъяты>», пояснили, что автомобиль <данные изъяты> красного цвета на территории цехов они не видели. Оськин А.А. пояснял, что он выезжал на место ДТП, откуда забрал водителя и вместе с ним уехал, кто и куда эвакуировал автомобиль, он не знает. Вагнер В.А. пояснял, что автомобиля <данные изъяты> в ОАО «<данные изъяты>» после совершения ДТП не было, была проведена оценка, после чего автомобиль увезли, возможно разобрали по запчастям и продали. На его просьбу о выдаче оригиналов документов по автомобилю <данные изъяты>, Вагнером В.А. было отказано, Г.Т.В. были предоставлены подлинные документы с которых были сняты копии: договор купли-продажи данного автомобиля у ООО «<данные изъяты>», справка о ДТП с автомобилем <данные изъяты>, акт от ДД.ММ.ГГ с перечислениями повреждений автомобиля <данные изъяты>, приказ о служебном расследовании в связи с аварией автомобиля <данные изъяты>, договор купли-продажи автомобиля <данные изъяты>, подписанный Оськиным А.А. и Г.А.А., во всех документах имелись подписи перечисленных в документах лиц, в том числе подписи Оськина А.А. и Вагнера В.А. Таким образом, он подтверждает наличие оригиналов вышеуказанных документов в бухгалтерии ОАО «<данные изъяты>» ДД.ММ.ГГ. В ходе смены генерального директора Общества была обнаружена пропажа указанных документов.

После проведения аудиторской проверки, установлено, что ДД.ММ.ГГ между ОАО «<данные изъяты>» в лице исполнительного директора Оськина А.А. и С.А.И. был заключен договор купли-продажи, согласно которому ОАО «<данные изъяты>» продало автомобиль <данные изъяты>С.А.И. за <данные изъяты> рублей, указанная сумма была зачислена на счет общества. ДД.ММ.ГГ данная сумма была возвращена С.А.И., при этом расходно-кассовые ордера подписаны Вагнером В.А. Акты приема-передачи автомобиля <данные изъяты> при продаже автомобиля и в первом, и во втором случае отсутствуют. ДД.ММ.ГГ данный автомобиль был обнаружен в ангаре ОАО «<данные изъяты>», в ходе осмотра которого установлено, что он находится в исправном состоянии, никаких механических повреждений не имеет, капитальный ремонт не проводился.

В ходе очной ставки с обвиняемым Вагнером В.А. Ш.Р.М. подтвердил свои показания, настаивая на том, что Вагнер В.А. отказался передать ему оригиналы документов, пообещав предоставить заверенные копии. Впоследствии со слов Г.Т.В., ему стало известно, что Вагнер В.А. отказался заверять копии документов, забрав их.

В ходе очной ставки с обвиняемым Оськиным А.А. свидетель Ш.Р.М. показал, что Оськин А.А. на его просьбу предоставил написанное от руки объяснение, устно пояснив, что выезжал на место ДТП, откуда забрал водителя С.А.И. Также Ш.Р.М. настаивал на своих показаниях об обозрении при проведении ревизионной проверки акта с перечислением повреждений автомобиля <данные изъяты>, в котором имелась подпись от имени Оськина А.А., наличие таковой подписи в договоре купли-продажи автомобиля <данные изъяты> с физическим лицом Г.А.А., о снятии копий с данных документов;

- свидетеля Щ.О.Н. - члена ревизионной комиссии, (данных на следствии и оглашенных в судебном заседании), который дал показания аналогичные показаниям Ш.Р.М., и подтвердил, что в ходе ревизионной проверки главный бухгалтер ОАО «<данные изъяты>» Г.Т.В., в обоснование списания себестоимости автомобиля <данные изъяты>, предоставила справку о ДТП с указанным автомобилем, договор купли-продажи данного автомобиля у ООО «<данные изъяты>», акт от ДД.ММ.ГГ с перечислениями повреждений автомобиля <данные изъяты>, приказ о служебном расследовании в связи с аварией автомобиля <данные изъяты>, договор купли-продажи автомобиля <данные изъяты>, подписанный Оськиным А.А. и Г.А.А. При этом Г.Т.В. отказалась выдать им оригиналы указанных документов без прямого указания Вагнера В.А.;

- показаниями представителя потерпевшего Ч.Т.Г. о том, что в ходе ревизионной проверки ДД.ММ.ГГ выявлен ряд нарушений в ООО «<данные изъяты>». Из представленных документов и пояснений стало известно, что ДД.ММ.ГГ автомобиль <данные изъяты>, под управлением С.А.И. попал в ДТП. Созданной приказом директора Вагнера В.А. комиссией в составе: исполнительного директора – Оськина А.А., главного механика О.А.К., зам. директора по общим вопросам – Ш.А.А., составлен акт осмотра автомобиля, сделан вывод о нецелесообразности ремонта данного автомобиля, водитель виновником ДТП не признан. На основании заключения рыночная стоимость автомобиля определена в <данные изъяты> рублей. Согласно договора купли –продажи от ДД.ММ.ГГ, между ОАО «<данные изъяты> и Г.А.А., автомобиль продан Г.А.А. за <данные изъяты> рублей, деньги внесены в кассу, акт приема-передачи отсутствует. Данная сделка вызвала сомнения, поскольку в обществе имелся еще один договор купли-продажи, заключенный между ОАО «<данные изъяты>» в лице Оськина А.А. и С.А.И., по которому общество продало автомобиль <данные изъяты>С.А.И. за <данные изъяты> рублей, указанная сумма была оприходована в кассу, акт приема передачи также отсутствовал, впоследствии данная денежная сумма возвращена С.А.И. Кроме того, установлен факт списания основной доли себестоимости этого автомобиля до совершения ДТП. ДД.ММ.ГГ данный автомобиль обнаружен в одном из помещений ОАО «<данные изъяты>» без каких-либо видимых повреждений.

- показаний свидетеля Б.Е.В., которая дала показания аналогичные показаниям Ч.Т.Г., дополнив, что себестоимость автомобиля была восстановлена к концу <данные изъяты> года, путем корректировки в бухгалтерском учете данных о стоимости автомобиля;

-показаний свидетеля Г.Т.В. (главного бухгалтера ОАО «<данные изъяты>» в <данные изъяты> году) о том, что ДД.ММ.ГГ ОАО «<данные изъяты>» по решению генерального директора Вагнера В.А. приобретен автомобиля <данные изъяты> для дальнейшей продажи. За период её работы данный автомобиль не продавался. Списание себестоимости могло произойти в связи с бухгалтерской ошибкой, которая впоследствии была исправлена, себестоимость восстановлена. В конце <данные изъяты> года С.А.И. вносил в кассу ОАО «<данные изъяты>» денежные средства в размере <данные изъяты> рублей в качестве предоплаты за данный автомобиль, впоследствии указанная сумма была ему возращена, в связи с его отказом от сделки;

- показаний свидетеля С.А.И. о том, что в <данные изъяты> году ОАО «<данные изъяты>» был приобретен автомобиль <данные изъяты>, который он забрал по доверенности в ООО «<данные изъяты>» и перегнал в ОАО «<данные изъяты>», ключи и документы на автомобиль отдал Вагнеру В.А. ДД.ММ.ГГ он, по поручению своего знакомого, вносил в кассу «<данные изъяты>» деньги на приобретение данного автомобиля, впоследствии знакомый отказался от сделки и деньги ему были возвращены. Автомобиль <данные изъяты> территорию Общества не покидал, в ДТП не попадал;

- показаний свидетеля Г.А.А. о том, что ДД.ММ.ГГ он решил приобрести автомобиль ВАЗ в ОАО «<данные изъяты>» для чего подписал предварительный договор, оплатил в кассу <данные изъяты> рублей. На наименование приобретаемого автомобиля в договоре, внимания не обращал. Поскольку через некоторое время он узнал, что стоимость автомобиля, который он намеревался приобрести, была повышена, он отказался от сделки, забрав деньги из кассы;

- показаний свидетеля С.А.Н. (секретаря генерального директора ОАО «<данные изъяты>» с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ) данных на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании, показавшей, что ДД.ММ.ГГ, по указанию главного бухгалтера Г.Т.В. или исполнительного директора Оськина А.А., точно не помнит, ею был напечатан на компьютере акт об осмотре комиссией автомобиля <данные изъяты> после ДТП, который затем был подписан Оськиным А.А., О.А.К. и Ш.А.А.;

- показаний свидетеля Ш.А.А. о том, что ДД.ММ.ГГ секретарь директора ОАО «<данные изъяты>» просила его подписать акт о повреждении автомобиля <данные изъяты>, на котором ездил Вагнер В.А., он подписал данный акт не читая, так как был без очков;

- показаний свидетеля О.А.К., о том, что ДД.ММ.ГГ он вместе с Т.К.В., обнаружили в дальнем ангаре ОАО «<данные изъяты>» автомобиль <данные изъяты>, без повреждений. Акт осмотра автомобиля от ДД.ММ.ГГ он не подписывал;

- показаний свидетелей Ю.В.А. и К.А.И., Ш.Е.В., Б.А.О., Ш.В.В., И.В.А., Л.И.В., Б.А.В., К.А.С., (сотрудников ОАО «<данные изъяты>») о том, что автомобиль <данные изъяты> в организации в <данные изъяты> году они не видели, указанный автомобиль был выставлен на продажу ДД.ММ.ГГ;

- показаний свидетеля К.Г.Б., о том, что на ДТП с участием автомобиля <данные изъяты> по <адрес>, он не выезжал, документы по данному ДТП не оформлял. Копия справки о ДТП от ДД.ММ.ГГ составлена не им, подпись и почерк ему не принадлежат;

- показаний свидетеля Ш.А.С. (генерального директора ООО «<данные изъяты>»), который в <данные изъяты> году, по просьбе Оськина А.А., составил консультационное заключение по вероятной стоимости восстановительного ремонта автомобиля <данные изъяты> после ДТП и его остаточной стоимости, без предоставления автомобиля. Данные показания Ш.А.С. подтвердил в ходе очной ставки с Оськиным А.А.;

- показаний свидетеля Т.К.В., пояснившего, что при передаче ему, как вновь назначенному директору ООО «<данные изъяты>», документации общества, также были переданы ключи и ПТС от автомобиля <данные изъяты>, сам автомобиль был обнаружен в ангаре общества без повреждений;

- показаний свидетеля К.Л.А. (бухгалтера ОАО «<данные изъяты>»), о том, что ДД.ММ.ГГ от С.А.И. была принята сумма <данные изъяты> рублей, затем указанная сумма, по указанию директора Вагнера В.А., была возращена С.А.И.;

-показаний свидетеля Е.А.Н. (системного администратора ОАО «<данные изъяты>» с ДД.ММ.ГГ), пояснившего, что в результате осмотра системного блока с установленной программой «1С» было установлено, что документ поступления товара (автомобиль ООО «<данные изъяты>») был создан ДД.ММ.ГГ, затем в него неоднократно вносились изменения. Бухгалтерские справки: № ******, № ***, создавались задними числами в <данные изъяты> года, <данные изъяты>. Внесение частых изменений в документ, скорее всего, связано с тем, что корректировались бухгалтерские проводки, то есть искусственно занижались показатели себестоимости автомобиля, которые впоследствии были восстановлены. Бухгалтерская справка № ***, согласно которой возвращается себестоимость автомобиля, в базе «1С: бухгалтерия» вступает в силу ДД.ММ.ГГ, хотя фактически была создана ДД.ММ.ГГ, бухгалтерская справка № ***, вступает в силу ДД.ММ.ГГ, хотя фактически была создана ДД.ММ.ГГ;

-показаний свидетеля Г.А.И., о том, что в базе данных ОАО «<данные изъяты>» договоров купли-продажи или предварительной продажи автомобилей с Г.А.А., за <данные изъяты> года, не зарегистрировано;

- приказов о приеме на работу в ОАО «<данные изъяты>»: Вагнера В.А - на должность генерального директора, Оськина А.А. - на должность исполнительного директора; трудового договора с генеральным директором Вагнером В.А.; Устава ОАО «<данные изъяты>»;

- протоколов выемки в ООО «<данные изъяты>» и осмотра, договора купли-продажи товара № *** от ДД.ММ.ГГ, платежных поручений № *** от ДД.ММ.ГГ, № *** от ДД.ММ.ГГ, № *** от ДД.ММ.ГГ, № *** от ДД.ММ.ГГ, счет-фактуры № *** от ДД.ММ.ГГ, товарной накладной № *** от ДД.ММ.ГГ, доверенности № *** от ДД.ММ.ГГ, копии ПТС № ***, которыми подтвержден факт приобретения ОАО «<данные изъяты>» автомобиля <данные изъяты>. за <данные изъяты> рублей;

- протоколов выемки у представителя потерпевшего Ч.Т.Г. CD-R диска и осмотра данного диска, на котором установлено наличие фотографий приказа №*** от ДД.ММ.ГГ «О служебном расследовании в связи с аварией автомобиля <данные изъяты> и акта от ДД.ММ.ГГ, утвержденного Вагнером В.А., об осмотре комиссией, в состав которой входил Оськин А.А., автомобиля <данные изъяты> после ДТП с указанием перечня полученных в ДТП повреждений, с подписью Оськина А.А.;

- протокола выемки договора № *** о консультационном обслуживании от ДД.ММ.ГГ, акта осмотра автомобиля <данные изъяты>, акта приема передачи, из которых усматривается, что ОАО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» заключили договор по составлению заключения специалиста о рыночной стоимости автомобиля <данные изъяты>, с учетом аварийного состояния; согласно акту осмотра автомобиля (предоставленного заказчиком) автомобиль имеет аварийное состояние, с указанием повреждений;

- заключения эксперта № *** от ДД.ММ.ГГ, о выполнении Оськиным А.А. подписей в договоре № *** о консультационном обслуживании от ДД.ММ.ГГ в реквизите «заказчик», в акте приема передачи о том, что обязательства по составлению письменного заключения специалиста о рыночной стоимости <данные изъяты> выполнены в полном объеме, в реквизите «заказчик», в акте осмотра автомобиля <данные изъяты> в реквизите «подпись»;

- протокола выемки у системного администратора ОАО «<данные изъяты>» Е.А.Н. по <адрес>, жесткого диска <данные изъяты>; протокола осмотра указанного жесткого диска, в ходе которого обнаружены бухгалтерские справки №№ ***, ***, ***, которые создавались в <данные изъяты> года, <данные изъяты>, так бухгалтерская справка № ***, согласно которой возвращается себестоимость автомобиля, в базе «1С: бухгалтерия» вступает в силу ДД.ММ.ГГ, хотя фактически была создана ДД.ММ.ГГ, бухгалтерская справка № ***, вступает в силу ДД.ММ.ГГ, хотя фактически была создана ДД.ММ.ГГ;

- заключения эксперта № *** от ДД.ММ.ГГ, согласно которому информационные базы данных «1С», расположенные на предоставленном внешнем НЖМД, имеют разногласия между датами, указанными в документах, и датами создания и изменения документов, зарегистрированными в базе данных;

- протокола осмотра места происшествия служебного компьютера «<данные изъяты>», находящегося в приемной генерального директора ОАО «<данные изъяты>», расположенной по адресу <адрес> в ходе которого в папках «мои документы//разное//акт» обнаружен текстовый документ с названием «акт», содержащим информацию о том, что комиссия в составе Оськина А.А., Ш.А.А. и О.А.К. считает экономически нецелесообразным проведение восстановительного ремонта автомобиля <данные изъяты>;

-сообщения ГУМВД России по г. <данные изъяты>, из которого следует, что ДД.ММ.ГГ ДТП с участием автомобиля <данные изъяты>, не зарегистрировано;

- протоколов выемки в ОАО «<данные изъяты>» расходного кассового ордера *** от ДД.ММ.ГГ, осмотра указанного расходного кассового ордера, согласно которому Г.А.А. возвращены денежные средства в размере <данные изъяты> рублей;

- протокола осмотра автомобиля <данные изъяты> и фототаблицы к нему от ДД.ММ.ГГ, согласно которому указанный автомобиль повреждений не имеет, каких-либо следов, указывающих на замену деталей, а также данных о том, что детали автомобиля подвергались изменениям не имеется;

- иных, исследованных в судебном заседании и приведенных в постановлении, доказательств.

Согласно требованиям ст.ст. 73,87,88 УПК РФ, по преступлению предусмотренному ч.4 ст. 159 УК РФ, суд дал надлежащую оценку всем представленным сторонами доказательствам с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности- достаточности для разрешения дела по существу. Мотивы принятого судом решения по результатам оценки доказательств, а также выводы суда о том, почему одни доказательства признаны достоверными, другие отвергнуты, изложены в постановлении суда. Противоречий в выводах суд не допустил.

Действия Вагнера В.А. правильно квалифицированы по ч.4 ст. 159 УК РФ как приготовление к мошенничеству, то есть приготовление к хищению чужого имущества, путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

В судебном заседании достоверно установлено, что Вагнер В.А. и Оськин А.А., в целях хищения имущества ОАО «<данные изъяты>» в особо крупном размере - автомобиля <данные изъяты>, стоимостью <данные изъяты> рублей, вступив в предварительный сговор, подготовили и предоставили в бухгалтерию ОАО «<данные изъяты>» не соответствующие действительности документы: акт от ДД.ММ.ГГ, утвержденный Вагнером В.А., об осмотре комиссией, в состав которой входил Оськин А.А., автомобиля <данные изъяты> после ДТП с указанием перечня полученных в ДТП повреждений, с подписями Вагнера В.А. и Оськина А.А.; объяснение водителя С.А.И. об имевшем место ДД.ММ.ГГ ДТП с участием данного автомобиля; поддельную справку о ДТП с указанием фиктивных повреждений автомобиля; заключение специалиста о рыночной стоимости автомобиля <данные изъяты> с учетом аварийного состояния в <данные изъяты> рублей. Эти фиктивные документы были представлены главным бухгалтером Г.Т.В. представителю потерпевшего Ш.Р.М. и свидетелю Щ.О.Н. при проведении ревизионной проверки в <данные изъяты> года.

Указанные обстоятельства подтверждаются, в том числе, наличием копии акта осмотра автомобиля от ДД.ММ.ГГ об аварийном состоянии автомобиля <данные изъяты>, показаниями свидетеля С.А.Н. об изготовлении ею текста указанного акта и подписании его у Оськина А.А. и Ш.А.А., а также протоколом осмотра CD-R диска, изъятого у представителя потерпевшего Ч.Т.Г., на котором установлено наличие фотографий приказа №*** от ДД.ММ.ГГ «О служебном расследовании в связи с аварией автомобиля <данные изъяты> подписанного Вагнером В.А. и акта от ДД.ММ.ГГ, утвержденного Вагнером В.А., об осмотре комиссией, в состав которой входил Оськин А.А., автомобиля <данные изъяты> после ДТП с указанием перечня полученных в ДТП повреждений, с подписью Оськина А.А.

Согласно показаниям свидетеля Ш.А.А. он подписал акт о повреждении автомобиля <данные изъяты> не читая, без осмотра автомобиля. При этом в данном акте уже стояли подписи Оськина А.А. и О.А.К.

Свидетель Ш.А.С. пояснил, что по просьбе Оськина А.А., он составил консультационное заключение по вероятной стоимости восстановительного ремонта автомобиля <данные изъяты> после ДТП и его остаточной стоимости, без предоставления автомобиля. Его показания подтверждаются актами изъятия у Ш.А.С. договора о консультационном обслуживании, акта приема-передачи, акта осмотра об аварийном состоянии автомобиля <данные изъяты>, подписанного Оськиным А.А., а также заключением эксперта № *** от ДД.ММ.ГГ, о выполнении Оськиным А.А. подписей в договоре о консультационном обслуживании, в актах приема передачи и осмотра автомобиля.

Кроме того, согласно показаниям представителя потерпевшего Ш.Р.М.Оськин А.А. давал ему пояснения об обстоятельствах и месте ДТП с автомобилем <данные изъяты>, В.А.А. ему также пояснял о том, что с указанным автомобилем произошло ДТП, была проведена оценка, в настоящее время место нахождения автомобиля ему не известно, возможно его разобрали по частям и продали.

Судом обоснованно признаны допустимыми и положены в основу постановления показания представителя потерпевшего Ш.Р.М. и свидетеля Щ.О.Н., поскольку они являются непротиворечивыми, последовательными, подтверждаются иными, исследованными в судебном заседании и приведенными выше доказательствами. Оснований для оговора Вагнера В.А. указанными лицами не установлено.

Исходя из приведенных доказательств, должностных полномочий Вагнера В.А., который согласно Устава и трудового договора является единоличным исполнительным органом общества и наделен полномочиями самостоятельно распоряжаться имуществом и средствами Общества, а также показаний представителя потерпевшего Ш.Р.М. о данных ему объяснениях главного бухгалтера Г.Т.В. о том, что бухгалтерские проводки по снижению себестоимости указанного автомобиля были проведены на основании указаний Вагнера В.А. и представленных документов по ДТП, является очевидным тот факт, что решение о снижении балансовой стоимости автомобиля <данные изъяты> до <данные изъяты> рублей, и списании значительной суммы в размере <данные изъяты> рублей, было принято непосредственно генеральным директором ОАО «<данные изъяты>» Вагнером В.А.

Эти действия свидетельствуют о наличии умысла у Вагнера В.А. на совершение мошенничества.

Об этом же свидетельствуют и обстоятельства фиктивной продажи автомобиля <данные изъяты>Г.А.А., а также заключение второго договора с С.А.И. на приобретение этого же автомобиля при наличии неисполненного договора с Г.А.А.

Так, из показаний Ш.Р.М. и Щ.О.Н., признанных судом достоверными и положенными в основу постановления, следует, что ревизионной комиссии главным бухгалтером ОАО «<данные изъяты>» Г.Т.В. был предоставлен договор от ДД.ММ.ГГ о приобретении Г.А.А. автомобиля <данные изъяты> за <данные изъяты> рублей, подписанный Г.А.А. и Оськиным А.А. Также со слов Г.А.А.Ш.Р.М. стало известно, что он приобрел в ОАО «<данные изъяты>» автомобиль <данные изъяты>.

Кроме того, согласно договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГ этот же автомобиль был продан С.А.И. за <данные изъяты> рублей, затем, ДД.ММ.ГГ, сумма, уплаченная в кассу предприятия С.А.И. по договору, была ему возвращена.

Расходным кассовым ордером, подтверждено, что только ДД.ММ.ГГГ.А.А. ОАО «<данные изъяты>» были возвращены денежные средства в размере <данные изъяты> рублей.

При этом суд обоснованно отнесся критически к показаниям свидетелей Г.Т.В. и Г.А.А., не подтвердивших свои пояснения Ш.Р.М., ввиду наличия долговременных дружеских отношений с Вагнером В.А. и Оськиным А.А., а также благодарности за значительные денежные поощрения.

Исходя из установленных обстоятельств, а также предшествовавших действий Оськина А.А. и Вагнера В.А. направленных на достижение конечного результата в виде завладения указанным автомобилем, у суда апелляционной инстанции, как и у суда первой инстанции, не имеется оснований не доверять показаниям представителя потерпевшего Ш.Р.М. и свидетеля Щ.О.Н., относительно того, что им в ходе проверки был предоставлен договор купли-продажи заключенный между ОАО «<данные изъяты>» в лице Оськина А.А. и Г.А.А. о приобретении автомобиля <данные изъяты> за <данные изъяты> рублей.

Вопреки доводам жалобы, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Вагнер В.А. и Оськин А.А. не смогли довести хищение автомобиля <данные изъяты> до конца в связи с проводимой в ОАО «<данные изъяты>» с период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ ревизионной проверкой.

При этом, как правильно указал суд, действий, свидетельствующих о добровольном отказе Вагнера В.А. и Оськина А.А. от хищения автомобиля <данные изъяты>: восстановление балансовой стоимости автомобиля и расторжение договора с Г.А.А., предпринято не было (денежные средства, полученные от Г.А.А. по договору купли-продажи автомобиля <данные изъяты>, находились на счете предприятия до ДД.ММ.ГГ). То есть, дальнейшие действия стали невозможны после проведения ревизионной проверки и преступный результат не наступил по не зависящим от них обстоятельствам, в связи с чем, добровольный отказ, вопреки утверждению адвоката, исключается.

Вывод суда о наличии между Вагнером В.А. и Оськиным А.А. предварительного сговора на хищение, принадлежащего ОАО «<данные изъяты>» автомобиля <данные изъяты>, является правильным, поскольку подтверждается их активными и согласованными действиями по изданию Вагнером В.А. приказа о служебном расследовании в связи с аварией автомобиля <данные изъяты>, в состав комиссии для установления причин аварии включен Оськин А.А.; составлению акта от ДД.ММ.ГГ, утвержденного Вагнером В.А., об осмотре комиссией, с участием Оськина А.А., автомобиля <данные изъяты> после ДТП с указанием перечня полученных в ДТП повреждений (при этом другим участникам комиссии, помимо Оськина А.А., о ДТП ничего не известно); проведению оценки стоимости данного автомобиля на основании акта осмотра автомобиля с указанием повреждений, подписанного О.В.А.; предоставлению в бухгалтерию ОАО «<данные изъяты>» фиктивных документов о получении автомобилем <данные изъяты> при ДТП повреждений и стоимости данного автомобиля с учетом повреждений в размере <данные изъяты> рублей; указанию сотрудникам бухгалтерии на проведение операций по уменьшению балансовой стоимости автомобиля; заключению с Г.А.А. договора на приобретение автомобиля <данные изъяты> за <данные изъяты> рублей.

Ссылка защиты на то, что уменьшение балансовой стоимости автомобиля <данные изъяты>, не свидетельствует о причастности к этому Вагнера В.А., опровергается вышеизложенными доказательствами.

Доводы о наличии «бухгалтерской ошибки» при списании балансовой стоимости автомобиля, суд апелляционной инстанции находит явно надуманными, поскольку они опровергнуты исследованными доказательствами, а также тем обстоятельством, что балансовая стоимость автомобиля была снижена практически суммы определенной заключением специалиста, которая затем была внесена Г.А.А. в качестве оплаты за автомобиль <данные изъяты>.

Доводы жалобы о том, что автомобиль <данные изъяты> приобретался под клиента, был поставлен на учет как товарный, ДД.ММ.ГГ Вагнером В.А. предпринималась попытка продать данный автомобиль за его полную стоимость, не свидетельствуют об отсутствии вины в действиях Вагнера В.А. А кроме того, как установлено судом, на момент оформления договора купли-продажи указанного автомобиля С.А.И., этот же автомобиль уже был продан Г.А.А.

Таким образом, вопреки доводам жалобы, суд пришел к обоснованному выводу о том, что вина Вагнера В.А. в совершении приготовления к мошенничеству, доказана.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не может согласиться с выводами суда относительно доказанности вины Вагнера В.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 201 УК РФ.

Так, суд признал доказанным, что Вагнер В.А., являясь генеральным директором ОАО «<данные изъяты>», действуя вопреки законным интересам организации, в целях извлечения выгод для себя израсходовал с бизнес-счета ОАО «<данные изъяты>» денежные средства в сумме <данные изъяты> рублей, а также с целью извлечения преимуществ для других лиц, выдал В.Л.Э., О.И.В., Оськину А.А., Г.Т.В., премии на общую сумму <данные изъяты> рублей, чем причинил существенный вред обществу в виде лишения возможности использования указанных денежных средств в хозяйственной сфере и уменьшения чистой прибыли предприятия.

При этом суд сослался на показания представителей потерпевшего Ш.Р.М. и свидетеля Щ.О.Н. о выявленных в ходе ревизионной проверки ДД.ММ.ГГ фактах расходования генеральным директором Вагнером В.А. денежных средств с международной корпоративной карты в отсутствие надлежащего отчета об их расходовании в размере <данные изъяты> рублей, о выплате ДД.ММ.ГГ на основании приказа генерального директора Вагнера В.А. премий на сумму <данные изъяты> рублей родственникам Вагнера В.А, а также главному бухгалтеру Г.Т.В.; приказы ОАО «<данные изъяты>» № *** от ДД.ММ.ГГ и №*** от ДД.ММ.ГГ о премировании работников, в том числе заместителя генерального директора по экономике В.Л.Э. (<данные изъяты>) – <данные изъяты> рублей, Оськина А.А. (<данные изъяты>) – <данные изъяты> рублей, О.И.В. (<данные изъяты>) – <данные изъяты> рублей, Г.Т.В. (главный бухгалтер) – <данные изъяты> рублей; показания свидетелей Б.Е.В., Г.Т.В., С.А.И., З.С.С. и иных работников ОАО «<данные изъяты>» о выплате премии в указанное время; договор с Акционерным коммерческим Сберегательным банком РФ от ДД.ММ.ГГ об обслуживании счета для расчетов по операциям с использованием международных корпоративных карт, приложение к договору, согласно которым единственным держателем корпоративной карты на предприятии является генеральный директор Вагнер В.А., информацию, отражающую перечисление денежных средств по бизнес-счету ОАО «<данные изъяты>», согласно которой в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ с помощью международной корпоративной карты с бизнес-счета данной организации были сняты денежные средства в размере <данные изъяты> рублей; отчеты о прибылях и убытках ОАО «<данные изъяты>» за <данные изъяты> год.

Между тем, как следует из материалов дела, трудовым договором от ДД.ММ.ГГ Вагнеру В.А., как генеральному директору ОАО «<данные изъяты>», предоставлено право выступать работодателем от имени Общества, принимать меры поощрения в отношении подчиненных ему работников. Какие-либо локальные нормативные акты, регламентирующие порядок и размер премирования, в период инкриминированный Вагнеру В.А., отсутствовали. Согласно показаниям представителей потерпевшего Ш.Р.М. и Ч.Т.Г., фонд оплаты труда на предприятии составлял до 40% валовой прибыли общества. Из представленной бухгалтерской справки ОАО «<данные изъяты>» и судебно-бухгалтерской экспертизы № *** от ДД.ММ.ГГ, усматривается, что размер фонда оплаты труда ОАО «<данные изъяты>» (денежные средства предприятия, затраченные в течение конкретного периода на заработную плату предприятия, премиальные выплаты, различные доплаты работникам и т.д.) в <данные изъяты> году составил 38,42%, что не превышает те рамки, о которых поясняли представители потерпевшего.

Исходя из изложенного, суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами апелляционной жалобы, приходит к выводу, что Вагнер В.А. действовал в рамках предоставленных ему полномочий. Данных о том, что при премировании указанных работников он действовал вопреки интересам организации, либо нарушил какие-либо нормы закона, положения устава Общества или локального нормативного акта, не имеется.

Доводы стороны обвинения в суде апелляционной инстанции о том, что Вагнером В.А. было принято решение о выплате премий за счет чистой прибыли предприятия, чем нарушено положение устава предприятия о возможности распределения прибыли только на основании решения общего собрания акционеров, суд апелляционной инстанции отвергает, поскольку объективными данными данное обстоятельство не подтверждено. Напротив, из показаний Вагнера В.А. на предварительном следствии, свидетеля Б.Е.В., в судебном заседании и судебно-бухгалтерской экспертизы № *** от ДД.ММ.ГГ, усматривается, что премия была выплачена за счет фонда оплаты труда, плановый показатель которого (40% от валовой прибыли) не превышен. Убедительных доказательств, что в организации был установлен иной размер фонда оплаты труда и иной порядок выплаты премий, чем тот который указан в показаниях данных лиц, не предоставлено.

Вместе с тем, суд пришел к обоснованному выводу, что действия Вагнера В.А., выполняющего управленческие функции в ОАО «Алтай-Лада», при расходовании денежных средств с помощью корпоративной карты с бизнес-счета организации, в личных целях, были направлены вопреки законным интересам этой организации с целью извлечения выгод для себя.

Однако, уголовная ответственность В соответствии по ч.1 ст. 201 УК РФ, наступает лишь в случае причинения организации существенного вреда, данный признак является обязательным для данного состава преступления.

По смыслу закона существенный вред может выражаться в виде материального (имущественного) ущерба (в том числе и в виде упущенной выгоды). Он, как правило, состоит в материально-вещественных утратах и потерях, ограничениях права собственности и иных ущемлениях экономических интересов. Так, вред будет существенным, если он состоит в убытках, имеющих крупный размер, приводит к потере рабочих мест, существенно снижает базу налогообложения, создает угрозу неплатежеспособности организации или рентабельности ее подразделения, либо его устранение связано с крупными материальными затратами.

Как установлено судом действиями Вагнера В.А. ОАО «<данные изъяты>» в результате использования корпоративной карты причинен ущерб в сумме <данные изъяты> рубля, что с учетом сведений валовой прибыли предприятия в <данные изъяты> году в размере <данные изъяты> рублей (<данные изъяты>), не может расцениваться как обстоятельство, свидетельствующее о причинении существенного вреда.

В связи с чем отсутствует обязательный признак объективной стороны данного состава преступления - причинение существенного вреда.

Учитывая требования ч.3 ст. 14 УПК РФ и толкуя все сомнения в виновности Вагнера В.А. в его пользу, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что действия Вагнера В.А. по выплате премий и использованию денежных средств с помощью корпоративной карты с бизнес-счета организации, не образуют состав преступления, предусмотренного ч.1 с. 201 УК РФ.

В связи с изложенным уголовное дело по обвинению Вагнера В.А. по указанным основаниям подлежит прекращению в соответствии с п.2 ч.1 ст. 24 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Иных оснований для изменения постановления не установлено.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену постановления, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, п.п. 1,3 ст. 389.15, п.2 ст. 389.16, п.1 ч.2 ст. 389.17 389.19, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

О П Р Е Д Е Л И Л:

Постановление Индустриального районного суда г. Барнаула от 19 октября 2015 года, в отношении Вагнера В. А., изменить, исключив из описательно-мотивировочной и резолютивной частей постановления выводы суда о доказанности вины Вагнера В.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 201 УК РФ.

Уголовное дело в отношении Вагнера В. А. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 201 УК РФ прекратить в соответствии с п.2 ч.1 ст. 24 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

В остальной части постановление оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката Белевцова С.С. удовлетворить частично.

Председательствующий: Г.Л.Бусаргина

Судьи: Л.А.Ведищева

А.М. Гавриченков