НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Суда по интеллектуальным правам от 06.07.2016 № СИП-583/2015

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

Огородный проезд, дом 5, строение 2, Москва, 127254

http://ipc.arbitr.ru

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

Москва

6 июля 2016 года

Дело № СИП-583/2015

Резолютивная часть решения объявлена 29 июня 2016 года.

Полный текст решения изготовлен 6 июля 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи – Пашковой Е.Ю.,

судей – Голофаева В.В., Рогожина С.П.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Щербаковым К.Д.,

рассмотрел в судебном заседании исковое заявление открытого акционерного общества «Научно-исследовательский институт резиновых покрытий и изделий» (пр. Нарвский, д. 22, Санкт-Петербург, 190020, ОГРН 1027810297800)

к обществу с ограниченной ответственностью «Эластис» (ул. Одоевского, д. 28, оф. 134, Санкт-Петербург, 199155, ОГРН 1027800528700)

о признании недействительным патента Российской Федерации № 2232169, в части указания автора и патентообладателя и обязании Федеральной службы по интеллектуальной собственности выдать патент на спорное изобретение с указанием в качестве патентообладателя открытого акционерного общества «Научно-исследовательский институт резиновых покрытий и изделий», а в качестве авторов Клиодта Михаила Филипповича, Титову Нину Сергеевну, Киюц Нели Филипповну.

В качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования о признании недействительным патента Российской Федерации № 2232169, в части указания автора и патентообладателя и обязании Федеральной службы по интеллектуальной собственности выдать патент на спорное изобретение с указанием в качестве патентообладателя Клиодта Дмитрия Михайловича, а в качестве авторов Клиодта Михаила Филипповича, Титову Нину Сергеевну, Киюц Нели Филипповну, в деле участвует Клиодт Дмитрий Михайлович (Санкт-Петербург).

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечены Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Бережковская набережная, д. 30, стр. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200); Мадеев Владимир Вячеславович (Санкт-Петербург); Титова Нина Сергеевна (Санкт-Петербург); Киюц Нели Филипповна (Санкт-Петребург).

В судебном заседании приняли участие:

представитель открытого акционерного общества «Научно-исследовательский институт резиновых покрытий и изделий» – Разумейчик К.Ю. (по доверенности от 10.09.2015);

представитель общества с ограниченной ответственностью «Эластис» – Песков Е.А. (по доверенности от 27.05.2014);

представитель Клиодта Д.М. – Разумейчик К.Ю. (по доверенности от 27.02.2016);

Мадеев В.В. (паспорт гражданина Российской Федерации).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

открытое акционерное общество «Научно-исследовательский институт резиновых покрытий и изделий» (далее – общество «НИИРПИ») обратилось в Суд по интеллектуальным правам с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Эластис» (далее – общество «Эластис») о признании недействительными патентов Российской Федерации № 2232169, № 2232170, № 2232171 и № 2232172.

Истец в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, уточнил заявленные требования, просил признать недействительными патенты Российской Федерации № 2232169, № 2232170, № 2232171 и № 2232172 в части указания автором Мадеева В.В. и патентообладателем общества «Эластис»; обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности (Роспатент) выдать патенты на спорные изобретения с указанием в качестве патентообладателя общества «НИИРПИ», а в качестве авторов Клиодта М.Ф., Титовой Н.С., Киюц Н.Ф.

Уточнения заявленных требований приняты судом.

В качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования о признании недействительными патентов Российской Федерации № 2232169, № 2232170, № 2232171 и № 2232172 в части указания автором Мадеева В.В. и патентообладателем общества «Эластис»; об обязании Роспатента выдать патенты на спорные изобретения с указанием в качестве патентообладателя Клиодта Д.М., а в качестве авторов Клиодта М.Ф., Титовой Н.С., Киюц Н.Ф., в деле участвует Клиодт Д.М.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечены Роспатент, Титова Н.С., Киюц Н.В., Мадеев В.В.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 12.04.2016 требования общества «НИИРПИ» о признании недействительными патентов Российской Федерации № 2232170, № 2232171 и № 2232172 в части указания автором Мадеева В.В. и патентообладателем общества «Эластис»; об обязании Роспатента выдать патенты на спорные изобретения с указанием в качестве патентообладателя общества «НИИРПИ», а в качестве авторов: Клиодта М.Ф., Титовой Н.С., Киюц Н.Ф. и требования Клиодта Д.М. о признании недействительными патентов Российской Федерации № 2232170, № 2232171 и № 2232172 в части указания автором Мадеева В.В. и патентообладателем общества «Эластис»; об обязании выдать патенты на спорные изобретения с указанием в качестве патентообладателя Клиодта Д.М., а в качестве авторов Клиодта М.Ф., Титовой Н.С., Киюц Н.Ф. выделены в отдельное производство.

Делам по требованиям общества «НИИРПИ» и Клиодта Д.М., выделенным в отдельное производство, присвоены номера СИП-201/2016, СИП-202/2016 и СИП-2013/2016.

С учетом этого в рамках настоящего дела рассматриваются требования общества «НИИРПИ» о признании недействительным патента Российской Федерации № 2232169 в части указания автором Мадеева В.В. и патентообладателем общества «Эластис»; об обязании Роспатента выдать патенты на спорное изобретение с указанием в качестве патентообладателя общества «НИИРПИ», а в качестве авторов Клиодта М.Ф., Титовой Н.С., Киюц Н.Ф., а также требования Клиодта Д.М. о признании недействительным патента Российской Федерации № 2232169 в части указания автором Мадеева В.В. и патентообладателем общества «Эластис»; об обязании Роспатента выдать патент на спорное изобретение с указанием в качестве патентообладателя Клиодта Д.М., а в качестве авторов Клиодта М.Ф., Титовой Н.С., Киюц Н.Ф.

В обоснование заявленных требований общество «НИИРПИ» ссылается на то, что в рамках создания, разработки, приготовления к использованию резиновых смесей до даты приоритета спорного изобретения была разработана и утверждена соответствующая техническая документация на резиновую смесь, а именно технические условия ТУ 2512-060-00152075-2004 (взамен ТУ 38Л105-015-98) «Смеси резиновые 51-2703 и 51-2703-1», дата разработки 1998 год, разработчик – общество «НИИРПИ» (далее ? ТУ 2512-060-00152075-2004), авторы-разработчики химик-технолог Титова Н.С., Клиодт М.Ф., технологический регламент ТР 51-40355-98 «Производство резиновых смесей 51-2703, 51-2703-1 и пластины резиновой рулонной для акустических покрытий» (далее ? ТР 51-40355-98), срок введения с 01.01.1999, разработчик – общество «НИИРПИ», авторы-разработчики химик-технолог Киюц Н.Ф., Клиодт М.Ф.

Истец отмечает, что вышеуказанная резиновая смесь была разработана его сотрудниками Титовой Н.С., Киюц Н.Ф. и Клиодтом М.Ф. в соответствии с их должностными обязанностями в рамках их служебной деятельности.

ТУ 38Л105-015-98 и ТР 51-40355-98 были направлены на согласование в общество с ограниченной ответственностью «Североптрезинотехника» (далее – общество «СОРТ»)и 30.01.1998 были согласованы заместителем директора названного общества Мадеевым В.В., что свидетельствует о том, что рецептура и технология производства были доступны для ознакомления обществам «СОРТ» и «Эластис» и Мадееву В.В., которые впоследствии, по мнению общества «НИИРПИ», неправомерно получили спорный патент.

При этом истец отмечает, что ни общество «Эластис», ни Мадеев В.В. не возражали против указания в ТУ сведений о том, что они разработаны впервые, а также против авторства работников истца.

Клиодт Д.М. в обоснование своих требований ссылается на то, что является наследником Клиодта М.Ф., который с 1963 по 2004 год являлся научным сотрудником и руководителем лаборатории общества «НИИРПИ», занимался разработками резин и резинотехнических изделий, в том числе резиновых смесей с шифрами 51-2703, 51-2703-1. Так, Клиодт Ф.М. указан в качестве автора в ТР 51-40355-, который был разработан и утвержден в 1998 году и содержит данные (рецепт, процесс производства) в точности соответствующий рецепту, указанному в спорном патенте. Клиодтом М.Ф спорное изобретение создано в рамках исполнения служебных обязанностей, однако, работодатель в установленный законом срок не воспользовался правом на получение патента, в связи с этим правом на его получение перешло к работнику – Клиодту М.Ф., а впоследствии его наследнику – Клиодту Д.М.

В отзыве на исковое заявление общество «Эластис» не согласилось с заявленными требованиями, просило отказать в их удовлетворении, ссылаясь на то, что ни общество «НИИРПИ», ни Титова Н.С., ни Киюц Н.Ф., ни Клиодт М.Ф. длительное время не заявляли требований об оспаривании спорного патента, зная о его существовании.

Ответчик указывает, что по договору от 04.08.1998 № 1960-7/98С истец по поручению общества «СОРТ» создал научно-техническую документацию. Мадеев В.В. состоял в трудовых отношениях с обществом «СОРТ», которое впоследствии по договору передало ответчику подлинники документов: ТУ 38Л1005-056-98 на пластину резиновую рулонную, для акустических покрытий марки 51-2703; ТР 51-40355-98; ТУ 38Л105-015-98.

Общество «Эластис» отмечает, что 10.08.1998 был составлен акт об окончании работ по программе «Исследования комплекса свойств резин ИРП-1075» о том, что проведены испытания резины ИРП-1075, изготовленной Ярославским заводом РТИ на основе каучука ДССК-18, который был подписан от общества «СОРТ» Мадеевым В.В.

При этом, по утверждению общества «Эластис», резиновые смеси марки ИРП-1075 (прежняя марка) на основе ДССК-18 и марок 51-2703, 51-2703-1 (вновь присвоенные марки) идентичны.

Роспатент направил в Суд по интеллектуальным правам отзыв, в котором указал, что вопросы, связанные с защитой патентных прав, не относятся к компетенции Роспатента, поэтому пояснений по существу заявленных требований представить не может. Одновременно Роспатентом заявлено ходатайство о рассмотрении данного дела в отсутствие его представителя.

Иные лица, участвующие в деле, отзывы на заявления не представили.

В судебном заседании представитель истца и Клиодта Д.М. требования поддержал, выступил по доводам, изложенным в заявлениях, просил удовлетворить заявленные каждым из указанных лиц требования в полном объеме.

Представитель ответчика и Мадеев В.В. возражали против удовлетворения заявленных требований.

Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о месте и времени рассмотрения искового заявления, в том числе путем размещения публичной информации на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru о процессуальном состоянии дела и публикации судебных актов, явку своих представителей в суд первой инстанции не обеспечили.

Дело рассмотрено на основании положений статей 123 и 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие представителей Роспатента,Титовой Н.С., Киюц Н.Ф.

Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доказательства, представленные в материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, патент Российской Федерации № 2232169 на изобретение «Резиновая смесь»по заявке № 2002135009 c датой приоритета от 15.12.2002 выдан обществу «Эластис». Автором изобретения в патенте указан Мадеев В.В.

Патент выдан со следующей формулой: «Резиновая смесь, характеризующаяся тем, что включает при следующем соотношении компонентов, мас.ч. (на 100 ч. массы каучука):

Каучук синтетический

бутадиен-стирольный марки ДССК-18 70,00

Натуральный каучук 30,00

Сера 2,00

Нафтам-2 1,00

2,2'-Дибензтиазол-дисульфид 0,80

Дифенилгуанидин 0,80

Белила цинковые 5,00

Стеарин 1,00

Смола стирольно-инденовая 7,00

Канифоль 3,00

Технический углерод П-514 20,00

Технический углерод П-803 40,00

Фактис 10,00».

Истец и Клиодт Д.М., полагая, что ответчик и Мадеев В.В. неправомерно указаны в спорном патенте в качестве патентообладателя и автора соответственно, обратились в суд с настоящими заявлениями.

Оценив представленные доказательства в их совокупности, суд полагает требования общества «НИИРПИ» и Клиодта Д.М. не подлежащими удовлетворению в связи со следующим.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 2 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации введена в действие с 01.01.2008, поэтому в силу статьи 5 Федерального закона от 18.12.2006 № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» она применяется к правоотношениям, возникшим после введения ее в действие. К правоотношениям, возникшим до 01.01.2008, она применяется к тем правам и обязанностям, которые возникли после 31.12.2007.

При рассмотрении дел о признании интеллектуальных прав подлежит применению российское законодательство, действовавшее на момент возникновения соответствующего права. Так, автор произведения определяется на основе законодательства, действовавшего на момент его создания; автор изобретения, полезной модели или промышленного образца - на основе законодательства, действовавшего на дату подачи заявки на выдачу патента на это изобретение, полезную модель или промышленный образец.

При рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров.

Учитывая приведенные разъяснения высшей судебной инстанции и принимая во внимание, что заявка о выдаче патента на спорную полезную модель была подана 15.12.2002, суд приходит к выводу о том, что к рассматриваемым правоотношениям применяются нормы Патентного закона Российской Федерации от 23.09.1992 № 3517-1 (в редакции, действовавшей на дату подачи заявки; далее – Патентный закон).

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 7 Патентного закона автором изобретения, полезной модели, промышленного образца признается физическое лицо, творческим трудом которого они созданы.

Если в создании объекта промышленной собственности участвовало несколько физических лиц, все они считаются его авторами. Порядок пользования правами, принадлежащими авторам, определяется соглашением между ними.

Не признаются авторами физические лица, не внесшие личного творческого вклада в создание объекта промышленной собственности, оказавшие автору (авторам) только техническую, организационную или материальную помощь либо только способствовавшие оформлению прав на него и его использованию.

Согласно пункту 1 статьи 8 Патентного закона патент выдается: 1) автору (авторам) изобретения, полезной модели, промышленного образца; 2) физическим и (или) юридическим лицам (при условии их согласия), которые указаны автором (авторами) или его (их) правопреемником в заявке на выдачу патента либо в заявлении, поданном в Патентное ведомство до момента регистрации изобретения, полезной модели, промышленного образца; 3) работодателю в случаях, предусмотренных пунктом 2 этой статьи.

В силу пункта 2 той же статьи право на получение патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец, созданные работником в связи с выполнением им своих служебных обязанностей или полученного от работодателя конкретного задания, принадлежит работодателю, если договором между ними не предусмотрено иное.

Если работодатель в течение четырех месяцев с даты уведомления его автором о созданном изобретении, полезной модели или промышленном образце не подаст заявку в Патентное ведомство, не переуступит право на подачу заявки другому лицу и не сообщит автору о сохранении соответствующего объекта в тайне, то автор имеет право подать заявку и получить патент на свое имя. В этом случае работодатель имеет право на использование соответствующего объекта промышленной собственности в собственном производстве с выплатой патентообладателю компенсации, определяемой на договорной основе.

Судом установлено и не оспаривается сторонами, что Клиодт М.Ф., Титова Н.С. и Киюц Н.Ф. в период разработки спорного изобретения являлись сотрудниками общества «НИИРПИ».

Клиодт М.Ф. последовательно занимал должности начальника сектора, заместителя начальника отдела, начальника планово-экономического отдела.

Титова Н.С. последовательно занимала должности инженера 1 категории, инженера-технолога 1 категории, ведущего инженера.

Киюц Н.Ф. последовательно занимала инженера-технолога 1 категории, инженера, соответственно.

Согласно исковому заявлению общества «НИИРПИ» в должностные обязанности названных лиц входила разработка и тестирование резин и резинотехнических изделий.

Из титульного листа представленного в материалы дела ТР 51-40355-98 следует, что технологический регламент согласован, в том числе генеральным директором открытого акционерного общества «Ярославрезинотехника» (далее – общество «Ярославрезинотехника») Крутиковым А.Г., заместителем директора общества «СОРТ» Мадеевым В.В. и утвержден заместителем генерального директора общества «НИИРПИ» Алексеевым А.Г. 30.12.1998. В качестве разработчиков в названном технологическом регламенте указаны Киюц Н.Ф., начальник отдела Клиодт М.Ф.

При этом в указанном технологическом регламенте на листе 16 в таблице 8 изложен рецепт резиновой смеси 51-2703-1, соответствующий формуле изобретения по патенту Российской Федерации № 2232169.

Кроме того, в материалы дела представлены технические условия
ТУ 38Л105-015-98 «Смеси резиновые 51-2703 и 51-2703-1», согласованные, в том числе теми же лицами и заместителем начальника отдела Клиодтом М.Ф. и утвержденные заместителем генерального директора общества «НИИРПИ» Алексеевым А.Г. 30.12.1998, в качестве разработчика указана Титова Н.С.; а также технические условия ТУ 2512-060-00152075-2004 (взамен ТУ 38Л105-015-98) «Смеси резиновые 51-2703 и 51-2703-1», согласованные, в том числе заместителем генерального директора общества «Эластис» Мадеевым В.В., начальником отдела Клиодтом М.Ф., утвержденные генеральным директором общества «НИИРПИ» Карповым М.П. 18.08.2004, в качестве разработчика указана Титова Н.С., в качестве проверяющего Киюц Н.Ф.

Как указано выше, истец в обоснование заявленных требований ссылается на служебный характер спорного изобретения, считая, что Титова Н.С., Киюц Н.Ф. и Клиодт М.Ф. рамках своей трудовой деятельности разработали технологический регламент ТР 51-40355-98 и технические условия ТУ 38Л105-015-98 и ТУ 2512-060-00152075-2004 (взамен
ТУ 38Л105-015-98), в которых выражено спорное изобретение.

Вместе с тем из изложенных положений статьи 8 Патентного закона следует, что работодатель, претендуя на указание себя в качестве патентообладателя, должен доказать следующие обстоятельства: 1) какие лица являются авторами изобретения; 2) какие из этих лиц являются работниками этого работодателя; 3) тот факт, что техническое решение, охраняемое оспариваемым патентом на изобретение, создано авторами-работниками этого работодателя или в связи с выполнением ими своих служебных обязанностей, или в связи с выполнением ими полученного от работодателя конкретного задания.

Определяющим для признания технического решения служебным является факт его создания в рамках трудовых обязанностей, содержание которых может быть выражено в виде относительно общего круга осуществляемых работником трудовых функций, или конкретного задания.

Однако общество «НИИРПИ», ссылаясь на то, что в должностные обязанности Титовой Н.С. и Киюц Н.Ф. и Клиодта М.Ф. входила разработка и тестирование резин и резинотехнических изделий, а спорное изобретение является служебным, не представило в материалы дела доказательств наличия конкретного задания, данного названым лицам, на создание технического решения или того, что создание такого технического решения охватывалось их служебными обязанностями.Должностные регламенты, трудовые договоры в материалы дела не представлены.

Технологический регламент и технические условия, содержащие указание на разработку их Титовой Н.С. и Киюц Н.Ф. и согласование с Клиодтом М.Ф., на которых основывает заявленные требования общество «НИИРПИ», не могут быть приняты судом в качестве бесспорного и достаточного доказательства авторства этих лиц именно в отношении спорного изобретения (а не создания технической документации), поскольку в материалах дела отсутствуют иные доказательства, которые бы объективно подтверждали данное обстоятельство, в то время как общество «Эластис» оспаривает создание спорного технического решения сотрудниками общества «НИИРПИ».

По ходатайству общества «Эластис» в судебном заседании 29.06.2016 был допрошен свидетель Грачева Раиса Ивановна, которая согласно представленной в материалы дела трудовой книжке с 08.09.1983 по 31.12.2004 являлась сотрудником общества «Ярославрезинотехника», занимала различные должности научно-исследовательского центра, технического бюро, центральной заводской лаборатории, отдела технического контроля.

Свидетель Грачева Р.И. сообщила суду, что в 1994 году руководством ей была поставлена задача оказывать содействие Мадееву В.В. в изготовлении и испытании резиновых смесей. Мадеевым В.В. для изготовления экспериментального образца ей был передан рецепт резиновой смеси, которой в дальнейшем был присвоен шифр 51-2703 (с этим шифром резина в дальнейшем уже поступила в производство).

После ознакомления с ТР 51-40355-98, имеющимся в материалах дела, Грачева Р.И. пояснила, что проект именно этого регламента был составлен ею на основе данных (рецептур), предоставленных Мадеевым В.В. Впоследствии технологический регламент был направлен обществу «НИИРПИ» для внесения возможных редакционных и технических правок. При этом Грачева Р.И. пояснила, что в 1998 году Титова Н.С. приезжала на завод общества «Ярославрезинотехника» в целях ознакомления с производственным процессом и названный технологический регламент был передан в общество «НИИРПИ» через Титову Н.С.С Киюц Н.Ф. и Клиодтом М.Ф. свидетель не знакома.

Грачева Р.И. пояснила, что сотрудники общества «НИИРПИ» не участвовали непосредственно в разработке спорного изобретения, а лишь выполняли технические функции по приведению в соответствие с требованиями законодательства технической документации. При этом свидетель также отметила, что Мадеев В.В. задолго до создания этих технических документов занимался разработкой резиновых смесей.

Кроме того, из материалов дела также следует, что общество «НИИРПИ» (исполнитель) и общество «СОРТ» (заказчик) 04.08.1998 заключили договор № 1960-7/98С на выпуск технической документации на рулонную акустическую пластину (технические условия и технологический регламент) в срок до ноября 1998 года. Согласно акту от 30.12.1998 № 1 сдачи-приемки работ по названному договору порученная работа выполнена полностью и соответствует условиям договора.

Согласно представленной в материалы дела копии (выборочной) журнала присвоения шифров резиновых смесей (подлинник обозревался судом в судебном заседании – протокол судебного заседания от 17.03.2016) в нем имеется отметка о присвоении 22.10.98 шифра резины 51-2703, ссылка на ТУ 38Л105-015-98, а в примечании указание на договор № 1960-7/98С (т.5 л.д. 125).

Между обществом «СОРТ» (продавец) и обществом «Эластис» (покупатель) 14.01.2000 заключен договор № 1 купли-продажи технической документации на пластину техническую для акустических покрытий марки 51-2703, а именно: подлинники ТУ 38Л105-056-98, ТУ 38Л105-015-98,
ТР 51-40355-98. Актом от 20.04.2000 приема-передачи подтверждается исполнение названного договора.

Таким образом, из материалов дела и свидетельских показаний следует, что проект ТР 51-40355-98 был разработан на основании созданной Мадеевым В.В рецептуры резиновой смеси, а затем по договору от 04.08.1998 № 1960-7/98С был передан в общество «НИИРПИ» для приведения его в соответствие с требованиями законодательства в отношении технической документации. Следовательно сотрудники общества «НИИРПИ» на основании указанного договора оказывали техническую помощь в оформлении необходимой для производства документации, что не свидетельствует об их авторстве в отношении спорного изобретения, признаки которого нашли отражение в ТР 51-40355-98.

Впоследствии техническая документация была передана обществом «СОРТ» обществу «Эластис».

С учетом изложенного, оценив показания названного свидетеля в совокупности и взаимной связи с иными материалами дела, судебная коллегия приходит к выводу о том, что показания свидетеля Грачевой Р.И. логичны и последовательны, не противоречат другим доказательствам. При этом судом также учтено, что титульный лист ТР 51-40355-98 содержит отметку о согласовании его с генеральным директором общества «Ярославрезинотехника» Крутиковым А.Г. (то есть указанное общество, работник которого допрошен в качестве свидетеля, имело отношение к ТР 51-40355-98 и ТУ 38Л105-015-98) и заместителем директора общества «СОРТ» Мадеевым В.В., в материалах дела имеются многочисленные иные документы, подтверждающие осуществление Мадеевым В.В. деятельности в сфере разработки резин и резиновых покрытий (в том числе до создания спорной технической документации и спорного изобретения).

Оснований не доверять показаниям свидетеля у суда не имеется, свидетель предупрежден об уголовной ответственности, предусмотренной статьями 306, 307, 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Доказательств, опровергающих показания Грачевой Р.И., а также того, что с момента выдачи оспариваемого патента по настоящее время Титова Н.С., Киюц Н.Ф. и Клиодт М.Ф. ставили под сомнение указание в нем в качестве автора Мадеева В.В., а в качестве патентообладателя общества «Эластис», истцом в материалы дела не представлено.

В силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В силу частей 1, 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства, в том числе заключение эксперта, не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы (часть 4 и 5 статьи 71, часть 3 статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемого патента недействительным в части указания автора и патентообладателя, поскольку судом проверено и установлено, что истцом не представлено надлежащих и достаточных доказательств того, что спорное изобретение является результатом трудовой деятельности работников истца, созданнымпри исполнении их должностных обязанностейили по заданию истца, равно как и доказательств, опровергающих авторство Мадеева В.В.

Также судебная коллегия не усматривает оснований и для удовлетворения требований Клиодта Д.М., поскольку им не представлено доказательств того, что Клиодт М.Ф. являлся автором спорного изобретения и в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 8 Патентного закона, уведомил работодателя (общество «НИИРПИ») о созданном изобретении, однако работодатель в течение четырех месяцев с даты такого уведомления не подал заявку в Патентное ведомство, не переуступил право на подачу заявки другому лицу и не сообщил автору о сохранении соответствующего объекта в тайне.

Кроме того, суд отмечает, что Клиодт Д.М., заявляя самостоятельные требования, просил указать в качестве авторов спорного изобретения, помимо Клиодта М.Ф., еще Титову Н.С. и Киюц Н.Ф. Однако документов, подтверждающих наличие у него полномочий на представление интересов указанных лиц (Титовой Н.С. и Киюц Н.Ф.), Клиодт Д.М. не представил, основания для заявления требований от их имени не привел.

Судебные расходы распределены судом в соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и отнесены судом на истца и Клиодта Д.М.

При этом Клиодт Д.М., заявляя требования в отношении четырех патентов, уплатил по чек-ордеру от 16.03.2016 государственную пошлину в размере 1200 рублей.

В то же время в соответствии с подпунктом 7 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации при подаче заявления о вступлении в дело третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, государственная пошлина по спорам имущественного характера, если иск не подлежит оценке, а также по спорам неимущественного характера уплачивается в размере государственной пошлины, уплачиваемой при подаче искового заявления неимущественного характера.

Подпунктом 4 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации государственная пошлина при подаче исковых заявлений неимущественного характера уплачивается в размере 6000 рублей.

В пункте 22 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 № 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах разъяснено, что если в заявлении, поданном в арбитражный суд, объединено несколько взаимосвязанных требований неимущественного характера, то по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 333.22 Налогового кодекса Российской Федерации уплачивается государственная пошлина за каждое самостоятельное требование. Так, например, по исковому заявлению о признании права собственности на три отдельных объекта недвижимости государственная пошлина в соответствии с подпунктом 4 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации составит 12 000 рублей (4000 рублей x 3).

То есть, обращаясь в суд с требованиями о признании недействительными четырех патентов, Клиодту Д.М. надлежало уплатить государственную пошлину в размере 24 000 рублей (6000 х 4).

С учетом изложенного, принимая во внимание, что требования Клиодта Д.М. в отношении патентов Российской Федерации № 2232170, № 2232171 и № 2232172 были выделены в отдельное производство (дела № СИП-201/2016, № СИП-202/2016, № СИП-203/2016), государственная пошлина по чек-ордеру от 16.03.2016 по каждому из требований была учтена судом в размере 300 рублей.

В связи с этим суд полагает необходимым взыскать с Клиодта Д.М. в доход федерального бюджета государственную пошлину в размере 5700 (пять тысяч семьсот) рублей.

Руководствуясь статьями 110, 167–170, 176, 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

РЕШИЛ:

исковое заявление открытого акционерного общества «Научно-исследовательский институт резиновых покрытий и изделий» и требование Клиодта Дмитрия Михайловича оставить без удовлетворения.

Взыскать с Клиодта Дмитрия Михайловича в доход федерального бюджета государственную пошлину в размере 5 700 (Пять тысяч семьсот) рублей.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья Е.Ю. Пашкова

Судья В.В. Голофаев

Судья С.П. Рогожин