НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Алтайского краевого суда (Алтайский край) от 03.10.2018 № 33-9096/18

Судья Турлиу К.Н. №33-9096/18

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

3 октября 2018 г. г. Барнаул

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Кузнецовой С.В.,

судей Дмитриевой О.С., Юрьевой М.А.

при секретаре Горской О.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционным жалобам истца Колесникова Владимира Васильевича на решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от 4 мая 2018 года и дополнительное решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от 13 августа 2018 года по иску Колесникова Владимира Васильевича к ГУ УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе Алтайского края, ГУ ОПФ РФ по Алтайскому краю, Прокуратуре Первомайского района Алтайского края о признании решений и действий (бездействия) незаконными,

Заслушав доклад судьи Кузнецовой С.В.,

У С Т А Н О В И Л А:

Колесников В.В. обратился в суд с исковым заявлением к ГУ УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе Алтайского края, ГУ ОПФ РФ по Алтайскому краю, Прокуратуре Первомайского района Алтайского края о признании незаконными действий УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе Алтайского края по необоснованному снижению размера пенсионного обеспечения. Также истец просил признать незаконными бездействие ответчиков при рассмотрении его заявлений и данные ему ответы от 30.10.2017 ГУ УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе Алтайского края, от 13.12.2017 прокуратуры Первомайского района, от 16.11.2017 ГУ ОПФ РФ по Алтайскому краю.

В обоснование заявленных требований указал, что с 16.09.2002 ему установлена пенсия по инвалидности. В 2010 году был произведен перерасчет с социальной пенсии на трудовую пенсию по инвалидности. В 2015 году вид выплаты без его заявления изменился с трудовой по инвалидности на страховую по инвалидности.

Выплаты, которые производятся в его пользу, рассчитаны не верно, их размер необоснованно занижен. По данному поводу 23.10.2017 он обратился в прокуратуру Первомайского района с просьбой провести проверку законности действий УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе Алтайского края. 29.10.2017 его обращение было направлено по подведомственности в ГУ УПФ РФ Алтайского края и в УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе Алтайского края с заявлением о разъяснении порядка расчета его пенсии, предоставлении информации о страховых отчислениях, сведений о наличии страхового стажа.

Из ответа УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе АК от 30.10.2017 следует, что не были исследованы и учтены те вопросы и доводы, на которые указал заявитель. Посчитав данный ответ неполным и необоснованным, он обратился в прокуратуру Первомайского района.

13.12.2017 ему прокуратурой был дан ответ, который он считает формальным, поскольку он не содержит надлежащей оценки его доводов.

Ответ от 16.11.2017 ГУ-отделение пенсионного фонда РФ по АК на обращение, переданное по подведомственности из прокуратуры Первомайского района АК, он также считает необоснованным и формальным.

Считает, что все вышеперечисленные органы при рассмотрении его обращений и жалоб допустили необоснованное бездействие, а УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе незаконно снизили размер полагающейся ему пенсии, что нарушает его право на социальное обеспечение, а также на рассмотрение обращений и государственную защиту прав и свобод.

Судом к участию в деле были привлечены в качестве ответчиков Прокуратура Алтайского края, прокурор Первомайского района АК – Бондарев Е.А., начальник УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе – Поддубская Л.Н., заместитель управляющего отделением ГУ-ОПФ РФ по АК - Мочалова Н.В.

В судебном заседании истец Колесников В.В., его представитель Жмаева Е.С. поддержали заявленные требования, просили их удовлетворить по доводам, изложенным в исковом заявлении.

Представители ответчика ГУ-УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе - Иванова И.В., Ермоленко Т.С., представитель прокуратуры Первомайского района А.К.- Конышева Е.Г. просили отказать в удовлетворении заявленных требований. Пояснили, что оспариваемые действия соответствует требованиям закона, все ответы на обращения выполнены в полном объеме и содержат ответы на все поставленные истцом вопросы.

Решением Новоалтайского городского суда Алтайского края от 4 мая 2018 года, дополнительным решением Новоалтайского городского суда Алтайского края от 13 августа 2018 года в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме.

С решением и дополнительным решением суда не согласился истец.

В апелляционных жалобах на основное и дополнительное решение истец просит их отменить как незаконные.

В обоснование доводов жалобы указывает, что при разрешении спора судом не учтено, что с заявлением о переводе с трудовой пенсии по инвалидности на страховую пенсию по инвалидности он не обращался, в связи с чем действия ответчика по переводу его на такую пенсию незаконны.

Ссылки суда на положения ст.34, 35 и 17 Федерального закона «О страховых пенсиях» о беззаявительном порядке перевода несостоятельны.

Суд не учел, что ответчики в своих ответах на его обращения не исследовали те вопросы, с которыми он к ним обращался, поэтому в указанной части ответчиками допущено бездействие.

Суд не принял во внимание, что на истца распространяются нормы Федерального закона Российской Федерации «О трудовых пенсиях.

Не дал суд оценки тому обстоятельству, что Управлением пенсионного фонда при расчете размера пенсии не была учтена представленная им справка о заработной плате за период с мая 1986 года по апрель 1991 года.

В возражениях на жалобу представители УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе, ГУ-ОПФ РФ по АК, прокуратуры Первомайского района просят решение и дополнительное решение суда оставить без изменения.

В суде апелляционной инстанции истец и его представитель на доводах жалобы настаивали. Представитель прокуратуры Алтайского края просил в удовлетворении жалобы отказать.

В соответствии со ст.167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив законность принятых решений в соответствии со ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов жалоб, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Судом первой инстанции установлено, что Колесников В.В. с 16 сентября 2002 года являлся получателем трудовой пенсии по инвалидности, которая была назначена на основании Федерального закона №173-ФЗ от 17.12.2001 «О трудовых пенсиях».

На основании заявления Колесникова В.В. от 28 февраля 2005 года произведен перевод на социальную пенсию.

14.04.2010 Колесников В.В. обратился с заявлением о назначении трудовой пенсии по инвалидности, которая была назначена в размере 4 450 руб. 51 коп., в том числе 1 361 руб. 70 коп. – фиксированный базовый размер и 3 188 руб. 81 коп. – размер трудовой пенсии по инвалидности.

Согласно расчету ГУ УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе названная пенсия установлена Колесникову В.В. из общего трудового стажа, исчисленного на 01.01.2002 – 24 года 9 месяцев 9 дней, отношения заработков 1,2, стажа работы до 1991 года – 16 лет, суммы страховых взносов, перечисленных работодателем на лицевой счет Колесникова В.В. в период с 2002 г. по 2010 г. – 30,84 руб.

С 01.01.2015 трудовая пенсия по инвалидности приведена в соответствие с нормами Закона №400-ФЗ «О страховых пенсиях» и установлена как страховая пенсия по инвалидности в размере 6546,10 руб. (1967,50 руб. – фиксированная выплата к страховой пенсии + 4578,60 руб. страховая пенсия по инвалидности).

С учетом индексации страховой пенсии в 2015-2016 гг. размер страховой пенсии по инвалидности Колесникова В.В. составил 7584,50 руб., в том числе 2279,47 руб. – фиксированная выплата и 5305,03 руб. – страховая пенсия по инвалидности.

По достижении истцом возраста 60 лет истцу вместо страховой пенсии по инвалидности была назначена страхования пенсия по старости, начиная с 10.03.2016.

По расчетам ответчика, произведенного в соответствии с требованиями ст. 15 Федерального закона от 28.12.2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", размер страховой пенсии по старости на дату назначения - 10.03.2016 составил 8768 руб. 18 коп., в том числе 4209,25 руб. – страховая пенсия по старости, 4558 руб. 93 коп. - фиксированная выплата к страховой пенсии.

При этом по состоянию на 10.03.2016 размер страховой пенсии Колесникова В.В. по инвалидности составил больше, чем размер страховой пенсии по старости, - 5305,03 руб., в связи с чем размер страховой пенсии по старости был установлен в этом же размере.

23.10.2017 административный истец обратился с заявлением в ГУ - УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе АК о разъяснении порядка перерасчета его пенсии в 2010 году, предоставлении информации о страховых отчислениях помесячно с 09.2002 по 03.2016; сведений о его страховом стаже.

30.10.2017 на данное обращение ГУ- УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе АК был дан ответ, который получен заявителем, 07.11.2017 о чем свидетельствует его роспись в почтовом уведомлении.

В этот же день (23.10.2017) он обратился в прокуратуру Первомайского района Алтайского края с жалобой на незаконность действий Пенсионного фонда РФ по незаконному и необоснованному снижению размера его пенсии, которое 29.10.2017 было направлено по подведомственности в ГУ- Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Алтайскому краю.

В письме Отделения от 16.11.2017 № К-2584-17 Колесникову В.В. даны разъяснения о порядке расчета пенсии по старости, и в частности, о том, что поскольку размер страховой пенсии по старости меньше, чем размер страховой пенсии по инвалидности, то ему установлен наиболее выгодный размер пенсии.

29.11.2017 в прокуратуру Первомайского района Алтайского края поступило обращение Колесникова В.В. по вопросу несогласия с действиями УПФ РФ в г. Новоалтайске и Первомайском районе с расчетом пенсии и не предоставлении запрашиваемой информации.

13.12.2017 на вышеуказанное обращение прокуратурой Первомайского района Алтайского края был дан ответ, в котором разъяснено право на обжалование вышестоящему прокурору.

Суд первой инстанции, рассматривая настоящий спор, руководствуясь нормами подлежащего применению пенсионного законодательства, пришел к выводу, что отсутствуют основания считать размер пенсии истца заниженным в связи с назначением трудовой пенсии по инвалидности и страховой пенсии по старости. Также суд установил, что на все обращения истца ответчиками были даны мотивированные ответы по порядку и размеру назначенной пенсии.

Судебная коллегия не находит оснований не согласиться с таким выводами суда первой инстанции.

Как усматривается из материалов дела, Колесникову В.В. в соответствии с Федеральным законом №173-ФЗ от 17.12.2001 «О трудовых пенсиях» была назначена впервые трудовая пенсия по инвалидности с 16 сентября 2002 года, затем с 14 апреля 2010 года вновь по заявлению истца, ранее перешедшего по заявлению на социальную пенсию, была назначена трудовая пенсия по инвалидности.

В соответствии со ст.30 Федерального закона №173-ФЗ от 17.12.2001 «О трудовых пенсиях» в связи с введением его в действие при установлении трудовой пенсии осуществляется оценка пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал по соответствующей формуле.

Руководствуясь указанной нормой, пенсионным органом с 16 сентября 2002 года была установлена трудовая пенсия по инвалидности в размере 676, 67 руб., которая состояла из страховой части пенсии в размере 241, 34 руб. и базовой части в размере 435, 33 руб.

С 14 апреля 2010 года также на основании указанной нормы была осуществлена оценка пенсионных прав и установлена пенсия по инвалидности, которая в связи с изменением с 01.01.2010 года ФЗ-173 состояла из трудовой пенсии по инвалидности – 3183, 87 руб. и фиксированного базового размера – 1361. 70 руб., всего – 4450 руб. 51 коп.

С 01.01.2015 вступил в законную силу Федеральный закон от 28.12.2013 №400-ФЗ «О страховых пенсиях».

Согласно ч. 3 ст. 36 указанного Федерального закона со дня вступления его в силу Федеральный закон от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не применяется, за исключением норм, регулирующих исчисление размера трудовых пенсий и подлежащих применению в целях определения размеров страховых пенсий в соответствии с настоящим Федеральным законом в части, не противоречащей настоящему Федеральному закону.

Статья 34 Федерального закона от 28.12.2013 №400-ФЗ «О страховых пенсиях» регламентирует перерасчет пенсий, установленных до вступления в силу данного закона, т.е. на 01.01.2015 года, на основании документов выплатного дела.

Кроме того, согласно части 3 статьи 34 указанного закона, в случае если при перерасчете размеров трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности, трудовой пенсии по случаю потери кормильца или доли страховой части трудовой пенсии по старости (по инвалидности) в соответствии с частями 1 и 2 настоящей статьи размер страховой пенсии по старости, страховой пенсии по инвалидности, страховой пенсии по случаю потери кормильца (без учета фиксированной выплаты к страховой пенсии) или размер доли страховой пенсии не достигает получаемого пенсионером на день вступления в силу настоящего Федерального закона размера страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности, трудовой пенсии по случаю потери кормильца (без учета фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности, трудовой пенсии по случаю потери кормильца и накопительной части трудовой пенсии), размера доли страховой части трудовой пенсии по старости (по инвалидности), пенсионеру выплачивается страховая пенсия, доля страховой пенсии в прежнем, более высоком размере.

Согласно части 5 статьей 35 Федерального закона "О страховых пенсиях" размеры страховых пенсий лиц, которым до дня вступления в силу настоящего Федерального закона установлены трудовые пенсии, в том числе доля страховой части трудовой пенсии, с 1 января 2015 года подлежат уточнению по данным индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования на основании сведений о сумме страховых взносов, которые не были учтены при определении величины суммы расчетного пенсионного капитала для исчисления размеров указанных трудовых пенсий, в том числе доли страховой части трудовой пенсии, по состоянию на 31 декабря 2014 года в порядке, предусмотренном пунктом 5 статьи 17 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Указанное уточнение производится до 1 августа 2015 года.

Названное уточнение не носит заявительный характер.

Таким образом, в связи с введением нового правого регулирования для пенсионеров, получавших на ДД.ММ.ГГ трудовые пенсии по инвалидности, Федеральным законом "О страховых пенсиях" установлен особый порядок перерасчета их пенсий, который не требует заявления пенсионера и предусматривает невозможность выплаты пенсии в меньшем размере, чем ранее был назначен.

С 01.01.2015 страховая пенсия по инвалидности заявителя приведена в соответствие с нормами названного Закона №400-ФЗ и установлена в размере 6 546,10 руб. (1967,50 руб. – фиксированная выплата к страховой пенсии и 4 578,60 руб. страховая пенсия по инвалидности).

В силу приведенного обоснования довод жалобы истца о незаконности действий пенсионного органа, приведшего пенсию истца с 1 января 2015 года в соответствие с действующим законодательством, является несостоятельным.

С 1 января 2015 года истцу вместо трудовой пенсии по инвалидности была назначена страховая пенсия по инвалидности.

Осуществленный ответчиком с указанной даты перерасчет пенсии права истца не нарушил, пенсионное обеспечение истца не ухудшил.

В соответствии с п. 6 ст. 22 Федерального закона от 28.12.2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" страховая пенсия по старости лицу, получающему страховую пенсию по инвалидности, достигшему возраста для назначения страховой пенсии по старости, предусмотренного частью 1 статьи 8 настоящего Федерального закона, имеющему не менее 15 лет страхового стажа и величину индивидуального пенсионного коэффициента не менее 30, назначается со дня достижения им указанного возраста без истребования от него заявления о назначении страховой пенсии по старости на основании данных, имеющихся в распоряжении органа, осуществляющего пенсионное обеспечение.

При этом размер, назначенной в указанном порядке страховой пенсии по старости застрахованного лица, не может быть менее размера страховой пенсии по инвалидности, который был установлен по состоянию на день, с которого была прекращена выплата страховой пенсии по инвалидности (ч. 24 ст. 15 ФЗ-400 «О страховых пенсиях»).

В связи с приведенными нормами ответчиком истцу по достижении возраста 60 лет была назначена вместо страховой пенсии по инвалидности страховая пенсия по старости, начиная с 10.03.2016.

Поскольку размер страховой пенсии по старости (без фиксированной выплаты) на дату назначения - 10.03.2016 составил 4 209,25 руб., а размер ранее назначенной страховой пенсии по инвалидности (без фиксированной выплаты) на эту же дату составлял 5 305,03 руб., суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о правомерности назначения ответчиком истцу с 10 марта 2016 года страховой пенсии по старости в размере, не ниже, чем страховой пенсии по инвалидности.

С учетом коэффициентов индексации в 2017 году размер пенсии по старости истца составил 10 418 руб., где 4 805,11 руб. – фиксированная выплата к страховой пенсии по старости, 6 512,89 – страховая пенсия.

При указанных выше обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что назначение, перерасчет и выплата пенсии по старости осуществляются истцу в соответствии с нормами действующего пенсионного законодательства в полном объеме.

При этом судебная коллегия отмечает, что расчет пенсии пенсионным органом производится по наиболее выгодному для пенсионера варианту. Истец с заявлениями о перерасчете пенсии по какому-либо иному варианту не обращался.

Не может судебная коллегия согласиться с доводом жалобы ответчика о том, что судом не приняты во внимание нормы Федерального закона Российской Федерации «О трудовых пенсиях», который продолжает действовать в отношении истца.

Переход к новому правовому регулированию в области пенсионного обеспечения граждан в рамках системы обязательного пенсионного страхования осуществлен законодателем в пределах дискреционных полномочий,

Для пенсионеров, получавших на 31 декабря 2014 года трудовые пенсии по старости, в статье 34 Федерального закона "О страховых пенсиях" установлен особый порядок перерасчета их пенсий, который позволяет определять величину их индивидуального пенсионного коэффициента, необходимого для исчисления им страховой пенсии, исходя из размера установленной им ранее пенсии по старости (без учета фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии по старости и накопительной части трудовой пенсии); а если при перерасчете размеров трудовой пенсии размер страховой пенсии (без учета фиксированной выплаты к страховой пенсии) не достигает получаемого пенсионером на день вступления в силу Федерального закона "О страховых пенсиях" (1 января 2015 года) размера страховой пенсии трудовой части пенсии (без учета фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии по старости и накопительной части трудовой пенсии), пенсионеру выплачивается страховая пенсия в прежнем, более высоком размере.

Таким образом, лицам, лицам, получавшим трудовую пенсию по старости, инвалидности с 1 января 2015 года в результате перерасчета устанавливались страховая пенсия в размерах, предусмотренных статьями 16 - 17 Федерального закона "О страховых пенсиях", фиксированная выплата к ней.

В связи с закреплением такого механизма сохранения ранее приобретенных застрахованными лицами пенсионных прав законодатель в статье 36 Федерального закона "О страховых пенсиях" предусмотрел правило о том, что со дня вступления в силу данного Федерального закона ранее принятые федеральные законы, предусматривающие условия и нормы пенсионного обеспечения, применяются в части, не противоречащей ему, а Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не применяется, за исключением норм, регулирующих исчисление размера трудовых пенсий и подлежащих применению в целях определения размеров страховых пенсий.

Ответчиком с учетом соблюдения приведенных правил с 1 января 2015 года был осуществлен перерасчет трудовой пенсии по инвалидности на страховую пенсию по инвалидности. При этом пенсионный капитал был переведен в ИПК с целью дальнейшего проведена перерасчетов и увеличения страховой части пенсии, при этом все заработанные пенсионные права сохранились в полном объеме.

Не может судебная коллегия согласиться с тем, что Управлением пенсионного фонда при расчете размера пенсии не была учтена представленная им справка о заработной плате за период с мая 1986 года по апрель 1991 года.

Как усматривается из дела, при исчислении размера пенсии по старости был учтен заработок с более высоким отношением заработков. За 2000-2001 год истцу выгоднее учесть заработок, так как отношение заработков за этот период составило 1,4, а за 1986 по 1991 год – 1,243.

Не согласна судебная коллегия с доводом жалобы о том, что суд первой инстанции не дал оценку полноте и правильности ответов ответчиков на обращения истца о необоснованном снижении размера пенсионного обеспечения.

В решении суд привел обстоятельства и мотивы, по которым пришел к выводу о соблюдении прав истица при разрешении ответчиками его обращений.

Доводы жалобы истца, не согласного с размером рассчитанной пенсии, направлены на иную, собственную оценку соответствия отказов ответчиков нормам действующего законодательства, которая является ошибочной.

Таким образом, вынесенное по делу решение и дополнительное решение приняты в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона и подлежат оставлению без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

определила:

Апелляционную жалобу истца Колесникова Владимира Васильевича на решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от 4 мая 2018 года и дополнительное решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от 13 августа 2018 года оставить без удовлетворения, решение и дополнительное решение суда - без изменения.

Председательствующий

Судьи