НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Иркутской области от 27.11.2018 № А19-7618/18

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Бульвар Гагарина, 70, Иркутск, 664025, тел. (3952)24-12-96; факс (3952) 24-15-99

дополнительное здание суда: ул. Дзержинского, 36А, Иркутск, 664011,

тел. (3952) 261-709; факс: (3952) 261-761

http://www.irkutsk.arbitr.ru

Именем Российской Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

 г. Иркутск                                                                                              Дело  №А19-7618/2018

4 декабря 2018 года

Резолютивная часть решения объявлена 27.11.2018. Решение в полном объеме изготовлено 04.12.2018.

Арбитражный суд Иркутской области в составе судьи Серовой Е.В.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Куклиной А.В.,

рассмотрев в судебном заседании дело по иску

ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «МАША И МЕДВЕДЬ» (ОГРН 1157746792697, ИНН 7717673901, юридический адрес:

 129085, г.Москва, ул. Годовикова, 9, стр. 3)

к ИНДИВИДУАЛЬНОМУ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЮ ФАТУЛЛАЕВОЙ ИЗОЛЬДЕ ГИВИЕВНЕ (ОГРНИП 304380529500052, ИНН 380500137605, г. Братск)

о взыскании 50 000 рублей,

при участии в заседании:

от истца: не прибыл, уведомлен о времени и месте судебного заседания в порядке статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, заявил о рассмотрении дела в свое отсутствие,

от ответчика: не прибыл, уведомлен о времени и месте судебного заседания в порядке статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

установил:

ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «МАША И МЕДВЕДЬ» обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с иском к ИНДИВИДУАЛЬНОМУ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЮ ФАТУЛЛАЕВОЙ ИЗОЛЬДЕ ГИВИЕВНЕ о взыскании суммы 50 000 рублей, составляющей компенсацию за нарушение исключительного права на товарный знак № 505856 в размере 10 000 рублей, компенсацию за нарушение исключительного права на товарный знак № 505857 в размере 10 000 рублей, компенсацию за нарушение исключительного права на товарный знак № 505857 в размере 10 000 рублей компенсацию за нарушение исключительного права на товарный знак № 502630 в размере 10 000 рублей, компенсацию за нарушение исключительного права на товарный знак № 580183 в размере 10 000 рублей, компенсацию за нарушение исключительного права на товарный знак № 576423 в размере 10 000 рублей. Также заявлено о взыскании судебных издержек в размере стоимости вещественного доказательства – товара, приобретенного у ответчика, в сумме 180 рублей, стоимости почтовых отправлений (претензии и искового заявления) в размере 182 рубля 20 копеек, а также стоимости получения выписки из ЕГРИП в размере 200 рублей.

Определением от 13 апреля 2018 года исковое заявление ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «МАША И МЕДВЕДЬ» принято к производству; дело назначено к рассмотрению в порядке упрощенного производства без вызова сторон в соответствии со статьей 228 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В связи с  необходимостью выяснения дополнительных обстоятельств по иску,  определением от 18 мая 2018 года суд перешел к рассмотрению искового заявления ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «МАША И МЕДВЕДЬ» по общим правилам искового производства.

В ходе рассмотрения дела истцом заявлено ходатайство  о приобщении к делу вещественных доказательств, а именно: видеозаписи о покупке контрафактного товара – конструктора, 8 июня 2017 года, в торговой точке, расположенной вблизи адресной таблички по адресу: Иркутская область, г. Братск, ул. Ангарстроя, 5; контрафактного товара – конструктора.

Ходатайство истца удовлетворено, определением от 4 июня 2018 года вещественные доказательства приобщены к материалам дела.

Истец извещен о судебном разбирательстве в порядке статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в судебное заседание не явился, заявил о проведении судебного заседания в отсутствие его представителя. В обоснование исковых требований истец пояснил, что 08.06.2017 в торговой точке, расположенной вблизи адресной таблички по адресу: Иркутская область, г. Братск, ул. Ангарстроя, 5,  предлагался к продаже и по договору розничной купли-продажи был реализован контрафактный товар – конструктор. На товаре и его упаковке имеются изображения «Маша», «Медведь», «Волк», «Медведица» сходные до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам: № 505586 («Маша»), № 505857 («Медведь»), № 580183 («Волк»), № 576423 («Медведица»),  а также надпись «MASHAANDTHEBEAR», изображение которой сходно до степени смешения с товарным знаком по свидетельству № 502630.

ООО «Маша и Медведь» является правообладателем товарных знаков:

- «Маша» по свидетельству № 505856, дата приоритета от 14.09.2012, дата регистрации 07.02.2014, правовая охрана вышеуказанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров в классах МКТУ 03, 05, 09, 13, 14, 16, 18, 21, 25, 28, 29, 30, 32, 35, 41;

- «Медведь» по свидетельству № 505857, дата приоритета от 14.09.2012, дата регистрации 07.02.2014, правовая охрана вышеуказанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров в классах МКТУ 03, 05, 09, 13, 14, 16, 18, 25, 28, 29, 30, 32, 35, 41;

- «Волк» по свидетельству № 580183, дата приоритета от 20.05.2015, дата регистрации 11.07.2016, правовая охрана вышеуказанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров в классах МКТУ   09, 12, 13, 14, 16, 20, 21, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 32, 35, 37, 41, 43;

- «Медведица» по свидетельству № 576423, дата приоритета от 20.05.2015, дата регистрации 27.05.2016, правовая охрана вышеуказанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров в классах МКТУ   09, 12, 13, 14, 16, 20, 21, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 32, 35, 37, 41, 43;

- «MASHAANDTHEBEAR» по свидетельству № 502630, дата приоритета от 14.09.2012, дата регистрации 19.12.2013, правовая охрана вышеуказанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров в классах МКТУ 03, 05, 09, 14, 15, 16, 18, 21, 25, 28, 29, 30, 32, 35, 41.

Поскольку ООО «Маша и Медведь» не передавало ИП Фатуллаевой И.Г.   право на использование вышеуказанных объектов исключительных прав, их размещение на реализованном ответчиком товаре является нарушением исключительных прав, принадлежащих ООО «Маша и Медведь».

Ответчик извещен о судебном разбирательстве в порядке статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в судебное заседание не явился;  в представленном отзыве на исковое заявление ответчик заявил о  том, что не признает факт нарушения исключительных прав истца; заявил о снижении размера компенсации до минимального предела.

В соответствии с Федеральным законом от 18.12.2006 № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», Закон Российской Федерации от 23.09.1992 № 3520-3 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» признан утратившим силу с 1 января 2008 года. Отношения в сфере использования товарного знака и распоряжения исключительным правом на товарный знак с 1 января 2008 года регулируются нормами части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 1477 Гражданского кодекса Российской Федерации на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак.

В соответствии со статьей 1481 Гражданского кодекса Российской Федерации, на товарный знак, зарегистрированный в Государственном реестре товарных знаков, выдается свидетельство на товарный знак. Свидетельство на товарный знак удостоверяет приоритет товарного знака и исключительное право на товарный знак в отношении товаров, указанных в свидетельстве.

В соответствии со статьей 1482 Гражданского кодекса Российской Федерации, в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации. Товарный знак может быть зарегистрирован в любом цвете или цветовом сочетании.

Согласно статье 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака, любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак). Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак. Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения. Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:

-на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

-при выполнении работ, оказании услуг;

-на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

-в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;

-в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Согласно пункту 1 статьи 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации объектами авторских прав являются в том числе, произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства.

В соответствии с частью 1 статьи 1233 Гражданского кодекса Российской Федерации, правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор). Заключение лицензионного договора не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату.

В силу части 1 статьи 1477 Гражданского кодекса Российской Федерации на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак.

В качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации (часть 1 статьи 1482 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В  пункте 14  Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2006 года № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» разъяснено, что при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пунктах 2, 6 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2007 года № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» предложение к продаже экземпляра фонограммы, совершенное лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, является использованием исключительных прав в форме распространения. Доказательствами незаконного распространения контрафактной продукции путем розничной продажи могут выступать кассовый чек, отчет частного детектива, свидетельские показания, контрафактный диск с записью и отличающийся от лицензионного диска внешним видом обложки и наклейки на диск, отсутствием средств индивидуализации, сведений о правообладателе и производителе.

Таким образом, доказательством незаконного распространения контрафактной продукции может быть как одно из перечисленных доказательств, признаваемых в качестве допустимых, так и их совокупность.

В целях защиты своих законных интересов организация, являющаяся  самостоятельным субъектом хозяйственной деятельности и несущая соответствующие  риски,  имеет право  действовать не запрещенными  законом  способами  так,  чтобы  добыть  и  зафиксировать  информацию  о  событиях  или  действиях,  которые  нарушают  названные  исключительные права.

В силу требований статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В качестве доказательств допускаются  письменные  и  вещественные  доказательства, объяснения  лиц,  участвующих  в  деле,  заключения  экспертов,  показания  свидетелей,  аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы (часть 2 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Истцом в качестве доказательств, подтверждающих факт использования ответчиком принадлежащих ООО «Маша и Медведь» товарных знаков: № 505856,  № 505857, 580183, № 576423 – изображение «Маша», «Медведь», «Волк», «Медведица», № 502630 надпись «MASHAANDTHEBEAR», представлен оригинал товарного чека от 08.06.2017 № 15 на сумму 180 рублей,  видеозапись осуществления покупки контрафактного товара; также в дело представлен непосредственно товар (конструктор).

Представленный товарный чек, содержащий наименование продавца (ИП Фатуллаева И.Г.), ОГРН, ИНН, оттиск печати ответчика, наименование и стоимость товара, подтверждает в соответствии со статьей 493 Гражданского кодекса Российской Федерации заключение договора купли-продажи между сторонами спора. Кроме того, произведенная видеосъемка закупки спорного товара также подтверждает заключение договора купли-продажи между сторонами спора и подтверждает, что товар был приобретен по представленному чеку.

Согласно доводам иска и представленным в материалы дела доказательствам, 8 июня 2017 года в торговой точке, принадлежащей ИП Фатуллаевой И.Г., по адресу: Иркутская область, город Братск, ул.Ангарстроя, 5, где ответчик осуществляет предпринимательскую деятельность, без получения соответствующего разрешения от правообладателя был реализован товар – конструктор; на товаре и его упаковке имелись изображения, сходные до степени смешения с товарными знаками:

- «Маша» по свидетельству № 505856, дата приоритета от 14.09.2012, дата регистрации 07.02.2014, правовая охрана вышеуказанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров в классах МКТУ 03, 05, 09, 13, 14, 16, 18, 21, 25, 28, 29, 30, 32, 35, 41;

- «Медведь» по свидетельству № 505857, дата приоритета от 14.09.2012, дата регистрации 07.02.2014, правовая охрана вышеуказанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров в классах МКТУ 03, 05, 09, 13, 14, 16, 18, 25, 28, 29, 30, 32, 35, 41;

- «Волк» по свидетельству № 580183, дата приоритета от 20.05.2015, дата регистрации 11.07.2016, правовая охрана вышеуказанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров в классах МКТУ   09, 12, 13, 14, 16, 20, 21, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 32, 35, 37, 41, 43;

- «Медведица» по свидетельству № 576423, дата приоритета от 20.05.2015, дата регистрации 27.05.2016, правовая охрана вышеуказанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров в классах МКТУ   09, 12, 13, 14, 16, 20, 21, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 32, 35, 37, 41, 43;

- «MASHAANDTHEBEAR» по свидетельству № 502630, дата приоритета от 14.09.2012, дата регистрации 19.12.2013, правовая охрана вышеуказанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров в классах МКТУ 03, 05, 09, 14, 15, 16, 18, 21, 25, 28, 29, 30, 32, 35, 41.

Кроме того, произведенная видеосъемка закупки спорного товара также подтверждает заключение договора купли-продажи между сторонами спора и подтверждает, что товар был приобретен по представленному чеку.

Ведение видеозаписи (в том числе, и скрытой камерой) в местах, очевидно и явно открытых для общего посещения и не исключенных в силу закона или правового обычая от использования видеозаписи, является элементом самозащиты гражданского права, что соответствует статьям 12, 14 Гражданского кодекса Российской Федерации и корреспондирует части 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

В силу статей 12, 14 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 2 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, осуществление видеосъемки при фиксации факта распространения контрафактной продукции является соразмерным и допустимым способом самозащиты, и видеозапись отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств.

Представленная в материалы дела видеозапись процесса покупки товара исследовалась судом в судебном заседании в присутствии ответчика и его представителя.

Судом установлено, что видеозапись покупки отображает внутренний вид торгового пункта ответчика, процесс выбора приобретаемого товара, процесс его оплаты. Качество видеосъемки позволяет определить приобретаемый товар, а также процесс выдачи продавцом товарного чека. На видеозаписи отчетливо отображается содержание выданного товарного чека, соответствующего приобщенного к материалам дела товарному чеку. Внешний вид приобщенного к материалам дела товара (конструктор) также соответствует внешнему виду товара, приобретенного согласно представленной видеозаписи.

При рассмотрении арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, доказательствами незаконного распространения контрафактной продукции путем розничной продажи согласно разъяснениям пункта 6 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного Информационным письмом от 13 декабря 2007 года № 122 Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, могут выступать чек, отчет частного детектива, свидетельские показания.

В соответствии со статьями 426, 492 и 494 Гражданского кодекса Российской Федерации выставление на продажу спорной продукции свидетельствует о наличии со стороны ответчика публичной оферты, а факт ее продажи подтверждается видеозаписью процесса покупки.

Кассовый (товарный) чек является надлежащим документом, на основании которого покупатель может подтвердить факт продажи ему товара, приобретенного по договору розничной купли-продажи и по правилам статьи 493 Гражданского кодекса Российской Федерации.

С учетом указанных выше обстоятельств, суд приходит к выводу о том, что представленные в материалы дела товарный чек содержит необходимые реквизиты, в том числе, идентификационные данные, совпадающие с идентификационными данными ответчика, стоимость и дату покупки, отвечают требованиям статей 67 и 68 Арбитражного процессуального кодекса РФ, следовательно, являются достаточными доказательствами заключения договора розничной купли-продажи между ответчиком и представителем истца.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 13 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2007 года № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы. Вопрос о сходстве до степени смешения изображений, применяемых на товарах истца и ответчика, может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя и специальных знаний не требует.

В соответствии с пунктом 5.2 Методических рекомендаций по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство, утвержденных приказом Роспатента от 31 декабря 2009 года № 197 (далее - Методические рекомендации), сходство изобразительных и объемных обозначений определяется на основании следующих признаков: внешняя форма; наличие или отсутствие симметрии; смысловое значение; вид и характер изображений (натуралистическое, стилизованное, карикатурное и т.д.); сочетание цветов и тонов.

Перечисленные признаки могут учитываться как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Согласно пункту 5.2.1 Методических рекомендаций при определении сходства изобразительных и объемных обозначений наиболее важным является первое впечатление, получаемое при их сравнении. Именно оно наиболее близко к восприятию товарных знаков потребителями, которые уже приобретали такой товар. Поэтому, если при первом впечатлении сравниваемые обозначения представляются сходными, а последующий анализ выявит отличие обозначений за счет расхождения отдельных элементов, то при оценке сходства обозначений целесообразно руководствоваться первым впечатлением. Поскольку зрительное восприятие отдельного зрительного объекта начинается с его внешнего контура, то именно он запоминается в первую очередь. Поэтому оценку сходства обозначений целесообразно основывать на сходстве их внешней формы, не принимая во внимание незначительное расхождение во внутренних деталях обозначений (пункт 5.2.2 Методических рекомендаций).

При визуальном сравнении внешнего вида изображений на упаковке и реализованного ответчиком товара с товарными знаками истца, зарегистрированными по свидетельствам: № 505856 «Маша»,  № 505857 («Медведь»), № 580183 «Волк», № 576423 «Медведица», № 502630 надпись «MASHAANDTHEBEAR», судом установлено визуальное сходство реализованного ответчиком товара и изображений на его упаковке с товарными знаками истца.

С учетом указанных обстоятельств суд считает, что представленными в материалы дела доказательствами (товарный чек, видеозапись процесса покупки спорного товара, приобщенный к делу товар) подтверждается факт реализации ответчиком товара с использованием изображений, имеющих сходство до степени смешения с товарными знаками: № 505856 «Маша»,  № 505857 («Медведь»), № 580183 «Волк», № 576423 «Медведица», № 502630 надпись «MASHAANDTHEBEAR», правообладателем которых является истец.

При этом товар, реализованный ответчиком, не вводился в гражданский оборот истцом и (или) третьими лицами с согласия истца. Доказательств обратного ответчиком не представлено.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу о том, что ответчиком нарушены исключительные права на товарные знаки: № 505856 («Маша»),  № 505857 («Медведь»), № 580183 («Волк»), № 576423 («Медведица»), № 502630 (надпись «MASHAANDTHEBEAR»).

Факт исчерпания исключительного права на товарный знак в силу введения товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации самим правообладателем либо с его согласия иным лицом относится к бремени доказывания лица, которое ссылается на такой факт (в рассматриваемой ситуации - ответчика). Соответствующих доказательств ИП Фаттулаевой И.Г. в материалы дела не представлено.

Согласно абзацу 3 пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Таким образом, приобретая товар в целях осуществления предпринимательской деятельности должен был проявить  должную осмотрительность при приобретении спорного товара, убедившись в добросовестности контрагента, поскольку в силу положений статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации именно на ответчика возлагаться риски последствий, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности в случае нарушения принадлежащего истцу права на товарные знаки.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1252, статьей 1301 и пунктом 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, при нарушении исключительных прав на товарный знак правообладатель вправе вместо возмещения убытков вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда, при этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

В пункте 43.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что, рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования.

При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем 2 статьи 1301, абзацем 2 статьи 1311, подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.

В настоящем деле, компания-правообладатель просит взыскать с предпринимателя - правонарушителя 50 000 рублей компенсации за пять фактов нарушения исключительных прав (по 10 000 рублей за каждый из пяти фактов нарушения исключительных прав).

С учетом конкретных обстоятельств настоящего дела, а также применяя принципы разумности и справедливости, при установлении факта совершения ответчиком правонарушения, содержащего три случая неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации компании, а также то, что истцом предъявлена к взысканию минимальная сумма компенсации, определенная способом, предусмотренным пунктом 1 статьи 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд  считает соразмерной допущенному нарушению денежную компенсацию в сумме 50 000 рублей.

При этом суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе. Сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказать необходимость применения судом такой меры. Снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, с учетом требований разумности и справедливости, должно быть мотивировано судом и подтверждено соответствующими доказательствами.

Данная правовая позиция сформулирована в пункте 21 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12.07.2017, определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации № 305-ЭС16-13233 от 21.04.2017, № 308-ЭС17-3085 от 12.07.2017, № 308-ЭС17-2988 от 12.07.2017, № 308-ЭС17-3088 от 12.07.2017, № 308-ЭС17-4299 от 12.07.2017.

Обращаясь в суд, истец заявил исковые требования о взыскании компенсации за нарушения ответчиком исключительных прав истца в минимальном размере, установленном законом.

Ответчик заявил о снижении размера подлежащей взысканию суммы компенсации до минимального предела.

 В обоснование заявленного ходатайства о снижении размера компенсации ответчиком представлена в материалы дела справку УПФ РФ (ГУ) в г.Братске и Братском районе Иркутской области от 17.09.2018, согласно которой Фатуллаева И.Г. с 18.02.2011 назначена страховая пенсия по старости бессрочно.

Определением от 30 октября 2018 года судом предлагалось ответчику документально обосновать ходатайство о снижении размера компенсации (сведения о величине иных, помимо пенсии, источников дохода, в том числе с учетом осуществляемой ответчиком предпринимательской деятельности); указанное определение ответчиком не исполнено.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что, заявляя ходатайство о снижении размера компенсации, ответчик документально не подтвердил наличие смягчающих обстоятельств, а также то, что доход от предпринимательской деятельности является незначительным. Представленная ответчиком справка о назначении страховой пенсии сама по себе не может служить доказательством, свидетельствующим о наличии оснований для снижения размера компенсации, при том, что ответчик ведет предпринимательскую деятельность, но не представил суду никаких доказательств в подтверждение невысокого дохода от нее, либо значительных расходов (на оплату аренды, на содержание иждивенцев, оплату лечения и т.п.).Откладывая судебное разбирательство для предоставления ответчиком дополнительных доказательств в обоснование заявленного ходатайства, суд предоставил ответчику возможность обосновать заявленное им ходатайство, однако ответчик каких-либо дополнительных доказательств и пояснений не представил.

Более того, ИП Фатуллаева И.Г., заявляя ходатайство о снижении размера компенсации не доказала, что ею предпринимались все необходимые меры, проявлялась разумная осмотрительность с тем, чтобы избежать нарушения принадлежащего истцу права на товарные знаки. Не представлено сведений и доказательств о прекращении ответчиком торговли контрафактным товаром.

С учетом изложенного у суда отсутствуют правовые основания для удовлетворения заявленного ответчиком ходатайства о снижении размера компенсации.

В соответствии с частями 1 и 3 статьи 8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе равноправия сторон. Арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон.

Статьей 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определено, что судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства. Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела.

В связи с изложенным суд, руководствуясь принципами равноправия сторон и состязательности при определении размера подлежащей взысканию компенсации, не находит оснований для снижения   заявленных исковых требований ниже минимального предела, установленного законом.

В соответствии с пунктом 3.1 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что судопроизводство в арбитражных судах осуществляется на основе состязательности (статья 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), суд полагает, что заявленные исковые требования подлежат удовлетворению в размере 50 000 рублей за нарушение исключительных прав истца на товарный знак по свидетельствам: № 505856 («Маша»),  № 505857 («Медведь»), № 580183 («Волк»), № 576423 («Медведица»), № 502630 (надпись «MASHAANDTHEBEAR») по 10 000 рублей за каждый случай нарушения.

На основании изложенного, оценив представленные в дело доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), суд приходит к выводу о том, что исковые требования ООО «МАША И МЕДВЕДЬ » о взыскании с ИП ФАТУЛЛАЕВОЙ И.Г. в сумме 50 000 рублей, составляющей компенсацию за нарушение исключительных прав на товарный знак № № 505856 («Маша») в сумме 10 000 рублей, составляющей компенсацию за нарушение исключительных прав на товарный знак № 505857  («Медведь») в сумме 10 000 рублей, составляющей компенсацию за нарушение исключительных прав на товарный знак № 580183 («Волк») в сумме 10 000 рублей, составляющей компенсацию за нарушение исключительных прав на товарный знак № 576423 («Медведица») в сумме 10 000 рублей, составляющей компенсацию за нарушение исключительных прав на товарный знак № 502630  (надпись «MASHAANDTHEBEAR») в сумме 10 000 рублей  подлежит удовлетворению в полном объеме.

Расходы по уплате государственной пошлины относятся на ответчика согласно положениям статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и взыскиваются в пользу истца.

Кроме того, истцом заявлено о взыскании с ответчика судебных издержек в размере стоимости товара - 180 рублей, расходов на оплату почтовых отправлений в сумме 182 рублей 20 копеек, расходов на получение выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (ЕГРИП) в отношении ответчика в сумме 200 рублей,  а всего – 562 рубля 20 копеек.

Согласно статье 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

К судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде,  в соответствии со статьей 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, специалистам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), расходы юридического лица на уведомление о корпоративном споре в случае, если федеральным законом предусмотрена обязанность такого уведомления, и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Положениями части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Согласно пункту 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации  от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» расходы, понесенные истцом в связи с собиранием доказательств до предъявления искового заявления в суд, также могут быть признаны судебными издержками, если несение таких расходов было необходимо для реализации права на обращение в суд и собранные до предъявления иска доказательства соответствуют требованиям относимости, допустимости.

Исходя из взаимосвязи статьи 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации  с положениями статей 64, 65 Кодекса, за счет проигравшей стороны могут подлежать возмещению и расходы, связанные с получением в установленном порядке сведений о фактах, представляемых в арбитражный суд лицами, участвующими в деле, для подтверждения обстоятельств, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений (данная правовая позиция выражена в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 25.09.2014 № 2186-О, от 04.10.2012 № 1851-О).

Предметом иска является взыскание компенсации за нарушение исключительных прав. В предмет доказывания по делу входит, в том числе, установление факта реализации товара, содержащего обозначения, сходные до степени смешения с товарным знаком, в отношении которого истец имеет приоритет, в отсутствие согласия истца.

Факт возникновения у истца связанных с рассмотрением настоящего дела расходов на приобретение товара, обусловленных необходимостью предоставления вещественных доказательств, подтверждается представленными в материала дела товарным чеком от 08.06.2017 на сумму 180 рублей.

В связи с изложенным, расходы на приобретение представленного в материалы дела доказательства в размере 180 рублей отвечают установленным статьей 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации критериям судебных издержек, и заявление истца об их возмещении подлежит удовлетворению.

В случаях, когда законом либо договором предусмотрен претензионный или иной обязательный досудебный порядок урегулирования спора, расходы, вызванные соблюдением такого порядка, признаются судебными издержками и подлежат возмещению исходя из того, что у истца отсутствовала возможность реализовать право на обращение в суд без несения таких издержек (пункт 4 Постановления Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1).

Факт возникновения у истца связанных с рассмотрением настоящего дела расходов, обусловленных необходимостью выполнения требований процессуальных норм, подтвержден представленной в дело почтовой квитанцией от 24.01.2018 на сумму 182 рубля 20 копеек.

При указанных обстоятельствах заявленные истцом судебные издержки в размере 182 рублей 20 копеек понесены в связи с рассмотрением настоящего дела (отправкой ответчику копий иска и приложенных к нему документов, претензии), подтверждены почтовой квитанцией и подлежат взысканию с ответчика в пользу истца.

Кроме того, истцом заявлено о взыскании с ответчика судебных издержек в сумме 200 рублей, возникших у истца в связи с уплатой государственной пошлины за получение выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей в отношении ответчика, подлежащей представлению в дело при подаче иска согласно требованиям пункта 9 части 1 статьи 126 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.05.2014 № 462 (ред. от 06.08.2015) «О размере платы за предоставление содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц и Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей сведений и документов и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации» установлен размер платы за предоставление сведений из ЕГРИП в отношении индивидуального предпринимателя – 200 рублей.

Согласно разъяснениям Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенным в абзаце 13 пункта 3 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 12 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации»(является действующим в редакции от 27.06.2017), расходы, понесенные лицом, участвующим в деле, в связи с получением им выписки из Единого государственного реестра юридических лиц или Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей, относятся к судебным издержкам (статья 106 АПК РФ) и подлежат распределению в составе судебных расходов (статьи 101 и 110 АПК РФ).

С учетом того, что представленной в  дело квитанцией от 30.11.2017 подтвержден факт возникновения у истца связанных с рассмотрением настоящего дела расходов в сумме 200 рублей на внесение платы за получение выписки из ЕГРИП в отношении ответчика, при том, что такие расходы обусловлены необходимостью соблюдения требований пункта 9 части 1 статьи 126 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, у суда имеются правовые основания для взыскания с ответчика в пользу истца судебных издержек в указанной сумме.

Суд приобщил в качестве вещественного доказательства по делу представленный истцом конструктор.

В связи с признанием судом вещественного доказательства по делу – конструктора - контрафактным товаром, возмещением истцу его стоимости, последний в силу пунктов 25 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» и пунктом 44 постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2006 № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» подлежит уничтожению после вступления решения суда в законную силу.

 Руководствуясь статьями 65, 71, 110, 167–170  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Р Е Ш И Л:

Иск удовлетворить.

Взыскать с ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ ФАТУЛЛАЕВОЙ ИЗОЛЬДЫ ГИВИЕВНЫ в пользу ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «МАША И МЕДВЕДЬ» компенсацию за нарушение исключительного права на товарные знаки в сумме 50 000 рублей; судебные расходы в сумме 2 562 рубля 20 копеек, в том числе: расходы по уплате государственной пошлины в размере 2 000 рублей,  судебные издержки в размере 562 рубля 20 копеек. 

Решение может быть обжаловано в Четвертый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия.

Судья                                                                                                Е.В. Серова