НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Пермского края от 12.11.2010 № А50-21593/10

Арбитражный суд Пермского края

Именем Российской Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

г. Пермь

18 ноября 2010 г. № дела А50-21593/2010

Резолютивная часть решения объявлена 12 ноября 2010 г.

В полном объеме решение изготовлено 18 ноября 2010 г.

Арбитражный суд Пермского края в составе:

судьи В.И. Мартемьянова,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Кирилловой А.Ф.,

рассмотрев в заседании суда дело

по заявлению ООО «Новогор-Прикамье»

к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Пермскому краю

о признании незаконным и об отмене постановления

при участии:

от заявителя: Желнина Э.В. – дов. от 21.06.2010 г.,

от ответчика: Сотникова Е.В. – дов. от 17.03.2010 г., Меркушева Е.М. - дов. от 25.01.2010 г., Санникова Т.В. - дов. от 10.11.2010 г.

  установил:

ООО «Новогор-Прикамье» (далее по тексту – заявитель) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и об отмене постановления Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Пермскому краю № 1974у от 12.08.2010 г. (далее по тексту – ответчик) о привлечении к административной ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ в виде взыскания штрафа в сумме 10 000 рублей.

Требования заявителя мотивированы отсутствием оснований для привлечения его к административной ответственности, тем, что состав правонарушения не доказан, он уже был неоднократно привлечен к административной ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ за аналогичные правонарушения, неправильной квалификацией правонарушения. Кроме того, заявитель ссылается на нарушение ст. 26.5 КоАП РФ в части « отбора образцов производственной среды» .

Ответчик требования не признал по основаниям, изложенным в письменном отзыве, дополнениях к отзыву, ссылаясь на правомерность привлечения общества к административной ответственности, предусмотренной ст.6.3 КоАП РФ, просит в удовлетворении заявленных требований отказать.

Изучив материалы дела, заслушав представителей сторон, арбитражный суд не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Как следует из материалов дела, на основании распоряжения № 331 от 18.02.2010 г. административным органом проведена плановая выездная проверка соблюдения санитарного законодательства ООО «Новогор-Прикамье», имеющего Березниковский , Краснокамский , Пермский филиалы, по результатам которой 28 апреля 2010 г. составлен акт проверки.

04.06.2010 г. должностным лицом Управления Роспотребнадзора по Пермскому краю составлен протокол об административном правонарушении, в котором отражено, что ООО «Новогор-Прикамье» нарушило санитарное законодательство РФ, а именно: не обеспечило наличие санитарно-гигиенических паспортов с общей и количественной характеристиками факторов производственной среды и трудового процесса на постоянные рабочие места женщин на предприятии , а также, что в Березниковском филиале допустило на рабочих местах женщин превышения предельно допустимых уровней шума, искусственной освещенности, аэроионного состава воздуха, предоставив женщинам рабочие места с вредными условиями труда.

12 августа 2010 г. заместителем руководителя Управления Роспотребнадзора по Пермскому краю принято оспариваемое постановление № 1974у, которым ООО «Новогор-Прикамье» привлечено к административной ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ в виде административного штрафа в сумме 10 000 рублей.

Статьей 6.3 КоАП РФ установлено, что нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, требований технических регламентов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, влечет предупреждение или наложение административного штрафа на юридических лиц от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

В соответствии со ст.11, ч.1 ст.24, ч.2 ст.25, 32 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 30.03.1999 г. № 52-ФЗ, индивидуальные предприниматели и юридические лица в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также осуществлять санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия по обеспечению безопасных для человека условий труда и выполнению требований санитарных правил и иных нормативных правовых актов Российской Федерации к производственным процессам и технологическому оборудованию, организации рабочих мест, коллективным и индивидуальным средствам защиты работников, режиму труда, отдыха и бытовому обслуживанию работников в целях предупреждения травм, профессиональных заболеваний, инфекционных заболеваний и заболеваний (отравлений), связанных с условиями труда.

В силу п. 1.12 СанПиН 2.2.0.555-96 "Гигиенические требования к условиям труда женщин" постоянные рабочие места на производственных объектах должны иметь санитарно-гигиенические паспорта с общей и количественной характеристиками факторов производственной среды и трудового процесса.

В ходе проведения проверки заявителя, административным органом выявлено, что общество не обеспечило наличие на постоянные рабочие места женщин на предприятии санитарно-гигиенических паспортов с общей и количественной характеристиками факторов производственной среды и трудового процесса .

Факт данного нарушения отражен в п. 89 акта проверки от 28.04.2010 г., протоколе об административном правонарушении от 04.06.2010 г.

На необходимость устранения данного нарушения в срок до 1.12.2010 указано в п. 42 предписания административного органа № 2411 от 28.04.2010 г.

Исполнение данного предписания включено обществом в план мероприятий по его выполнению , утвержденный Главным управляющим директором ООО «Новогор-Прикамье » 15.08.2010 г., назначен ответственный исполнитель.

В ходе судебного заседания заявителем представлены копии санитарно-гигиенических паспортов рабочих мест женщин - редактора цеха № 20, машиниста по стирке и ремонту одежды, уборщика производственных и служебных помещений оператора очистных сооружений , входящих в состав организационной структуры общества по г. Перми. Из содержания данных паспортов следует, что они утверждены главным специалистом промышленной безопасности общества 2.02.2010 г.

Между тем, указанные доказательства не свидетельствуют о наличии таких паспортов на все постоянные рабочие места женщин на момент проверки. Кроме того, поскольку ранее данные представленные впервые в суд документы обществом административному органу не представлялись, следовательно, с учетом наличия вышеуказанного плана мероприятий по выполнению п. 42 предписания административного органа № 2411 от 28.04.2010 г. могли быть фактически изготовлены после установления нарушения административным органом.

С учетом изложенного , данное нарушение административным органом доказано.

Также в вину обществу вменяется то, что в своем Березниковском филиале оно допустило на рабочих местах женщин превышение предельно допустимых уровней шума, искусственной освещенности, аэроионного состава воздуха, что является нарушением ст.ст. 11, 24 (ч.1), 25(ч.2), 32 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» №52-ФЗ от 30.03.1999 г.; п.п.1.9, 1.12, 2.1.1 СанПиН 2.2.0.555-96 «Гигиенические требования к условиям труда женщин», утв. Постановлением Госкомсанэпиднадзора РФ от 28.10.1996 N 32.

Так по результатам лабораторно-инструментальных исследований, согласно протоколам лабораторных испытаний № 463 от 13.04.2010г., № 489 от 14.04.2010 г., № 312 от 14.04.2010 г., № 504 от 15.04.2010 г., №463 от 13.04.2010г., № 489 от 14.04.2010 г., № 312 от 14.04.2010 г., № 504 от 15.04.2010 г. выявлены превышения эквивалентных уровней звука при предельно допустимом уровне (ПДУ) звука 80 дБА на следующих рабочих местах женщин: в цехе генерации тепловой энергии: в парокотельной на участке ГОС (по адресу г. Березники, ул. Папанинцев, 6) у оператора котельной Кашиной Т.Н. на 2 дБА, у машиниста насосных установок Комоловой Л.В. на 3 дБА, и составляет соответственно 82 и 83 дБА ; в цехе очистных сооружений: на участке ГОС (г. Березники, ул. Папанинцев ,6) у аппаратчика фильтрации отделения обработки осадка Коновой Т.В. на 4 дБА, у машиниста насосных установок отделения биологической очистки иловой насосной станции Лукьянчиковой В.Р. на 7 дБА, и составляет соответственно 84 и 87 дБА; на водозаборе «Извер»: у мастера смены Булдаковой Х. Е. на 1 дБА, и составляет 81 дБА; на КНС № 6 (г. Березники, ул. Степанова): у машиниста насосных установок с исполнением обязанностей оператора на решетках ЦСК Гафуровой Н.Е. на 2 дБА, и составляет 82 дБА.

По результатам лабораторно-инструментальных исследований, согласно протоколу лабораторных испытаний № 506 от 15.04.2010 г. выявлены несоответствия параметров искусственной освещенности нормативным значениям на рабочем месте машиниста насосных установок главной насосной станции участка КОС (г. Усолье, ул. Аникина 1а) Ястребовой И.Е.: искусственная освещенность менее нормативного значения 150 лк и составляет 30 лк.

По результатам лабораторно-инструментальных исследований, согласно протоколу лабораторных испытаний № 516 от 15.04.2010 г., рабочие места экономиста отдела бюджетирования и управленческого учета малютиной И.С., главного специалиста по учету себестоимости Чупиной Л.Ф. , зам. главного бухгалтера Першиной за ПЭВМ (управление филиала г. Березники, ул. Калинина,2) по аэроионному составу воздуха, а именно по числу отрицательных ионов не соответствуют требованиям п. 4.5 СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03 «Гигиенические требования к ПЭВМ и организации работы» и составляют менее 600 ион/см3.

Заявитель считает недоказанным событие правонарушения в указанной части, поскольку полагает, что в основу оспариваемого постановления положены доказательства, полученные с нарушением требований ст. ст. 26.5, 27.10 КоАП РФ, а именно: протоколы о взятии проб производственной среды отсутствуют; акты измерений уровней физических факторов составлены без понятых.

Согласно ст. ст. 26.5, 27.10 КоАП РФ должностное лицо, осуществляющее производство по делу об административном правонарушении, вправе брать образцы почерка, пробы и образцы товаров и иных предметов, необходимые для проведения экспертизы. О взятии проб и образцов в присутствии двух понятых составляется протокол.

Суд, исходя из анализа вышеуказанных норм КоАП РФ, приходит к выводу о том, что обязанность по составлению протокола о взятии проб в присутствии понятых возникает у уполномоченного органа в ходе производства по делу об административном правонарушении.

В силу ч. 4 ст. 28.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента:

1) составления протокола осмотра места совершения административного правонарушения;

2) составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренных ст. 27.1 настоящего Кодекса;

3) составления протокола об административном правонарушении или вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении;

4) вынесения определения о возбуждении дела об административном правонарушении при необходимости проведения административного расследования, предусмотренного ст. 28.7 настоящего Кодекса;

5) вынесения постановления по делу об административном правонарушении в случае, предусмотренном частью 1 или 3 статьи 28.6 настоящего Кодекса;

Как следует из материалов дела, протокол об административном правонарушении составлен административным органом 4.06.2010.

Таким образом, поскольку измерение уровней физических факторов проводилось до возбуждения в отношении общества дела об административном правонарушении, оснований для выводов о нарушении административным органом требований ст.ст. 26.5, 27.10 КоАП РФ суд не находит.

При этом суд учитывает, что в соответствии с распоряжением уполномоченного органа № 331 от 18.02.2010 проверка, по результатам которой вынесено оспариваемое постановление, была плановой, задачами ее проведения являлось соблюдение заявителем действующего санитарного законодательства.

Протоколы лабораторных испытаний , приложенные к ним соответствующие акты составлялись уполномоченным органом с целью установления оснований для возбуждения дела об административном правонарушении в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 15 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля".

Приказом Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 19.07.2007 N 224 утвержден Порядок проведения санитарно-эпидемиологических экспертиз, расследований, обследований, исследований, испытаний и токсикологических, гигиенических и иных видов оценок.

Пунктом 8 данного Порядка предусмотрено, что результаты санитарно-эпидемиологических экспертиз, расследований, обследований, исследований, испытаний и токсикологических, гигиенических и иных видов оценок оформляются в виде экспертного заключения, акта обследования, протокола исследований (испытаний).

Довод заявителя о невозможности сопоставления сведений , указанных в актах измерений уровней физических факторов и соответствующих протоколах лабораторных испытаний исследован и отклонен, как противоречащий фактическим обстоятельствам дела, поскольку и в акте измерений и в протоколе имеются ссылки на приборы , которыми производились измерения, а также на рабочие места , на которых производились измерения. Форма акта измерений уровней физических факторов утверждена Приказом ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Пермском крае» от 19.05.2008 г. № 48, фактов использования для измерения средств с истекшим сроком действия свидетельства не установлено.

При таких обстоятельствах арбитражный суд считает, что факты превышения предельно допустимых уровней шума, искусственной освещенности, аэроионного состава воздуха на вышеуказанных рабочих местах женщин в Березниковском филиале общества административным органом установлены.

Согласно ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению .

При рассмотрении административного дела административный орган установил, что обществом не были приняты все меры по соблюдению вышеуказанных правил и норм законодательства о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения.

Доказательств наличия обстоятельств, объективно препятствующих надлежащему выполнению требований указанных правил и норм заявителем суду не представлено.

Вина заявителя, выразившаяся в бездействии, доказана и в оспариваемом постановлении исследована.

Доводы общества о неправильной квалификации правонарушения, которое, по его мнению, следовало квалифицировать по ст. 6.4 КоАП РФ исследован и отклонен, так как в ст. 6.4 КоАП РФ речь идет о нарушениях санитарно-эпидемиологических требований в жилых и общественных помещениях, а нарушения выявлены в производственных зданиях общества , в том числе в производственных цехах. Данные помещения не являются ни жилыми, ни общественными, находятся в производственных зданиях. На эту категорию зданий имеется отдельный СНиП 31-03-2001 «Производственные здания", утв. Постановлением Госстроя РФ от 19.03.2001 N 20, также как и на жилые и на общественные здания.

Ссылка общества на то, что он уже был привлечен к ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ постановлениями административного органа №1969 у, 1971у от 22.07.2010 г. и от 12.08.2010 г. соответственно исследована и отклонена, поскольку суд, проанализировав нарушения , которые указаны в постановлениях №№1969, 1971 (в сфере нарушений требований к организации технологических процессов, производственному оборудованию и рабочему инструменту) и сопоставив их с нарушениями гигиенических требований к условиям труда женщин, обозначенными в оспариваемом постановлении (необеспечение наличия на постоянные рабочие места женщин санитарно-гигиенических паспортов, а также допущение на рабочих местах женщин превышения предельно допустимых уровней шума, искусственной освещенности, аэроионного состава воздуха), пришел к выводу о том, что заявителю вменены разные по своей сути правонарушения, т.к. обществом допущено разное по своей направленности бездействие (действие), при этом такое бездействие (действия) влекут либо создают угрозу для наступления разных последствий .

В данном случае нарушение требований к организации технологических процессов, производственному оборудованию и рабочему инструменту и нарушение гигиенических требований к условиям труда женщин представляют собой совокупность независимо друг от друга совершаемых юридически значимых действий (бездействия), каждое из которых является оконченным.

Заявителем было допущено различное бездействие, поскольку он уклонился от выполнения ряда действий, направленных на соблюдение санитарно-эпидемиологических требований. При этом, действия которые он должен был предпринять, различны по своей направленности и целям; невыполнение же определенных действий привело или создало угрозу наступления различных последствий.

Самостоятельное правовое значение каждого указанного бездействия (действия), имеющие в той или иной степени различные волевые (субъективные) элементы (мотивы, цели совершения), не позволяет рассматривать их во взаимосвязи как одно действие (бездействие) применительно к ч. 5 ст. 4.1 и ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ.

То обстоятельство, что эти действия образуют составы правонарушений по одной и той же статье 6.3 КоАП РФ и выявлены одновременно, не имеет правового значения, поскольку по смыслу закона это разные правонарушения.

Поэтому оснований для применения части 2 статьи 4.4 КоАП РФ, равно как и части 5 статьи 4.1 КоАП РФ, не имеется.

Ссылка общества на наличие существенных нарушений процедуры привлечения к административной ответственности судом отклоняются, как необоснованная в связи со следующим.

Частью 1 ст. 25.1 КоАП РФ установлено, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с настоящим Кодексом.

Пунктом 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 г. N 10 разъяснено, что при рассмотрении дел об оспаривании решений (постановлений) административных органов о привлечении к административной ответственности судам следует проверить, были ли приняты административным органом необходимые и достаточные меры для извещения лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, либо его законного представителя о составлении протокола об административном правонарушении в целях обеспечения возможности воспользоваться правами, предусмотренными статьей 28.2 КоАП РФ.

В целях КоАП РФ законными представителями юридического лица являются его руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица (часть 2 статьи 25.4 КоАП РФ).

Указанный перечень законных представителей юридического лица является закрытым (п. 24 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 г. N 10).

Как следует из представленного суду договора № 1-7-1163-07 от 01.06.2007 г. на период проверки и вынесения оспариваемого постановления функции единоличного исполнительного органа общества осуществляла управляющая организация - ОАО "Российские коммунальные системы".

При этом, из материалов дела так же усматривается, что уведомление о составлении протокола, рассмотрении дела об административном правонарушении, в котором указано на необходимость явки законного представителя для составления протокола, рассмотрения материалов административного дела направлено заявителю и получено им по адресу для получения корреспонденции (г. Пермь, бульвар Гагарина, 65А) и его единоличному исполнительному органу по адресу, указанному на официальном сайте ОАО "Российские коммунальные системы" www.roscomsis.ru, г. Москва, ул. Малая Полянка, 2.

Суд полагает, что, известив заявителя по данным адресам, административный орган принял достаточные меры, направленные на соблюдение прав лица, привлекаемого к административной ответственности. Кроме того, как следует из письма ОАО "Российские коммунальные системы" от 29.10.2010 г. № РКС – 03 - 2171, направленного в адрес административного органа, такой адрес как - г. Москва, ул. Малая Полянка, 2, указан им самим на фирменном бланке. Также из этого письма следует, что законный представитель ОАО "Российские коммунальные системы" получает по данному адресу корреспонденцию от административного органа.

Что касается адреса для получения корреспонденции - г. Пермь, бульвар Гагарина, 65А, то он также отпечатан на бланках ООО «Новогор-Прикамье», в том числе на тех, на которых обществом оформлено заявление по настоящему делу в арбитражный суд , дополнения к заявлению. Более того, в своем заявлении в арбитражный суд общество указывает, что корреспонденцию ему следует направлять по данному адресу. Корреспонденцию по данному адресу общество получает, в частности по данному адресу им были получены как вышеназванные уведомления административного органа, так и определение арбитражного суда о назначении судебного заседания, о чем имеется почтовое уведомление. Явку представителя на рассмотрение дела об административном правонарушении 12.08.2010 г. и в судебное заседание , начавшееся 9.11.2010 г., общество обеспечило.

Таким образом, о совершении всех процессуальных действий заявитель был надлежащим образом извещен – существенных нарушений процедуры привлечения к административной ответственности не имеется.

Сроки привлечения к административной ответственности /ст. 4.5 КоАП РФ/ ответчиком соблюдены.

Административное наказание назначено в минимальном размере санкции, предусмотренной ст. 6.3 КоАП РФ. Право назначать административный штраф ниже низшего предела суду не предоставлено.

С учетом изложенного, оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется .

Согласно ч.5 ст.30.2 КоАП РФ, ч.4 ст.208 АПК РФ стороны освобождаются от уплаты государственной пошлины по делам об оспаривании постановлений об административных правонарушениях.

Руководствуясь ст. ст. 104, 167-170, 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд Пермского края

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении требований общества с ограниченной ответственностью «Новогор-Прикамье», зарегистрированного ИФНС по Индустриальному району г. Перми 18.12.2009 г. , о признании незаконным и об отмене постановления № 1974у от 12.08.2010 г. Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Пермскому краю о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 6.3 КоАП РФ в виде штрафа в размере 10 000 рублей , отказать.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение десяти дней после принятия через Арбитражный суд Пермского края.

Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения апелляционной жалобы можно получить на интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда www.17aas.arbitr.ru

Судья Мартемьянов В.И.