НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Забайкальского края от 10.04.2020 № А78-888/20


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ

672002 г.Чита, ул. Выставочная, 6

http://www.chita.arbitr.ru; е-mail: info@chita.arbitr.ru

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

г.Чита                                                                                                Дело №А78- / 0

10 апреля 2020 года

Арбитражный суд Забайкальского края

в составе судьи Ячменёва Г.Г.,

рассмотрев в порядке упрощенного производства дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Девчата» (ОГРН 1067515005722, ИНН 7515006750) к Региональной службе по тарифам и ценообразованию Забайкальского края (ОГРН 1087536008790, ИНН 7536095977) о признании незаконным постановления о назначении административного наказания от 16 января 2020 года № 704-Н-А/П-19,

без вызова сторон,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Девчата» (далее – ООО «Девчата», Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Региональной службе по тарифам и ценообразованию Забайкальского края (далее – РСТ Забайкальского края, Служба, административный орган) о признании незаконным постановления о назначении административного наказания от 16 января 2020 года № 704-Н-А/П-19.

Не соглашаясь с оспариваемым постановлением административного органа, ООО «Девчата» обращает внимание на необоснованный отказ административного органа в привлечении к ответственности продавца-кассира и на нерассмотрение вопроса о назначении административного штрафа менее минимального размера, а также на грубое нарушение порядка привлечения к административной ответственности (в том числе нарушение сроков составления протокола об административном правонарушении и рассмотрения административного дела, отсутствие акта проверки), истечение срока давности привлечения к административной ответственности.

Определением суда от 4 февраля 2020 года заявление ООО «Девчата» принято к рассмотрению в порядке упрощенного производства.

28 февраля 2020 года в суд от ООО «Девчата» поступило дополнение к жалобе на постановление о назначении административного наказания.

В своем отзыве, поступившем в арбитражный суд 27 февраля 2020 года, РСТ Забайкальского края указывает на необоснованность доводов Общества и отстаивает законность своего постановления.  

В установленный пунктом 4 определения от 4 февраля 2020 года срок (до 20 марта 2020 года) иных документов сторонами не представлено.

Заявление и иные документы размещены на информационном ресурсе «Картотека арбитражных дел» (http://kad.arbitr.ru) в сети Интернет в режиме ограниченного доступа.

Лица, участвующие в деле, в соответствии с главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК Российской Федерации), надлежащим образом извещены о рассмотрении заявления в порядке упрощенного производства, что подтверждается уведомлениями о вручении почтовых отправлений №№ 67200241209537,67200241209513, возражений относительно рассмотрения дела в упрощенном производстве не представили.

Указом Президента Российской Федерации от 02.04.2020 № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» дни с 4 по 30 апреля 2020 года включительно объявлены нерабочими днями.

Вместе с тем на основании пункта 3 Постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Совета судей Российской Федерации от 8 апреля 2020 года № 821 судам рекомендовано рассматривать дела безотлагательного характера, а также дела в порядке приказного и упрощенного производства.

Следовательно, при отсутствии иных препятствий, рассмотрение настоящего дела в порядке упрощенного производства допустимо и в период до 30 апреля 2020 года с соблюдением гарантий сторон на его обжалование в установленный срок.

Дело рассмотрено по правилам главы 29 АПК Российской Федерации без вызова сторон.

Суд, изучив материалы дела, установил следующие фактические обстоятельства.

Согласно информационной выписке из Единого государственного реестра юридических лиц ООО «Девчата» зарегистрировано в качестве юридического лица 31 октября 2006 года, ему присвоен основной государственный регистрационный номер 1067515005722.

6 марта 2018 года Обществу выдана лицензия № 75МЕ007840 на осуществление розничной продажи алкогольной продукции, срок действия лицензии – до 6 марта 2019 года (в дальнейшем срок действия лицензии продлен до 6 марта 2020 года), по месту нахождения обособленного подразделения - магазин, расположенный по адресу: Забайкальский край, Оловянинский район, п.ст. Ясная, ул. Базарная, д. 26 (т. 1, л.д. 87-88).

На основании приказа руководителя РСТ Забайкальского края от 2 сентября 2019 года № 41/ДК «О проведении мероприятий по анализу состояния исполнения обязательных требований розничной продажи алкогольной продукции 01 сентября 2019 года, установленных федеральным и региональным законодательством, организациями на территории Забайкальского края» (т. 1 л.д. 74), специалистами РСТ Забайкальского края проводились мероприятия по анализу данных, сформированных в Единой государственной автоматизированной системе учета производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции (далее - ЕГАИС).

В ходе проведенных контрольных мероприятий было установлено, что 1 сентября 2019 года в период с 10 час. 06 мин. до 21 час. 15 мин. в магазине, расположенном по адресу: Забайкальский край, Оловянинский район, п.ст. Ясная, ул. Базарная, д. 26, в котором деятельность по розничной продаже алкогольной продукции осуществляет ООО «Девчата», произведена реализация алкогольной продукции, а именно:

- одной бутылки водки «Финский стандарт оригинальная», емкостью 0,5 л., крепостью 38%, чек № 14409;

- одной бутылки коньяка трехлетнего «Традиции Армении», емкостью 0,5 л., крепостью 41%, чек № 14442;

- иной алкогольной продукции (водки, напитка винного, вина столового) в общем количестве 22 бутылки.

Выявленные нарушения послужили поводом для возбуждения в отношении Общества дела об административном правонарушении, о чем 13 декабря 2019 года должностным лицом Службы составлен соответствующий протокол № 704-Н-А/П-19 (т. 1 л.д. 12-13).

Постановлением о назначении административного наказания от 16 января 2020 года № 704-Н-А/П-19 ООО «Девчата» привлечено к административной ответственности по части 3 статьи 14.16 КоАП Российской Федерации в виде штрафа в размере 100 000 рублей (т. 1 л.д. 16-18).

Не согласившись с названным постановлением административного органа, ООО «Девчата» оспорило его в судебном порядке.

Суд находит оспариваемое постановление Службы законным, а заявленное требование – не подлежащим удовлетворению, ввиду следующего.

В соответствии со статьей 210 АПК Российской Федерации по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение (часть 4).

При рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела (часть 6).

Арбитражный суд при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме (часть 7).

На основании статьи 129 Гражданского кодекса Российской Федерации объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться, если они не ограничены в обороте (пункт 1). Законом или в установленном законом порядке могут быть введены ограничения оборотоспособности объектов гражданских прав, в частности могут быть предусмотрены виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо совершение сделок, с которыми допускается по специальному разрешению (пункт 2).

Согласно правовой позиции, выраженной в Постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2003 года № 17-П, от 23 мая 2013 года № 11-П, от 30 марта 2016 года № 9-П и от 18 февраля 2019 года № 11-П, государственное регулирование в области производства и оборота такой специфической продукции, относящейся к объектам, ограниченно оборотоспособным, как этиловый спирт, алкогольная и спиртосодержащая продукция, обусловлено необходимостью защиты как жизни и здоровья граждан, так и экономических интересов Российской Федерации, обеспечения нужд потребителей в соответствующей продукции, повышения ее качества и проведения контроля за соблюдением законодательства, норм и правил в регулируемой области.

Аналогичные цели государственного регулирования производства и оборота алкогольной продукции закреплены в пункте 1 статьи 1 Федерального закона от 22.11.1995 № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» (далее – Закон № 171-ФЗ).

Учитывая это, действующее законодательство предъявляет повышенные требования к обороту алкогольной продукции, включая ряд ограничений и запретов, за несоблюдение которых организации (их должностные лица) и индивидуальные предприниматели могут быть привлечены к ответственности, в том числе административной и уголовной (пункт 3 статьи 26 Закона № 171-ФЗ).

Одним из таких ограничений является установленный пунктом 1 статьи 26 Закона № 171-ФЗ запрет на розничную продажу алкогольной продукции с нарушением требований статьи 16 настоящего Федерального закона.

За нарушение данного запрета действующим законодательством предусмотрены различные меры государственного принуждения.

В частности, согласно подпункту 3 пункта 3.2 статьи 20 Закона № 171-ФЗ нарушение особых требований к розничной продаже алкогольной продукции, установленных пунктом 2, абзацем первым пункта 9 статьи 16 настоящего Федерального закона, является основанием для аннулирования лицензии на производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции по решению Росалкогольрегулирования (то есть во внесудебном порядке).

Кроме того, частью 3 статьи 14.16 КоАП Российской Федерации установлена административная ответственность за нарушение организациями особых требований и правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 14.17.1 настоящего Кодекса, в виде административного штрафа в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей с конфискацией алкогольной и спиртосодержащей продукции или без таковой.

В соответствии с пунктом 9 статьи 16 Закона № 171-ФЗ не допускается розничная продажа алкогольной продукции с 23 часов до 8 часов по местному времени, за исключением розничной продажи алкогольной продукции, осуществляемой организациями, крестьянскими (фермерскими) хозяйствами, индивидуальными предпринимателями, признаваемыми сельскохозяйственными товаропроизводителями, розничной продажи пива, пивных напитков, сидра, пуаре, медовухи, осуществляемой индивидуальными предпринимателями, при оказании такими организациями, крестьянскими (фермерскими) хозяйствами и индивидуальными предпринимателями услуг общественного питания, розничной продажи алкогольной продукции в случае, если указанная продукция размещена на бортах водных и воздушных судов в качестве припасов в соответствии с правом ЕАЭС и законодательством Российской Федерации о таможенном деле, и розничной продажи алкогольной продукции, осуществляемой в  магазинах беспошлинной торговли.

Органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе устанавливать дополнительные ограничения времени, условий и мест розничной продажи алкогольной продукции, за исключением розничной продажи алкогольной продукции при оказании услуг общественного питания, в том числе полный запрет на розничную продажу алкогольной продукции, за исключением розничной продажи алкогольной продукции при оказании услуг общественного питания.

В пункте 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июля 2014 года № 47 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» указано, что при применении приведенной нормы Закона № 171-ФЗ необходимо иметь в виду, что применительно к пункту 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации соответствующие акты могут приниматься только законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации, поскольку ими вводятся ограничения гражданских прав в сфере экономического оборота.

На территории Забайкальского края дополнительные ограничения времени, условий и мест розничной продажи алкогольной продукции установлены Законом Забайкальского края от 26.12.2011 № 616-ЗЗК «Об отдельных вопросах реализации Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» на территории Забайкальского края».

Пунктом 2 части 1 статьи 3 названного Закона предусмотрено, что на территории Забайкальского края не допускается розничная продажа алкогольной продукции в праздничные дни:

Международный день защиты детей (1 июня);

День молодежи (27 июня);

День знаний (1 сентября);

первый день начала занятий в образовательных организациях,

а также в устанавливаемые органами местного самоуправления День города, День поселка, День села и дни проведения выпускных мероприятий в образовательных организациях (последний звонок, выпускной вечер).

Как указано в пункте 17 Обзора судебной практики «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 6 декабря 2017 года, нарушение установленных пунктом 9 статьи 16 Закона № 171-ФЗ запретов и ограничений следует квалифицировать именно по части 3 статьи 14.16 КоАП Российской Федерации.

В силу статьи 26.1 КоАП Российской Федерации к обстоятельствам, подлежащим выяснению по делу об административном правонарушении, относятся, в том числе, наличие (отсутствие) события и состава административного правонарушения.

Такие обстоятельства устанавливаются на основании доказательств.

Согласно части 1 статьи 26.2 КоАП Российской Федерации доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными КоАП Российской Федерации, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами (часть 2 статьи 26.2 КоАП Российской Федерации).

Из материалов рассматриваемого дела следует, что ООО «Девчата» в нарушение приведенных норм федерального и регионального законодательства 1 сентября 2019 года (День знаний) в магазине, расположенном по адресу: Забайкальский край, Оловянинский район, п.ст. Ясная, ул. Базарная, д. 26, допустило розничную продажу алкогольной продукции (водки, напитка винного, вина столового, коньяка) в общем количестве 22 бутылки.

Данное обстоятельство достоверно подтверждается имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе протоколом об административном правонарушении от 13 декабря 2019 года № 704-Н-А/П-19 (т. 1, л.д. 12-13), данными Журнала учета объема розничной продажи маркированной алкогольной и спиртосодержащей продукции по чекам за 1 сентября 2019 года (т. 1, л.д. 75-76) и распечаткой (протоколами запроса) из ЕГАИС (т. 1, л.д. 77-86).

Делая вывод о подтверждении названными доказательствами (Журналом учета и распечаткой из ЕГАИС) фактов реализации 1 сентября 2019 года алкогольной продукции, суд принимает во внимание положения подпункта 13 пункта 2 статьи 16 Закона № 171-ФЗ, Постановления Правительства Российской Федерации от 29.12.2015 № 1459 «О функционировании единой государственной автоматизированной системы учета объема производства этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» и приказа Росалкогольрегулирования от 01.02.2018 № 30 «О перечнях сведений, содержащихся в штриховом коде документа, предоставляемого с применением контрольно-кассовой техники покупателю, о факте фиксации информации о розничной продаже алкогольной продукции в единой государственной автоматизированной информационной системе учета объема производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртсодержащей продукции».

Кроме того, сами по себе факты реализации алкогольной продукции (вина, водки, винного напитка, коньяка) в День знаний (1 сентября 2019 года) Обществом по существу не оспариваются, в том числе и в рассматриваемом заявлении.

В частности, в жалобе на постановление об административном правонарушении  указано, что реализация алкогольной продукции произведена продавцом (т. 1, л.д. 3-8), в дополнении к жалобе также указано, что ООО «Девчата» не оспаривает факта административного правонарушения (т. 1, л.д. 104-105). 

Таким образом, факт осуществления ООО «Девчата» 1 сентября 2019 года (День знаний) в магазине, расположенном по адресу: Забайкальский край, Оловянинский район, п.ст. Ясная, ул. Базарная, д. 26,  розничной продажи алкогольной продукции (вина, водки, винного напитка, коньяка) достоверно установлен, подтверждается материалами дела; обозначенные противоправные действия правильно квалифицированы РСТ Забайкальского края по части 3 статьи 14.16 КоАП Российской Федерации.

Частью 2 статьи 2.1 КоАП Российской Федерации предусмотрено, что юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

 В пункте 16.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» разъяснено, что в отличие от физических лиц в отношении юридических лиц КоАП Российской Федерации формы вины не выделяет.

Следовательно, и в тех случаях, когда в соответствующих статьях Особенной части КоАП Российской Федерации возможность привлечения к административной ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (часть 2 статьи 2.1 КоАП Российской Федерации).

Обстоятельства, указанные в части 1 или части 2 статьи 2.2 КоАП Российской Федерации, применительно к юридическим лицам установлению не подлежат.

Суд полагает, что Общество, являющееся обладателем лицензии на розничную продажу алкогольной продукции, то есть, лицом, осуществляющим на профессиональной основе деятельность, связанную с оборотом такой продукции, обязано было принять все необходимые меры по соблюдению соответствующих требований Закона № 171-ФЗ и принятого в его развитие Закона Забайкальского края от 26.12.2011 № 616-ЗЗК «Об отдельных вопросах реализации Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» на территории Забайкальского края» в части соблюдения запрета розничной продажи алкогольной продукции в определенные дни (в настоящем случае – День знаний 1 сентября 2019 года).

Каких-либо объективных причин невозможности соблюдения установленного законом запрета Обществом не приведено.

Довод ООО «Девчата», содержащийся в жалобе на постановление административного органа, а также в дополнении к жалобе о том, что виновным лицом является продавец, а не само Общество, не может быть принят во внимание, поскольку юридическое лицо несет ответственность за действия своего работника при исполнении последним трудовых обязанностей.

Подобное правило применения юридической ответственности является универсальным, присущим как частному, так и публичному праву.

В частности, согласно статье 402 Гражданского кодекса Российской Федерации действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Пунктом 1 статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации также предусмотрено, что юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

В своем заявлении Общество, со ссылкой на постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 года № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» (далее – Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 19) настаивает, что продавец-кассир исполняла функции должностного лица по специальному полномочию, она, реализуя алкогольную продукцию в дни запрета, принимала решения, имеющие юридическое значение и влекущие юридические последствия; следовательно, по мнению Общества, именно продавец-кассир несет ответственность за нарушение особых требований и правил розничной продажи алкогольной продукции.

Такое мнение ООО «Девчата» суд находит ошибочным в связи со следующим.

В пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъяснено, что в качестве субъектов административной ответственности положения главы 14 КоАП Российской Федерации предусматривают граждан, должностных и юридических лиц, индивидуальных предпринимателей.

Должностными лицами, которые могут быть привлечены к административной ответственности за правонарушения в области предпринимательской деятельности, исходя из положений, закрепленных в примечании к статье 2.4 КоАП Российской Федерации, являются совершившие такие правонарушения руководители и иные работники организаций в связи с выполнением ими организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, а также приравненные к ним индивидуальные предприниматели постольку, поскольку главой 14 КоАП  Российской Федерации не предусмотрено иное (часть 4 статьи 14.1, часть 2 статьи 14.4, часть 1 статьи 14.25 КоАП РФ). К должностным лицам относятся и лица, находящиеся в трудовых отношениях с индивидуальными предпринимателями, осуществляющие указанные выше функции.

Лица, не наделенные организационно-распорядительными или административно-хозяйственными функциями, работающие в организации или у индивидуального предпринимателя (например, продавцы, кассиры), также могут быть привлечены к административной ответственности как граждане в связи с совершением ими правонарушений, предусмотренных статьями 14.2, 14.4, 14.7, 14.15 КоАП Российской Федерации.

Таким образом, исходя из буквального толкования приведенных разъяснений, следует, что для привлечения лиц к административной ответственности именно как должностных лиц, ключевым является осуществление ими организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций.

При этом продавцы и кассиры не могут признаваться лицами, наделенными организационно-распорядительными или административно-хозяйственными функциями, и могут быть привлечены к административной ответственности именно как граждане при совершении ими правонарушений, в том числе предусмотренных 14.16 КоАП Российской Федерации.

В пунктах 4 и 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 19 разъясняется, что к организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии).

Исполнение функций должностного лица по специальному полномочию означает, что лицо осуществляет функции представителя власти, исполняет организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, возложенные на него законом, иным нормативным правовым актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом (например, функции присяжного заседателя). Функции должностного лица по специальному полномочию могут осуществляться в течение определенного времени или однократно, а также могут совмещаться с основной работой.

С учетом изложенного суд полагает, что деятельность продавца-кассира не может признаваться выполнением организационно-распорядительных функций.

Действие продавца по реализации алкогольной продукции, вопреки мнению Общества, не может признаваться имеющим юридическое значение и влекущее определенные юридические последствия в том смысле, который предусматривается Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 19.

По мнению суда, действия продавца по реализации алкогольной продукции являются действиями рядового работника, не предусматривающие какого-либо специального полномочия и необходимости принятия специальных решений.

При этом применительно к рассматриваемым правоотношениям необходимо иметь в виду, что в силу части 3 статьи 2.1 КоАП Российской Федерации привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

То есть ненадлежащее исполнение работником своих трудовых обязанностей, наличие его вины в совершении административного правонарушения в любом случае не освобождает само юридическое лицо от административной ответственности.

В соответствии с правовой позицией, выраженной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2000 года № 244-О, к административной ответственности привлекается не продавец, а предприятие, поскольку продавец в данном случае вступает в правоотношения с покупателем от имени предприятия, т.е. стороной в договоре купли - продажи является именно предприятие.

Соответственно и в налоговом правоотношении, возникающем по поводу предпринимательской деятельности, стороной выступает не продавец, а предприятие. Поэтому и такую публично-правовую ответственность, как административная ответственность за нарушение правил применения контрольно-кассовых машин при осуществлении расчетов с покупателями, государство вправе возложить именно на предприятие, что не препятствует последнему в установленном законом порядке предъявлять требования о возмещении ущерба, нанесенного ему по вине работника.

Приведенная правовая позиция имеет универсальный характер и подлежит применению не только при привлечении к административной ответственности за неприменение контрольно-кассовой техники.

Делая такой вывод, суд исходит из того, что пунктом 1 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что полномочие может явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.).

Из правовой позиции, выраженной в мотивировочной части 3.1 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 октября 2015 года № 28-П, следует, что для гражданина, проявляющего при заключении договора необходимые разумность и добросовестность, соответствующее полномочие представителя может явствовать из обстановки, в которой он действует.

Например, когда договор розничной купли-продажи оформляется в помещении торгового объекта (магазине, баре и т.д.), то у гражданина имеются все основания полагать, что лицо, заключающее этот договор от имени организации, которой принадлежит данный торговый объект, наделено соответствующими полномочиями и действует от имени такой организации.

С учетом положений части 3 статьи 2.1 КоАП Российской Федерации, пункта 1 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации, приведенных правовых позиции Конституционного Суда Российской Федерации и имеющихся в материалах дела доказательств суд приходит к выводу о том, что продавец-кассир была допущена Обществом в качестве продавца к осуществлению розничной продажи в принадлежащем ему магазине «Девчата» и в отношениях с третьими лицами (покупателями товаров, включая алкогольную продукцию) являлась представителем ООО «Девчата», то есть в любом случае алкогольная продукция реализовывалась продавцом от имени Общества.

Согласно пункту 2 статьи 1 Закона № 171-ФЗ настоящий Федеральный закон регулирует отношения, связанные с производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, и отношения, связанные с потреблением (распитием) алкогольной продукции.

То есть его действие распространяется на отношения, участниками которых являются юридические лица (организации) независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, осуществляющие производство и оборот алкогольной продукции, индивидуальные предприниматели, осуществляющие розничную продажу алкогольной продукции, и физические лица, состоящие с указанными организациями и индивидуальными предпринимателями в трудовых отношениях и непосредственно осуществляющие отпуск алкогольной продукции покупателям по договорам розничной купли-продажи (продавцы).

Каких-либо исключений в отношении физических лиц, фактически допущенных к осуществлению деятельности в области оборота алкогольной продукции, приведенными положениями не установлено, в связи с чем требования Закона № 171-ФЗ (в том числе его статей 16 и 26) распространяются на работодателя в полной мере как лица, фактически предоставившего возможность для своего работника свободно реализовывать алкогольную продукцию в период действия запрета на продажу такой продукции.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 13 июля 2015 года № 304-АД15-7137, организация как хозяйствующий субъект обязана обеспечить должный контроль как за выполнением требований законодательства в сфере розничной продажи алкогольной продукции, так и за выполнением таких требований своими работниками (представителями).

Таким образом, лицом, ответственным за соблюдение порядка реализации алкогольной продукции в торговом объекте, является лицо, осуществляющее деятельность в таком торговом объекте, а не его сотрудники.

В рассматриваемом случае ООО «Девчата» надлежащий контроль за лицом, ответственным за розничную продажу от его имени алкогольной продукции в магазине, расположенном по адресу: Забайкальский край, Оловянинский район, п.ст. Ясная, ул. Базарная, д. 26, не осуществляло, что – с учетом положений статьи 2.1 КоАП Российской Федерации - определенно указывает на наличие его вины в совершении вменяемого административного правонарушения.

В то же время возможное нарушение со стороны работника условий трудового договора, а также должностной инструкции не препятствует Обществу в установленном законом порядке (и при наличии к тому правовых оснований) предъявлять требования о возмещении ущерба, нанесенного ему по вине работника.

При этом, по убеждению суда, подобного рода нарушение (при том, что соответствующие операции по реализации алкогольной продукции подлежат фиксации в ЕГАИС, о чем Общество не могло не знать), исходя из количества фактически реализованной продукции (22 бутылки водки, вина, винного напитка, коньяка), обусловлено исключительно желанием ООО «Девчата» получить дополнительный доход от реализации алкогольной продукции в запрещенное время (когда добросовестные лицензиаты не осуществляют такую деятельность).

С учетом изложенного, оценив по правилам статьи 71 АПК Российской Федерации имеющиеся в материалах дела доказательства, в том числе протокол об административном правонарушении от 13 декабря 2019 года № 704-Н-А/П-19 (т. 1, л.д. 12-13), данные Журнала учета объема розничной продажи маркированной алкогольной и спиртосодержащей продукции по чекам за 1 сентября  2019 года (т. 1, л.д. 75-76) и распечатку из ЕГАИС (протоколы запроса ЕГАИС) (т. 1, л.д. 77-86), суд приходит к выводу о доказанности наличия в действиях ООО «Девчата» состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.16 КоАП Российской Федерации.

Каких-либо существенных нарушений процедуры привлечения Общества к административной ответственности судом не установлено.

В частности, о времени и месте составления протокола об административном правонарушении и рассмотрения административного дела ООО «Девчата» извещалось заблаговременно и надлежащим образом, уведомление о вызове для составления протокола 13 декабря 2019 года направлено Обществу почтой и вручено 13 ноября 2019 года (т. 1, л.д. 72).

Уведомление от 13 декабря 2019 года о рассмотрении дела об административном правонарушении было направлено по адресу электронной почты, указанному в лицензии.

Подобный способ извещения отвечает положениям статьи 25.15 КоАП Российской Федерации и пункта 4 статьи 20 Закона № 171-ФЗ, в соответствии с которым лицензирующий орган осуществляет переписку (направляет юридически значимые сообщения лицензиату) именно по адресу электронной почты.

Директор ООО «Девчата» присутствовала при рассмотрении дела об административном правонарушении, копия постановления вручена ей 16 января 2020 года (т. 1, л.д. 55).

Из имеющихся материалов дела можно установить, что ООО «Девчата» обращалось в Службу с заявлением о привлечении к участию в рассмотрении дела защитника – помощника Уполномоченного по защите прав предпринимателей Забайкальского края Арсентьевой Е.В. (т. 1. л.д. 62).

В подтверждение полномочий Арсентьевой Е.В. представлена доверенность от 14 октября 2019 года, выданная Уполномоченным по защите прав предпринимателей в Забайкальском крае (т. 1, л.д. 56-57).

По мнению суда, указанный представитель Арсентьева Е.В. правомерно не была допущена в качестве защитника.

Статьей 25.5 КоАП Российской Федерации предусмотрено, что для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в производстве по делу об административном правонарушении может участвовать защитник, а для оказания юридической помощи потерпевшему – представитель (часть 1). В качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо (часть 2). Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом (часть 3).

Таким образом, из приведенных норм следует, что лицо, оказывающее юридическую помощь, подтверждает свои полномочия доверенностью, оформленной в соответствии с законом.

Пунктом 1 статьи 185 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами.

Доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это в соответствии с законом и учредительными документами (пункт 4 статьи 185.1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как указывалось выше, в настоящем случае, Арсентьевой Е.В. представлена доверенность, выданная не ООО «Девчата», а Уполномоченным по защите прав предпринимателей в Забайкальском крае.

Такая доверенность не может являться надлежащей и подтверждающей наличие у Арсентьевой Е.В. полномочий на представление интересов ООО «Девчата» в рамках дела об административном правонарушении, поскольку, как установлено вышеприведенными нормами, доверенность от имени организации (в настоящем случае ООО «Девчата») должна быть подписана ее руководителем.

При этом действующее законодательство не предусматривает наличие у уполномоченного по защите прав предпринимателей в субъекте Российской Федерации полномочий на представление интересов лиц при производстве по делу об административном правонарушении.

Более того, статьей 25.5.1 КоАП Российской Федерации определено, что только Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей по ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении в области предпринимательской деятельности, может быть допущен к участию в деле в качестве защитника.

Таким образом, в деле об административном правонарушении в качестве защитника может быть допущен именно Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей, а не уполномоченный по защите прав предпринимателей субъекта Российской Федерации.

Правовое положение, основные задачи и компетенция Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей определены Федеральным законом от 07.05.2013 № 78-ФЗ «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации», в соответствии с которым полномочия Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей и полномочия уполномоченного по защите прав предпринимателей субъекта Российской Федерации не идентичны, при этом статья 10 названного Закона не предусматривает для последнего каких-либо полномочий при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Не наделяет подобными правами уполномоченного по защите прав предпринимателей в Забайкальском крае и Закон Забайкальского края от 03.03.2014 № 933-ЗЗК «Об Уполномоченном по защите прав предпринимателей в Забайкальском крае».

Согласно пункту 5 части 3 статьи 9 названного закона Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Забайкальском крае вправе оказывать правовую поддержку субъектам предпринимательской деятельности по вопросам защиты их прав и законных интересов в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В то же время, как уже отмечалось выше, статья 25.5.1 КоАП Российской Федерации предоставляет право участвовать в качестве защитника исключительно Уполномоченному по защите прав предпринимателей при Президенте Российской Федерации.

Согласно статье 23.50 КоАП Российской Федерации органы, осуществляющие государственный контроль (надзор) в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных частью 3 статьи 14.16 настоящего Кодекса (часть 1).

Рассматривать дела об административных правонарушениях от имени органов, указанных в части 1 настоящей статьи, в пределах своих полномочий вправе руководители органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющих государственный контроль (надзор) в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в части розничной продажи алкогольной продукции, их заместители (пункт 3 части 2).

В соответствии с пунктом 1 Положения о Региональной службе по тарифам и ценообразованию Забайкальского края, утвержденного постановлением Правительства Забайкальского края от 16.05.2017 № 196, Служба является исполнительным органом государственной власти Забайкальского края, осуществляющим, в том числе, региональный государственный контроль (надзор) в области розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Приказом РСТ Забайкальского края от 19.01.2015 № 3, действовавшим до 15 февраля 2020 года, то есть и в момент привлечения ООО «Девчата» к административной ответственности, утвержден Перечень должностных лиц Службы, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, согласно которому протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 14.16 КоАП Российской Федерации, вправе составлять, в том числе, заместитель руководителя Региональной службы по тарифам и ценообразованию Забайкальского края, начальник отдела и консультанты.

Следовательно, протокол об административном правонарушении составлен, а оспариваемое постановление вынесено уполномоченными должностными лицами РСТ Забайкальского края (соответственно консультантом Гончикжаповой Л.А. и и.о. руководителя Службы Морозовой Е.А.).

В своем заявлении ООО «Девчата» указывает на грубое нарушение порядка привлечения к административной ответственности по мотиву отсутствия определения о возбуждении дела об административном правонарушении, а также процессуального документа, подтверждающего продление срока административного расследования.

В соответствии с частью 4 статьи 28.1 КоАП Российской Федерации дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента:

1) составления протокола осмотра места совершения административного правонарушения;

2) составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренных статьей 27.1 настоящего Кодекса;

3) составления протокола об административном правонарушении или вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении;

4) вынесения определения о возбуждении дела об административном правонарушении при необходимости проведения административного расследования, предусмотренного статьей 28.7 настоящего Кодекса.

Частью 2 статьи 28.7 КоАП Российской Федерации предусмотрено, что решение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования принимается должностным лицом, уполномоченным в соответствии со статьей 28.3 настоящего Кодекса составлять протокол об административном правонарушении, в виде определения.

Из материалов настоящего дела следует, что Службой административное расследование не проводилось, в этой связи определение о возбуждении дела об административном правонарушении не выносилось.

Что же касается довода ООО «Девчата» о нарушении сроков составления протокола об административном правонарушении и рассмотрения дела об административном правонарушении, суд отмечает следующее.

Согласно статье 28.5 КоАП Российской Федерации протокол об административном правонарушении составляется немедленно после выявления совершения административного правонарушения (часть 1).

В случае, если требуется дополнительное выяснение обстоятельств дела либо данных о физическом лице или сведений о юридическом лице, в отношении которых возбуждается дело об административном правонарушении, протокол об административном правонарушении составляется в течение двух суток с момента выявления административного правонарушения (часть 2).

Приведенной нормой установлен общий срок составления протокола об административном правонарушении - немедленно после выявления совершения административного правонарушения, либо (при необходимости дополнительных выяснений обстоятельств) в течение двух суток с момента выявления административного правонарушения.

Однако нарушение срока для составления протокола об административном правонарушении (административное правонарушение было совершено 1 сентября 2019 года, а протокол об административном правонарушении составлен 13 декабря 2019 года) не относится к существенным нарушениям, поскольку подобный срок не является пресекательным.

Такой правовой подход нашел закрепление в абзаце третьем пункта 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», согласно которому несущественными являются такие недостатки протокола, которые могут быть восполнены при рассмотрении дела по существу, а также нарушение установленных статьей 28.5 КоАП Российской Федерации сроков составления протокола.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2003 года № 10964/03 также указано, что само по себе нарушение срока составления протокола об административных правонарушениях, предусмотренного статьей 28.5 КоАП Российской Федерации, не является основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении, если этим протоколом подтверждается факт правонарушения и он составлен в пределах срока давности, установленного статьей 4.5 КоАП Российской Федерации.

Частью 1 статьи 29.6 КоАП Российской Федерации предусмотрено, что дело об административном правонарушении рассматривается в пятнадцатидневный срок со дня получения органом, должностным лицом, правомочными рассматривать дело, протокола об административном правонарушении и других материалов дела.

В настоящем случае протокол об административном правонарушении составлен 13 декабря 2019 года, а дело об административном правонарушении рассмотрено 16 января 2020 года.

Между тем срок, предусмотренный статьей 29.6 КоАП Российской Федерации, также не является пресекательным и его пропуск не означает невозможность привлечения к административной ответственности при условии соблюдения срока давности привлечения к административной ответственности, установленного статьей 4.5 этого же Кодекса.

В связи с изложенным, вопреки доводам Общества, составление Службой протокола об административном правонарушении и рассмотрение дела об административном правонарушении с нарушением сроков, установленных статьями 28.5 и 29.6 КоАП Российской Федерации, но в пределах годичного срока давности привлечения к ответственности, не могут сами по себе являться основанием для признания оспариваемого постановления незаконным.

Частью 1 статьи 4.5 КоАП Российской Федерации предусмотрено, что постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Таким образом, срок давности привлечения к административной ответственности по рассматриваемому правонарушению, исчисляемый с 1 сентября 2019 года, составляет 1 год, а не 3 месяца, как ошибочно указывает ООО «Девчата» в своем заявлении.

Не установлено судом и каких-либо нарушений при осуществлении РСТ Забайкальского края контрольных мероприятий, по результатам которых Общество было привлечено к административной ответственности.

В числе таких нарушений ООО «Девчата» указывает на отсутствие в материалах дела задания на проведение мероприятия по контролю; отсутствие мотивированного представления с информацией о выявленных нарушениях; отсутствие акта по итогам проведения мероприятия по контролю без взаимодействия с юридическими лицами, который должен составляться в течение 3 рабочих дней с даты окончания его проведения.

Названные доводы суд находит необоснованными в связи со следующим.

Пунктом 1 статьи 23 Закона № 171-ФЗ предусмотрено, что государственный контроль (надзор) в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции включает в себя федеральный государственный контроль (надзор) в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и региональный государственный контроль (надзор) в области розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Региональный государственный контроль (надзор) в области розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции включает в себя государственный контроль (надзор) за соблюдением обязательных требований к розничной продаже алкогольной продукции и розничной продаже алкогольной продукции при оказании услуг общественного питания, установленных статьей 16 настоящего Федерального закона, обязательных требований к розничной продаже алкогольной продукции, за исключением государственного контроля за соблюдением требований технических регламентов (подпункт 2 пункта 1.2 статьи 23 Закона № 171-ФЗ).

При этом статьей 23.1 Закона № 171-ФЗ определено, что под государственным надзором за соблюдением обязательных требований в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции понимается, в том числе, деятельность уполномоченного органа исполнительной власти по систематическому наблюдению за исполнением обязательных требований, анализу и прогнозированию состояния исполнения обязательных требований при осуществлении организациями, крестьянскими (фермерскими) хозяйствами, индивидуальными предпринимателями своей деятельности (пункт 1).

Государственный надзор за соблюдением обязательных требований в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции осуществляется уполномоченным органом исполнительной власти в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 2).

На территории Забайкальского края таким исполнительным органом государственной власти, осуществляющим, в том числе, региональный государственный контроль (надзор) в области розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции, является РСТ Забайкальского края (пункт 1 Положения о Региональной службе по тарифам и ценообразованию Забайкальского края, утвержденного постановлением Правительства Забайкальского края от 16.05.2017 № 196).

Порядок осуществления такого контроля регламентирован постановлением Правительства Забайкальского края от 26.06.2018 № 250 «Об утверждении Порядка организации и осуществления регионального государственного контроля (надзора) в области розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Забайкальского края».

Статьей 8.3 Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее – Закона № 294-ФЗ) определены организация и проведение мероприятий по контролю без взаимодействия с юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями.

Так, к мероприятиям по контролю, при проведении которых не требуется взаимодействие органа государственного контроля (надзора) с юридическими лицами, относятся, в том числе, наблюдение за соблюдением обязательных требований посредством анализа информации о деятельности либо действиях юридического лица и индивидуального предпринимателя, обязанность по представлению которой (в том числе посредством использования федеральных государственных информационных систем) возложена на такие лица в соответствии с федеральным законом (пункт 7 части 1).

Мероприятия по контролю без взаимодействия с юридическими лицами проводятся уполномоченными должностными лицами органа государственного контроля (надзора) в пределах своей компетенции на основании заданий на проведение таких мероприятий, утверждаемых руководителем или заместителем руководителя органа государственного контроля (надзора) (часть 2).

Таким образом, в рассматриваемом случае действия Службы по анализу и прогнозированию состояния исполнения обязательных требований розничной продажи алкогольной продукции, представляют собой осуществление контрольных мероприятий без взаимодействия с юридическими лицами, поскольку фактически анализируется информация о деятельности соответствующего лица (в частности, о розничной продаже алкогольной продукции), содержащаяся в ЕГАИС.

Такой вид контроля является самостоятельным и не относится к проверкам, что исключает необходимость составления акта.

Отсутствие индивидуального задания на проведение контрольных мероприятий не может в данном случае рассматриваться как существенное нарушение, влекущее незаконность проведенного мероприятия. При этом суд учитывает, что в материалы дела представлен приказ руководителя РСТ Забайкальского края от 2 июня 2019 года № 41/ДК «О проведении мероприятий по анализу состояния исполнения обязательных требований розничной продажи алкогольной продукции 1 сентября 2019 года, установленных федеральным и региональным законодательством, организациями на территории Забайкальского края» (т. 1, л.д. 74), в котором указаны задачи при выполнении контрольных мероприятий, а также основания проведения таких мероприятий.

Согласно части 5 статьи 8.3 Закона № 294-ФЗ в случае выявления при проведении мероприятий по контролю, указанных в части 1 настоящей статьи, нарушений обязательных требований, должностные лица органа государственного контроля (надзора) принимают в пределах своей компетенции меры по пресечению таких нарушений, а также направляют в письменной форме руководителю или заместителю руководителя органа государственного контроля (надзора) мотивированное представление с информацией о выявленных нарушениях для принятия при необходимости решения о назначении внеплановой проверки юридического лица по основаниям, указанным в пункте 2 части 2 статьи 10 настоящего Федерального закона.

Следовательно, мотивированное представление с информацией о выявленных нарушениях направляется в случае, если орган государственного контроля (надзора) придет к выводу о необходимости назначения в отношении юридического лица внеплановой проверки.

При отсутствии такой необходимости, государственный орган не лишен возможности принять в пределах своей компетенции меры по пресечению выявленных нарушений (в частности, на основании подпункта 4 пункта 2 статьи 23 Закона № 171-ФЗ и пункта 1 части 1 статьи 28.1 КоАП Российской Федерации составить протокол об административном правонарушении в связи с непосредственным обнаружением нарушения).

Таким образом, независимо от наличия или отсутствия оснований для проведения внеплановой проверки, непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными на составление протоколов об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, является достаточным основанием для возбуждения дела об административном правонарушении по соответствующей статье.

КоАП Российской Федерации не содержит норм, не позволяющих использовать результаты проведенных в соответствии со статьей 8.3 Закона № 294-ФЗ мероприятий по контролю без взаимодействия с юридическими лицами.

Следовательно, обнаружение в результате таких мероприятий факта нарушения подконтрольным лицом установленных правил и норм является самостоятельным поводом к возбуждению дела об административном правонарушении в порядке статьи 28.1 КоАП Российской Федерации, независимо от необходимости проведения проверки.

Поскольку в рассматриваемом случае в ходе мероприятий по контролю без взаимодействия с юридическим лицом должностным лицом Службы, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, были непосредственно обнаружены признаки административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.16 КоАП Российской Федерации, РСТ Забайкальского края правомерно возбудила в отношении Общества дело об административном правонарушении, о чем 13 декабря 2019 года ее должностное лицо составило соответствующий протокол.

Обоснованность такого подхода подтверждена правоприменительной практикой Верховного Суда Российской Федерации по делам с аналогичными фактическими обстоятельствами и поднимаемыми правовыми вопросами (определения от 30 декабря 2019 года № 302-ЭС19-24111, № 302-ЭС19-24246 и 302-ЭС19-24077), а также Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа (постановления от 16 сентября 2019 года по делу № А78-1396/2019, от 16 сентября 2019 года по делу № А78-1398/2019 и от 20 сентября 2019 года по делу № А78-1397/2019).

Относительно назначенного Обществу наказания суд приходит к следующему.

Согласно части 1 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации, по общему правилу, административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, определенных законом, устанавливающим ответственность за данное административное правонарушение.

Частью 1 статьи 4.1.1 КоАП Российской Федерации предусмотрено, что являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и юридическим лицам, а также их работникам за впервые совершенное административное правонарушение, выявленное в ходе осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля, в случаях, если назначение административного наказания в виде предупреждения не предусмотрено соответствующей статьей раздела II настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях, административное наказание в виде административного штрафа подлежит замене на предупреждение при наличии обстоятельств, предусмотренных частью 2 статьи 3.4 настоящего Кодекса, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2018), утвержденном Президиумом Верховного Суда  от 26 декабря 2018 года разъяснено, что помимо прочих условий, установленных статьей 4.1.1 КоАП Российской Федерации для возможности замены административного штрафа на предупреждение, основополагающим условием для применения указанной нормы КоАП Российской Федерации является то обстоятельство, что административное правонарушение совершено впервые, то есть преференция, предусмотренная статьей 4.1.1 КоАП Российской Федерации, является исключительной. При этом при рассмотрении вопроса о возможности замены административного штрафа на предупреждение должны учитываться совершенные ранее иные административные правонарушения, в том числе не являющиеся однородными по отношению к рассматриваемому правонарушению.

При этом условий, в соответствии с которыми оценка возможности применения предупреждения по последующему правонарушению зависит от наличия (вступления в силу) постановления о привлечении к административной ответственности по предшествующему правонарушению на момент совершения последующего правонарушения, статья 3.4 и 4.1.1 КоАП Российской Федерации не предусматривают.

Наличие предшествующего правонарушения, которое было совершено 5 декабря 2018 года, доказывается вступившим в законную силу постановлением  Службы от 21 февраля 2019 года № 56-Р-А/П-18, которым ООО «Девчата» было привлечено к административной ответственности по статье 14.19 КоАП Российской Федерации за отсутствие фиксации реализации алкогольной продукции в ЕГАИС, а также решениями Арбитражного суда Забайкальского края от 20 марта 2020 года по делу № А78-527/2020 и от 23 марта 2020 года № А78-526/2020, из которых следует, что Общество и до 1 сентября 2019 года допускало розничную продажу алкогольной продукции в запрещенное время (а именно 1 июня 2019 года и 27 июня 2019 года).

Таким образом, учитывая, что ООО «Девчата» ранее (до 1 сентября 2019 года) привлекалось к административной ответственности и совершало аналогичные нарушения, правовых оснований для применения предусмотренной статьей 4.1.1 КоАП Российской Федерации преференции в виде замены штрафа на предупреждение не имеется.

В пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» указано, что при решении вопроса о назначении вида и размера административного наказания судье необходимо учитывать, что КоАП Российской Федерации допускает возможность назначения административного наказания лишь в пределах санкций, установленных законом, поэтому судья не вправе назначить наказание ниже низшего предела, установленного санкцией соответствующей статьи, либо применить наказание, не предусмотренное статьей 3.2 названного Кодекса.

Однако в соответствии с частью 3.2 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации при наличии исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного административного правонарушения и его последствиями, имущественным и финансовым положением привлекаемого к административной ответственности юридического лица, судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дела об административных правонарушениях либо жалобы, протесты на постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях, могут назначить наказание в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, предусмотренного соответствующей статьей или частью статьи раздела II настоящего Кодекса, в случае, если минимальный размер административного штрафа для юридических лиц составляет не менее ста тысяч рублей.

При этом частью 3.3 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации определено, что при назначении административного наказания в соответствии с частью 3.2 настоящей статьи размер административного штрафа не может составлять менее половины минимального размера административного штрафа, предусмотренного для юридических лиц соответствующей статьей или частью статьи раздела II настоящего Кодекса.

Исходя из буквального содержания части 3.2 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации, определяющее значение для решения вопроса о возможности назначения административного наказания ниже низшего предела имеет наличие исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного административного правонарушения и его последствиями.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 25 февраля 2014 года № 4-П также указано, что принятие решения о назначении юридическому лицу административного штрафа ниже низшего предела, предусмотренного санкцией соответствующей статьи, допускается только в исключительных случаях.

В рассматриваемом случае суд не усматривает каких-либо исключительных обстоятельств, послуживших причиной совершения ООО «Девчата» достаточно грубого административного правонарушения, выразившегося в розничной продаже 22 единиц алкогольной продукции в праздничный день – 1 сентября 2019 года, День знаний (по мнению суда, подобные противоправные действия были обусловлены единственно стремлением получения дополнительного дохода, а не исключительными обстоятельствами, о чем свидетельствует и предшествующее противоправное поведение Общества – реализация алкогольной продукции в иные запрещенные дни – 1 июня 2019 года и 27 июня 2019 года).

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 15 сентября 2015 года № 1828-О указано, что поскольку административное наказание является средством государственного реагирования на совершенное административное правонарушение и как таковое применяется в целях предупреждения совершения новых административных правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами, установленные данным Кодексом размеры административных штрафов должны соотноситься с характером и степенью общественной опасности административных правонарушений и обладать разумным сдерживающим эффектом, необходимым для обеспечения соблюдения находящихся под защитой административно-деликтного законодательства запретов. В противном случае применение административного наказания не будет отвечать предназначению государственного принуждения в правовом государстве, которое должно заключаться главным образом в превентивном использовании соответствующих юридических средств (санкций) для защиты прав и свобод человека и гражданина, а также иных конституционно признанных ценностей.

Суд считает, что назначение Обществу административного наказания ниже низшего предела не будет отвечать указанным целям.

Более того, применительно к фактическим обстоятельствам суд считает необходимым отметить, что, несмотря на выявление нескольких отдельных фактов розничной продажи алкогольной продукции 1 сентября 2019 года (в количестве 22 бутылки), за каждый из которых Общество могло быть привлечено к административной ответственности, РСТ Забайкальского края посчитала возможным возбудить только одно дело об административном правонарушении и назначила наказание в минимальном размере, предусмотренном санкцией части 3 статьи 14.16 КоАП Российской Федерации, в виде штрафа в размере 100 000 рублей.

Сложившаяся в Российской Федерации и мире ситуация, связанная с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19), в рассматриваемом конкретном случае также не может служить основанием для снижения размера административного штрафа, поскольку, во-первых, вмененное правонарушение совершено Обществом еще в сентябре 2019 года, то есть не обусловлено складывающейся в текущем году исключительной ситуацией, и, во-вторых, деятельность по розничной продаже алкогольной продукции не относится к тем видам деятельности, которые действительно пострадали от такой ситуации (поименованы в приложении к Постановлению Правительства Российской Федерации от 03.04.2020 № 434), субъекты которых - при соблюдении (наличии) иных обязательных условий - действительно могут рассчитывать на преференцию в виде снижения размера штрафа.

Малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

В постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» указано, что квалификация правонарушения как малозначительного может иметь место только в исключительных случаях и производится применительно к обстоятельствам конкретного совершенного лицом деяния (пункт 18.1).

В пункте 4.2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 января 2013 года № 1-П указано, что в системе действующего правового регулирования освобождение от административной ответственности в связи с малозначительностью совершенного правонарушения не может использоваться для целей учета имущественного и финансового положения привлекаемого к административной ответственности юридического лица. Кроме того, освобождение от административной ответственности путем признания правонарушения малозначительным во всех случаях, когда правоприменительный орган на основе установленных по делу обстоятельств приходит к выводу о несоразмерности наказания характеру административного правонарушения, противоречило бы вытекающему из принципа справедливости принципу неотвратимости ответственности, а также целям административного наказания и не обеспечивало бы решение конституционно значимых задач законодательства об административных правонарушения.

Как указано в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 16 апреля 2019 года № 307-АД18-24091, применение рассматриваемого правового института не должно порождать правовой нигилизм, ощущение безнаказанности, приводить к утрате эффективности общей и частной превенции административных правонарушений, нарушению прав и свобод граждан, защищаемых законодательством.

Суд, исходя из характера допущенного ООО «Девчата» административного правонарушения, выразившегося в розничной продаже в запрещенное время достаточно большого количества алкогольной продукции (22 бутылки), отмеченного выше предшествующего противоправного поведения Общества, не считает возможным признать допущенное им правонарушение малозначительным.

В соответствии с частью 3 статьи 211 АПК Российской Федерации в случае, если при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд установит, что решение административного органа о привлечении к административной ответственности является законным и обоснованным, суд принимает решение об отказе в удовлетворении требования заявителя.

Разъясняя сроки обжалования настоящего решения, суд считает необходимым отметить следующее.

Согласно части 4 статьи 229 АПК Российской Федерации решение арбитражного суда первой инстанции по результатам рассмотрения дела в порядке упрощенного производства может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в срок, не превышающий пятнадцати дней со дня его принятия, а в случае составления мотивированного решения арбитражного суда - со дня принятия решения в полном объеме.

В соответствии со статьей 113 АПК Российской Федерации в сроки, исчисляемые днями, не включаются нерабочие дни (часть 3). Течение процессуального срока, исчисляемого днями, начинается на следующий день после календарной даты или дня наступления события, которыми определено начало процессуального срока (часть 4).

На основании части 4 статьи 114 АПК Российской Федерации в случаях, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается первый следующий за ним рабочий день.

Указом Президента Российской Федерации от 25.03.2020 № 206 «Об объявлении в Российской Федерации нерабочих дней» и Указом Президента Российской Федерации от 02.04.2020 № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» дни с 30 марта по 3 апреля 2020 года и с 4 апреля по 30 апреля 2020 года включительно объявлены нерабочими днями.

Из приведенных норм права следует, что при исчислении процессуальных сроков не учитываются нерабочие дни (в том числе объявленные таковыми в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения). 

С учетом изложенного предусмотренный частью 4 статьи 229 АПК Российской Федерации пятнадцатидневный срок на обжалование настоящего решения начинает исчисляться с первого рабочего дня после 30 апреля 2020 года.  

Руководствуясь статьями 167, 168, 169, 170, 211 и 229 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении заявления Общества с ограниченной ответственностью «Девчата» (ОГРН 1067515005722, ИНН 7515006750) к Региональной службе по тарифам и ценообразованию Забайкальского края (ОГРН 1087536008790, ИНН 7536095977) о признании незаконным постановления о назначении административного наказания от 16 января 2020 года № 704-Н-А/П-19 отказать.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Четвертый арбитражный апелляционный суд в срок, не превышающий пятнадцати дней со дня принятия решения в полном объеме.

Апелляционная жалоба подается через Арбитражный суд Забайкальского края.

Судья                                                                                                 Г.Г. Ячменёв